Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / 2008 / №10 2008 – Искусствоведение

Лукова Т. М. Композиция как эстетическая категория

УДК 7.01

Аннотация: В статье понятие «композиция» рассматривается с применением тезаурусного подхода.

Ключевые слова: композиция, эстетическая категория, тезаурусный подход.


Характеристика понятия «композиция» как эстетической категории предполагает рассмотрение его употребления в различных эстетических учениях. Но само это рассмотрение может быть проведено по-разному, в соответствии с тем или иным методологическим подходом. Так, сравнительно-исторический подход на первое место выдвигает описание изучаемого явления в контексте концепции культурных взаимодействий — «обмена идей», «заимствований»[1]. Совсем иначе будет сделан акцент, если применить системный метод, раскрывающий в явлениях инварианты, как на этом настаивал Л. А. Уайт[2]. Герменевтический подход выделяет в анализе проблему интерпретации понятий (у Г. Гадамера[3]) и символов (у П. Рикёра[4], выступая, в соответствии с его концепцией, арбитром в споре интерпретаций символов между психоанализом и структурализмом).

В основу данного исследования положен интенсивно развивающийся в последнее время тезаурусный подход[5]. Он также предписывает свою процедуру исследования. Предполагается, что в первую очередь необходимо изучить совокупность уже имеющихся, укоренившихся в культурном тезаурусе значений рассматриваемого концепта — понятия с дополнительными эмоциональными характеристиками — каковым, несомненно, является слово «композиция».

Понятие «композиция» (compositio, от compono — складываю, собираю, соединяю, приставляю, складываю) появляется в трудах Юлия Цезаря и Цицерона (I в. до н. э.), причем у Юлия Цезаря оно означает «прекращение спора, устранение разногласия, примирение» или «заключение договора», а у Цицерона — «составление, сочетание, связывание, сложение, соединение (элементов, частей)», «составление, работа над сочинением», «приведение в порядок, упорядочение, устройство», «сопоставление, противопоставление, выставление друг против друга (например, гладиаторов)», «построение сложного предложения». Вслед за этими авторами слово compositio использовали Сенека Старший, Колумелла, нередко придавая ему более прагматическое значение — «приготовление (например, мази)» у Сенеки, «складывание на хранение» у Колумеллы[6].

В новых европейских языках слово «композиция» утверждается в конце средневековья (например, во французском языке с XIII века[7]) в значении «действие или способ формирования различных элементов в единое целое», а несколькими веками позже увязывается с построением художественного произведения.

Иначе говоря, с момента своего возникновения слово «композиция» содержало в себе общее представление о неком связывании, сочетании элементов, но требовало продолжения («композиция чего-то»), которое соотносило его то с обыденной культурой (от заключения договоров и боев гладиаторов до составления лекарств и устроения складов), то, наоборот, с чем-то слишком абстрактным, как у средневековых схоластов, то с практической деятельностью по созданию художественного произведения, в сущности, нигде не выходя на уровень осмысления композиции как общеэстетической категории.

В современных европейских языках, куда слово «композиция» попало из средневековой латыни, оно, наряду с терминологическими значениями, имеет и другие.

Так, в английском языке «composition» значит 1) составление, построение, соединение; 2) сочинение (какого-либо произведения); 3) производство сложных слов; 4) набор (в полиграфии); 5) музыкальное, литературное, живописное и т. д. сочинение, произведение искусства; 6) школьное сочинение; 7) композиция (например, композиция картины, построение речи); 8) склад (ума); 9) состав, структура (например, состав команды, структура министерства); 10) состав (лекарства, воздуха, воды); 11) смесь, сплав; 12) соглашение о перемирии или прекращение военных действий; 13) компромиссное соглашение должника с кредитором; а сочетаниях: composition classes — занятия по письменной практике (языку и стилю), composition book — тетрадь, composition material — пластмасса[8].

Во французском языке «composition» — 1) составление, сложение; 2) сочинение (художественное произведение); 3) контрольная работа, сочинение (школьное); 4) состав (например, социальный); 5) состав, смесь; 6) композиция, компоновка (в различных видах искусства); 7) соглашение, сделка (с оттенком сговорчивости, миролюбия, это значение выходит из употребления); 8) набор (в полиграфии); 9) композиция, свертка (в математике)[9].

В немецком языке значений меньше: слово «Komposition» значит 1) композиция; 2) словосложение[10].

В русском языке слово «композиция» понимается как 1) строение, расположение и соотношение составных частей произведений литературы, искусства; 2) произведение (музыки, живописи и т. д.), имеющее определенное построение, единство; 3) объединенное темой, сюжетом сочетание литературных, музыкальных и т. п. произведений или их частей; 4) в области искусства — теория составления музыкальных произведений и построения произведений изобразительного искусства; 5) сочинение музыкального произведения (устар.); 6) сплав из различ­ных металлов[11].

Можно сделать некоторые выводы из сопоставления значений слова «композиция» в европейских языках:

1) в новых европейских языках сохранились почти все особенности словоупотребления, обнаруженные в латыни;

2) только в русском языке слово «композиция» прежде всего соотносится с искусством, и только в русском языке в качестве отдельного значения выделена сфера теории искусства (применительно к музыке и изобразительному искусству);

3) ни в одном из рассмотренных словарей различных европейских языков «композиция» не определяется как общеэстетическая категория.

Последнее не значит, что никто так не ставил вопроса. Например, в «Кратком словаре по эстетике» под редакцией М. Ф. Овсянникова, адресованном учителям средних школ (иначе говоря, выделяющем лишь общепризнанные сведения), композиция определяется как «способ построения художественного произведения, принцип связи однотипных и разнородных компонентов и частей, согласованных между собой»[12], соотносится с такими категориями, как «художественная форма», «эстетическое восприятие», «канон», противопоставляется категории «архитектоника» (взаимосвязь компонентов содержания, в противовес композиции как совокупности принципов построения формы; или как общая форма строения и взаимосвязь крупных частей в противовес композиции как взаимосвязи более дробных элементов), противопоставляется также (в теории архитектуры) категории «конструкция» (единство материальных компонентов формы, достигнутое посредством выявления их функций, в противовес композиции как художественного завершения и акцентировки конструктивно-функциональных устремлений с учетом особенностей визуального восприятия и художественной выразительности, декоративности и целостности формы)[13]. Проведено также разграничение композиции и структуры художественного произведения (как устойчивого, повторяющегося принципа, композиционной нормы, воплощенной в роде, жанре, стиле и направлении в искусстве[14]): в отличие от структуры, композиция — «единство, сращение и борьба нормативно-типологических и индивидуально-неповторимых тенденций в построении художественного произведения»[15].

Эти ценные замечания позволяют сделать заключение о том, что не только существует представление о композиции как об эстетической категории, но и в эстетике достаточно разработан ряд принципиальных положений теории композиции. Одновременно обнаруживается парадокс: если уже много веков существуют локальные теории композиции — в ораторском искусстве (начиная с Цицерона), музыке (например, «Золотой труд о музыке» М. Шанпехера, трактаты Дж. Царлино, Ж. Ф. Рамо, учебник Х. Римана и др.[16]), архитектуре (Витрувий, Палладио и др. вплоть до учения Корбюзье о модулоре и других новейших теорий[17]), в живописи[18], театре[19], литературе[20], в рассмотрении книги как художественного предмета[21] и т. д., — то общая теория композиции в рамках эстетики была и остается в тени.

Чем это можно объяснить? Понятие композиции как, может быть, слишком технологичное, было оттеснено такими эстетическими категориями, как «прекрасное», «возвышенное», «гармония», «вкус» и проч.

Понятие «композиция» (хотя в других терминах) вышло на передний план в эстетической теории предромантика Эдмунда Бёрка, изложенной в трактате «Фи­лософское исследование о происхождении наших идей возвышенного и прекрасного» (1757). «Бёрк решительно отвергает классицистические определения объективных признаков красоты: пропорцию, целесообразность, совершенство, поскольку оценить их можно лишь при участии разума, а красота должна восприниматься непосредственно чувствами»[22]. На первое место он ставит категорию «возвышенного», а она предполагает рассмотрение вопросов композиции как соотношения элементов разной величины. Это приводит к обращению к вопросам композиционных соотношений (разделы «Пропорциональность частей не является причиной Красоты в растениях», «Пропорциональ­ность частей не является причиной Красоты у животных», «Пропорцио­нальность частей не является причиной Красоты у людей» и т. д.), форм и пластических свойств Прекрасного (разделы «Красивые предметы неве­лики», «Гладкость», «Постепенные переходы»)[23]. Но не случайно в перечне терминов, которыми воспользовался Э. Бёрк[24], есть такие, как Infinity — бесконечность, Sublime — возвышенное, Vastness — огромность, но нет понятия «композиция», перекликающегося с классицистической «пропорциональностью». Именно пропорциональность утрачивается в Возвышенном. И Бёрк акцентирует свой анализ не на соотношениях, которые в этом случае растворяются в Infinity, Sublime, Vastness, а на чувствах, порождаемых несоразмерностью, — изумлении (Astonishment), страхе, боязни (Fear), ужасе (Horror, Terror).

И. Кант в «Критике способности суждения» (1790) назвал Э. Бёрка «самым значительным исследователем» в эмпирическом рассмотрении возвышенного и прекрасного[25]. Но критика взглядов Бёрка увела Канта в направлении выяснения природы чувств, вызываемых возвышенным и прекрасным, проблемы же композиции опять остались в тени. Если с этой точки зрения рассмотреть весь труд И. Канта, станет очевидным, что центральная категория, которую он проясняет, — эстетический вкус, задача философа — «развить и обосновать субъективный принцип вкуса как априорный принцип способности суждения»[26].

Кант не акцентировал достижения Э. Бёрка — фактическую (хотя и не терминологическую) постановку вопроса о композиции как эстетической категории. Так как вся последующая история эстетики оказалась под огромным влиянием Канта, не столько, может быть, определившего ответы, сколько сформулировавшего вопросы этой философской дисциплины, вопрос композиции как не заинтересовавший немецкого философа, так и остался в тени.

Что же позволяет говорить о значимости этой категории для характеристики культуры? Прежде всего, то, что композиция — емкий термин для обозначения соотношений, появляющихся лишь в результате целенаправленной деятельности человека, он имеет отношение только к культуре и никак не соотносится с характеристикой природы. Невозможно употребить это слово в сочетаниях «композиция Солнечной системы», «композиция Гималаев», «композиция бассейна Амазонки», «композиция животных Африки». Если мы говорим «композиция цветов», «композиция камней», «композиция металлов», то и в этих случаях речь идет только о результате человеческой деятельности.

Постепенно в живой речи первоначальный акцент на действии, заложенном в отглагольном происхождении слова (составление, сочетание, соединение — от составляю, сочетаю, соединяю), был перенесен на результат (например, школьное сочинение, музыкальное произведение и т. д.). В искусствоведении произошло то же перенесение акцентов.

В итоге композиция в эстетической интерпретации может относиться только к некому уже имеющемуся качеству со скрытым, ушедшим в тень представлением о том, что это качество было получено в результате деятельности человека. И это уже имеющееся качество соотносится с понятием «произведение», т. е. некий объект искусства.

Искусство отображает действительность (в том числе и виртуальную — существующую во сне, в воображении, искусственно смоделированную). Но, по крайней мере, в одном отношении искусство принципиально отличается от этой отраженной действительности, так как существует, в отличие от нее, в форме произведений.

Собственно, произведение и определяется наличием композиции. Иначе говоря, произведение, в этом ключе, может в наиболее общем виде быть определено как то, что имеет композицию.

В свою очередь, композиция может быть в первоначальном виде определена как эстетическая категория, обозначающая систему средств, превращающих эстетический материал в художественное произведение.



[1] См., напр.: Веселовский А. Н. Историческая поэтика. Л.: ГИХЛ, 1940.

[2] См.: Осокин Ю. В. Системный подход в культурологии // Культурология. ХХ век: Энциклопедия: В 2 т. СПб.: Унив. книга; Алетейя, 1998. Т. 2. С. 213–215.

[3] См.: Гадамер Истина и метод: Основы философской герменевтики. М., 1988.

[4] См.: Рикер П. Конфликт интерпретаций: Очерки о герменевтике. М., 1995.

[5] См.: Гуманитарное знание: тенденции развития в XXI веке. В честь 70-летия Игоря Михайловича Ильинского / Под общ. ред. Вал. А. Лукова. М.: Изд-во Нац. ин-та бизнеса, 2006.

[6] Дворецкий И. Х. Латинско-русский словарь / 2-е изд., перераб. и доп. М.: Рус. яз., 1976. С. 219.

[7] Robert P. Dictionnaire alphabétique et analogique de la langue française (Le Petit Robert, t. 1). P.: SNL Le Robert, 1967. P. 316.

[8] Большой англо-русский словарь: В 2 т. / Под общ. рук. И. Р. Гальперина. М.: СЭ, 1972. Т. 1. С. 290.

[9] Гак В. Г., Ганшина К. А. Новый французско-русский словарь. М.: Рус. яз., 1993. С. 222.

[10] Михайлова И. А. Новый немецко-русский словарь. М.: Вече, 2001. С. 246.

[11] Современный толковый словарь русского языка. М.: Ридерз дайджест, 2004. С. 283.

[12] Краткий словарь по эстетике / Под ред. М. Ф. Овсянникова. М.: Просвещение, 1983. С. 75.

[13] Там же.

[14] Там же. С. 75–76.

[15] Там же. С. 76.

[16] См. также: Когоутек Ц. Техника композиции в музыке ХХ века / Пер. с чеш. М., 1976; Назайкинский Е. В. Логика музыкальной композиции. М., 1982; и др.

[17] См.: Композиция в современной архитектуре. М., 1973; Гидион Э. Пространство, время, архитектура / Пер. с нем., 2-е изд. М., 1975; и др.

[18] См.: Алпатов М. В. Композиция в живописи. М.; Л., 1940; Тарабукин Н. Смысловое значение диагональных композиций в живописи // Труды по знаковым системам. [Т.] VI: Сб. науч. статей в честь Михаила Михайловича Бахтина (к 75-летию со дня рождения) / Отв. ред. Ю. М. Лотман; Уч. зап. Тартуского гос. ун-та, вып. 306. Тарту: ТартГУ, 1973. С. 472–481; Волков Н. Н. Композиция в живописи. М., 1977; Kuhn R. Komposition und Rhythmus. B.; N. Y., 1980; и др.

[19] См., напр.: Сахновский-Панкеев В. Драма: Конфликт. Композиция. Сценическая жизнь. – Л.: Искусство, 1969.

[20] См.: Кожинов В. В. Сюжет, фабула, композиция //Теория литературы. Основные проблемы в историческом освещении. В 3х т. Т. 2. М.: Изд-во АН СССР, 1964. C. 408–485; Успенский Б. А. Поэтика композиции. СПб.: Наука, 2000; и др.

[21] См.: Гончарова Н. А. Композиция и архитектоника книги // Книга как художественный предмет: Ч. 2: Формат. Цвет. Конструкция. Композиция. М.: Книга, 1980. С. 291–394.

[22] Лекции по истории эстетики: Кн. 2. Л., 1974. С. 27.

[23] Бёрк Э. Философское исследование о происхождении наших идей возвышенного и прекрасного. М.: Искусство, 1979.

[24] См.: Мееровский Б. Список терминов // Бёрк Э. Указ. соч. С. 236–237.

[25] Кант И. Критика способности суждения. М.: Искусство, 1994. С. 148.

[26] Там же. С. 158.
Лукова Татьяна Михайловна — доктор философии (PhD), руководитель Редакционно-издательского отдела Гуманитарного института телевидения и радиовещания им. М. А. Литовчина, арт-директор благотворительного фонда «MISSIA», член Международного союза художников-графиков.


в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»