Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / 2008 / №4 2008 – Культурология

Золотов Е. А. Воздействие аудиовизуального насилия на подрастающее поколение России: историко-культурологический аспект

УДК 000-099

ББК 71

Аннотация: В данной статье затрагивается одна из наиболее актуальных проблем как мировой, так и российской общественности последних десятилетий — проблема аудиовизуального насилия и его влияния на подрастающее поколение. Обобщены и описаны причины сложившейся ситуации в России и предложены возможные пути по ее преодолению.

Ключевые слова: насилие; телевизионное, визуальное, аудио воздействие; молодежь, подростки, молодое поколение; коммерциализация; преступность.

Keywords: violence; TV, visual, audio influence, youth, young people, teenagers, adolescents, juvenile; commercialization; criminality.


«В истории человечества бывали и более кровожадные эпохи, но ни одна из них не была до такой степени пропитана образами насилия, как наша. И кто знает, куда нас унесет этот чудовищный поток...». Эти слова принадлежат Дж. Гербнеру — американскому ученому из Анненбергской школы, который провел ряд исследований, направленных на выявление характера воздействия экранного насилия на аудиторию в США. Прискорбно, но стоит признать, что данное высказывание применимо далеко не только к США, но и ко многим другим государствам, в том числе включая и наше с Вами.

После развала СССР и падения так называемого «железного занавеса» — на российские экраны буквально обрушился поток насилия. Последовавшая вскоре после этого процесса коммерциализация российского кинематографа и телевещания эту ситуацию значительно усугубила. С учетом того, что насилие подсознательно притягивает и завораживает человека — оно является одним из наиболее выигрышных и оправданных, с точки зрения финансовой мотивации данного вида деятельности, элементом кино- и теле-продукции. В результате, за два с лишним десятилетия молодежная преступность в России возросла в полтора, а подростковая — почти в 2 раза. Проведенные исследования показали, что более 30% российской молодежи совершают преступления под влиянием кинофильмов и телепередач. Подростки видят каждый год на телеэкране до 10 тысяч сцен насилия. 45% молодых людей, кто в возрасте 14 лет смотрел телевизор больше 3-х часов в сутки, склонны к насилию, а 20% — вообще опасны для общества и морально готовы совершить преступное деяние [1].

В 2001 году Министерство культуры Российской Федерации приняло и утвердило «Руководство по возрастной классификации аудиовизуальных произведений», в котором обозначались основные принципы регуляции демонстрации и распространения аудиовизуальных произведений[2], а также введены формулировки ограничений исходя из возрастных рейтингов. Но сами формулировки этих рейтингов даны размыто и нечетко, что на практике затрудняет правовую регуляцию в данной области. Однако хуже всего то, что на деле требования данного документа просто не выполняются. Широкоразвитый пиратский рынок аудиовизуальной продукции России позволяет любому несовершеннолетнему подростку беспрепятственно купить или взять напрокат видео-носитель любого существующего формата со «взрослым» возрастным рейтингом.

Попытки "навести порядок" на российском телевидении предпринимались и в дальнейшем. Так 10 ноября 2004 г. Госдума приняла в первом чтении поправку в ст. 4 Закона о СМИ ("Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации"), запрещающую показ в электронных СМИ с 7 до 22 часов сцен насилия и жестокости. Автор законопроекта — член фракции "Единой России" Андрей Скоч — предложил установить запрет на показ по телевидению сцен убийства и насилия в передачах, в художественных и документальных фильмах, а также в новостных программах. В период подготовки поправки ко второму чтению в Думу поступило письмо Президента, который рекомендовал палате "снять законопроект с дальнейшего рассмотрения". В. В. Путин напомнил, что запрет использования СМИ в целях распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости, уже содержится в ст. 4 действующего Закона о СМИ. Поэтому решение проблемы скорее всего не в запретах, а в совершенствовании действующих норм и механизма их применения[3]. Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что законодательство требует доработки и совершенствования, причем при гласном и открытом рассмотрении законопроектов. Журналистское сообщество и граждане России должны вовлекаться в процесс обсуждения поправок, так как Закон о средствах массовой информации имеет общественное значение.

Существуют и другие методы противостояния негативному воздействию экранного насилия на аудиторию, среди которых важнейшую роль может выполнить медиаобразование, — направление в педагогике, выступающее за изучение закономерностей массовой коммуникации: прессы, телевидения, радио, кино, видео и т. д.[4] Основные задачи медиаобразования заключаются в том, чтобы подготовить новое поколение к жизни в современных информационных условиях, к восприятию различной информации, научить человека понимать ее, осознавать последствия ее воздействия на психику.

Сейчас довольно активно пишутся и публикуются многочисленные статьи, проводится всевозможная исследовательская работа и организовываются различные конференции по вопросу поиска путей преодоления и противодействия сложившейся в стране ситуации — стоит, однако, отметить тот факт, что времени уже упущено непростительно много, ведь поводы для беспокойства обозначились еще в 20-х годах прошлого века, когда в советской прессе начали появляться первые публикации, повествующие о различных видах насилия[5], совершенного преимущественно молодежью и под влиянием кинофильмов. Но, по причине безосновательной убежденности руководства нашей страны в том, что негативное воздействие оказываемое экранным насилием является исключительно следствием показа/трансляции зарубежных кинофильмов — была введена жесткая цензура, запрещающая их показы в дальнейшем, а данная проблематика исключена из исследовательской деятельности. Как позже показало время — зря.

Помимо экранного насилия существуют еще и многочисленные элементы насилия, а иногда и его открытой пропаганды в аудио-произведениях. Общеизвестно, что песни с агрессивным содержанием побуждают слушателя к насильственным действиям. А с учетом того, что слуховое восприятие вызывает гораздо более сильный эмоциональный отклик, чем зрительное — последствия широкого распространения и популяризации подобных произведений могут оказаться крайне негативными.

Побуждения к действиям насильственного характера над представителями других национальных и расовых меньшинств, призывы к убийствам представителей других субкультур, представителей государственной власти и правопорядка, родителей и др., призывы к самоубийствам, употреблению наркотиков и алкоголя и т. п. — вот, что можно услышать в творчестве музыкальных коллективов, пользующихся популярностью среди молодежи России. И ведь эти призывы реально действуют — примеров убийств, самоубийств и других насильственных действий, совершенных под влиянием музыки — предостаточно.

Музыка является для подростков самым верным спутником, учителем и проводником в жизни. На базе музыкальных течений и стилей появляются всевозможные молодежные суб — и контркультуры, которые зачастую носят антиобщественный и экстремистский характер.

Стоит обратить внимание на тот факт, что большинство «молодежных субкультур» России являются заимствованными из западной культуры и не являются историческими сложившимся «очагами» субкультуры в нашей стране[6]. «Скинхеды», «анархисты», «рэпперы», «рейверы», «сатанисты», «панки» — все они представители европейской и американской культуры.

В результате, с возникновением подобных субкультур происходит постепенное разрушение традиционной российской культуры и нравственности.

И хоть для России данная проблема пока не приняла масштаба национального бедствия, это может оказаться лишь вопросом времени. Сейчас очень важно не допустить ошибки прошлого вновь, не упустить то ценное время, когда еще можно предотвратить или по крайней мере существенно снизить возможное наступление того негативного эффекта, который оказывает на подрастающее поколение подобными

В заключении данной статьи хочется процитировать слова не исследователя или ученого, а великого русского писателя — Льва Николаевича Толстого — человека мудрого и проницательного, написанные им еще в 1867 году, а в наше время приобретшие особую актуальность: «Никакая насильственная реформа не исправит зла, пока люди останутся таковы, каковы они есть, и потому ждать исправления зла можно не от изменения формы нашей жизни, а только от распространения доброты и разумности». Именно такой подход может оказаться наиболее действенным методом в преодолении сложившейся ситуации. Потому что, как показывает практика, законы всегда нарушались, нарушаются сейчас и вероятнее всего будут нарушаться в дальнейшем — искоренить это на 100% видится не вполне выполнимой задачей, а это значит, что с проблемой необходимо бороться «изнутри». Безусловно, общество может и должно формировать какие-то рамки, инструменты воздействия, но необходимо понимать, что решить данную проблему сразу, одной государственной программой — не получится. Здесь требуется комплексный подход, предполагающий активное взаимодействие всех социально — общественных институтов, ученых и исследователей различных областей знаний и, конечно же — терпение и время.


Золотов Евгений Анатольевич — аспирант кафедры культурологии Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов.

E-mail: johnny-gold_at_rambler.ru (_at_=@)


Список литературы



[1] Сидоров А. Насилие — вон с экрана! // Труд. 2003. № 78. С. 6.

[2] Руководство по возрастной классификации аудиовизуальных произведений. Приложение 1 к Приказу Министерства культуры Российской Федерации от 5 марта 2001 № 392 // Видеоспутник 2002 / Сост. С. В. Барканов. М.: Третий Рим, 2002. С. 2–3.

[3] Закон о средствах массовой информации и свобода слова. [Эл. источник]: http://revolution.allbest.ru/law/00008713_0.html

[4] Российская педагогическая энциклопедия. М: Научное издательство "Большая Российская энциклопедия", 1993. С. 555.

[5] Федоров А. В. Права ребенка и проблема насилия на российском экране. Таганрог: Изд-во Кучма, 2004. С. 6.

[6] Вершинин М. В. Современные молодежные субкультуры: скинхеды // Пси-фактор. [Эл. источник]: http://psyfactor.org/vershinin3.htm



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»