Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / 2008 / №2 – Педагогика. Психология

Петрушин С. В. Социально-психологические особенности самоорганизации большой контактной группы

Работа выполнена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 08-06-00148а).


УДК 159.9

Аннотация: В статье рассматривается специфика большой контактной группы как нового объекта социально-психологических исследований, малая и большая группа как полюса группового континуума, концепция самоактуализации и групповая самоорганизация и др.

Ключевые слова: контактная группа, групповой континуум, самоактуализация, групповая самоорганизация, теория самоорганизации.


Введение

Последние пятнадцать лет в отечественной психологии активно утверждается направление, связанное с изучением субъектности индивида и группы. По мнению А. Л. Журавлева, содержанием коллективного субъекта является такое качество коллектива (группы), которое было выражено в том, чтобы быть субъектом. В качестве трех важнейших свойств коллективного субъекта автор выделил следующие: взаимосвязанность, активность, рефлексия. При этом генеральным качеством в рассмотрении коллективного субъекта является, прежде всего, такой параметр, как способность группы проявлять совместные формы активности [4]. Здесь ее активность характеризуется усилением той части, которая вкладывается в приставку «само-»: инициатор, деятель, первопричина и т. д. Таким образом, активность группы возникает при переходе от внешнего управления (руководитель или заданная ролевая структура) к самоорганизации (самоуправлению).

В таком случае, явление самоорганизации групп различного уровня может быть рассмотрено как важный механизм развития ее субъектности. Изучение групповой самоорганизации может внести важный вклад в развитие субъектного подхода на групповом уровне.

Специфика большой контактной группы как нового объекта социально-психологических исследований

По мнению Ю. П. Платонова [13], тенденцией в современном обществе является то, что малые первичные группы уже теряют свое прежнее значение, На передний план выходят вторичные и другие группы. Людям приходится общаться и взаимодействовать во все более многочисленных по количеству участников группах, которые не вписываются в критерии малой контактной группы, и также не являются стихийными и неорганизованными группами. Этот новый групповой феномен нуждается в обозначении и в должном социально-психологическом изучении. В контексте дифференцированного рассмотрения психологии групп в настоящий момент не только допускается, но и предполагается введение новых понятий для квалификации каких либо новых групповых явлений [4].

Нас заинтересовал процесс самоорганизации таких специфических больших групп. Они являются не случайным скоплением людей, не толпой или аудиторией, а создаются для реализации определенных задач, связанных с взаимодействием, обучением или саморазвитием. Это может быть группа участников конференции, буферная группа, участники фестиваля самодеятельной песни, молодежного лагеря и т. д. Также к подобной группе могут быть отнесены различные обучающие или психотерапевтические формы с большим количеством человек, типа «Организационно-деятельностные игры», «Лайфспринг», «Социодрама», «Технология «Открытое пространство» и т. д. Общим критерием рассматриваемых нами больших групп является одновременное наличие характеристик как малой (высокая контактность), так и большой группы (надличностные регуляторы поведения).

Для обозначения таких специфических больших групп мы предлагаем использовать термин «большая контактная группа». Этот термин был использован в работе Г. П. Предвечного и Ю. А. Шерковина [15]. При рассмотрении стихийного группового поведения, авторы использовали понятие «большая контактная группа», без дополнительной расшифровки. На наш взгляд, в этом названии удачно отражается специфика изучаемой нами группы — многочисленность участников и наличие продуктивного взаимодействия между ними.

Можно отметить, что в социальной психологии до сих пор существует явная диспропорция в изучении большой и малой группы в пользу последней. Сама же социальная психология зарождалась с изучения больших групп, но очень быстро центр ее внимания переместился на малую контактную группу. До сих пор наиболее цитируемая теория по большой группе относится к позапрошлому веку (н-р, Г. Ле Бон [6]). В настоящее время интерес к большой группе начинает вновь возрождаться (Г. М. Андреева, Н. Н. Богомолова, А. И. Донцов, Г. Почебут и др. [1, 2, 14]).

Изучение феномена самоорганизации большой контактной группы может являться актуальной проблемой современного общества. В связи с развитием гражданского общества, все большее значение начинают приобретать разного рода общественные организации, которые могут быть достаточно многочисленными по количеству участников. Для них характерно снижение жесткого государственного управления и наличие различной степени самоорганизации (самоуправления), а по своим свойствам они могут быть близки к большой контактной группе. Возможности самоорганизации могут быть использованы при адаптации и оптимизации межличностных отношений в больших учебных, творческих и производственных группах, при психологической работе с молодежными движениями и объединениями, при «запуске» инновационных форм обучения в большой группе, при создании новых тренинговых и обучающих технологий с участием большого количества участников и т. д.

Проблемой нашего исследования является тот факт, что, несмотря на существующую социальную потребность в изучении особенностей самоорганизации большой контактной группы, в отечественных и зарубежных исследованиях отсутствует теоретические и методические разработки по этому вопросу. Для выявления специфических особенностей большой контактной группы нами был сделан анализ существующего в социальной психологии выделения больших и малых групп.

Малая и большая группа как полюса группового континуума

В существующем социально-психологическом подходе к изучению групп мы сталкиваемся с проявлением дуализма, который является характерной особенностью европейского мышления. Этот классическое разделение присутствует во множестве описаний разных аспектов реальности: Хаос и Порядок, Природное и Социальное, Женское и Мужское, Искусство и Наука, Безсознательное и Сознание, Эмоциональное и Рациональное. Можно и дальше продолжать перечислять подобное содержание этого ряда. Что же в нем общего? В каждом случае можно отметить, что речь идет не о разнопорядковых явлениях, а о неком континууме, который можно обозначить как «стихийное» и «структурированное» поле. Эти полюса связаны с двойственной природой человека. С одной стороны, он является «природным» существом, а с другой — социальным. В свое время, П. Флоренский обозначал эти две природы человека как бытие и логос.

Эту двойственность — «стихийность-структурность» — можно обнаружить при изучении групп в социальной психологии. Явление стихийности соответствует психологии больших неорганизованных групп. Именно с них начиналось изучение групповой психологии. Многое в описании поведения человека в большой группе соответствует его над-личностной природе. Этот феномен проявлялся в революционных изменениях, массовых движениях, народных настроениях и т. д. Описывая стихийность толпы, исследователи отмечают, что в ней проявляется практически неуправляемая часть человека.

Потом, с развитием научно-технической революции, то есть покорением стихии природы, центр внимания психологов был перенесен на малые группы, которые были управляемы, изучаемы, структурированы. В них возможно создание согласованных норм, ролевого поведения, целенаправленной деятельности. Уровень стихийности в таких группах низок и рассматривается как нежелательное явление. Вместо стихийности используется понятие «групповая динамика», которая поддается различным манипуляциям.

Таким образом, можно обнаружить, что в современной социальной психологии (с разной степенью проработанности) изучены два полюса континуума группового развития — стихийного и структурного состояния группы. Нахождение человека в малой группе активизирует социальную часть, его поведение становиться более структурированным (то есть имеет организацию и порядок). В большой группе активизируется «природная», бессознательная часть человека. Здесь для него характерно стихийное поведение, которое обусловлено над-личностными регуляторами. Возможно, в связи с социальным характером изучение малой группы значительно продвинулось, по сравнению с большой группой, которая находится в неконвенциональном пространстве. Социальный мир (сделанный людьми) с четко установленными правилами, отрицательно воспринимает проявления стихийности, как разрушающей силы, стремится ее структурировать. Понятие структуры в данном контексте означает организацию и порядок.

В связи с этим, следует отметить, что сегодня у цивилизованного человека сильно задавлена потребность в проявлении стихийного начала. И он находит разные конструктивные и деструктивные выходы этой стихийности вовне. Возможно поэтому, городской человек сегодня так тяготеет к различным массовым действиям (спортивные зрелища, карнавалы, парады, рок-концерты и т. д.). Также растет его интерес к духовным психотехнологиям и учениям, которые строятся на возможностях и попытках вывести человека за пределы конвенциональной реальности. Отчасти, эта тоска по стихийности может быть связана даже с такими негативными явлениями как алкоголизм и наркомания. Они могут рассматриваться как примеры неудачной реализации потребности в стихийности.

Если принять идею континуума, то можно говорить о реальности существования группы, в которой присутствует наличие двух групповых тенденций — межличностных и над-личностных. Для стихийности в такой группе необходимо достаточно большое количество участников (эмпирически свыше 40 чел), но в тоже время в ней может присутствовать некоторая «нежесткая» структура (в противном случае, группа превратиться в организацию, то есть структурное образование). В большой контактной группе элементы структурирования осуществляет либо верховный лидер (закрытая группа, типа тренинговой), либо некоторые культурные организационные формы (открытая группа, типа конференции). В таком случае, на этом континууме могут существовать группы, в которых возможно наличие двух групповых тенденций — межличностных и над-личностных. Для стихийности в такой группе необходимо достаточно большое количество участников.

В зависимости от способа структурирования такие группы могут быть двух типов — искусственные (закрытые) и естественные (открытые). К искусственным относятся группы, в которых ситуацию полностью структурирует лидер (тренинговые, психотерапевтические, обучающие группы, а также группы деструктивных культов). К естественным группам можно отнести такие, в которых процесс общения задается через культурные организационные формы, например, ситуация конференции.

Концепция самоактуализации и групповая самоорганизация

Предположение о наличии природной «несоциализированой» части и необходимости ее саморазвития в том или ином контексте уже высказывалось в современной психологии. Так, в частности А. Маслоу, в своей знаменитой концепции самоактуализации отмечал, что «присущая каждому из нас внутренняя биологическая природа в определенной мере является «естественной», врожденной, изначальной и, в узком смысле, неизменной, или, по крайней мере, не меняющейся» ([8], С. 26). Он предлагает этой внутренней природе давать выход наружу, вместо того, чтобы подавлять: «Позволив ей управлять нашей жизнью, мы обретем здоровье, успех и счастье» ([8], С. 27). Но он предупреждает, что эта внутренняя природа слаба и уязвима и, поэтому, легко становиться жертвой давления цивилизации. С этой точки зрения, самоактуализация является как раз развитием внутренней природы человека.

Эта внутренняя природа человека, в отличии от социальной, «сделанной" определяется по-разному. В различных научных источниках данная часть определяется по разному: «Высшее Я» (психосинтез, А. Ассаджиоли), «внутреннее Я» (гуманистический подход, М. Боуэн), самость (аналитическая психология, К. Юнг) и т. д. По мнению А. Б. Орлова, наиболее устоявшийся термин, для обозначения этой «внутренней биологической части» — сущность, при этом «ключевыми моментами внутренней работы является осознание человеком принципиального различия между своей сущностью и своей личностью, переход от самоопределения себя в качестве личности (совокупности социально определенных и изменчивых ролей) к самоопределению себя в качестве истинной сущности, сердцевины своего существа ([9], С. 72).

Таким образом, через стихийное, над-социальное проявление возможно развитие внутреннего потенциала человека, который получил название «сущность». В рамках понятия групповой субъект возможно использовать понятие «сущность группы», как некоторый скрытый, но раскрывающийся при определенных условиях, групповой потенциал.

Если рассматривать группу как субъект, то возможно тоже говорить о наличии в ней некого внутреннего потенциала, ее «природы». Раскрытие этого потенциала возможно не через внешнее управление, а именно через самоорганизацию, «самоактуализацию» в том описании, которое существует у А. Маслоу.

Существующие социально-психологические подходы по развитию группы направлены в основном на попытки ее структурирование. Поэтому описанные в литературе сложности традиционной психологической работы с большой группой — это не недостатки большой группы, а неудачные попытки искоренить ее стихийную природу.

Теория самоорганизации в синергетике

В поиске методологий, которые соответствовали бы нашему представлению о развитии и самоорганизации такой сложной группы как большая контактная группа, мы обратились к синергетике. Синергетика (в переводе с др. греч. — содействие, соучастие) — теория самоорганизации, сделавшая своим предметом выявление наиболее общих закономерностей спонтанного структурогенеза [12]. Синергетика занимается исследованием процессов самоорганизации и образования, поддержания и распада структур в системах самой различной природы (физических, химических, биологических, социальных, экономических и т. д.). Современные практики исследования сложных саморазвивающихся систем, междисциплинарного моделирования и проектирования уже невозможно представить без методов синергетики. Синергетика все шире используется не только в естествознании, но и в социогуманитарной сфере, в диалоге наук о природе и наук о человеке, применяется в образовании, педагогике, искусстве.

Для того, чтобы определить потенциальную возможность той или иной системы к самоорганизации, она должна обладать определенными специфическими свойствами [3]. Теоретический анализ нашего объекта исследования показывает, что в большой контактной группе подтверждает возможность самоорганизации. Во-первых, присутствие стихийности, хаоса в большой контактной группе говорит о сложности данной системы, о том, что в такой группе возможна диссипация. Такая неустойчивость группы может рассматриваться как одно из условий и предпосылок ее стабильного и динамического развития. Наличие доли хаоса свидетельствует о том, что большая контактная группа способны к самоорганизации. Во-вторых, активизация протопсихики, бессознательного в процессе взаимодействия в такой группе говорит о том, что это открытая система, которую невозможно зарегулировать социальными конвенциями. В-третьих, в данной группе как системе присутствует нелинейность. При изменении внешнего воздействия, ответ группы может быть невероятно разнообразен. Поэтому развитие большой контактной группы может быть рассмотрено вариантом десипативной структуры.

Уникальность большой контактной группы заключается как раз в том, что в ней присутствует допустимый уровень стихийности, который не мешает, а помогает внутригрупповому взаимодействию. Поэтому одним из возможных путей развития субъектности большой контактной группы является не снижение стихийности, а чередование этой стихийно-структурной групповой активностии удержание состояния группы на среднем неустойчивом уровне. Психологическое сопровождение заключается не в упорядочивании и не в хаосе (то есть не в уходы в крайности), а в поддержании этого неопределенного состояния. Именно эта неопределенность и неустойчивость может быть фактором ускоренного развития и трансформационных эффектов на уровне личности и самоорганизации группы.

То есть, помимо известного термина «командообразование», который отражает различные методы интеграции участников, можно даже ввести новое направление групповой работы — «хаосообразование». Мы считаем, что данный механизм является специфическим именно для большой контактной группы, в отличие от малой и большой группы. Именно в ней возможно осуществление переходов из структурированной группы в стихийную и обратно. За счет таких переходов возникает возможность удерживать и увеличивать динамику развития группового субъекта, глубину межличностного общения.

В результате этого будет происходить активизация и гармонизация на самых разных уровнях группового субъекта: на уровне личности (сознательное-бессознательное, когнитивное-аффективное), малой группы (чередование распада и возникновение), межгрупповом уровне (чередование межгруппового фаворитизма и общего «МЫ»), большой группы (малая группа и большая группа).

Опыт становления самоорганизации в большой контактной группе

Следующим шагом нашей работы было создание методики по развитию субъектности в большой контактной группе. В ее основу легли существующие психотехнологии групповой работы [7, 10, 16], а также методические принципы работы с большой группой, которые мы ранее выделили. С помощью данной методики возможно за достаточно короткий срок (10–16 часов) существенно изменить групповое состояние — от диффузного к сплоченному групповому субъекту, в котором явно выражены тенденции к самоорганизации. Начальный этап создания методики был связан с искусственными тренинговыми группами. В дальнейшем она была апробирована в работе с реальными контактными группами [11].

Мы смогли выделить и описать определенные этапы становления субъектности большой контактной группы, с опорой на развитие ее самоорганизации. Опираясь на концепцию М. С. Кагана о разновидностях общения [5], мы обозначили эти этапы следующим образом: первый этап — вступление, второй — игровое общение, третий — конфронтация, четвертый — личностное общение. Нижеследующее схематическое описание содержит интерпретацию, которая соединяет в себе описание работы психолога и развития субъектности группы как целостного процесса.

Исходным стартовым состоянием изучаемой нами группы (первый этап) мало отличается от стихийных состояний толпы или аудитории. Тут можно зафиксировать все описываемые в психологической литературе признаки: зависимость от ведущего, высокая степень закрытости в общении, снижение рационального начала и повышение эмоционального, пассивность и т. д. Поэтому на данном этапе совместное действие включает механизмы эмоционального заражения и подражания. Для того, чтобы данная тенденция не разрушила группу, организатор следующим шагом может формировать подгруппы по различным основаниям. Переход от стихийного взаимодействия к общению в малых контактных группах создает исходную коммуникативную сеть. В малых подгруппах участники происходит первоначальное знакомство. Эти переходы как от стихийного к структурированному общению, так и наоборот, формируют сплочение участников на эмоциональном уровне (по А. В. Петровскому [16]). Так возникает второй этап в жизни большой контактной группы, который характеризуется преобладанием игрового общения. Выброс стихийности приводит к взлету эмоциональных состояний, эйфории, повышенной энергетики. В такой большой группе контактность строиться на повышенном эмоциональном уроне. Групповой работы на этом этапе характеризуется установлением позитивной атмосферы в группе.

В результате проявления стихийности в группе выше обычного возникает необходимость удержания этого состояния, чтобы оно не привело к разрушению группы. Дальнейшее развитие большой группы возможно через усиление структурного компонента, меру которого участникам необходимо определить. Это необходимо для продуктивной целенаправленной деятельности в условиях большого количества людей. Происходит дальнейшее общение, в результате которого участники начинают формировать ценностно-ролевую структуру своей группы, усиливать коммуникативные связи друг с другом. На этом третьем этапе общение включает в себя дискуссии, обсуждения, сравнение мнений и т. д. Нередко на этом этапе возникают негативные состояния, которые можно рассматривать как проявление внутренней перестройки участников от игрового к продуктивному общению.

Такое состояние группы является следствием происходящей трансформации в развитии группы, результатом которой являлся третий этап. Именно на этом четвертом этапе, в большой группе начинает проявляться феномен самоорганизации, когда уравновешивается стихийность и структурность. В полном смысле мы можем говорить о возникновении в большой контактной группе субъектных характеристик. Резко начинала возрастать степень самораскрытия участников, снижалась психологическая дистанция, возникала «энергетическая прибавка», уменьшалась центрация на психологе и увеличивал интерес друг к другу.

Заключение

В данной статье, написанной с позиций субъектного подхода, нами был проделан теоретический анализ возможности самоорганизации больших групп, участники которых находятся в более глубоком, чем толпе, общении и взаимодействии («большая контактная группа»). По аналогии с явлением самоактуализации индивидуального субъекта, было высказано предположение о феномене «самоактуализации» группы, которое возможно через самоорганизацию. Показано, что важным фактором, способствующим самоорганизации большой контактной группы является наличие стихийности. Исходя из этого, с опорой на стихийно-структурное внутригрупповое взаимодействие, был предложен конкретный путь психологической помощи в самоорганизации групп с большим количеством участников. Представлены этапы становления этого процесса, выявленные на основе апробации методики развития субъектности большой контактной группы. В дальнейшем планируется продолжение изучения специфики самоорганизации больших групп.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Андреева Г. М. Социальная психология. М. : Аспект Пресс, 1996.
  2. Богомолова Н. Н., Донцов А. И., Фоломеева Т. В. Психология больших социальных групп: новые судьбы, новые подходы // Социальная психология в современном мире : учебное пособие для вузов / Т. Л. Алавидзе, Г. М. Андреева, Е. В. Антонюк и др.; под ред. Г. М. Андреевой, А. И. Донцова. М. : Аспект Пресс, 2002. 335 с. С. 132–148.
  3. Волов В. Т. Синергетика как базовая методология гуманитариев 21 века / В. Т. Волов, Д. Ф. Китаев. Самара : Самарск. науч. центр Рос. акад. наук, 2005.
  4. Журавлев А. Л. Психология совместной деятельности. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2005.
  5. Каган М. С. Мир общения: проблемы межсубъектных отношений. М. : Политиздат, 1988.
  6. Ле Бон Г. Психология масс. Мн. : Харвест ; М.: АСТ, 2000.
  7. Лутошкин А. Н. Эмоциональные потенциалы коллектива. М. : Педагогика, 1988.
  8. Маслоу А. Психология бытия. М. : Релф Бук, 1977.
  9. Орлов А. Б. Психология личности и сущности человека. М. : Аст-Пресс, 2005.
  10. Петровская Л. А. Компетентность в общении. Социально-психологический тренинг. М. : Изд-во МГУ, 1989.
  11. Петрушин С. В. Психологический тренинг в многочисленной группе. М. : Академический проект, 2002.
  12. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой : пер. с англ. / общ. ред. и послеслов. В. И. Аршинова, Ю. Л. Климонтовича, В. Ю. Сачкова. Изд. 5-е. М. : Ком Книга, 2005.
  13. Платонов Ю. П. Основы социальной психологии. СПб. : Речь, 2004.
  14. Почебут Л. Г. Социальная психология толпы. СПб. : Речь, 2004.
  15. Социальная психология / под. ред. Г. П. Предвечного, Ю. А. Шерковина. М. : Политиздат, 1975.
  16. Уманский Л. И. Психология организаторской деятельности школьников : Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов. М.: Просвещение, 1980.

Петрушин Сергей Владимирович — кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии Казанского государственного университета.

E-mail: spv2003@inbox.ru

Адрес сайта: www.petrushin.ru



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»