Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / 2008 / №6 – История

Мошняга В. П. Мировое социальное развитие и социальная справедливость в условиях глобализации

УДК 93

Аннотация: В статье социальная справедливость исследуется в контексте мирового развития в эпоху глобализации.

Ключевые слова: социальная справедливость, глобализация, мировое социальное развитие.


Глобализирующийся мир на рубеже XX и XXI вв. характеризуется многообразием и сложностью стоящих перед странами и народами острых социально-политических и экономических проблем и вызовов. При кажущейся безграничности возможностей постиндустриального (информационного) общества для поступательного социального развития и прогресса многие социальные ожидания не стали реальностью. За последние десятилетия социально-экономическая ситуация в мире стала более поляризованной как между странами, так и в рамках отдельных государств. В документах ООН отмечается, что если современный характер и тенденции мирового развития сохранятся, то социально-экономические различия между промышленно развитыми и развивающимися странами из несправедливых превратятся в бесчеловечные[1].

О понимании сущности социальной справедливости говорили древние мыслители и философы. Так, великий древнегреческий философ, Платон (427–347 до н.э.) отмечал, что «справедливость и всякая другая добродетель есть мудрость. Справедливые поступки и вообще все поступки, основанные на добродетели, прекрасны и хороши»[2]. Справедливость, говорил другой великий древнегреческий философ и ученый, ученик Платона Стагирит Аристотель (384–322 до н.э.), –– совершенная добродетель[3].

В современных условиях в развитых государствах качество социальной политики и принцип социальной справедливости стали характеризоваться как достижение высокого уровня развития «свободного общества», где главным критерием является обеспечение прав личности на индивидуальную свободу и деятельность во всех сферах жизни. Отсюда «вектор социального развития в наиболее развитых странах определяется пониманием возросшего значения человеческих ресурсов»[4].

Проблемы теории и практики социальной справедливости получили развитие в трудах академика Д. С. Львова (1929–2007). Он подчеркивал, что «вместо стремления к богатству и его символическим выражениям (расточительному и престижному потреблению) должно быть стремление к высокому качеству жизни. А этого качества невозможно достичь индивидуально, не повышая одновременно качества жизни окружающих»[5].

Исторический опыт свидетельствует, что мировое сообщество движется неравномерно, циклично с проявляющимися мировыми экономическими, политическими и социальными кризисами. Одновременно происходящие социально-экономические трансформации указывают на непреложный закон изменяемости социального развития. Существует несколько основных источников социальных изменений: природные причины — истощение ресурсов, загрязнение среды обитания, катаклизмы; демографические причины — значительный рост численности населения, перенаселенность, миграция; социально-политические причины — конфликты, войны, революции, реформы; изменения в сфере культуры, экономики, научно-технический прогресс; социально-психологические причины — привыкание, насыщение, жажда новизны, рост агрессивности и т. д.[6]

На этапе постиндустриального развития заслуживает внимания несостоятельность противопоставления социальных целей и экономической эффективности в процессе развития. Эти постоянные доминанты требуют соединения на понятийном уровне. Понятия «формация», «формационная стадия» необходимы в качестве методологического ключа для объяснения существенных сторон социального прогресса. Но в силу своей теоретической абстрактности они не могут использоваться в качестве эталона при объяснении конкретно-исторического периода развития, особенно применительно к отдельной стране. Отсюда вовсе не следует, что разделение всемирного и конкретно-исторического в области развития, общего и частного требует отказа от понимания естественно-исторического процесса как целого.

В общей теории развития важно определить представление о причинах, ведущих к тем или иным изменениям в обществе. По мнению ряда исследователей, типологически их можно суммировать по следующим признакам: потенциальные и реальные, глобальные и локальные, универсальные и частные, постоянные и переменные, длительные и кратковременные, внутренние и внешние, природные и социальные, материальные и духовные, объективные и субъективные, безличностные и личностные[7]. В ходе развития эти причины порождают, в основном через кризисы, соответствующую реакцию на возникающие обстоятельства, которую А. Тойнби назвал ситуацией «вызов — ответ» или «огниво и кремень»[8].

Весьма актуальным представляется утверждение, что развитие человечества как определенным образом организованной общности людей для поддержания своего существования должно постоянно разрешать противоречия между человеком и природой, обеспечивая тем самым необходимый человеку обмен веществом и энергией с природой, осуществляемый в постоянно меняющейся (в связи с ростом потребностей) форме. Но решать эту задачу человечество может, только изменяя процесс производства, характер и содержание труда. Это предполагает возникновение и разрешение противоречий как между человеком и обществом, так и между отдельными индивидами и социальными группами. Такова общая логика развития[9].

Рассмотрение проблем развития становится особенно трудным, когда в рамках цивилизационного подхода возникает необходимость применения типов локальной цивилизации. Эту специфику можно проиллюстрировать на примере России 1990-х гг. Так, начав свои реформы с либерально-демократической модели развития, она столкнулась с невиданным в ее истории разрушением промышленного и аграрного потенциала, исторически сложившихся социальных связей и инфраструктуры. Усилился процесс отчуждения человека от власти и от производительного труда. Коммерциализация пагубно сказывалась на состоянии науки, образования, культуры. Россия никогда еще в своей истории не испытывала такого кризиса нравственности, всей духовной сферы. В экономической сфере, в социальных и производственных отношениях наблюдается засилье криминала. Невиданный размах приобрела коррупция государственного аппарата[10].

Можно утверждать, что низкая результативность трансформационных процессов объясняется несоответствием характера экономических и социальных преобразований объективным условиям российского общества. В первую очередь, в экономической сфере. Видимо, стратегической задачей России должна быть идея гражданского национального согласия, проведение такой политики, которая учитывала бы интересы всех социальных слоев и групп, с ориентацией на социальное государство и гражданское общество, построенных на традициях права и демократии, но с учетом исторического социального отечественного опыта.

Таким образом, анализ формационного и цивилизационного аспектов развития дает основание заключить, что системно-исторический синтез явлений цивилизации адекватно вписывается в общую структуру социальных процессов.

Фундаментальные принципы социального развития в широком смысле всегда были связаны с проявлением закономерностей и случайностей в историческом процессе. Понимание закономерностей в социальной организации общества базировалось на лапласовском детерминизме, согласно которому в природе доминируют однозначно определенные динамические законы, которые механически переносились на общество. При этом почти не уделялось внимания статистическим (вероятностным) закономерностям. Этот недостаток исправляет такое междисциплинарное направление научных исследований, как синергетика (И. Пригожин, Г. Хакен)[11], как новое направление в изучении развития построена на принципе самоорганизации в явлениях неживой и живой природы, а также общества. Это возможно потому, что и человек, и природа подчинены общим синергетическим закономерностям и могут рассматриваться в качестве структурных компонентов единого процесса самоорганизации всего сущего[12].

Традиционные учения исходили из того, что любое событие заведомо определено первоначальными условиями. Случайности объяснялись тем, что мы не обладаем полнотой информации. Синергетика, напротив, придает случайности большое значение. Она исходит из того, что системы по своей природе находятся преимущественно в состоянии неустойчивого равновесия не только в силу внешних обстоятельств, но и в результате спонтанных внутренних изменений. Даже незначительные отклонения от равновесия могут привести к радикальным изменениям. Система оказывается в полосе нестабильности (в окрестности «точки бифуркации»). По существу, это кризис системы. Система переходит на другой уровень функционирования, возможно, вплоть до деградации и распада. При этом в «точке бифуркации» невозможно предвидеть, в какое состояние перейдет система. Однако после того, как путь выбран, в свои преимущественные права вновь вступает детерминизм — до того момента, когда новая система не окажется в полосе других спонтанных изменений[13].

Таким образом, синергетика учитывает как детерминистские, так и вероятностные пути развития, что позволяет использовать ее принципы для изучения социокультурного развития общества. По крайней мере, два направления в теории самоорганизации систем имеют практическое значение. Во-первых, нового осмысления требуют подходы к таким процессам и явлениям, как проблема исторического детерминизма, критериев социального прогресса, природы социальных кризисов, роли социальных утопий, существования пределов культурного развития человечества. Во-вторых, поскольку синергетическая парадигма интегративна и универсальна, она имеет прямое отношение к возможности разрешения противоречий в рамках понятия «социальный порядок». Те социальные процессы, которые отождествляются с беспорядком, могут рассматриваться не с точки зрения исчезновения социального порядка, а как показатель зарождения его нового варианта.

Концептуальные принципы и процесс самоорганизации могут рассматриваться также с позиций сравнительного анализа эволюции человеческого общества и его природной основы. Видный русский и советский ученый, академик АН СССР и РССХН Н. Н. Моисеев (1917–2000) считал, что совместное, взаимосвязанное развитие живой природы и человечества является важнейшим моментом коэволюции. Развитие человечества как части биосферы не может быть стабильным, равновесным, но оно должно быть согласовано с развитием тоже неравновесной и тоже изменчивой природной системы. Принцип коэволюции (совместной эволюции человека и биосферы) является необходимым условием выживания человечества.

По мнению Н. Н. Моисеева, коэволюция имеет три уровня: неживую природу, живое вещество и общество как единый процесс развития[14]. Развитие осуществляется по принципу усложнения организации. С появлением человека на естественный процесс самоорганизации материи накладывается ее самоорганизующий, направляющий смысл — с помощью интеллекта. Благодаря человеку, как носителю развитого интеллекта, природа стала не только «познавать себя», но и интенсифицировать процесс самоорганизации материи. К деятельности естественного интеллекта человека добавляется «новая форма памяти» — посредством орудий труда и организации деятельности. Общественная самоорганизация живого мира протекает уже в контексте памяти как культурного феномена: генетическая память — обучение — нравственность[15].

Н. Н. Моисеев полагал, что интенсивность процессов, связанных с организованным способом деятельности, а также совокупность сотворенных интеллектом средств этой деятельности особенно усложняются с переходом общества в информационную стадию развития. На этом уровне принцип коэволюции означает такую систему запретов (экологических императивов), которая исключает возможность изменения параметров биосферы как особого организма, в котором существует человек и непосредственная среда его обитания. Сегодня изменение параметров биосферы приблизилось к той запретной черте, переступить которую человечество не имеет права, если хочет сохранить себя. Это отправная позиция в достигнутом уровне развития, когда понимание допустимого будущего требует проведения целого ряда комплексных исследований, связанных с практической деятельностью как в области развития техники, так и целенаправленной жизнедеятельностью общества. Необходимо выработать систему взаимодействия с окружающей средой, способной сохранить ее в рамках, допускающих существование человечества. Этим определяются границы глобальной, охватывающей все стороны жизни и деятельности человечества.

Можно согласиться с утверждением ряда ученых, что тенденция глобализации — закономерный этап эволюции мирового сообщества. На протяжении всей истории человечества происходил устойчивый процесс усложнения социальных систем. Глобальные по своим масштабам кризисы порождают и соответствующие структурные изменения. Сегодня они связаны с разрешением экологических, энергетических, продовольственных, демографических и ряда других проблем, выросших до масштаба общепланетарных. Перед человечеством встала задача преодоления социального неравенства народов, экономической и культурной отсталости миллионов людей в странах Азии и Африки, развития культуры и науки, сохранения окружающей среды, генофонда человечества и свободы личности.

На рубеже XX и ХХI вв. все возрастающее внимание привлекает противостояние двух основных типов цивилизационного развития — техногенного (в основном страны так называемого «золотого миллиарда»), потребляющего до 6/7 мирового валового продукта, и традиционного типа развития (от 2/3 до 3/4 населения мира), далеко отставших от стран-лидеров[16].

Известно, что содержание и роль глобализации в современном мире диаметрально противоположны от положительных, утверждающих универсализацию человеческих ценностей, напоминая, что еще основоположник классической немецкой философии И. Кант (1724–1804) выдвинул идею вечного мира и образования единого мирового правительства, до крайне негативных, рассматривающих глобализацию как признание растущей взаимосвязи, главным следствием которой является подрыв, разрушение национального государственного суверенитета.

Первую попытку дать всеобъемлющий анализ модели глобального развития предприняли представители Римского клуба. Весной 1968 г. итальянский ученый экономист и общественный деятель А. Печчеи (1908–1984) разослал приглашения 30 видным европейским ученым и представителям делового мира с целью обмена мнениями по глобальным проблемам современности. Так было положено начало организации, получившей название Римского клуба(Club of Rome) –– международной неправительственной организации, деятельность которой направлена на стимулирование изучения глобальных проблем.

Римский клуб сыграл заметную роль в научном прогнозировании развития, планировал проведение исследований глобальных проблем, исходя из следующих целей. Во-первых, содействовать тому, чтобы люди могли полнее и глубже осознать стоящие перед человечеством трудности и проблемы глобального характера. Во-вторых, использовать все доступные знания для установления новых отношений между государствами, политическими и правовыми институтами с тем, чтобы устранить кризисные ситуации в мире[17].

Для достижения поставленных задач Римский клуб обратился к американскому специалисту в области системной динамики Д. Форрестеру с предложением разработать модель, имитирующую развитие мировых процессов. Были созданы три модели для выявления тенденций мирового развития, учитывающие величину населения, капиталовложений, невозобновляемых природных ресурсов, загрязнения окружающей среды, продовольствия. Так, реализация последней модели «Мир-3» осуществлялась группой молодых ученых под руководством Д. Медоуза. С помощью этой модели исследовалось поведение глобальной системы во временном интервале 200 лет — с 1900 по 2100 г. Предполагалось, что изменение основных параметров системы, включающих в себя состояние промышленности, сельского хозяйства, народонаселения и невозобновляемых природных ресурсов и загрязнения окружающей среды, происходит в рамках существующей тенденции развития человечества. Расчеты на ЭВМ показали, что в этом случае неизбежен глобальный кризис, поскольку рост промышленного производства и населения вступает в противоречие с ограниченными природными ресурсами и увеличивающимся загрязнением окружающей среды, губительно сказывающимся на здоровье людей.

Итоги этого исследования были опубликованы в США в марте 1972 г. в форме первого доклада Римскому клубу под названием «Пределы роста»[18]. Согласно докладу, предотвращение глобальной катастрофы возможно лишь в том случае, если будут приняты меры по созданию условий экономической и экологической стабильности, предусматривающей осуществление перехода от роста к глобальному равновесию. Последнее предполагает удовлетворение основных материальных потребностей каждого человека и реализацию его творческого потенциала.

Через два года на очередной годичной сессии в октябре 1974 г. был представлен и утвержден второй доклад Римскому клубу «Человечество у поворотного пункта», осуществленный под руководством М. Месаровича и Э. Пестеля. Авторы доклада исходили из того, что человечество находится в критической точке своей истории и ему предстоит сделать выбор: или идти по пути дальнейшего «ракового» роста, угрожающего существованию людей на Земле, или вступить на новый путь органического роста, позволяющий сохранить себя в исторической перспективе.

Выводы ученых-членов Римского клуба послужили методологической базой для разработки последующей концепции социального развития. Наиболее важный вывод состоял в том, что совершенствующийся уровень промышленного производства является основной опасностью для окружающей среды. В результате ООН разработала концепцию устойчивого и стабильного развития, сформулированную в решениях Международной конференции по природной среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992 г.) и подтвержденную в Программе и Плане действий, принятых на Встрече на высшем уровне по социальным проблемам развития (Копенгаген, 1995 г.).

Указанные и последующие форумы выявили многоаспектные направления глобальных процессов, происходящих в мире. В рамках реализации решений Всемирной встречи на высшем уровне в Копенгагене в 1990-е гг. был проведен ряд семинаров по социальному прогрессу. В ходе обсуждения выявлено, что сама концепция социального прогресса нуждается в обновлении, но идея социального прогресса, отрицающая как концепцию «конца истории», так и будущее «столкновение цивилизаций», является противовесом технократии и рыночному фундаментализму[19].

Обсуждение мировых угроз и вызовов позволили ученым сделать вывод о том, что двигателем современных процессов глобализации является мировой (глобальный) капитализм, представляющий собой фазу человеческой истории и в то же время политическую программу с некоторыми чертами идеологии. Глобальный капитализм извлекает пользу из сильных сторон рыночной экономики и в современных условиях успешно конкурирует с развивающимися экономиками мира. Однако постоянно возникающая склонность к эксцессам и самодовольству должна быть ограничена: система в целом функционирует относительно успешно лишь при условии ее регулирования со стороны государства посредством политики перераспределения. Между тем основной тенденцией и средствами продвижения к всемирному глобальному капитализму служит дерегулирование и либерализация экономики, приватизация, конкуренция и структурная перестройка, т. е. традиционные для капитализма рычаги экономической деятельности, не дающие ответа на вопросы о путях ликвидации диспропорций между бедностью и богатством, уменьшения социального неравенства. Это заставляет считать, что глобальный капитализм — это скорее утопия, обещание того, что технический прогресс, свободная игра рыночных сил и склонность человечества к инновациям приведут к царству свободы и процветания.

Многие участники международных встреч были склонны искать альтернативный проект глобальному капитализму. Высказывались предложения относительно программы альтернативной цивилизации, поиска универсального идеала: замедления процесса глобализации с тем, чтобы придать понятию «переходный период» универсальное значение, чтобы можно было осмыслить через действующие лица и жертвы цивилизации путь, по которому движется мир или на который его подталкивают. Были сторонники всяческой поддержки широкого спектра институтов и начинаний человека на всех уровнях (от местного до международного) с тем, чтобы научиться быть человечным, найти более разумные отношения между человеком и природой, быть в гармонии с собой, установить нерасторжимые связи между личностью, коллективом и Вселенной. Для будущего человечества огромную важность имеет начинающийся диалог о правах и ответственности, привилегиях и обязанностях, свободе и заботе об общем благе.

В последнее время о глобализации пишут и говорят как о многоликом явлении, но по-прежнему в центре глобализирующегося мира находятся процессы интернационализации экономики, развития единой системы мировой связи, изменения и ослабления функций национального государства, активизация деятельности таких транснациональных образований, как этнические диаспоры, религиозные движения, мафиозные группы. Неясности и несогласия в обозначении этих процессов термином «глобальные» возникает с момента, когда определенные общественные и экономические связи начинают выходить за пределы национальных государств. Начало этим обсуждениям положила Гарвардская школа бизнеса, которая утверждала, что экономический национализм государств потерял свое значение, когда на экономической сцене появились глобальные фирмы[20].

В экономической сфере обозначилось несколько направлений глобальных процессов: финансовая глобализация, становление глобальных МНК, регионализация экономики, интенсификация мировой экономики, тенденции к конвергенции. Не случайно на отмеченных выше семинарах по проблеме социального прогресса сторонниками глобального капитализма выступали представители таких весьма важных международных организаций, как Всемирная торговая организация, Всемирный банк и Международный валютный фонд.

Как свидетельствуют факты мирового развития, глобализация носит не только всеобъемлющий, но и противоречивый характер. Не случайно, когда говорят о глобальных проблемах, отмечают бесконтрольное расселение человека по планете, неуправляемую рождаемость, разрушение окружающей среды, социальное неравенство, голод и недоедание, рост социальной несправедливости, дефицит природных и энергетических ресурсов — более тридцати проблем[21]. В контексте нашего анализа глобализация рассматривается как ускорение транснационализации и усиление взаимосвязи и развития стран в рамках международного порядка с участием ООН и других международных организаций.

Социальные проблемы современности, отражающие процессы глобализации, настолько взаимосвязаны, что их порой невозможно расчленить. Австралийский профессор социологии С. Кастлз показал это на примере миграционных процессов в современном обществе[22]. С его точки зрения, миграция играет наиболее важную роль в большинстве социальных трансформаций. В настоящее время свыше 100 млн. человек живут не в тех странах, где родились, свыше 20 млн. человек числятся беженцами. Миграционные процессы затрагивают, прежде всего, экономическую сферу, содействуя участию в национальной экономике граждан других стран, оттесняя на второй план порядок существования в рамках семьи и общины. Процесс, в результате которого одни вовлекаются в общественный оборот, а другие вытесняются на периферию, нивелирует меру ответственности государств, других институтов за судьбы миллионов людей. Власти рассматривают такое неравенство лишь как необходимое условие эффективного развития экономики.

Международные миграционные процессы влияют на социальные отношения, культуру, национальную политику и международные отношения. Миграция, таким образом, неизбежно ведет к большой этнокультурной распыленности внутри государств, к изменению понятия идентификации и стиранию традиционных границ. Развитие осуществляется в рамках определенной социально-экономической типологии. В последние десятилетия наиболее распространены три ее модели: либеральная, социал-демократическая и консервативная. В каждой из них главным является способность рынка обеспечить социально-экономическое развитие общества.

Международная конференция по природной среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992 г.) сделала вывод, что глобальные изменения в окружающей среде вследствие индустриального периода развития человечества происходили за счет и в ущерб природе в такой степени, что поставили природу и человеческое общество на грань возможной катастрофы. Парадигма развития, в которой главным элементом была погоня за максимальной прибылью, исчерпала себя и не может быть основной движущей силой прогресса. Следование путем, по которому двигалось человечество, далее невозможно. Могущество цивилизации впервые в истории сделалось смертельной угрозой для жизни ее творцов. Человечество находится в ситуации выживания. «Или будет спасен весь мир, или погибнет вся цивилизация»[23], –– заключил основной доклад Морис Стронг, председатель оргкомитета этой конференции.

На Конференции государства приняли обязательство преодолевать образовавшийся колоссальный разрыв между большинством бедных и меньшинством богатых и сверхбогатых стран, делиться с развивающимися странами передовыми технологиями, распространять в богатых странах идеологию разумного, умеренного потребления и т. п. Главная цель всех этих и многих других мер –– движение к социальной справедливости, снятие существующего и предотвращение нового социального напряжения в обществе и между странами[24].

В связи с десятилетием Конференции в 2002 г. в Йоганнесбурге (ЮАР) состоялся конгресс, на котором подведены итоги выполнения программы «Повестки дня на ХХI век». Его участники отмечали, что многие решения не выполнены, более того –– глобализация не способствует их реализации и наоборот явились причиной дальнейшей поляризации современного мира.

В контексте решений указанных форумов в условиях глобализации понятие «развитие» в более узком понимании –– «социальное развитие» в исходном значении призвано учитывать такие процессы в социальной сфере, которые наряду с экономикой, политикой и культурой отражают естественноисторические формы жизнедеятельности человека с точки зрения обеспечения благоприятных условий его существования, достойного личного и общественного самочувствия, степени удовлетворения материальных и духовных потребностей. Принципы развития связаны с концепцией социального прогресса и могут быть поняты в социальных категориях в зависимости от конкретно-исторических условий.

Ученые, специалисты в области социального развития подчеркивают, что важнейшим элементом жизнедеятельности любого государства является состояние социальной сферы. Именно эта сфера –– индикатор продвижения общества по пути социального прогресса, показатель которого выражается в простой формуле: люди стали жить лучше или хуже. Это та самая сфера, где находит свое измерение понятие «человек» как действующий агент истории. И социальный прогресс, и социальная справедливость в таком подходе зависят от того, в какой мере граждане социально защищены в обществе и как они пользуются материальными и духовными благами, политическими, социальными и культурными правами и свободами.

В современных условиях развитие, как правило, рассматривается через призму «человеческого измерения»[25]. При этом «человеческое измерение» учитывает не только провозглашение прав человека, но и их соблюдение. Так, понятие социальной защищенности предполагает наличие широкого спектра определений и терминов, которые должны раскрыть новое понимание человеческого измерения. В современный словарь прочно вошли такие понятия, как «единое социальное, политическое, правовое, экологическое, информационное поле», «человек в гуманистическом измерении», «коэффициент гуманитарного развития», «биосоциальное здоровье человека», «социальная сетка безопасности». Например, коэффициент гуманитарного развития –– показатель, учитывающий реальную покупательную способность людей, состояние народного образования, уровень жизни. Биосоциальное здоровье человека рассматривается как состояние его полного физического, психического и социального благополучия.

Для успешного функционирования социальной сферы требуется проведение соответствующей социальной политики на национальном и международном уровнях. В ее центре стоят человеческая жизнь, концепция справедливого распределения, социальная устойчивость. Актуальность социальной политики в современном мире вызвана еще и тем, что во многих государствах не гарантируется и не обеспечивается фактически необходимый прожиточный минимум, а многие правительства не несут в полной мере ответственность за губительные для человека последствия, связанные с современным уровнем экономического развития, не учитывают потребности развития человеческого потенциала.

Следует подчеркнуть, что основные принципы социальной политики сводятся к обеспечению воспроизводства тех социальных ресурсов, из которых государство черпает себе поддержку, создает предпосылки для расширенного воспроизводства, для своей деятельности и стабильности общественной системы. Важнейшей задачей социальной политики является достижение определенного уровня равновесия в общественной жизни посредством: а) предоставления государственных гарантий для предотвращения или ликвидации последствий голода, болезней, природных и техногенных катастроф, демографического взрыва и т. д.; б) перераспределения материальных средств и организационных усилий, направленных на обеспечение определенного уровня жизни и изменение его качества в направлении, снижающем социальную напряженность; в) регулирования образа жизни (налогами, поощрением благотворительной деятельности, предпринимательской инициативы) в сочетании с репрессивными мерами (борьба с наркобизнесом и т. д.)[26].

В современных условиях ключевыми индикаторами качества жизни помимо традиционных (доход на душу населения, доступность образования, медицинских и социальных услуг) в круг главных показателей развития вошло такое понятие как доступ населения к информационным и коммуникативным технологиям (ИКТ), которые играют важную роль в деятельности человека и открывают новые возможности для получения услуг и способствуют совершенствованию системы образования, здравоохранения, подготовки персонала для инновационной деятельности в экономике, в социальной сфере и культуре[27].

Фундаментальная сущность социальной политики –– защита интересов людей, особенно создание институциональных и социально-экономических предпосылок для реализации гражданами, различными слоями и группами населения своих потребностей и интересов, проявления активности в раскрытии личности. Без этого не будет предпосылок гражданского общества, личной свободы, реальной демократии.

Исторический опыт свидетельствует, что цели социальной политики могут быть реализованы органами государственной власти, органами местного самоуправления, совокупностью всего арсенала форм и методов социальной работы. Принципы и стандарты социальной работы, как правило, сведены в национальные и международные уставы, кодексы, декларации. В них формулируются программные цели и долговременные ценности социальной работы, предписывающие параметры дальнейшей деятельности конкретных исполнителей –– государственных органов, общественных организаций, благотворительных фондов, корпуса социальных работников.

Важным этапом в решении социально-экономических задач устойчивого развития в глобальном масштабе и глобализация в человеческом измерении, учет глобальных изменений в социальной политике и социальной работе стало проведение Генеральной Ассамблеи ООН 8 сентября 2000 г. с участием глав государств и правительств 188 государств-членов ООН, на которой была принята «Декларация тысячелетия ООН». В ней говорилось: «Мы признаем, что помимо индивидуальной ответственности перед нашими собственными обществами мы несем также коллективную ответственность за утверждение принципов человеческого достоинства, справедливости и равенства на глобальном уровне. Поэтому мы как руководители ответственны перед детьми мира, которым принадлежит будущее»[28].

Участники Генеральной Ассамблеи заявили, что они преисполнены решимости установить справедливый и прочный мир во всем мире в соответствии с целями и принципами Устава ООН и обязались поддерживать усилия, направленные на обеспечение суверенного равенства всех государств; уважения их территориальной целостности и политической независимости; урегулирования споров мирными средствами и в соответствии с принципами справедливости и международного права; уважения прав человека и основных свобод; соблюдения равных прав для всех без различия расы, пола, языка и религии; международного сотрудничества в решении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера.

В Декларации с особой силой подчеркнута мысль о том, что главной задачей, стоящей перед всеми сегодня, является обеспечение того, чтобы глобализация стала позитивным фактором для всех народов мира. Это связано с тем, что, хотя глобализация открывает широкие возможности, ее благами сейчас пользуются весьма неравномерно и неравномерно распределяются ее издержки. Мы осознаем, что развивающиеся страны и страны с переходной экономикой сталкиваются с особыми трудностями в плане принятия мер в связи с решением этой главной задачи. Именно поэтому глобализация может обрести полностью всеохватывающий и справедливый характер лишь через посредство широкомасштабных и настойчивых усилий по формированию общего будущего, основанного на нашей общей принадлежности к роду человеческому во всем его многообразии.

В решениях ООН подчеркивалось, что прилагаемые усилия должны включать политику и меры на глобальном уровне, которые отвечали бы потребностям развивающихся стран и стран с переходной экономикой и которые разрабатывались бы и осуществлялись при их эффективном участии в интересах всех стран и народов мира.

В связи с тем, что эти проблемы всемирные, общечеловеческие, естественно, что их решение должно находиться в эпицентре мировой политики. Наиболее важной является проблема обеспечения устойчивого социально-экономического развития, увеличения производства и потребления, так как от ее решения, в конечном счете, зависит состояние всех остальных проблем мирового общественного развития.

Одновременно в мире нарастает критика концепции потребительского общества, когда по мере становления возрастает его отчужденный характер, усугубляется подчиненное, пассивное положение человека как «винтика тотального общественного механизма». Потребление превращается в «священную обязанность» человека, от выполнения которой зависит его личное самочувствие, социальный статус в обществе. В таких условиях принуждение к труду дополняется принуждением к потреблению различными средствами манипуляции, в первую очередь при помощи рекламы. Индивидуальная свобода человека низводится до свободы выбирать между различными, беспрерывно меняющимися, но фактически идентичными видами одного и того же товара потребления.

Более того, в современных условиях решение проблем культуры, досуга, всего комплекса вопросов, стоящих перед человечеством, невозможно путем превращения западного потребительского общества в глобальную модель развития. Общепризнанным стало положение о том, что дальнейшее распространение на все мировое население стандартов «золотого миллиарда» потребления может привести к планетарной экологической катастрофе.

В сложившейся международной обстановке задача органов центральных, региональных и местных властей по реализации социальной политики в контексте социальной справедливости заняли центральное место в работе Всемирного саммита 14–15 сентября 2005 г. в штаб-квартире ООН с участием 150 глав государств и правительств. На нем рассмотрен доклад генсека ООН Кофи Аннана «При большей свободе: к развитию, безопасности и правам человека для всех»[29].

На основе «Декларации Тысячелетия ООН» были сформулированы цели Организации Объединенных Наций в области развития и социальной защиты в духе справедливости: искоренение крайней бедности и голода, достижение всеобщего начального образования, поощрение равенства мужчин и женщин, расширение прав и возможностей женщин, сокращение детской смертности, борьба с ВИЧ/СПИДом, малярией и другими болезнями, обеспечение экологической устойчивости и формирование глобального партнерства в целях развития[30].

Для решения указанных глобальных проблем Всемирный саммит наметил План действий «Цели развития Декларации Тысячелетия» (ЦРДТ), стержнем которого должны стать цели развития в духе «Декларации Тысячелетия ООН»: обязательства международных межправительственных организаций (ММПО) в области прав человека в духе социальной справедливости; выделение к 2010 г. 50 млрд. долл. в год на борьбу с бедностью; принятие программ по реализации Целей развития Декларации Тысячелетия; поиск инновационных источников финансирования ЦРДТ; списание задолженности с беднейших стран; выделение 0,7% ВВП развитых стран на ЦРДТ; борьба с терроризмом, миротворчество и миростроительство; защита прав человека, демократия и верховенство закона, в частности, создание Совета по правам человека ООН; пресечение гендерной дискриминации; охрана окружающей среды; проблемы здравоохранения (ВИЧ/СПИД, туберкулез, малярия, профилактика болезней); гуманитарная помощь при стихийных и техногенных катастрофах[31].

ЦРДТ имеют прямое отношение к населению России. По данным ООН в Российской Федерации в 2005 г. было 26 млн. бедных (18%); произошел коллапс промышленности и сельского хозяйства; не-удовлетворительно здоровье населения; огромная дистанция между богатыми и бедными (20% населения страны получает 46,6% всех доходов россиян)[32]. Эксперты ООН рекомендуют России следующие меры: усиление контроля за расходованием средств, в том числе выделяемых ежегодно ООН (300–400 млн. долл.); улучшение различных секторов политики, помощь людям приспособиться к рыночной экономике; усиление контроля за загрязнением окружающей среды; повышение уровня жизни беднейших слоев населения; предотвращение распространению ВИЧ/СПИДа[33].

В соответствии с принятыми решениями на уровне ООН активизировались дискуссии о неравенстве и социальной справедливости. Ключевой проблемой в условиях глобализации является справедливое распределение благ для населения всего мира. Речь идет прежде всего о сфере доходов, здоровья, образования[34]. В научном экспертном сообществе на этот счет существуют различные точки зрения, в частности, обсуждаются концепции социального неравенства в современном мире. Одна концепция о глобальном неравенстве не учитывает государственные границы, т. е. отдельных стран, а учитывает реальный доход каждого человека и его покупательную способность; вторая концепция учитывает различия в уровне жизни между странами; третья –– рассматривает неравенство между людьми в каждой стране. Таким образом, в рамках глобального неравенства имеются три типа неравенства. Так, внутристрановое неравенство связано с различным уровнем доходов, сильным социальным расслоением и бедностью. Межстрановое неравенство –– когда каждый человек имеет средний доход своей страны. Следует отметить, что межстрановое неравенство возрастает. Например, ВВП на душу населения в самой богатой стране в 1870 г. был в 9 раз выше, чем в самой бедной; в 1990 г. –– в 45 раз[35].

Следовательно, межстрановое неравенство –– это сравнение трех стран и трех представителей со средним доходом, т. е. рост соответствует величине дохода. Международное неравенство –– это учет всего населения, но по показателю среднего дохода. И, наконец, глобальное неравенство –– это учет всех людей (индивидов) со своими фактическими доходами[36].

В условиях реальной социальной ситуации в современном мире крайне важным представляется рассмотрение глобализации в человеческом измерении[37] –– раскрыть механизмы взаимосвязи экономического и человеческого развития. Экономический рост означает увеличение производительности труда и рост занятости населения, что, в свою очередь, предполагает рост индивидуальных доходов, улучшение условий труда и рост богатства общества. При достижении указанных параметров сформулирован индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), который включает доход на душу населения, т. е. реальный ВВП и ВВП, превышающий среднемесячное значение, ожидаемую продолжительность жизни, уровень образования (грамотность взрослого населения и смешанный коэффициент валового контингента всех учащихся). По оценкам многих ученых, экспертов ООН, ПРООН, ЮНЕСКО, МОТ в условиях глобализации, с ее достоинствами и недостатками, должны осуществляться меры по решению острых социальных проблем путем изменения парадигмы социально-экономического развития всех стран и мирового сообщества в целом.

Таким образом, общественная мысль и практика все больше приходит к выводу о том, что главным критерием общественного прогресса и экономического роста является человек, развитие его потенциала. В докладах о развитии человека на основе материалов ПРООН, которые ежегодно издаются с 1990 г., говорится о необходимости прекратить практику определения темпов прогресса в области развития человека только с помощью факторов экономического роста. Во многих странах все большее число лиц, ответственных за разработку политики, приходят к неизбежному выводу — чтобы прогресс в области развития стал более ценным и легитимным как на национальном, так и на международном уровнях в центре внимания должны стоять личность человека, концепции справедливого распределения, экологической и социальной устойчивости и справедливости в доходах и уровне жизни населения всех стран мира.



[1] Доклад о мировом развитии 2006. Справедливость и развитие. М., 2006; World Development Report 2007: Development and the Next Generation. Washington, 2007.

[2] Платон. Государство. Законы // Антология мировой правовой мысли. М., 1999. Т. 1. С. 142.

[3] Аристотель. Новая философская энциклопедия // Рук. Научного проекта В. С. Степин, Г. Ю. Семигин. В 4 т. Т. 1, М., 2000, С. 175–176.

[4] Лебедева Л. Ф. Социальная политика в экономике знаний // Международные процессы. Т. 4. №3 (12), сент.-дек. 2006. С. 28.

[5] Львов Д. С. Справедливость и духовный мир человека // Политический журнал. 2007. №7. С. 19.

[6] Плотинский Ю. М. Теоретические и эмпирические модели социальных процессов. М., 1998. С. 105.

[7] Гринин Д. З. Формации и цивилизации // Философия и общество. 1997. №1. С. 17–18.

[8] Тойнби А. Цивилизации перед судом истории. М. ; СПб., 1996. С. 25.

[9] Бутенко А. П. Философия истории и XX столетие // Философия и общество. 1997. №5. С. 69.

[10] Москвин Л. Б. Новые социальные измерения в современном мире // Общественные науки и современность. 1999. №3. С. 38.

[11] Князева Е. Л., Курдюмов С. П. Синергетика как новое мировоззрение: диалог с И. Пригожиным // Вопросы философии, 1992. №12. С. 3–21.

[12] Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. М., 2001, С. 511.

[13] Пригожин И., Стенгерс И. Порядок и хаос. М., 1986. С. 28–29.

[14] Моисеев Н. Н. Человек и ноосфера. М., 1990. С. 34–35.

[15] Там же. С. 121–139.

[16] Карсаевская Т. В., Ермоленко М. Т. Глобальные проблемы современности и необходимость смены парадигмы цивилизационного развития // Философия в мире знания, техники и веры. СПб., 1997. С. 246.

[17] Лейбин В. М. Римский клуб: хроника докладов // Философия и общество. 1998. №6. С. 204–221.

[18] Медоуз и др. Пределы роста. М., 1991.

[19] Бодо Ж. Глобальный капитализм: необходимость в обновлении универсалистской модели // Мировая экономика и международные отношения. 1998, №2. С. 89–93.

[20] Кузнецов В. Что такое глобализация? // Мировая экономика и международные отношения. 1998, №2. С. 12–21.

[21] Ильинский И. М. Молодежь в контексте глобальных процессов развития мирового сообщества // Молодежь и общество на рубеже веков. М., 1999. С. 29.

[22] Глобализация и миграция: некоторые очевидные противоречия // Международный журнал социальных наук. 1998, №23. С. 23–32.

[23] Доклад ООН. Повестка дня на XXI век. ИТАР-ТАСС, 8 июня 1994 // Компас. № 86. С. 87.

[24] Коптюг В. А. На пути к устойчивому развитию цивилизации // Свободная мысль. 1992. № 14. С. 3.

[25] Доклад о развитии человека за 1996 год. Нью-Йорк, 1996; Москвин Л. Б. Новые социальные измерения в современном мире // Общественные науки и современность. 1999. № 3. С. 38–39.

[26] Доклад на Всемирной встрече на высшем уровне в интересах социального развития (1995). Копенгаген, 1995. С. 28– 29.

[27] Лебедева Л. Ф. Социальная политика в экономике знаний // Международные процессы. 2005. Т. 4, №3 (12), сент.-дек. 2006, С. 29–31.

[28] Доклад Тысячелетия ООН. Утвержден резолюцией 55/2 ГА ООН от 8 сентября 2000 г. Нью-Йорк, 2000. С. 1.

[29] Хроника ООН. 2005. № 3. С. 5.

[30] Доклад о мировом развитии 2006. Справедливость и развитие. М., 2006. С. 51–52.

[31] Хроника ООН. 2005. № 3. С. 9–10.

[32] Хроника ООН. 2004. № 3. С. 6.

[33] Хроника ООН. 2004. № 3. С. 6.

[34] Доклад о мировом развитии 2006. Справедливость и развитие. М., 2006. С. 51– 53.

[35] Там же. С. 53.

[36] Там же. С. 53.

[37] Бек У. Что такое глобализация. М., 2001; Дилигенский Г. Г. Глобализация в человеческом измерении // Мировая экономика и международные отношения. 2002. № 7. С. 4–15.


Мошняга Виктор Пантелеевич  –– доктор исторических наук, профессор.



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»