Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / 2008 / №2 – Педагогика. Психология

Косинова О. А. Востоковедческая и краеведческая подготовка в учебных заведениях российского зарубежья в Китае

УДК 37

Аннотация: Педагогами российского Зарубежья в Китае осуществлялась востоковедческая и краеведческая подготовка. Включению данного компонента в содержание образования (общего и профессионального) способствовали научные школы востоковедения, сложившиеся в Китае еще до 1917 г.

Ключевые слова: российское Зарубежье в Китае, научные школы, востоковедение, краеведение, содержание образования, общее среднее образование, высшее профессиональное образование, дополнительное образование.


Региональные особенности положения российской диаспоры на Дальнем Востоке, рынка труда диктовали специфику подготовки профессиональных и научных кадров учебными заведениями российского Зарубежья. За годы образовательной деятельности российских педагогов в Китае был накоплен определенный опыт востоковедческой и краеведческой подготовки подрастающих поколений.

Вместе с тем, в деятельности российских педагогов в Северной Маньчжурии до эмиграции присутствовала определенная специфика, происходящая от этнокультурных особенностей северо-восточного Китая. Стремление познакомиться с культурой народов Китая и познакомить с ней молодое поколение россиян оформилось в краеведческий и востоковедческий компоненты содержания среднего образования. Данную позицию наглядно иллюстрирует опыт педагогов харбинских коммерческих училищ; в предисловии к учебным программам училищ отмечалось: «Нахождение училищ в Китае налагало на педагогическую корпорацию училищ долг придать программам краеведческий характер» (Автономов, 1970: 49). На летнем съезде учителей начальных училищ КВЖД в 1909 году российские педагоги предлагали дополнить учебные программы начальных училищ курсами маньчжуроведения, востоковедения, китайского языка.

К решению задачи изучения местных культур подключилось российское научное сообщество. Например, среди задач Общества востоковедения в 1908 году присутствовала задача «содействовать сближению России с восточными странами и служить проводником русской культуры и производительности среди восточных народностей» (Харбинский архив. Фонд «Харбинский»: № 2 — 1. Д. 269. Л. 27).

Традиции краеведческо-востоковедческой специализации были усвоены и развиты учеными и педагогами российского Зарубежья. В период эмиграции научное сообщество также принимало деятельное участие в разработке краеведческо-ориентального компонента содержания образования, а также методическом обеспечении данной образовательной задачи. Для этого на северо-востоке Китая были созданы соответствующе условия. Работали: «Общество изучения Маньчжурского края» (далее — ОИМК), «Общество русских ориенталистов». При ОИМК работала Национальная организация русских исследователей имени Н. М. Пржевальского, имелось две библиотеки: научная (под руководством В. Ламанского) и экономическая (В. Я. Толмачев). Они осуществляли сбор научно-исследовательской литературы, ее закупку, а также обмен изданиями с зарубежными научно-исследовательскими центрами. Музей ОИМК был центром научно-исследовательской работы в крае.

В 1928 году был основан Музей ОИМК. Во главе археологического отдела стал историк и археолог В. В. Поносов. С этого времени началось систематическое изучение исторических памятников Маньчжурии. До 1945 года В. В. Поносов опубликовал на русском и английском языках свыше 30 работ, как результат своих ежегодных экспедиций не только по Маньчжурии, он и в Восточную Монголию. С начала 1930-х годов В. В. Поносов привлек к своей работе начинающих востоковедов. Из них создалось будущее ядро Национальной организации русских исследователей имени Н. М. Пржевальского, давшей музею археологов, историков и этнографов. Первые годы район их исследований ограничивался сравнительно небольшим радиусом, но позднее, по мере овладения азиатскими языками, они перенесли свои занятия в соседнюю Монголию, а отдельные исследователи прошли большие пространства Центральной Азии, главным образом в Синьцзяне (северо-запад Китая).

А. П. Хиониным и И. Г. Барановым в Харбине были основаны научные школы востоковедения. Старшее поколение востоковедов, окончившее Владивостокский институт восточных языков и учредившее в Харбине Общество русских ориенталистов, издало 55 томов «Вестника Азии». Последними трудами этого поколения были Русско-китайские и Китайско-русские словари, составленные профессором А. П. Хиониным (Ковалевский, 1971: 95–97).

Ученики А. П. Хионина и И.Г.Баранова были известны далеко за пределами Китая. Например, постоянным помощником В. В. Поносова был Лев Михайлович Яковлев (ум. в 1945 г.) — ученик И. Г. Баранова, переводчик, этнограф, археолог.

Краеведческая и востоковедческая специфика оказала влияние на содержание образования. Педагогами российского Зарубежья в Китае был разработан краеведческо-ориентальный компонент содержания образования. Предметы и дисциплины данного компонента были представлены на всех образовательных уровнях, включая дополнительное образование взрослых.

Относительно перспектив подготовки востоковедов высшей школой российского Зарубежья в Китае высказывались различные мнения. Декан Юридического факультета, профессор В. А. Рязановский отмечал, что в Харбине нет востоковедов, поэтому открытие вузов, готовящих по этой специальности, полностью ориентированных на нее — это обман учащихся. Можно говорить только о краеведческом уклоне, специализации, дополнительном образовании к основной профессии (Б.а., 1927: 343–344).

Другое мнение представил в своих работах П. Е. Ковалевский: «По условиям работы в полосе отчуждения КВЖД постоянно требовались кадры со специальным восточным образованием, и поэтому с начала текущего столетия, в Харбине и в главнейших городах Маньчжурии работали воспитанники Владивостокского института восточных языков. После же падения Временного Приморского правительства (октябрь 1922 г. — К.О.) в Харбин с последней волной беженцев, прибыли и те, кто до этого работал на Русском Дальнем Востоке. Все они сразу же нашли применение своих знаний в быстро развивающейся экономической и культурной жизни края. Существовавшее до этого в Харбине Общество русских ориенталистов объединило русских востоковедов и известия этого «Общества» — журнал «Вестник Азии», который дал возможность им опубликовать свои труды» (Ковалевский, 1971: 88).

Востоковедческое образование в северо-восточной части российского Зарубежья в Китае, прежде всего, было представлено деятельностью Института ориентальных и коммерческих наук. Идея данного вуза принадлежала синологу и монголисту, профессору А. П. Хионину. Позже им же была написана история Института.

В 1924 году Общество русских ориенталистов стало инициатором и учредителем Института. Группа в лице профессора М. П. Головачева, синологов Ф. Ф. Даниленко, Н. Р. Новикова, А. П. Хионина, П. В. Шкуркина, доцентов В. Д. Маракулина и К. П. Михайлова получила разрешение от китайских властей на открытие в Харбине Курсов ориентальных и коммерческих наук с программой вуза (Павловская, 2003: 66).

Первоначально в Институт было набрано десять человек, и с 19 февраля 1925 года начались занятия. Летом 1925 года учебное заведение обрело название Института ориентальных и коммерческих наук (далее — ИОКН). Институт формально таковым не считался, так как не был зарегистрирован в Министерстве народного просвещения Китая, поскольку во главе его не стояло лицо китайской национальности, как на Юридическом факультете, в Политехническом и Педагогическом институтах. Институт был частным (ГАХК. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 72. Л. 81).

Целью Института была подготовка экономистов-востоковедов для государственных и коммерческих учреждений. При этом, в учебных планах и программах Институт ориентировался не только на региональные структуры, но и на европейские коммерческие фирмы. Отмечая специфику содержания востоковедческого образования в ИОКН, выпускник Института И. Н. Пасынков писал в своих воспоминаниях: «…принимая во внимание специфику Китая, кроме подготовки профессиональной нужна была и особая подготовка, учитывающая особенности китайского торгового класса, их своеобразные обычаи, которые и иностранцы должны были соблюдать. Исходя из этих требований, в программе ИОКН были дисциплины по коммерческой работе банков, железных дорог, страховых обществ, муниципалитетов и частных фирм. Поэтому в программу Института были введены также географические и исторические предметы, преподавание которых в русских школах страдало чрезмерной краткостью и даже ошибками» (Пасынков, 2007: 9).

Целью Института была подготовка экономистов-востоковедов для государственных и коммерческих учреждений. При этом, в учебных планах и программах Институт ориентировался не только на региональные структуры, но и на европейские коммерческие фирмы. Подготовка проводилась на факультетах — ориентально-экономическом и коммерческом. Оба факультета были объединены в преподавании юридических дисциплин, а также истории стран тихоокеанского региона.

Управление вузом базировалось на принципах автономии и выборности. Оно было сосредоточено в трех органах: Правлении (7 человек), Дирекции — исполнительном органе, Академическом совете, который выбирал руководство, ведал учебным процессом. В 1925 году директором был назначен доцент В. Д. Маракулин (впоследствии — профессор). В марте 1927 года председателем Правления был избран П. В. Шкуркин, выбывший из Харбина в том же году, и его полномочия принял профессор М. П. Головачев (до 1934 года). После В. Д. Маракулина директором ИОКН был назначен профессор А. П. Хионин, который возглавлял Институт до его закрытия.

Во второй половине 1920-х годов, не удовлетворяясь общеобразовательной подготовкой абитуриентов, профессорско-преподавательский состав Института посчитал необходимым включить в учебные планы ряд общеобразовательных предметов, при этом сократив специальные дисциплины. Например, из числа обязательных предметов коммерческого факультета был исключен китайский язык, а также в 1928–1929 учебном году прекратилось преподавание некоторых «специфических» дисциплин (уголовного права, высших финансовых вычислений). При этом было введено преподавание японского языка (никакое другое учебное заведение в те годы его еще не преподавало).

В 1932 году была проведена реорганизация ИОКН, после которой он стал функционировать в составе только одного восточно-экономического факультета. После занятия Маньчжурии японцами в 1932 году ИОКН вошел в состав организованного 14 сентября 1934 года в Харбине Института имени Святого Владимира, заложив содержательную и организационную основы одного из факультетов — восточно-экономического (Ли Шу Хиао, 1998: 174).

Институту удалось сохранить спаянный педагогический коллектив ориенталистов и преподавателей коммерческо-правовых дисциплин. За период с 1924 по 1941 годы в обоих институтах было двадцать пять профессоров и лекторов (Пасынков, 2007: 10). Преподавателями были: В. Н. Флеров, Н. Н. Захарьин, М. П. Извеков, позднее — В. С. Фаворский, М. М. Осколков, Н. Г. Дориан, А. М. Смирнов, А. Я. Боголюбский и др., продолжавшие в дальнейшем преподавать на политехническом факультете Северо-Маньчжурского университета (Маркизов, 1998: 43–44). 5 мая 1938 года состоялось торжественное чествование декана Алексея Павловича Хионина по случаю 10-летия его деятельности на посту декана (Харбинский архив. Фонд «Русские материалы». Д. 441). Восточно-экономический факультет Института имени Св. Владимира издавал журнал «Восточник».

Востоковедческая подготовка была характерна также для Юридического факультета в Харбине. В юбилейной брошюре по случаю 15-летия вуза отмечалось: «Факультет стремиться при этом подготовить своих студентов к работе в том государстве, где они живут, и для этого отводит особо важное место изучению восточных языков и местного права» (Б.а., 1926: 309).

Практические потребности заставляли Факультет вводить в программу обучения усиленные часы экономических дисциплин — но этого оказалось недостаточно. Потребность в экономическом образовании в 1920 — 1930-е годы возрастала. Идя навстречу запросам абитуриентов, Юридический факультет на заседаниях 14 и 23 января 1925 года постановил открыть в своем составе наряду с основным — юридическим — и экономическое отделение в составе двух «циклов» — железнодорожно-коммерческого и восточно-экономического и утвердил учебный план нового отделения. Были введены следующие экономические дисциплины: история хозяйственного быта, история экономических учений, история и теория железнодорожных тарифов и др. Изменение содержания образования позволило Юридическому факультету стать одним из центров подготовки в Харбине востоковедческих кадров — специалистов по Китаю и Японии.

26 июля 1926 года Советом профессоров Юридического факультета было принято решение об открытии с 1926/ 1927 учебного года восточно-экономического (краевого) подотдела экономического отделения с двумя циклами: китаеведение (в составе 3 курсов) и японоведение (в составе 1 курса). Решением Совета профессоров этому предшествовала работа комиссии по вопросу о возможности открытия этого подотдела. Подотдел по китаеведению был открыт 1 апреля 1926 года, японоведения — позже. Ставился вопрос о приглашении экономистов из Советской России (имелись ввиду дальневосточные школы востоковедения) и Западной Европы для чтения лекций на новых отделениях(Харбинский архив. Фонд «Харбинский»: L 81 «Культура и здравоохранение». Д. 433. ЛЛ. 2, 3).

Краеведческая подготовка в Педагогическом институте была представлена изучением: китайского языка (преподаватели Ван Цзин-Лин, У Цзо-Пин); востоковедения, маньчжуроведение, историко-географическим обзором стран Дальнего Востока, курсом японоведения (преподаватель Л. Г. Ульяницкий). В Харбинском медицинском техникуме (позже — Высшей медицинской школе, кроме специальных медицинских дисциплин, обязательным был китайский язык, который преподавал П. В. Шкуркин.

ХОУ принадлежала инициатива открытия в 1922 году курсов китайского языка. Кроме этого языка на курсах изучались: востоковедение, география Востока, анализ иероглифов, китаеведение. Принимались все желающие. Занятия проводились с 8.00 до 9.00 каждый день (т. е., до начала занятий в школе). Было два преподавателя: русский — И. И. Петелин, и китайский (его имя в источнике не названо) (Вестник Маньчжурского педагогического общества, 1922: 26).

В 1924 году Правлением КВЖД были также организованы курсы китайского языка. По оценкам харбинцев, значительно увеличивавшие шансы на трудоустройство. На них бесплатно обучалась молодежь до 20 лет, а также служащие на КВЖД. Заведующим курсами был педагог-ориенталист И. С. Скурлатов (по другим источникам — профессор Г. В. Подставин) (ГА РФ. Ф.5785. Оп.2. Д. 45. Л. 6–10).

В программу входило востоковедение и «деловые» предметы; преподавали синологи: П. В. Шкуркин, Н. Г. Баранов, В. Н. Шаренберг, а также служащие КВЖД. Курсы имели большую популярность, было подано в два раза больше заявлений, чем предполагалось. Поэтому зимой были открыты дополнительные платные курсы (Пасынков, 2007: 8–9).

За годы педагогической деятельности высшей школы российского Зарубежья в Китае было подготовлено несколько поколений востоковедов. Развитию данного направления подготовки способствовали контакты с Восточным институтом во Владивостоке. Наличие российской системы образования способствовало вовлечению в решение педагогической задачи налаживания этнокультурного взаимодействия школ востоковедения. Крупные российские востоковеды: П. С. Тишенко, А. П. Хионин, П. В. Шкуркин и др., — не только передавали востоковедческие знания, но и опыт преподавания соответствующих дисциплин.

Школы востоковедения способствовали развитию научно-педагогической мысли; исследовались вопросы преподавания восточных языков, а также преподавания русского языка как иностранного. К примеру, коллективом педагогов под руководством С. Н. Усова было разработано «Руководство к изучению русского разговорного языка для китайцев». В 4-х частях (Харбин, 1925). Учебник базировался на использовании на основе так называемого «натурального метода», который означал изучение русского языка на основе сложившихся речевых форм.

Краеведческо-ориентальная подготовка была представлена на всех образовательных уровнях. В дошкольных образовательных учреждения включались элементы знаний о Китае, в некоторых (детский сад Н. Д. Тороповой, Христианского союза молодых людей) изучались основы разговорного китайского языка.

В учебные планы средних учебных заведений российского Зарубежья в Китае входили: китайский язык, японский язык, история и география Востока, маньчжуроведение. Краеведение было представлено работами известного сибиреведа И. И. Серебренникова. Он вспоминал: «в харбинской частной гимназии Я. А. Андерса мое «Сибиреведение» было временно принято как учебник по курсу географии в одном из старших классов» (Серебренников, 1940: 49–50).

Председатель Харбинского общественного управления, востоковед, преподаватель ИОКН П. С. Тишенко отмечал: «Будучи всегда очень близки к сложившимся условиям городской жизни городские школы не могли не откликаться на различные потребности местного населения. Возникновение частных гимназий и их относительный успех в обществе побудили муниципальные школьные сферы попытаться приспособить городские школы в смысле подготовки школьников к поступлению в средние и затем высшие учебные заведения. С этой целью в школьные программы вначале было введено преподавание обязательных английского и китайского языков и необязательно — немецкого. Вскоре выяснилось, что кратковременный курс начального училища не благоприятствует успешному преподаванию языков одновременно с добросовестным выполнением общеобразовательной программы. Ранее всех из программы исчез немецкий язык, потом английский и, наконец, китайский… Изучение китайского, как разговорного, так и письменного давалось очень трудно» (Тишенко, 1927: 81).

Во внеклассной и внеурочной деятельности практиковались экскурсии, создание музеев естествознания, истории края. Активную работу проводило в этом направлении ОИМК. Преподаватель харбинских коммерческих училищ, член ОИМК Б. В. Скворцов организовал систему воспитательной работы с детьми по краеведению. Она включала в себя экскурсии реке Сунгари, в питомник КВЖД, в ОИМК. Собранный во время экскурсий материал сохранялся в естественно-историческом музее училищ. Знания учащихся применялись ими при работах на школьном огороде, в оранжерее. Каждую осень при училищном огороде устраивалась сельскохозяйственная выставка, весной выводилась рассада овощей и цветов для раздачи и продажи, в апреле организовывались «дни древонасаждения». По инициативе преподавателя китайского языка и географии Востока в харбинском мужском коммерческом училище И. Г. Баранова организовывались экскурсии учащихся в китайские храмы, цехи кустарной промышленности, на базары и современные заводские предприятия.

Краеведческо-ориентальный компонент присутствовал в содержании общего среднего образования, высшего профессионального образования; на него в значительной степени ориентировались при определении содержания в системе дополнительного образования. В Северной Маньчжурии данная подготовка осуществлялась на базе дореволюционных научных школ краеведения и востоковедения; названные задачи в полной мере относятся именно к этому региону российского Зарубежья. Краеведческо-ориентальный компонент представлял собой новационное дополнение к содержанию образования российской зарубежной школы в Китае.


СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Автономов Н. П. Харбинские коммерческие училища. Сан-Франциско, 1970. № 10.

Вестник Маньчжурского педагогического общества. Харбин, 1922. № 6.

ГА РФ. Ф. 5785. Оп. 2. Д. 45. Л. 6–10.

ГАХК. Ф. 1128. Оп. 1. Д. 72. Л. 81.

Известия Юридического факультета. Т. 3. Харбин : Заря, 1926.

Известия Юридического факультета. Т. 4. Харбин : Заря, 1927.

Ковалевский П. Е. Зарубежная Россия: Доп. вып. Париж, 1971.

Ли Шу Хиао. Деятельность Харбинской православной епархии // Дальний Восток России — Северо-восток Китая — Северо-восток Китая: исторический опыт взаимодействия и перспективы сотрудничества. Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 60-летию Хабаровского края, 100-летию со дня строительства КВЖД и города Харбина. Хабаровск, 1998. С. 175–177.

Маркизов Л. П. Институт Св. Владимира и Политехнический в 1934–1938 гг. // Годы, люди, судьбы. История российской эмиграции в Китае : Материалы междунар. науч. конф., посвящ. 100-летию г. Харбина и КВЖД. Москва, 19–21 мая 1998 г. / Редкол.: В. И. Иванов и др. М. : ИРИ, 1998. С. 43–44.

Павловская М. А. История Общества русских ориенталистов (Харбин, 1909–1927 гг.) // Российские соотечественники в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Перспективы сотрудничества: Материалы третьей научной конференции / под ред. Е. Н. Чернолуцкой, Г. И. Каневской. Владивосток : Информационно-рекламное агентство «Комсомолка ДВ», 2003. С. 60–68.

Пасынков И. Н. Харбинский Восточно-экономический факультет Института имени Св. Владимира // Русская Атлантида. Челябинск. 2007. № 26. С. 8–20.

Серебренников И. И. Мои воспоминания. Т. 2: В эмиграции (1920–1940). Тяньцзинь : Наше знание, 1940.

Тишенко П. С. Начальное образование за 20 лет // Харбинский архив. Фонд «Русские материалы». № 73. Новости жизни. Харбин, 1927. С. 81.

Харбинский архив. Фонд «Русские материалы». Д. 441.

Харбинский архив. Фонд «Харбинский»: № 2 — 1. Д. 269. Л. 27.

Харбинский архив. Фонд «Харбинский»: L 81 «Культура и здравоохранение». Д. 433. ЛЛ. 2, 3.


Косинова Оксана Анатольевна — кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики и психологии высшей школы Московского гуманитарного университета. Тел.: 374-74-59.

E-mail: kosinova1967@rambler.ru



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»