Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / 2008 / №5 2008 – Филология

Чирич И. В., Каблуков В. В. Миф об алкоголизме в языке современной молодежи (тезаурусный анализ)

УДК 80

Аннотация: Цель этой статьи — рассмотреть, как реагирует язык — деятельность огромной духовной силы — на концептуальное оформление мифа об алкоголизме русской нации.

Ключевые слова: миф, миф об алкоголизме, русское пьянство, тезаурусный анализ.


Архетипическая оппозиция «свой — чужой» реализуется внутри этого мифа как противоположно направленные векторы ответов на вопрос: «Почему мы пьем?»:

1. Направленный на себя, «свой»: «Мы пьем потому, что мы русские».

2. Направленный за пределы национального тезауруса, «чужой»: «Мы пьем, потому, что “жизнь такая”».

Национальная мотивация несет положительный заряд, негативная коннотация появляется лишь в том случае, когда «русское» пьянство оценивается носителем другой национальной культуры.

Социальные же причины «злоупотреблений» может, имеет право оформить лишь носитель языка («среда заела»), его оценка всегда отрицательно заряжена, но не по отношению к себе, к «своему», а по отношению к обществу.

Динамика отношений «своего» и «чужого» внутри мифа о русском алкоголизме тоже архаична.

До тех пор, пока национальное не ощущает агрессии со стороны общественного, функционирует бриколажная конструкция «свой — другой». «Другой», он не «чужой», его можно принять и сделать своим. «Среда заела», но среда, в которой, пусть как маргинал, но существую. «Жизнь такая», но это моя жизнь, которую проношу как экзистенциалист.

Но как только «чужое» (здесь — социальное) пытается принципиально изменить национальную картину мира, происходит крушение общественной структуры. «Чужое» видоизменяется так, что превращается (или по-прежнему остается) слабым элементом оппозиции. Связь между этими явлениями не логическая, а типично мифологическая, та, которую Л. Леви-Брюль назвал партиципацией.

Ю. С. Степанов формулирует это так, рассуждая о сухом законе в России: «С данным понятием связано именно такое распространенное убеждение: будто бы власть, пытающаяся насильно ограничить в Росси потребление водки, непременно падет; это “доказывается” падением царя в 1917 г. и падением советской власти в период около 1992 г.»[1].

Ощущение периферийности существования у русского человека смыкается с вертикалью духовного самоосознания. Горизонтальная и вертикальная системы сосуществуют, не находясь в принципиальной оппозиции, конфронтации. Русский человек реализует себя как личность, организует собственную микровселенную, лишь находясь на окраине мира социального.

Поэтому оформляются оппозиции «русский — россиянин» и, более высокая, «Русь — Россия». Лучше всего это продемонстрировать на примере из Блока.

В стихотворении «Русь»:
 

…Русь, опоясана реками
И дебрями окружена,
С болотами и журавлями,
И с мутным взором колдуна…

А в стихотворении «Россия» статика исчезает, появляется социальное движение:

Опять, как в годы золотые,
Три стертых треплются шлеи,
И вязнут спицы расписные
В расхлябанные колеи…

 
«Россия», как социальное явление появляется в тот момент в литературе, когда возникает семантика движения. Радищев, Фонвизин в словах своего Стародума, а далее — Гоголь, а еще дальше — праведники и путешественники Лескова и Толстого, а еще дальше — путешественники, «сокровенные люди» Платонова — все они пытаются найти смысл существования в России, выезжая на Русь.

Оппозиция «Русь — Россия» оформляет семантические разногласия «воля — свобода». «Специфическое русское понятие воли, — пишет А. Д. Шмелев, — берет свое начало в архаическом противопоставлении мира как «своего», обжитого, устроенного пространства и воли как пространства «чужого», неустроенного… Покинуть … регламентированный порядок и значит “вырваться на волю”.

В отличие от воли, свобода предполагает как раз порядок…Не случайно слово свобода этимологически связано со словом свой.., т. е., в архаичных терминах, с миром, а не с волей»[2].

Семантическая оппозиция «воля» — «свобода» в свою очередь определяет и отличия в значениях понятий «гулянка» и «вечеринка» соответственно[3].

Тезаурус понятия «застолье» в русском национальном сознании включает в себя не только структуру протекания трапезы, способ поведения трапезы, виды и последовательность подаваемых блюд, но и непосредственно сами наименования трапез. Наименование трапез (обед, ужин,вечеринка, гулянка, пьянка, попойка, посиделки, банкет, фуршет) в современном русском языке составляют часть русской застольной культуры. Друг от друга они отличаются особенностью подготовки, непосредственно самим протеканием торжества. Слова гулянка, пьянка, попойка, посиделки относятся к разговорному стилю современного языка, но именно они являются наименованиями исконно русских трапез.

Одним из самых употребительных для наименования какого-либо вида праздника, торжества в литературном языке является слово вечеринка. Вечеринка — это ‛встреча друзей, знакомых, близких в вечернее время для общения, развлечения, празднования чего-либо (обычно с угощением)’, например, [Лаврецкие] много выезжали и принимали, давали прелестнейшие музыкальные и танцевальные вечеринки. (И. Тургенев, Дворянское гнездо); На вечеринку Восьмого марта Вика решила сходить еще и потому, что поздравляли Катю Ершову — она бы не простила…(жур. Cosmopolitan, декабрь 2003 г.); Возвращаться не хотелось. Тем более что, судя по окрепшим голосам, вечеринка приближалась к драке (С. Довлатов, Заповедник); Особенно удавались ему описания обедов и банкетов с цыганами, которые гостеприимно устраивал директор музея, а также вечеринок у известного литературного «мэтра», почти классика, с водочкой и копченой колбасой (С. Романов, Прямолинейный Дегтев); Он читал жене книги, покупал самые дорогие и модные вещи, драгоценности, ходил с Кэсси на светские вечеринки (жур. Караван историй, октябрь 2002 г.); Чтобы загладить инцидент с амулетом, Президент дома чудес пригласил Лизу на одну из таких вечеринок (Г. Климов, Имя ему легион).

Вечеринка (как и завтрак, обед, ужин,) указывает на время протекания праздника — вечер, в отличие от пьянки, гулянки, попойки, которые могут начинаться в любое время суток, например, Подруга как раз пригласила меня на вечеринку в модный ночной клуб (жур. Cosmopolitan, декабрь 2003 г.); На коктейльной вечеринке или на празднике со «шведским столом» где гости ходят и общаются, обычно предлагают лонгдринки — большие коктейли, которые можно пить долго (жур. Винная карта, ноябрь, 2003 г.); По окончании вечеринки на выходе дамам вручили по громадному подсолнуху, и они тут же спрятали цветы от мороза под шубы (Yandex).

Основной составляющей вечеринки среди современной молодежи являются танцы, дискотека, музыка, угощения тоже присутствуют, но они не является основным компонентом праздника, алкогольные напитки, как слабые, так и крепкие, присутствуют обязательно, например, Иногда, когда начальству дома чудес хотелось выпить, там устраивали вечеринку, чтобы отпраздновать чей-нибудь день рождения (Г. Климов, Имя ему легион); Коллеги (он и она) сидят в одном офисе, вместе веселятся на корпоративных вечеринках (жур. Cosmopolitan, декабрь 2003 г.); Когда «Метехи» (ночной клуб) закрылся, молодой человек предложил продолжить вечеринку в квартире его родителей, здесь напортив (И. Стогоff, Мачо не плачут); При ярком свете все чувствовали себя глупо. <…> Терпеть не могу такие вечеринки (И. Стогоff, Мачо не плачут); Несмотря на приближающуюся сессию, большинство продвинутой молодежи Барнаула 21 декабря посетило клуб «Зебра», который вошел в историю города как День правовой вечеринки «Имею право!» (Yandex); Никогда не заявляйте на вечеринке, что вам нельзя много пить сегодня. Смысл жизни всех присутствующих сведется к тому, чтобы напоить вас (Yandex, Пивные законы и правила).

В. И. Даль в своем толковом словаре ставит слово вечеринка в синонимический ряд со словами вечерина, вечорка, вечеруха, вечерушка и определяет как название вечерних сходбищ, собраний, пиров, например, Мы про званых людей вечеринку сидим, а люди про нас и ночи не спят (словарь Даля); а вечорка и вечерушка — это званые вечера.

Семы «определенное место» и «обязательное присутствие алкоголя» сохраняются и в современном коллективном молодежном сознании, не сориентированном на литературный дискурс. Студентам юридического факультета МосГУ (всего опрошенных 58) было предложено дать определения слов «гулянка», «пьянка», «попойка» и «вечеринка». Почти во всех вариантах ответа «замкнутое пространство» и «наличие алкоголя» — обязательные актанты в семантике «вечеринки». Но, в отличие от кодифицированного значения, вечеринка в когниции современного человека приобретает несколько дополнительных устойчивых значений (концептов).

Вечеринка — «определенное место» (56), «определенное время» (51), «обязательное наличие алкоголя» (56), «развлечения» (44), «неограниченное наличие алкоголя» (26), «секс» (19), «возможность перерасти в пьянку или попойку» (12).

Фрейм вечеринка, таким образом, в когниции современного молодого человека преобразовывается в сценарий, близкий сценарию попойки. Причем в тот вариант сценария, который несет негативную контаминацию, поскольку «попойка» и «пьянка» не реализуются на «воле», это концепты маргинального существования на «свободе».

Негативная, как и ненужная информация, согласно законом когнитивной психологии, вытесняется из памяти субъекта, заменяется более приемлемой и употребляемой. Пятнадцати студентам факультета ПМТФ МГИУ (1 курс) было предложено назвать как можно большее количество синонимов к слову «вечеринка» и расставить их по частоте употребления. Самым частотным оказалось слово пати (англ. Party), похожие результаты получены и при опросе на первом курсе ЮФ МосГУ. Более того, в современном молодежном сленге появились уже производные от «пати» — «автопати» и «патиться». При этом французский вариант «суаре» никак не отражен в активном словарном запасе студентов.

Чтобы объяснить семантику слова гулянка,интересно обратиться сначала к глаголу гулять в одном из значений ‘проводить время в погулках, увеселениях, попойках; веселиться, развлекаться; кутить’, например, В далеком конце села играла гармонь и чуть слышно доносились припевки. Это гуляла молодежь из полеводческой бригады (Львов, На лесной полосе); Вчера собирал стариков, сегодня молодежь гуляет; Гулять на свадьбе, на дне рождения; Он загулял, теперь гуляет; Мы славно гуляли на празднике вашем, Нигде не видали мы праздника краше (В. Исаковский, Будьте здоровы).

Разные значения глагола гулять объединены идеей свободы выбора, отсутствия стеснений и необходимости выполнять скучную, рутинную работу. Эта возможность свободно следовать своим желаниям переживается как праздник, желания при этом могут быть разными и отнюдь не всегда ограничиваться пешим перемещением: «Императрица Мария Федоровна спросила у знаменитого графа Платова, который сказал ей, что он с короткими своими приятелями ездил в Царское Село:

 — Что вы там делали — гуляли?

 — Нет, государыня, — отвечал, разумея по-своему слово гулять, — большой-то гульбы не было, а так бутылочки по три на брата осушили…»[4].

Этимология слова гулять не вполне ясна; однако во всех версиях первичным считается не значение перемещения, а одно из значений, которые в современном языке воспринимаются как производные: идея игры (в некоторых версиях в мяч, в других версиях — любовной), употребления алкоголя или лежания в постели, например, Вам предоставлена отдельная квартира, там и гуляйте (из к/ф Бриллиантовая рука); Когда Хоффман женился…, то свадьбу гуляли не где-нибудь, а в Зачатьевском монастыре… Гулянье длилось три дня. Правда, довольно быстро выяснилось, что масштабы праздника никакого отношения не имели к прочности семейных уз (М. Райкина, Москва закулисная).

Иногда не вполне ясно, в чем в точности состоит действие, описываемое как гулять. Строки из песни Ой да загулял, загулял парнишка, парень молодой не позволяют точно сказать, в чем собственно это заключается: напился ли он, закрутил ли головокружительный роман.

Загулять — очень сложное понятие: тут и самозабвение, и отсутствие границ, и какая-то отчаянность. Это безудержное веселье, переходящее в бездонную тоску. Буйство, в котором проскальзывает желание от чего-то убежать, может быть даже от самого себя.

Однако носитель языка не всегда связывает глагол гулять с буйством, например, На работу мне сегодня не надо, детей забрали, и я гуляю: лежу на диване и слушаю музыку. Чтобы человек описал свое времяпрепровождение посредством глагола «гулять», оказывается достаточным ощущения праздности и праздника (сами слова праздник и праздность между собой в русском языке связаны).

Не случайно во многих случаях прямо противопоставляют глаголы гулять и работать. На этом противопоставлении базируется внутренняя форма многих слов, таких, как прогул и отгул (ср. гулять, отгулять отпуск).

В связи с этим слово гулянка (как наименование трапезы) предполагает, что человек ничем не занят, не обременен никакой работой, он отдыхает, чувствует себя свободным, ср. на гулянках — в свободное время (БАС). Большинство толковых словарей (БАС, МАС, словарь Ожегова, словарь под ред. Кузнецова) определяют слово гулянка как то же, что гулянье во 2 значении — ‛веселое времяпрепровождение в компании на открытом воздухе (с песнями, танцами, народными забавами)’, например, Вечерние, деревенские гулянки; В одном месте (Мечик) чуть не попал на гулянку — хриплая гармонь исходила «саратовской», пыхали цигаркой, звенели шашки и шпоры, девчата визжали (А. Фадеев, Разгром);

В современном русском языке слово гулянка употребляется в этом значении чаще всего в художественной литературе для характеристики какого-то периода времени, чтобы передать колорит эпохи и т. д.

В разговорном языке употребляется слово гулянка в значении ‛пирушка, попойка; кутеж’, и дается с пометой «разг.» например, Упиться на гулянке; Не протрезвел после вчерашней гулянки; После вчерашней гулянки у Савельихи он еще не совсем протрезвился и был мрачен. (М. Авдеев, Гвардии сержант); В тесном доме деревенском / Шла гулянка — пир горой. (Л. Решетников, Дом у дороги).

Еще встречается однокоренное слово гульба, но уже просторечное со значением — ‛шумное продолжительное разгульное веселье; кутеж’, например, Шальная гульба захлестывала деревни в то лето — возвращались фронтовики (А. Абрамов, Две зимы и три лета); Свадьбу отпраздновали «с треском», т.е. с бестолковою гульбой, продолжавшеюся двое суток (А. Чехов, Черный монах).

Гулянка в значении ‛пирушка, попойка; кутеж’ употребляется в речи современной молодежи чаще всего (36 из 58 опрошенных студентов ЮФ МосГУ), но при этом 12 студентов акцентировали во фрейме концепт «прогулка», а четверо из них указали на необязательность присутствия алкоголя.

Подобное языковое явление происходит с современной интерпретацией устаревшего «застолье». Студентам АФ МГИУ (46 человек, 1 курс) было предложено подобрать как можно большее количество синонимов к этому понятию. Самым частотным оказалось слово «банкет», что очень удивило исследователя, и, что еще больше удивило, на втором месте — понятие «фуршет».

Процессы познания мира современной молодежью, как они реализуются в языке и уже оттуда, в свою очередь, моделируют действительность, показывают, что когнитивное сопротивление навязываемому извне мифу о русском алкоголизме происходит по двум направлениям:

1. Возвращение слову прямого значения (гулянка — то, что происходит на просторе, — синоним «прогулка»; застолье — то, что происходит в рамках «свободы», пространственной ограниченности, буквально «за столом», — синоним «банкет»).

2. Заимствование. При заимствовании организуются как новые концепты и фреймы, так и сценарии поведенческой модели, которым в силу законов развития действительности еще нет (или уже нет) формального обозначения. Фреймы «пати», «банкет», «фуршет» подразумевают строгое соблюдение социальных норм поведения, когда алкогольные излишества попросту не принимаются общественным сознанием.



[1] Степанов Ю. С. Водка и пьянство // Степанов Ю. С. Константы: Словарь русской культуры: Опыт исследования. М.: Школа «Языки русской культуры», 2004. С. 336.

[2] Шмелев А. Д. Русская языковая модель мира: Материалы к словарю. М.: Языки славянской культуры, 2002. С. 70–71.

[3] См. подробнее: Чирич И. В. Лексика застолья в русской языковой картине мира: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. М., 2005.

[4] Цит. по: Шмелев А. Д. Русская языковая модель мира: Материалы к словарю. М.: Языки славянской культуры, 2002. С. 85.

Чирич Ирина Викторовна — кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и культуры речи, Московский государственный индустриальный университет (МГИУ).

Каблуков Валерий Витальевич — кандидат филологических наук, доцент ка­федры филологических дисциплин Московского гуманитарного университета.



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»