Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / 2008 / №2 – Педагогика. Психология

Левичев О.Ф. Сопряженные нравственные понятия как средство развития этического мышления

УДК 37.02

Аннотация: Автором статьи дается определение феномену «сопряженных нравственных понятий» и рассматривается его роль в процессе развития этического мышления.

Ключевые слова: сопряженные нравственные понятия, этическое мышление.


Бездна между плохим и хорошим
человеком в тысячу раз меньше, чем между
хорошим и святым.

Конфуций


Под сопряженными нравственными понятиями мы понимаем понятия, которые сопряжены определенными признаками между собой, но различны по значению, по мотивационному обоснованию. Их нужно сравнить, указав на общее и различное и выявить тот сопрягающий признак, который соединяет эти понятия и позволя­ет им "переливаться" одного в другое.

Поясним слово сопряжение. В толковом словаре С. И. Ожегова находим, что «сопряженный» значит «взаимосвязанный». В техническом черчении со­пряжением называют плавный переход из одной линии в другую. Сле­довательно, выявить сопряжение – это найти плавный переход из од­ного понятия в другое, то есть взаимосвязь между понятиями.

Сопряженные нравственные понятия как средство педагогиче­ской актуализации развития этического мышления не рассматривались специалистами в области педагогики.

Так, А. И. Шемшурина в «Этических диалогах со старшекласс­никами» приводит примеры занятий, где объясняет понятия сочувствие, любовь и т. д. Беседы основываются лишь на разборе изречений мыс­лителей, которые вскрывали сущность данных понятий в форме алле­гории. На наш взгляд, это полезно, но не так продуктивно. Введение сопряженных нравственных понятий при разборе понятий в "этиче­ских диалогах" дало бы большую эффективность. Например, если мы к понятию сочувствие прибавим сопряженное нравственное понятие, а именно "понимание чужого горя" и сравним их, то можно увидеть эгоистическую основу сочувствия. И это не абсурд.

Предположим, что человек У сочувствует человеку X. Чтобы проявить сочувствие, У ставит себя на место Xи в своем воображении проигрывает то, что случилась с X. В сознании У возникают схожие эмоции, и он, в зависимости от силы и яркости своего воображения, сможет ощутить те переживания и страдания, что и X. У становится жаль себя в ситуации, в которую попал X, и он сочувствует ему, но, в действительности, он жалеет себя в образе X. "Понимание чужого го­ря" способствует лучше и глубже проникнуться чужой болью.

М. Л. Аплетаев в своем диссертационном исследовании "Фор­мирование нравственных понятий как условие осознания поведения старшими подростками" обращает внимание на то, что овладение структурой и содержанием нравственных понятий дает возможность подростку лучше и яснее представить себе способ и формы данного поведения. Мы с этим согласны, но как показывает опыт работы в об­разовательной практике, субъект, например, овладев содержанием по­нятия "остроумие" и представляя формы должного поведения, оскорбляет своими "шутками" одноклассников. То есть субъект не может определить ситуацию сопряженными нравственными понятиями, раз-решение которых на уровне здравого смысла неизбежно ведет к потере чувства меры одного из них. Например: остроумие при нарушении чувства меры переходит в издевательство. Исследователь не обратил внимания на данный феномен наличия сопряжения в нравственных понятиях.

Идея М. Н. Аплетаева структурирования нравственных понятий нашла применение в нашем исследовании

М. В. Кабатченко, исследуя вопрос "Воспитания нравственного сознания старших подростков в единстве с их поведением", столкнул­ся с проблемой, которую Е. В. Бондаревская выразила следующим об­разом: "Знание норм морали не превращается у учащихся в собствен­ные оценочные критерии, что является существенной "утечкой" зна­ний на этапе превращения их во внутренние побуждения (мотивы) действий, поступков старшеклассников.

Мы считаем, что "утечка" знаний происходит потому, что стар­шеклассники, встречая в своей жизнедеятельности сопряженные поня­тия, не могут разрешить коллизию в них, так как их этому никто и ни­когда не учил. Поэтому, попав в ситуацию, в которой имеют место сопряженные нравственные понятия, старшеклассники принимают решения спонтанно, интуитивно. М. В. Кабатченко в своих исследова­ниях не выделяет сопряженные нравственные понятия, и данная про­блема остается неразрешенной.

Ф. Кадол в своих исследованиях выявил, что 30% из 400 стар­шеклассников смешивают понятия честь и достоинство с другими нравственными понятиями. Многие из них ставили знак равенства "=" между понятиями достоинство и самолюбие. Старшеклассники гово­рят в своих ответах о том, что не могут различать понятия, сопряжен­ные между собой, и хотят научиться этому. Ф. Кадол не обратил вни­мания на данный феномен.

Б. Т. Лихачев в своей работе "Философия воспитания" вскрывает сущность понятий: честь, достоинство, любовь и т. д. Его методики раскрытия сущности данных понятий больше похожи на сентенции морализацию, так как не побуждают мысль человека искать и нахо­дить этические решения. Вот если бы он выделил сопряженные нрав­ственные понятия, а именно: честь – честолюбие, достоинство -высокомерие, любовь – страсть и т. д., то работа выглядела бы более интересной и познавательной.

Н. Е. Щуркова, исследуя систему воспитания нравственных от­ношений современных школьников, не выделяет сопряженные нравственные понятия, которые как раз и способствуют формированию нрав­ственных отношений между школьниками, так как являются сущно­стью этих отношений. Привитие школьникам совокупности норм по­ведения без умения и навыков этически мыслить, разрешать коллизии в этических ситуациях будет всего лишь приличием, формой без со­держания. Для развития высокого уровня культуры, нравственности в человеке одного приличия явно недостаточно. Поэтому современным школьникам необходимо умение разрешать коллизии в сопряженных нравственных понятиях. Тогда их отношения станут не соблюдением норм поведения, а именно нравственными отношениями.

Г. П. Синицына, исследуя нравственную деятельность старших подростков, обращает внимание на мотив. "В мотиве, – указывает она, – выражены нравственные переживания и нравственное осмысление потребностей". Мы с этим согласны, но если, например, старшие под­ростки не могут различать сопряженные нравственные понятия: само­анализ – самоедство и путают второе с первым, то в их мотиве как элементе нравственной деятельности будут отражены иные потребно­сти и интересы. Следовательно, не разобравшись в мотивах сопряжен­ных понятий, старший подросток совершает иной поступок. Чтобы избежать спонтанности, непредсказуемости в поступке, нужно стар­ших подростков учить разрешать сопряженные нравственные понятия

Исследователи Л. М. Истлентьева, О. В. Пантелеева, М. Н. Клейн, Н. В. Клочкова, рассматривая формирование нравственного сознания, проектируя ситуации выбора поступка, работая над формированием у школьников единства моральных знаний и поведения, изучая пробле­му нравственного воспитания, не выделяют сопряженные нравствен­ные понятия. Но именно они и являются двигателем мыслительной деятельности, аргументацией в спорах, орудием решения в самых раз­личных этических ситуациях, от сугубо теоретических до жизненно практических. Способствуют нравственному самоопределению, само­развитию личности.

Среди педагогов, которые выделяли сопряженные нравственные понятия на уровне здравого смысла можно отметить К. Д. Ушинского. В своем исследовании, К. Д. Ушинский отмечает: "Для воспитателя недостаточно еще отличать нормальную настойчивость от извращен­ной или упрямства и, давая всю возможность развиваться первой, по­давлять второе". Нормальная настойчивость – это последовательность и твердость в осуществлении чего-нибудь, т. е. упорство. Мы не про­тив, чтобы воспитатели отличали упорство от упрямства как в детях, так и в себе. Но будет целесообразней, если ребенка научить различать эти сопряженные нравственные понятия в своем сознании при помощи этического мышления. Далее К.Д. Ушинский, снова обращаясь к вос­питателям, пишет: "Воспитатель должен иметь целью превращать врожденное детям любопытство в любознательность" На этом К. Д. Ушинский останавливает свою мысль.

Важным для нас является и мнение этика В. А. Блюмкина, кото­рый не используя термин сопряженные нравственные понятия, ука­зывает на них в своей работе "Моральные качества личности": "Щед­рость мешает бережливости выродиться в скупость и скряжничество, наделяя ее положительным содержанием". Ученый, выделяя понятия бережливость и скупость, отмечает, что они сопряжены между собой, и что их легко спутать, но он однако не выявляет, на каком уровне структурирования этих понятий происходит сопряжение. В. А. Блюмкин, руководствуясь и ограничиваясь здравым смыслом, пишет, "что щедрость мешает бережливости перейти в скупость". Предположим, что субъект не отличает щедрость от расточительности. Следова­тельно, не поймет, где бережливость, а где скупость. Считаем, что такой подход к разрешению сопряженных нравственных понятий ма­лопродуктивен.

Философ Н. А. Бердяев в работе "Самопознание" отмечает сле­дующие сопряженные нравственные понятия – это "сомнение и духов­ные борения". О них он пишет: "Это сферы переплетающиеся, но они различны". Но как и К. Д. Ушинский, и В: А. Блюмкин он не показал, где они переплетаются и в чем их различие.

Никто из ученых в области философии, логики, этики, психоло­гии и педагогики сопряженные нравственные понятия не ставит пред­метом исследования, а тем более средством развития этического мыш­ления. Сопряженные нравственные понятия выделялись одиночно и разрешались на уровне здравого смысла

Более осознанный подход к сопряженным нравственным поня­тиям мы видим в контексте учения "Живая этика". Из анализа Учения "Живой этики" (Е. И.Рерих и Н. К. Рерих) мы пришли к выводу, что в контекстах восточных культур накоплен чрезвычайно богатый духов­ный опыт, элементы которого принесли бы пользу современному че­ловеку вне зависимости от его культурной принадлежности

В Учении "Живая этика" прослеживается мысль, что в разреше­нии коллизий в сопряженных нравственных понятиях (в Учении "Жи­вая этика" они названы как противоположения) вырабатывается спо­собность контролировать свои мысли. Что значит контролировать мысли? Это значит не допускать в сознание мыслей, толкающих на безнравственные поступки. Именно работа с сопряженными нравственными понятиями способствует тому, что субъект учится контроли­ровать свое мышление, а затем и поступки.

Сопряженные нравственные понятия не заучиваются субъектом, не берутся памятью, а разрешаются с помощью огромного напряжения всей активности его собственной мысли. Сопряженные нравственные понятия взаимодействуют с мотивационной сферой, выступают важ­ным условием нравственного самоопределения личности и развития мотивов его нравственной деятельности.

Следовательно, разрешение сопряженных нравственных понятий формирует мощную мотивационную базу субъекта, и чем обобщеннее со­пряженные нравственные понятия, которыми овладел старшеклассник, тем обобщеннее и устойчивее мотивы нравственной деятельности, тем ме­нее они подвержены ситуативным влияниям, тем легче справляется стар­шеклассник с задачей анализа и оценки конкретной жизненной ситуации и принятия разумного этического решения.

Специфической особенностью сопряженных нравственных по­нятий является то, что они включают в себя не только основные черты образования нравственных понятий, но и создают проблемную ситуа­цию, с которой и начинается мыслительный процесс, который мы рас­кроем в методике разрешения коллизий в сопряженных нравственных понятиях. Создание проблемной ситуации помогает как раз вслуши­ваться, всматриваться, вчувствоваться в самого себя, и субъект, решая проблемную ситуацию, понимает ее целостно и принимает решение объективно. Эта объективизация на основе вчувствования, всматрива­ния, вслушивания в самого себя и других, ведет к осмыслению и по­ниманию нравственности в бытии и в себе самом.

Остановимся подробнее на специфической особенности сопря­женных нравственных понятий и покажем преимущество их рассмот­рения перед традиционными подходами при изучению нравственных понятий.

Как мы уже отмечали, сопряженные нравственные понятия нужно сравнивать, находить сходство и различия, только после этого коллизия, содержащаяся в них, будет разрешена. Момент сравнения является неотъемлемым способом их разрешения

Большое значение способу сравнения придавали российские ученые И. М. Сеченов, К. Д. Ушинский.

И. М. Сеченов считал сравнение самым драгоценным умствен­ным сокровищем человека К. Д. Ушинский писал, что сравнение есть основа всякого понимания и всякого мышления, все в мире узнается через сравнение: "Если вы хотите, чтобы какой-нибудь предмет внеш­ней природы был понят просто, то отличайте его от самых сходных с ним предметов и находите в них сходство с самыми отдаленными предметами, тогда только вы выясните себе существенные признаки предмета, а это значит – поймете предмет".

Экспериментальная психология от времени Фехнера считала, что при сравнении в сознании имеются в наличии оба сравниваемых представления и переживания их отношения. Эту мысль поддерживал и Лотце, утверждая, что в сознании должны быть оба сравниваемых объекта одновременно, ибо факт сравнения заставляет нас принять возможность одновременности. Кто сравнивает, тот не переходит от мысли об одном из членов сравнения к мысли о другом. Чтобы совер­шать сравнения, он должен совместить в одном неделимом сознании оба эти члена.

Вернемся к сопряженным нравственным понятиям, где сравне­ние является не принудительным актом, а неотъемлемой чертой мыс­лительного процесса в разрешении коллизий между понятиями. Для того, чтобы разрешить коллизию, нужно как раз сравнивать данные понятия, искать сходство и различия их в своем неделимом сознании своим этическим мышлением. Выступая в единстве, сопряженные нравственные понятия "втягивают" этическое мышление в работу, ко­торая заключается в том, что, найдя сходство и различие, субъект от­деляет понятия в сознании, мешающие формированию образа нравст­венного поступка. Это и будет контролем своих мыслей.

Остановимся на сходстве и различии. У. Джемс считает разли­чие основой и первичной функцией, приводящей к познанию. Линдворский занимает такую же позицию. В. Келлер же сходство рас­сматривает как первичный структурный процесс. Г. Спенсер указыва­ет, что сначала узнается сходство более или менее общего рода, позже может возникнуть познание несходств. На наш взгляд, наиболее вер­ным является утверждение Ф. Энгельса о единстве сходства и разли­чия. Сравнивая сходство и различия в сопряженных нравственных по­нятиях, мы приходим к пониманию их сущности.

Е. Н. Ищенко в работе "Понимание в научном познании" рас­сматривает понимание как процесс. Данный процесс можно предста­вить в виде нескольких этапов.

Во-первых, осмысливая сопряженные нравственные понятия, субъект должен преодолеть и предпонимание, которое связано с об­щими установками, а также с глубинными архетипами и личностными убеждениями и представлениями. По мнению Е. Н. Ищенко, эта исход­ная установка не может быть устранена, но осознание ее, рефлексия над самими основаниями понимания возможны.

Во-вторых, второй аспект понимания состоит в непосредствен­ном истолковании сопряженных нравственных понятий.

Истолкования представляют собой своеобразную "операцион­ную" составляющую процесса понимания и включают в себя две каче­ственно различные и самостоятельные процедуры: объяснения и ин­терпретацию.

Объяснение направлено на выявление сущности сопряженных нравственных понятий, на рассмотрение их в контексте этических си­туаций и отношения с другими сопряженными нравственными поня­тиями.

Объяснение, обладая определенной логической структурой, не сводится к ней целиком и полностью, но включает в себя работу по осмыслению, осознанию. Например, возможности и необходимости реализовать принятое решение на основе разрешения коллизии сопря­женных нравственных понятий в действительность, то есть в бытие. Так субъект, сравнивая сопряженные нравственные понятия, познает их сходство и различие в различных жизненных ситуациях.

Интерпретация наряду с объяснением является, на наш взгляд, необходимой составляющей процесса понимания. Она направлена внутрь, сосредоточена на постижении смысла сопряженных нравст­венных понятий. При интерпретации от субъекта требуется макси­мальное погружение в этическую ситуации, в которой имеют место сопряженные нравственные понятия. Интерпретация помогает субъек­ту проигрывать этическую ситуацию с разных точек зрения. В этом процессе объяснение и интерпретация могут дополнять друг друга, позволяя субъекту еще глубже постичь смысл и понять сущность со­пряженных нравственных понятий.

Таким образом, процесс понимания становится продуктивным процессом при сравнении сопряженных нравственных понятий, так как включает в себя осмысление содержания и способа мыслительного акта, который содержит в себе анализ субъективно-психологических аспектов смыслообразования, то есть описание тех духовных явлений, которые непосредственно даны понимающему сознанию в эмпириче­ской познавательной форме духовного борения, в образе сопряженных нравственных понятий

Л. О. Резников пишет: "Одно дело связь понятия с наглядным образом, другое дело – наглядно-образный характер самого понятия". На этом положении мы остановимся подробней. В процессе осмысли­вания сопряженных нравственных понятий в сознании субъекта воз­никают сразу три образа и притом одновременно.

Объясним данный феномен. Сопряженные нравственные поня­тия являются как бы двумя различными понятиями, с одной стороны, а с другой – это единое понятие. Возьмем, например, сиамских близне­цов, которые являют собой одно целое, тем не менее, их двое. Следова­тельно, мы можем в своем воображении представить образ каждого как отдельного индивида и притом одновременно, и здесь же в неде­лимом сознании у нас возникает их общий образ как сиамских близне­цов. То есть, возникает не два, а три образа одновременно. То же про­исходит и с сопряженными нравственными понятиями Субъект, ос­мысливая их, сравнивает три образа: образ единого сопряженного нравственного понятия и образы каждого сопряженного понятия, но и это не все. Происходит процесс сравнения не только трех образов, но и трех мысленных образований, и трех различных эмоциональных ощу­щений при этих мысленных образованиях.

Механизм разрешения сопряженных нравственных понятий.

1. Ситуация. Опасаясь уронить свой престиж и потерять уваже­ние к самому себе, старшеклассники чутко, остро и даже болезненно реагируют на все, что может сделать их смешными в глазах товарищей и взрослых, поколебать статус, сделать отверженными изгоями. Имен­но поэтому, защищая свое "я", они не терпят в отношении себя прояв­ления нажима, игнорирования их мнения, требования безропотного послушания и покорности, грубости, особенно насмешки, оскорбления словом, жестом. Они готовы ответить грубостью, дерзостью, сканда­лом, разрывом отношений, даже дракой. Они идут на все, чтобы толь­ко наказать обидчика, но, главным образом, не уронить авторитет, поддержать престиж, не унизить своего достоинства Они хотят быть и оставаться в глазах окружающих сильными, независимыми, смелыми, красивыми, готовыми сражаться с кем угодно за свое достоинство.

2.Выделение сопряженных нравственных понятий и установ­ление интегрального признака. Понятие "достоинство" является одним из духовных стержней личности. Оно есть нравственно-психологичес­кое состояние, чувство, переживание, эмоционально окрашенное осоз­нание человеком своей духовно-нравственной ценности, самостоя­тельности, внутренней свободы, суверенности. Более того, человек духовный ценит и оберегает внутреннюю свободу и духовную незави­симость. Он осознает свое достоинство как способность делать сво­бодный выбор поведения, самому решать свою судьбу. Он никому не позволяет помыкать собой, унижать и издеваться. В жизни мы наблю­даем, что высокомерный человек точно так же ведет себя, не позволяя помыкать собой, ценит и оберегает свою внутреннюю свободу, от­стаивает свою независимость (опорный признак). Где, на каком уровне структурирования происходит сопряжение достоинства и высокоме­рия. Попытаемся определить это.

3. Расчленение сопряженных нравственных понятий на общие частные, единичные по интегральному признаку. Ряд ученых рассмат­ривают достоинство только как составную часть чести, не подчерки­вая его самостоятельного значения. Так, например, Л. М. Архангель­ский пишет, что "понятие чести включает в себя сознание личного достоинства человека". Этой же точки зрения придерживается и С. С. Уткин: "Оценка же достоинства личности ее самой и другими людь­ми представляет собой содержание чести".

Другие ученые достоинство рассматривают как самостоятель­ную категорию, и мы с ними согласны. Это ученые В. А. Блюмкин, Ф. Кадол, Б. Т. Лихачев, А. Ф. Шишкин. С их точки зрения, достоинство является самостоятельной категорией, хотя оно и тесно связано с кате­горией чести. Общим в этих двух категориях, по их мнению, является преобладание оценочного характера. Достоинство связано преимуще­ственно с нравственными качествами личности, хотя и не отрицает ее общественных заслуг, а честь опирается прежде всего на оценку об­щественной значимости и общественных заслуг человека, хотя и не отрицает значения нравственных качеств.

Мы же считаем, что честь как нравственное качество должно входить в понятие достоинство, Это подтверждают и определения достоинства. В современных толковых словарях достоинство – эта совокупность нравственных качеств, а также уважения этих качеств в себе.

Выделение чести как самостоятельной категории ведет к тому, что без целостного образа "достоинство" субъект нередко путает свою честь с тщеславием и честолюбием. Поэтому честь как само­стоятельная категория – система с обратной связью функционирова­ния, которая выглядит следующим образом: деятельность личности (поступки, поведение), оценка ее общественным мнением, формирова­ние моральной репутации – уважение (или неуважение), которая объективизируется в различных внешних формах – осознания личностью своей репутации, отношения к ней окружающих посредством сознания и чувства чести – новая деятельность личности, скорректирована с учетом общественного мнения и т. д. Честь – особый способ нравст­венного регулирования поведения людей в общественно полезном на­правлении на основе общественного мнения определенной социальной группы. В силу этого не всегда чувство чести относят к положитель­ным нравственным качествам.

Так, Гегель пишет: "человек всегда и при всех обстоятельствах думает в первую очередь о самом себе; вопрос тут не в том, вполне ли хорошо то-то и то-то само по себе, а в том, прилично ли оно для него, соответствует ли его чести заниматься этим делом или от него отка­заться". Тем самым Гегель показывает эгоистическую основу чести.

Спору нет, – в основе чести лежит самолюбивое стремление к похвале, к почету, к признанию именно меня как данной конкретной личности. Но если образ достоинства будет присутствовать постоянно в сознании субъекта, то человек будет стремиться к этому образу и тем самым контролировать чувство чести, и оно не выйдет за пределы по­ложительного нравственного качества. Итак, в основе чести лежит самолюбие, и это же самолюбие лежит в основе достоинства Следова­тельно, честь и достоинство имеет один "корень", а значит, честь будет входить в структуру достоинства как нравственное качество, так как достоинство – совокупность нравственных качеств, а также уважение этих качеств в себе, то есть у человека есть честь и он ува­жает себя за это. Но вернемся к самолюбию.

Самолюбие – это любовь человека к самому себя как нравствен­ной личности. Себялюбие – это своего рода эгоизм. Создается впечат­ление, что у нравственной личности есть свой особый, эксклюзивный эгоизм. В нашем понимании, это нонсенс или в лучшем случае софизм.

Поэтому мы рассмотрим понятие эгоизм. В современных толко­вых словарях оно определяется как себялюбие, предпочтение своих, личных интересов интересам других, пренебрежение к интересам об­щества и окружающих.

В этике эгоизм рассматривается как жизненный принцип и мо­ральное качество, характеризующие человека с точки зрения его от­ношения к обществу и другим людям. Как моральное качество в исто­рии нравственного сознания эгоизм обычно оценивался отрицательно, хотя иногда в это понятие вкладывался и некий положительный смысл Так, например, этика французских материалистов получила название "теории разумного эгоизма", идеи "разумного эгоизма" были сформи­рованы в работах Гельвеция. Н. Г. Чернышевский также выдвигал тео­рию "разумного эгоизма".

Рассмотрим понятие эгоизм. Эгоизм – это себялюбие, а само­любие – чувство собственного достоинства, самоуважения, самоут­верждения. В понятии себялюбие, мы видим, что слово "себя" указы­вает на обращенность действия на самого производителя действия, то есть себялюбие – это такое внимание к себе, когда производитель дей­ствия любит только самого себя. Приставка "само" означает обращен­ность к самому себе, в самого себя или направленности на самого себя Следовательно, самолюбие означает обращенность к самому себе, в самого себя, человек направляет свою любовь на самого себя, а это значит, что он только себя любит, проявляет самолюбие. Из вышеизложенного мы делаем вывод, что в самолюбии и себялюбии существует семантический смысл. Рассмотрим процесс перехода самолюбия в себя­любие.

Самолюбие лежит в основе достоинства и высокомерия. В са­молюбии проявляется двойственность в чувствах, в образах и в мыс­лях, находящихся в противоречащих по отношению друг к другу уст­ремлениях. В этом процессе обычно то или иное чувство, та или иная мысль, тот или иной образ вытесняется или маскируется другими чувствами, мыслями, образами. В самолюбии у человека возникает борьба мотивов, мыслей, образов. В этой борьбе нужно распознать, какой мо­тив и какая мысль теряет меру и становится уже совершенно иной по содержанию. Следовательно, в силу присущих ему особенностей са­молюбие вмещает в себя глубокое противоречие между личным и об­щественным, между низшим и высшим, узко личными и общественно значимыми потребностями человека. Разрешиться это противоречие может двояко в зависимости от того, какая из противоположностей, лежащая в основе самолюбия, станет преобладающей. Если перевес получает личностная, себялюбивая сторона самолюбия, то оно транс­формируется в эгоизм, честолюбие, тщеславие, высокомерие, в кото­рых на первое место выдвигается собственные эгоистические инте­ресы данной личности. Если же в самолюбии возобладают обществен­ные моменты, оно переходит в честь и достоинство.

4. Сравнение общих, частных, единичных понятий на основе интегрального признака. Рассмотрим сущность самолюбия и покажем, почему оно переходит в достоинство.

В этике самолюбие рассматривается как моральное чувство, в котором выражается уважение к себе как к личности, основано на при­знании своего достоинства. В современных толковых словарях под самолюбием подразумевают чувства личного достоинства, самоуваже­ние, самоутверждение. Эти понятия являются единичными понятиями, присутствующими и в структуре высокомерия как общего понятия.

Самоуважение всегда выступает в синтезе с самоутверждени­ем. Утверждая себя как личность, человек еще больше проникается уважением к себе. Человек может уважать себя и за достижение тех целей, которые не соответствуют общечеловеческим идеалам и ценно­стям. Самоуважение появляется у человека тогда, когда он преодоле­вает какие-то трудности, может мобилизовать себя в трудной ситуации на выполнение, осуществление своих планов. И вот за это он уважает в самом себе определенные качества целеустремленность, терпели­вость, настойчивость и т. д. Самоуважение – глубоко интимное и инди­видуальное чувство. Довольно часто субъект в своем сознании борется с самим собой, преодолевая в себе лень, страх и другие качества, ме­шающие достижению поставленных им целей. В этой борьбе он стано­вится сильней самого себя по сравнению тем, кем он был раньше. Ок­ружающие его люди могут и не знать об этой внутренней борьбе и не проявлять должного уважения к этой личности. Но сам человек знает, что он может бороться с трудностями.

Субъект с таким же успехом может бороться с ленью, страхом, чтобы добиться и своих корыстных целей. Все это говорит о том, что в человеке зарождается, сосредотачивается любовь к самому себе, то есть самолюбие.

Таким образом, из вышеизложенного мы можем сделать вывод о том, что самоуважение, самоутверждение, чувство личного досто­инства и самолюбие — это понятия, которые еще не делают человека носителем нравственности. Человек, у которого нравственное развитие остановилось или находится на уровне этих понятий, может совершать поступки спонтанно, непредсказуемо, так как у него нет еще нравст­венного стержня, которым в данном случае является достоинство. Для того, чтобы самолюбие трансформировалось в достоинство, че­ловек должен иметь в себе чувство меры. Это чувство определяется скромностью, совестью. Вскроем сущность этих понятий.

Скромность — это нравственное качество, характеризующее личность с точки зрения ее отношения к окружающим и самой себе и проявляющееся в том, что человек не признает за собой никаких осо­бых прав, проявляет необходимую терпимость к мелким недостаткам людей.

Скромный человек не придает значения своим положительным качествам, но считает их для себя совершенно обязательными. Скром­ность препятствует самолюбию деформироваться в эгоизм. Следую­щим понятием, которое способствует развитию чувства меры, является совесть.

Совесть как эмоциональная самооценка личностью своих по­ступков, действий, мыслей, образов способствует личности осущест­вить нравственный самоконтроль, самостоятельно формировать для себя нравственные обязанности, требовать их выполнения и произво­дить самооценку совершаемых поступков и умозаключений.

С помощью совести человек проводит самооценку собственных мыслей, поступков, внутреннего самоконтроля, побуждения к дейст­вию, мотива поступка.

Таким образом, мы видим, что скромность и совесть препятст­вует субъекту проявлять самовосхваление, то есть преувеличивать роль своей любви к себе. При самовосхвалении самолюбие деформируется в эгоизм, который лишает человека чувства меры

Под мерой в науке понимается органическое единство качест­венной и количественной определенности объекта, состоящее в суще­ствовании некоторых границ изменения количества, за которым изме­няется качество. Связь и единство качества и количества обусловлены природой данного объект. Моменты количества очень изменчивы, подвижны. Качественная определенность объекта сохраняется до тех пор, пока количественные изменения не выходят за некоторые пределы, границы, за которыми следует изменение данного качества. Пере­ход количества в новое качество происходит постепенно.

Потеря чувства меры в человеке ведет к дальнейшему развитию эгоизма, который уже преобразуется в тщеславие, честолюбие. Тще­славие является нравственным чувством, проявляющееся как мотив действия, совершаемого ради завоевания славы, привлечения внима­ния с целью вызвать восхищение и зависть со стороны окружающих Когда подобные мотивы становятся характерными для повседневного поведения человека, тщеславие приобретает значение нравственного качества личности, которое имеет индивидуалистический характер. Такой человек вообще не способен самостоятельно оценивать сущест­во своих действий, его интересует лишь внешний эффект, привлекаю­щий внимание окружающих. Тщеславие человека во многом сходно с честолюбием. Честолюбие тоже является проявлением эгоизма в че­ловеке. И выступает как мотив действия, совершаемого ради достиже­ния человеком первенства в той или иной области деятельности. Но в отличие от тщеславия, честолюбие связано с жаждой признания со стороны окружающих и желание приобрести общественное положе­ние, вес, влияние и связанные с ним почести и награды. В этом альянсе качества самолюбие, самовосхваление, себялюбие, амбиция, эгоизм, тщеславие, честолюбие переходят в общее понятие высокомерие.

Высокомерие является отрицательным нравственным качеством, характеризующимся неуважительно-презрительным, надменным от­ношением к другим людям, связанным с преувеличением своих досто­инств и себялюбием.

В этом преувеличении, при деформации чувства меры, человек совершает подмену сопряженных нравственных понятий достоинство и высокомерие.

5. Восстановление расчлененных сопряженно-нравственных по­нятий с выявленной взаимосвязью. Таким образом, структурный ана­лиз сопряженных нравственных понятий показал, что достоинство и высокомерие в своей структуре имеют сопряжения в понятиях само-уважение, самоутверждение, чувство личного достоинства Обладая вышеприведенными качествами, человек не является еще сознатель­ным носителем нравственности. И лишь после того, как у него сфор­мировалось самолюбие, он делает свой осознанный выбор, который при дальнейшем повторении в жизнедеятельности человека формирует из него нравственную или безнравственную личность

СОПРЯЖЕННЫЕ НРАВСТВЕННЫЕ ПОНЯТИЯ

1. Бдительность – боязнь

2. Бездумье – беспечность

3. Бережливость – скупость

4. Бесстрастие – безразличие

5. Бесстрашие – безумие

6. Вера – фанатизм

7. Взаимопонимание – угодливость

8. Внутренняя готовность – внешнее движение

9. Возмущение – раздражение

10. Действительность – очевидность

11. Действия ритмичности – действия самости

12. Дерзание – безумие

13. Дерзание – наглость

14. Довольство – самоудовлетворенность

15. Дружелюбие – двуличие

16. Дух устремления – душевный порыв

17. Забвение – забывчивость

18. Заботливость – беспокойство

19. Духовное сердечное устремление – рассудочное телесное напряжение

20. Зов – завывание

21. Зоркость – подозрительность

22. Индивидуальность – самость

23. Индивидуальность при сознании братства – братское единое сознание

24. Использование без чувств личной собственности – владение

25. Искусство мышления – оккультное сосредоточенность

26. Красота – роскошь

27. Индивидуальность – личность

28. Любовь – страсть

29. Любовь к вождению – беспокойство сомнения

30. Любознательность – любопытство

31. Мыслить – думать

32. Мудрое собеседование – болтливость

33. Мудрость – интеллект

34. Мужество – самосохранения

35. Мысль для действия – рефлекс мозга

36. Наблюдательность – суеверие

37. Надежда – иллюзия

38. Надзор – недоверие

39. Напряжение – раздражение

40. Напряжение – утомление

41. Настойчивость – уговаривание

42. Находчивость – изворотливость

43. Негодование – раздражение

44. Незлобие – безволие

45. Незнание – невежество

46. Неосуждение – всепрощение

47. Неудовлетворение – неудовольствие

48. Обсуждение – осуждение

49. Овладение – подавление

50. Огненность – нервное возбуждение

51. Осторожность – страх

52. Остроумие – издевательство

53. Отзывчивость – волнение

54. Отпадение – предательство

55. Погружение в спасительное чувство – привычка

56. Подлинность- мнимость

57. Положиться – возложиться

58. Понимающий – соглашающийся

59. Потрясение – страх

60. Преданность – изуверство

61. Предупреждение – угроза

62. Приветливость – лукавство

63. Противоположение – противоречие – противоположность

64. Радость – веселье

65. Радость бытия – радость быта

66. Раздавание – расточение

67. Разум – рассудок

68. Распознавание – сомнение

69. Растерянность – трусость

70. Расширение сознания – механические познания

71. Самоанализ – самоедство

72. Самовнушение – мнительность

73. Самодвижение воли – слабость воли

74. Самоосвобождение – аскетизм

75. Самоотверженность – корысть

76. Самоубеждение – самовосхваление

77. Самоуважение – гордость

78. Самоуверенность – самодовольство

79. Самоусовершенствование – самоуслаждение

80. Самоутверждение – самомнение

81. Сдержанность – лицемерие

82. Сердечные постижения – умствования

83. Скромность – смущение

84. Смирение – унижение

85. Снисходительность – попустительство

86. Снисхождение – высокомерие

87. Собиратель – собственник

88. Согласие – компромисс

89. Согласие – соглашательство

90. Сознательный носитель знаний – раб достижений, достояний

91. Сопротивление – защищенность

92. Самоусовершенствование – соревнование

93. Сосредоточенность – развлечение

94. Сострадание – жалость

95. Сострадание – сентиментальность

96. Понимание чужого горя – сочувствие

97. Спокойствие – безучастие

98. Спокойствие – равнодушие

99. Справедливость – жестокость

100. Стремительное желание – поступок отчаяния

101. Стремление – желание

102. Стремление – страхование грехов

103. Суровость – грубость

104. Творческая мечта – рефлекторная мечтательность

105. Терпение – бессилие

106. Торжественность – напыщенность

107. Тоска – печаль

108. Трудность – неумение

109. Увлекательность – заразительность

110. Труд на развитие мира – угождение себе

111. Указание – случай

112. Упорство – упрямство

113. Упражнение – утомление

114. Устремление – суета

115. Устремленность – нетерпеливость, суетливость

116. Утверждение – навязывание

117. Утонченность – мнительность, изнеженность

118. Целесообразность – расчетливость

119. Чувство знание – предубеждение

120. Явление – обвинение

121. Ищущий правды – сухой скептик исследователь

122. Бодрость – вдохновение

123. Распознавание – осуждение

124. Сознательный приказ воли – рефлекторность привычных поступков

125. Голод духа – бесплодная жажда новизны

126. Настороженность – нерешительность

127. Творческая мощь воображения – внушение

128. Руководство – опека

129. Слабость духа – слабость плоти

130. Вибрация окружающей среды – напряжение момента общения

131. Разумный обмен энергий – разногласие

132. Свободная воля – своеволие

133. Мужество – жестокость

134. Особый прием работы – противоречие

135. Скромность – уничижение

136. Возмущение – гнев

137. Бесстрастие – равнодушное отношение

138. Бесстрастие – бесчувственность

139. Овладение – изживание

140. Спокойствие – бездействие

141. Простота в общении – простоватость поведения

142. Доверие – наивность


ЛИТЕРАТУРА

Аплетаев М. Н. Система воспитания нравственной личности в процессе обучения. Омск: ОмГПУ, 1998. 256 с.

Левичев О. Ф. Педагогическая актуализация этического мышле­ния старших школьников: Монография. Ишим: ИШИ, 2002. 44 с.

Левичев О. Ф. Уроки «Искусство этического мышления» : Мето­дическое пособие учителю. Ишим : ИГПИ, 2002. 54 с.

Левичев О. Ф., Чухин С. Г. Этическое образование в современной школе: Учебно-методическое пособие для учителя. Омск : Изд-во ОмГПУ, 2004. 104 с.

Рерих Е. И. Агни Йога. В 3-х т. / Под общ. ред. Е. И. Коган., Ю. Е. Родичева. Самара, 1992.


Левичев Олег Федорович — кандидат педагогических наук, доцент Ишимского педагогического института им. П. П. Ершова.

E-mail: levlaw@bk.ru



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»