Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / № 1 2011

Смирнов М. М. Опыт системной урбанистической модели

№ 0421100131\0006
 
УДК 324

Smirnov M. M. Experience of System Urbanistic Model

Аннотация ◊ Мастер-план является новым для России жанром градостроительного документа. Автор рассматривает мастер-планы передовых городов мира как структурно-функциональные модели социально-политических систем. Такой подход позволяет вычленить и структурировать наиболее актуальные и востребованные тренды современной мировой урбанистики.

Ключевые слова: мастер-план, генеральный план, город, система, модель, структура, функции, урбанистика.

Abstract ◊ The master plan is a genre of city-planning document new to Russia. The author considers master plans of the advanced cities of the world as structurally functional models of politico-social systems. Such approach allows to isolate and structure the most actual and demanded trends of modern world urbanistics.

Keywords: master plan, general plan, city, system, model, structure, functions, urbanistics.


«Лужковгейт» — смена руководителя Москвы с беспрецедентно жесткими формулировками — возобновил с новой силой дискуссию вокруг Генерального плана развития Москвы. Официально принятый летом 2010 года Мосгордумой, Генплан Москвы, безусловно, является колоссальным и фундаментальным трудом большого коллектива уважаемых ученых. В то же время, не вызывает сомнения и тот факт, что критическая общественная полемика вокруг Генплана по своему размаху может сравниться разве что с дискуссией вокруг Химкинского леса. Слово «вокруг» здесь вполне уместно, поскольку, как справедливо замечают защитники Генплана, критика идет не столько по конкретным деталям трех книг и тысяч подробнейших схем Генплана, сколько в целом по Генплану и «по мотивам» Генплана. Может появиться вывод (и у авторов Генплана он уже появился) о том, что массовое недовольство вокруг Генплана есть результат проигрыша пиар-кампании по его продвижению и даже мощной компрометирующей информационной кампании. Однако, совершенно очевидно, что в период наиболее острой стадии продвижения Генплана, еще до его утверждения Мосгордумой, абсолютное большинство СМИ Москвы не просто поддерживало Генплан, а занималось его прямой пропагандой. Плюс поддержка всего административного ресурса города, плюс поддержка «партии власти» — регионального отделения «Единой России». Разве можно при такой поддержке объяснить только недостаточной пиар-кампанией негативную общественную реакцию на Генплан?

Президент России Д. А. Медведев поставил перед новым мэром Москвы С. С. Собяниным три основных задачи: решение социальных проблем в Москве, решение проблемы автомобильных пробок и борьбу с коррупцией в городе. Направлен ли на решение этих задач Генплан Москвы? Если по первому пункту еще можно находить положительные моменты, то по двум последним напрашивается однозначный отрицательный ответ. Так может быть нужен несколько другой по социально-политическим приоритетам документ? План для москвичей?

В международной практике последнее десятилетие широкую популярность получил альтернативный жанр документа — мастер-план развития города. Мастер-план и генплан — разные по своему юридическому статусу и по концепции документы. В определенной степени они могут быть взаимодополняемыми, могут существовать параллельно, но во взаимосвязи.

Мастер-план отличается от генерального плана как правило значительно большим временным отрезком планирования, меньшей детализацией, но при этом большей степью концептуализации. Мастер-план есть в большей степени методология реализации долгосрочной стратегии развития города, методология градостроения на данном географическом участке в данный период времени в данном геополитическом контексте. Можно сказать, что мастер-план в значительной степени больше философский и социально-политический документ, чем архитектурный и строительно-планировочный. И в этом его существенное отличие от генерального плана.

Мировая практика создания и применения мастер-планов обширна, но еще очень молода. В последние несколько лет создание мастер-планов стало модным трендом планировочной деятельности, поэтому при фундаментальном анализе зарубежного опыта надо учесть, что зачастую этим термином называют любой концептуальный градостроительный документ — от стратегии города до общего архитектурного плана нового кондоминимума. Однако, можно выделить действительно прогрессивные и инновационные мастер-планы ряда городов мира, предлагающие новую структурно-функциональную модель крупного муниципального образования.

План развития города — это модель. Модель того, каким должен быть город через определенный промежуток времени, модель того, каким его хотели бы видеть жители. В этом смысле эффективным представляется структурно-функциональный подход к моделированию, базирующийся на методологии системной и структурно-функциональной школ социально-политических исследований (Д. Истон, К. Дойч, Т. Парсонс, Г. Алмонд, С. Верба и др.)

С точки зрения структурно-функционального подхода в социальной модели (в данном случае модели города) важно выделить четыре основных блока функций.

Так, блок функций целеполагания охватывает идеологическую, управленческую (на уровне стратегического планирования), исследовательскую и политическую функции жизни города как социальной системы.

В продвинутых современных мастер-планах городов этому блоку функций соответствует пакет документов, описывающий стратегический вектор развития города. Этот пакет включает в себя:

  • декларацию об основных ценностях и приоритетах города, т. е. доктрину или манифест (1-й уровень целеполагания);
  • миссию города, т. е. документ, описывающий смысл существования и предназначение города, служащий символической и семантической основой консолидации всех социальных слоев и групп в единую социальную систему города (2-й уровень целеполагания);
  • видение будущего города, т. е. документ, описывающий тот образ, который жители хотят видеть через определенное время (3-й уровень целеполагания);
  • основные цели развития города на планируемый период (4-й уровень целеполагания).

Функции целеполагания, таким образом, придают смысл и задают направление развития города. Это другой подход, весьма отличный от традиционной для современной России советской градостроительной философии с ее ориентацией на ценности и категориальный аппарат плановой мобилизационной экономики (приоритетное развитие производства, удовлетворение все возрастающих потребностей трудящихся, функциональное зонирование города и т. д.)

К блоку функций адаптации относятся, прежде всего, экономические функции города как социальной системы. В современных мастер-планах городов этому блоку соответствует ставка на развитие так называемой «новой экономики» — т. е. на новейшие информационно-коммуникационные технологии, энергосберегающие производства, инновации, бизнес-стартапы.

Функции интеграции — это инженерная, энергетическая, коммунальная, транспортная и телекоммуникационная инфраструктура. В современных мастер-планах этому блоку функций соответствуют, например, новые интерпретации транспортной функции города как социальной системы. Ведь для успешного осуществления транспортной функции не нужны такие характеристики как чрезмерная мощность автомобилей или их чрезмерное количество. Важнее другие показатели и категории: новые формы транспорта, связность городских объектов и подсистем, прозрачность и проницаемость города. Важнейшей функцией интеграции оказывается и функция противодействия коррупции, вредящей городу как социальной системе.

К блоку функции поддержки моделей поведения — относятся сферы образования, культуры, искусства, развлечений и т. д. Как и в любой социальной системе, в системе города этот блок функций не столь заметен, но с некоторым временным лагом оказывает фундаментальное влияние на всю систему. В современных концепциях развития городов этому блоку функций соответствует новая городская культура и новые морально-этические ценности жизни. К этим функциям относится очень широкий спектр процессов — от формирования постиндустриальной «зеленой» городской этики до развития искусства и городской молодежной субкультуры.

Если взглянуть с позиций структурно-функционального моделирования на новейшие мастер-планы выдающихся зарубежных городов, можно обнаружить ряд устойчиво повторяющихся трендов, которые, соответственно, возможно структурировать в рамках перечисленных четырех блоков функций.

Так, мастер-план Сингапура четко и эмоционально емко описывает идеологию и стратегию города: “Great city to live, work and play in” («Великий город для жизни, работы, развития и развлечения»). Миссия Сингапура конкретизирует это видение: “An intelligent nation, a global city, powered by infocom” («Интеллигентный, образованный народ, глобальный мировой город, движимые новейшими информационно-коммуникационными технологиями»)[1]. Отметим, что в этих простых словах очень конкретно описаны смысл существования и место Сингапура в геополитическом и гео-экономическом контекстах. Миссия города проста и доступна для понимания любому его жителю. При этом она придает смысл и вектор человеческим жизненным стремлениям, служит основой для самоидентификации и интеграции. На вечный вопрос саморефлексии «Кто я?» житель Сингапура может ответить: «Я — житель самого передового и высокотехнологичного города Земли, города для людей, жизни, хай-тек бизнеса и образования. И я — часть всего этого!» Соответственно, аналогично строится ответ и на вопрос «Кто мы?». Осознание того, что «мы — это великий мировой город для жизни, работы и развития» образует понятную интеграционную матрицу устойчивых лояльных связей каждого из членов данного социума со всем социумом как системой.

Далее, блок функций целеполагания конкретизируется через цели. Говоря о целях мастер-плана Сингапура мы будем использовать оригинальный термин «Инфоком» (Infocom), который ранее мы перевели как «новейшие информационно-коммуникационные технологии». На самом деле это термин несколько шире и является вообще ключевым специфичным понятием всех четырех блоков функций Сингапура как социальной системы, ключевым понятием мастер-плана этого мегаполиса. Итак, вот четыре основных цели мастер-плана Сингапура:

  • Создать суперскоростные, интеллектуальные и надежные инфраструктуры для развития Инфокома.
  • Развивать промышленность, конкурентноспособную на мировом уровне за счет информационно-коммуникационных новейших технологий.
  • Формировать, воспитывать и развивать человеческие ресурсы для Инфокома.
  • Изменять ключевые сектора экономики в направлении инновационного внедрения Инфокома с помощью государственных (правительственных) и общественных механизмов.

Теперь возьмем концепцию другого мегаполиса. Поистине амбициозную задачу призван решить мастер-план Пекина — ведь согласно этому документу к 2020 году в столице Поднебесной будут жить 18 миллионов человек. Миссия города, которую мы бы отнесли к блоку функций целеполагания, сформулирована в 3 основных пунктах[2]:

  • Пекин — это город мировой метрополии (City of World Metropoly). С одной стороны, это означает четкий приоритет на космополитичность и открытость миру, комфортные условия для гостей, инвестиций, делового, научно-технического и культурного сотрудничества. С другой стороны, мировая метрополия — это не только крупнейший мировой центр и столица страны, это еще и столица «Китайского мира», центр притяжения и самоидентификации для колоссальной, разбросанной по всей планете китайской диаспоры, для всех интересующихся Китаем, желающих сотрудничать или делать бизнес в новом мире новой мировой фабрики. Это очень мощный геополитический долгосрочный задел и китайцы весьма мудро и дальновидно поставили его на первое место в формулировке миссии своей столицы.
  • Пекин — это национальная столица, центр развития исторического наследия и символ китайской государственности. Здесь китайцы продолжают традицию централизованности своего государства, четко включая это в миссию города-столицы. Открыто и конкретно провозглашаемый в миссии города государственнический идеологический стержень позволяет, в частности, объяснять и легитимизировать существенные ограничения в свободе передвижения и использования частного транспорта.
  • Пекин — это город людей и для людей. Это означает, что в рамках целеполагающего блока функций города как социальной системы провозглашаются и гуманитарные приоритеты. Не градостроительство ради градостроения, а развитие города для его жителей.

Мастер-план Пекина предполагает определенную «перезагрузку» общественного сознания города с потребительской на экологическую модель бытия. И это является важнейшей чертой целеполагательного блока функций города как социальной системы. Конечно, здесь надо учитывать особенности национального менталитета китайцев, влияние конфуцианской этики и специфического коммунистического политического режима. Но, делая поправку на эти особенности, нельзя не видеть, что Пекин идет в рамках (а может быть и в авангарде) мирового тренда на гармонию с окружающей средой, развитие личности, креатива и высоких технологий. Термины intelligent economy (умная, интеллигентная экономика) и green economy («зеленая», экологичная экономика) являются ключевыми понятиями пекинского мастер-плана. Кстати, к 2020 году данный мастер-план предусматривает увеличение территорий зеленых насаждений в Пекине с нынешних 44% до 48% от общей площади города (для сравнения, в Москве этот показатель составляет около 32% и по Генплану практически не изменится, что расценивается как большое достижение).

Важнейшее внимание мастер-план Пекина уделяет вопросам транспортно-коммуникационной связности города, или тому, что мы называем интеграционным блоком функций. Так, дальнейшее бурное развитие города структурировано по двум основным транспортным осям. При этом вначале проектируются и строятся дороги, парковки, инженерная, коммунальная и телекоммуникационная инфраструктуры, а лишь затем — жилищные, офисные и торгово-развлекательные площади. В рамках этого направления пекинский мастер-план, например, предусматривает существенное перераспределение пассажиропотока за счет ввода в строй 570-ти километров путей новых скоростных электричек.

Большой интерес представляют концепции японских городов. Так, мастер-план Киото[3] описывает миссию города как «центр для свободного сотрудничества и взаимодействия мировых культур», что вообще-то довольно инновационно для традиционно японоцентричной древней столицы страны Ямато. Данный мастер-план, описывая блок функций целеполагания, выделяет три основных цели:

  • «Жизнь в гармонии и мире». Это означает город, где все, независимо от возраста, спортивной подготовки, стажа оседлости и места жительства, могут вести активный образ жизни. Это означает создание и развитие атмосферы взаимопомощи, неравнодушия и безопасности («город, который поддерживает всех и поддерживаемый всеми» — этакий ремейк старого принципа «один за всех и все за одного»), когда каждый горожанин живет с миром и гармонией в душе и сердце, в мире и гармонии с окружающей средой.
  • «Процветающий город». Это город, полный очарования, начиная от сохраненных исторических видовых панорам улиц и двориков до расчета необходимого количества районных инструкторов традиционных техник по оздоровлению и увеличению продолжительности жизни. Это город, полный жизни, с приоритетным вниманием развитию новых (прежде всего — высокотехнологичных) форм малого бизнеса, бизнес-стартапам, молодежным инновационным центрам. Соответственно, инфраструктура города должна быть ориентирована на эти цели: полный Интернет-охват города, приоритет экологическому транспорту и т. д.
  • «Доверие между горожанами». Это означает одновременно безопасность, неравнодушность, взаимопомощь и гражданскую политическую культуру активного участия в муниципальной жизни. Это означает вовлечение, интегрирование горожан в жизнь единого организма и максимальное использование их свободного, творческого потенциала.

Таким образом, на примере передовых мастер-планов крупнейших городов можно отследить современные идеи, концепции и понятия, определяющие современный урбанистический дискурс. В отношении блока функций целеполагания это характеризуется ориентацией на экологичность, гармонию с окружающей средой (в широком смысле этого слова) на человечность и, можно сказать, душевность города.

В отношении блока функций интеграции современные мастер-планы являются документами, нацеленными на отказ от жесткого функционального зонирования (на промышленные и спальные районы), на большую прозрачность, проницаемость и связность городских территорий, на универсальное, смешанное и ориентированное на человека назначение районов города. Эти идеи проходят красной нитью в мастер-планах не только Сингапура, Пекина и Киото. Видение мастер-плана Балтимора[4] — “Live Earn Play Learn” («Живи, зарабатывай, отдыхай, учись») — почти дословно повторяет слоган Сингапура. Вообще, концепция “live, work, play” уже стала нарицательной в мировом урбанистическом дискурсе и означает, в широком смысле, такой город, в котором большей части населения не надо ездить через весь город (на работу, учебу и т. д.) два и более раза в день. Не в этом ли заключается один из механизмов решения проблемы пробок?

Блок функций адаптации в современных мастер-планах завязан на таких ключевых понятиях как инновационная экономика, хай-тек и инфоком-бизнес с соответствующей инфраструктурой, энергосбережение и альтернативная энергия, экологичный бизнес, стартапы и т. д. Очевидно, что такие адаптационные функции сильно отличаются от адаптационных функций города периода «приоритетного развития производства средств производства над производством товаров потребления». А ведь генпланы почти всех российских городов остаются в рамках понятий и концепций того периода.

То же самое относится и к блоку функций поддержки моделей поведения. Продвинутые зарубежные мастер-планы закладывают программу постепенного формирования новых горожан через воспитание, образование, культуру и искусство. Эти вопросы не оторваны друг от друга и не брошены на произвол судьбы («ваши дети — вы их и воспитывайте»). Нет, они сформулированы в целях и конкретизированы в задачах развития соответствующего города. Ценности экологичности, взаимопомощи, инновационности и патриотизма, а не интересы отдельных приближенных к власти землевладельцев формируют образ будущего продвинутых городов.

В России мастер-план приняла Пермь. Этот опыт имеет как позитивные, так и негативные стороны. С одной стороны, впервые в нашей стране для стратегического планирования крупного города использована современная форма документа, привлечены известные западные специалисты, учтены новейшие международные градостроительные тенденции, методы и технологии. С другой стороны, пермский мастер-план вызвал целый фронт споров и протестов со стороны архитектурного сообщества и землевладельцев города. Первых особенно возмущала сумма контракта, целиком ушедшая голландскому проектировочному бюро, а вторых — утрата рычагов лоббирования собственных интересов при планировании землепользования в городе.

Зарубежный опыт новых подходов к стратегическому планированию развития городов может и должен быть учтен и использован в России, в частности, в планировании развития Москвы. Именно новая форма документа, ориентированная на людей, на развитие человеческих ресурсов, может совершенно по-новому подать и колоссальный материал существующего Генплана. Опыт продвинутых зарубежных мастер-планов, а так же опыт мастер-плана Перми показали, что во внедрении новой формы градостроительного плана, необходимо учитывать следующее:

Во-первых, любые действительно масштабные новые начинания, такие как концепция развития или мастер-план города нуждаются в тщательной пропаганде и разъяснении. Иначе, несмотря на их прогрессивность и качественность, против них ополчатся все — так и произошло в Перми. Важнейшая социальная функция мастер-плана как раз заключается в интеграции жителей города вокруг общих морально-этических ценностей и общего видения будущего своего города.

Во-вторых, в любом городе есть творческие, активные люди. На этих местных людей необходимо опираться в таких проектах как мастер-план города. Они лучше знают местные нюансы и обеспечат привязку к «земле».

В-третьих, концепция развития города и мастер-план это всегда политический проект. Он наступает на интересы крупных экономических сил, но и дает мощный импульс развития новым прогрессивным экономическим формам, а также целым социальным слоям. И такой проект должен объединять силы города, региона и Федерации. Тогда такой проект становится лицом и региона, и регионального лидера. Для этого нужны очень неравнодушные люди, готовые рисковать, если хотите, своей должностью ради долгосрочных интересов города и его жителей. Эти три особенности, наряду с передовыми мировыми достижениями в градостроении, должны стать основой новой философии и идеологии развития российских городов. И мастер-план может стать адекватным жанром структурно-функциональной модели такого развития.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

[1] Мастер-план Сингапура: http://www.ura.gov.sg/MP2008/, http://www.ida.gov.sg/About%20us/20100611163838.aspx, http://www.designboom.com/weblog/cat/9/view/8339/woha-masterplan-for-singapore-2050.html

[2] Мастер-план Пекина: http://www.btmbeijing.com/contents/en/btm/2005-05/eco/masterplan

[3] Мастер-план Киото: http://www.city.kyoto.jp/koho/eng/plan/plan.html

[4] Мастер-план Балтимора: http://www.baltimorecity.gov/LinkClick.aspx?fileticket=iyRkd4cJhpg%3d&tabid=127


Смирнов Михаил Михайлович — кандидат философских наук, член Российской ассоциации политической науки, начальник отдела стратегического планирования и развития Научно-исследовательского центра Московского городского университета управления Правительства Москвы.

Smirnov Mikhail Mikhailovich — a Candidate of Science (philosophy), member of the Russian Association of Political Science, the chief of the Department for Strategic Planning and Development at the Research Center of the Moscow City Government University of Management.

E-mail: Mm-vol@ya.ru



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»