Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / 2008 / №6 – История

Мухамеджанов М. М. Комсомол: последние десять лет (1981–1991)

УДК 94

Аннотация: Автор статьи характеризует последнее десятилетие истории ВЛКСМ.

Ключевые слова: история комсомола, история СССР.


Несомненно: самым масштабным и значительным событием истории ХХ века является крушение мировой системы социализма и прежде всего СССР — оплота этой системы, могущественной сверхдержавы, полагавшей себя «могильщиком» капитализма и «светлым будущим» для всего человечества. Сегодня «обломки» этой сверхдержавы – суверенные государства – ударными темпами строят некогда проклинавшееся ими капиталистическое общество, пытаются бороться с поразившими их безмерными по размаху бедностью и нищетой, соперничают друг с другом за «место под солнцем» и благожелательное отношение к себе со стороны США и других развитых стран, различных международных организаций – ООН, НАТО, ЕС, ОБСЕ и т. п.

За школьными партами, в студенческих аудиториях, в вооруженных силах на постсоветском пространстве уже заняли свое место дети и молодые люди, которые не знают некогда святых имен вождей мирового пролетариата и смысла разного рода многозначительных аббревиатур типа КПСС, ВЦСПС, ВЛКСМ, КМО СССР. С каждым годом пески времени покрывают все более толстым слоем события и тайны прошлого, докопаться до сути которых не просто даже тем, кто находился в гуще совсем недавних событий.

Для огромного множества людей во всем мире даже для некоторых из тех, кто ненавидел коммунистических режим, желал развала СССР и десятилетиями служил этому делу, столь быстрый, почти мгновенный распад могучей страны явился полной неожиданностью. Теперь об этом известно всем. Доказывать, что «холодная война» (внешний фактор) сыграла свою роль в развале СССР и Мировой системы социализма – значит ломиться в открытую дверь[1].

Но главной причиной гибели «реального социализма», по убеждению ряда исследователей, были, во-первых, изъяны самой социалистической идеологии, а, во-вторых (во многом как следствие этих изъянов) идейное вырождение, политическая и интеллектуальная деградация вождей и всей правящей элиты. Догматизм мышления, абсолютизация социалистических принципов, запоздалость реформ явились свидетельством кризиса власти. Кризис управления — вот первооснова всех прегрешений компартии и советской власти перед народом, который никогда на деле не был целью, но всегда — средством в достижении тех или иных целей, стоявших в стороне от обыденных интересов и нужд человека: как получить жилье, достойную зарплату, добыть пищу и одежду, хорошо отдохнуть, интересно провести свободное время и т. п. К сожалению, уже в 80-е годы советское общество было глубоко прогнившим, у него не было глубоких и разветвленных корней уже на уровне детского и юношеского сознания.

Система пропаганды, бросавшая семена социалистических (коммунистических) идей в молодежную среду, в том числе с помощью комсомола, не желала видеть и понимать, что падают они не на плодородную почву, а на камни и в песок, а потому не могут дать сильных всходов и богатого урожая. И как только подули ветры перемен, все старые догмы и мифы разлетелись, словно карточный домик. Сказанное справедливо как для советской политической системы в целом, так и для каждого из составлявших ее элементов, в том числе, комсомола.

Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодежи был частью общественно-политической системы Советского Союза. Его судьба была теснейшим образом связана с судьбой страны. Его исчезновение с политической арены стало закономерным итогом процесса перестройки. Вместе с тем немалую роль в судьбе комсомола сыграл и субъективный фактор, а именно, ликвидаторская позиция его руководства. И как следствие встает целый ряд непростых вопросов: «Удалось ли комсомолу провести кардинальную реформу?»; «Была ли альтернатива его существованию?»; «Если да, то почему он самоликвидировался?»; «Если нет, то, что помешало его перестройке?»; и т. д.

Ответить на эти вопросы сложно. До сих пор в научной литературе по истории комсомола последний период его деятельности не стал предметом всестороннего изучения. Ныне интерес к комсомольской истории пропал. Политическая конъюнктура не стимулирует исследование этой проблемы. Руководители комсомола периода перестройки и распада союза молодежи отстранились от публичного обсуждения причин и обстоятельств самороспуска. На этом фоне заслуживает внимание кандидатская диссертация В.И. Мироненко «Комсомол в период реформации советского общества (1985–1991 гг.). Ее автор стоял во главе комсомола в 1986-1990 годах и был проводником политики перестройки[2].

Данная статья не может претендовать на фундаментальность исследования поставленной проблемы. Автор надеется, что она может дать импульс к изучению истории комсомола в целом и особенно рассматриваемого периода.
 

Советское общество и молодежь накануне перестройки
 

Понять и оценить проблемы советской молодежи и комсомола невозможно без анализа состояния общества в целом. Молодое поколение всегда находится в диалектической взаимосвязи со взрослой частью общества. Молодежь наследует от старшего поколения материальные, духовные и нравственные ценности, продолжают дело своих отцов. Поколение отцов объективно выступает воспитателем подрастающей смены, передавая ей свой жизненный и социальный опыт. Вместе с тем молодежь, обеспечивая преемственность поколений, не буквально дублирует полученное духовное наследство. Жизнь вносит свои коррективы в умонастроения масс. Молодежь, как наиболее отзывчивая возрастная категория общества, раньше взрослых улавливает новации, которые оказывают влияние на образ мышления и поведения. Хотя по мере взросления молодых людей эпатажные моменты в одежде, поведении, вкусах, предпочтениях исчезают или нивелируются, это поколение уже не является копией предшествующего. Таким образом, не только старшее поколение оказывает свое воспитательное воздействие на подрастающую смену, но и она влияет на своих воспитателей.

Вследствие различий социального статуса двух поколений неизбежно между ними возникают противоречия, в одних случаях подспудные, в других – выраженные. Межпоколенческие противоречия, получившие общественный резонанс, западные социологи определяют как конфликт поколений. О теории конфликта поколений приходится напомнить вследствие того, что советская наука не признавала наличие такого явления в социалистическом обществе, хотя постоянно подчеркивала, что в странах капитала молодежь, прежде всего трудящаяся и студенческая, находится в непримиримом противоречии с буржуазным обществом.

Для отрицания межпоколенческого конфликта в СССР были весомые аргументы: бесплатное образование и здравоохранение, широкая сеть детских и молодежных оздоровительных учреждений, бесплатные детские музыкальные, художественные и спортивные школы и др. Правовые нормы, регулировали использование труда подростков на производстве. Ребята могли получить профессиональную подготовку. Коммунистическое воспитание детей и молодежи было возложено на пионерскую организацию и комсомол. Своей патерналистской политикой советское государство пыталось обеспечить гармоническую преемственность поколений. В значительной мере это удавалось. Но, противоречия оставались, так как у советской власти всегда не хватало средств для относительно полного удовлетворения материальных, образовательных, культурных и иных потребностей подрастающей смены. Экономический кризис, начавшийся в конце 70-х годов, все более суживал возможности социальной опеки государства. У молодежи росло чувство неудовлетворенности уровнем предоставляемых гарантий и качеством своей жизни. Социологи, исследователи молодежных проблем фиксировали проявление симптомов противоречий между молодежью и обществом в целом, однако явно недооценивали их опасность для идейно-политических устоев советского общества.

В то время историки молодежного движения часто цитировали заметку В. И. Ленина «Интернационал молодежи», в которой написано: «нередко бывает, что представители поколения пожилых и старых не умеют подойти к молодежи как следует, которая по необходимости вынуждена приближаться к социализму иначе, не тем путем, не в той форме, не в той обстановке, как ее отцы»[3]. Несмотря на преклонение перед величием вождя, когда каждая его мысль абсолютизировалась, ученые отсюда делали вовсе неленинский вывод: дескать, это относится к условиям капиталистического общества и не имеет никакого отношения к советской молодежи. Даже в конце периода перестройки, когда советская система доживала последние месяцы, ученые не осмеливались говорить о конфликте поколений. Об этом свидетельствует «круглый стол», проведенный 7 июня 1991 года в Научно-исследовательском центре (НИЦ) Института молодежи на тему «Преемственность поколений: единство? Содружество? Конфликт?». Проблема была чрезвычайно актуальной, она имела теоретическое и практическое значение. По сути дела она была новая, так как в СССР ее не исследовали. Директор НИЦ, профессор И.М.Ильинский поставил перед участниками дискуссии вопрос: «Есть ли в современном обществе конфликт поколений, если да – в чем он проявляется?». Обстоятельное обсуждение не привело ученых к единому мнению. Приводилось множество фактов дискриминации молодого поколения в сфере производства, общественной, социокультурной жизни. Говорилось о соперничестве поколений в стремлении занять руководящее положение во властных структурах, о боязни старших перед напором молодых и пр. Признавали, что сложился новый тип поколения со своим образом мышления, духовными и нравственными ценностями. Произошло это в результате разрыва поколенческих связей, хотя не было видимых шумных конфликтов и открытых выступлений. Участники «круглого стола» так и не осмелились назвать это явление конфликтом поколений. Дело, очевидно, не в названии, а в существе. Отказ значительного слоя молодежи от идеологии, духовных ценностей, образа жизни отцов опаснее конфликта, который может закончиться согласием. «Этот конфликт поколений носит глобальный, широкомасштабный характер, его последствия долговременны и касаются не какого-то отдельного сектора общественной жизни, а всего общества. Ситуация развивается так, что конфликт в какой-то момент перестройки и «реформ» перерос в разрыв поколений»[4]. Причину разрыва межпоколенческих связей назвал сам инициатор перестройки М. С. Горбачев. Спустя пять лет после начала реформ он вынужден был констатировать, что молодежь оказалась в состоянии отчуждения и от собственности, и от производства, и от власти, в меньшей мере от культуры[5].

 Новое поколение, мировоззрение которого сложилось в годы либерализации общественной жизни, сначала поверило в возможность перестройки и поддерживало ее. Но к концу 80-х годов, видя бесперспективность улучшения своего жизненного уровня, молодые люди в значительной массе отвернулись от горбачевских реформ. Об этом свидетельствовали широкопредставительное социологическое исследование ( 5 тысяч опрошенных молодых людей 16 регионов страны), проведенное Научно-исследовательским центром Института молодежи. На вопрос «Потерпела ли перестройка провал?» 64% респондентов ответили «да», 14% – «нет». Наиболее пессимистически были настроены к перестройке молодые руководители и инженерно-технические работники. На вопрос «Как можно долго терпеть лишения ради будущего благополучия общества?» 61 % – ответил «терпение иссякло»[6].

Таким образом, перестройка, которая проводившаяся под руководством старшего поколения в лице КПСС и органов советской власти, во многом зависела от позиции молодого поколения. Власть вовремя не осознала угрозы своей стабильности, идущей от подрастающей смены.

Послевоенные годы, начиная с хрущевской «оттепели», во многом изменили представления людей о социализме, чему способствовали внутренние и международный факторы. Даже в период брежневского застоя, стагнация в экономике, консервация духовной жизни, преследование по идейным соображениям вовсе не значили, что застой парализует остроту восприятие жизни и образ мышления. Росло различие в понимании сущности социализма между старшим и молодым поколением.

 Открытое инакомыслие появилось в Советском Союзе в 60-е годы. Носителями несогласия с властью были, в основном, представителей творческой интеллигенции и студенчества. Диссиденты не выступали против советской власти и социализма. Они требовали большей открытости общества, активного участия народа в решении судеб страны. Выделившиеся из среды инакомыслящих правозащитники предъявили власти основное требование: соблюдать гражданские права, гарантированные Конституцией СССР: свободу слова, собраний, манифестаций. Инакомыслящая молодежь наиболее ярко выражали новое требование к социализму, который должен быть подлинно демократическим и стоять на страже прав личности. Диссиденты открыто выступили в поддержку идеологов «пражской весны» в Чехословакии в 1968 году, в защиту реформ, проводившихся под лозунгом «социализм с человеческим лицом». На открытые обращения диссидентов и правозащитников к руководству страны, власти ответили массовыми репрессиями. Отказ от диалога с инакомыслящими превратил их в противников социализма. Разгром идейной оппозиции в начале 80-х годов героизировал в сознании части молодежи академика А. Д. Сахарова, писателя А. И. Солженицына и других диссидентов как борцов за свободу и демократию. Хотя правозащитное движение к началу 80-х годов было разгромлено, идеология обновления социализма вошла в сознание определенной части советского общества.

Партийное и советское руководство страны видело свою главную задачу в том, чтобы воспитывать молодое поколение в духе коммунизма. Основным орудием воспитания молодежи выступал комсомол, признанный помощник и резерв партии. КПСС призывала комсомол и молодежь быть достойными преемниками в деле совершенствования социализма и строительства коммунизма. На XIX съезде ВЛКСМ (май 1982 г.), последнем комсомольском форуме до эпохи перестройки, Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев сказал: «...Ваши предшественники... передают в ваши руки бесценное достояние – первое в мире государство победившего социализма, общество, строящее коммунизм. В этом наследии, товарищи, есть все для того, чтобы ваши пожелания стали реальностью. Сделать это должны вы сами, молодежь 80-х годов – ваш труд, ваше ученье, ваш энтузиазм. И мы верим, что вы будете достойны стоящих перед вами исторических задач»[7]. Это был призыв, воспринимаемый комсомолом как приказ. Делегаты съезда, проходившего в атмосфере невиданного раздувания культа личности вождя партии, дружно и многословно благодарили Леонида Ильича за «мудрое» наставление: всегда быть ударным отрядом строителей коммунизма. Разговор с комсомольцами был не откровенный. Брежнев ничего не сказал о том, что в народном хозяйстве имели место серьезные диспропорции, преобладал экстенсивный способ производства, была низкой производительность труда, не выполнялись плановые задания. В наставлении генсека не затрагивались никакие проблемы молодежи.

Высокая оценка вклада молодежи в реализацию планов десятой пятилетки (1976–1980) была обоснованной. В эти годы 30 миллионов тружеников досрочно завершили задания десятой пятилетки. 10 миллионов добились звания «Ударник коммунистического труда». В различных отраслях народного хозяйства действовали свыше 600 тысяч комсомольско-молодежных коллективов, объединявших 5 миллионов юношей и девушек. Каждый третий молодежный коллектив получил звание «Коллектив коммунистического труда». По итогам соревнования в десятой пятилетке 327 коллективам 57 отраслей народного хозяйства были вручены на вечное хранение Красные знамена «Герои пятилеток, ветераны труда – лучшему комсомольско-молодежному коллективу».

Организатором различных трудовых починов был комсомол, в рядах которого в 1982 году насчитывался 41 миллион юношей и девушек. 135 важнейших новостроек страны являлись всесоюзными ударными комсомольскими стройками, около 4 тысяч – республиканскими, краевыми, областными. Среди них объекты энергетики, черной и цветной металлургии, химии, нефтедобычи, угольной промышленности, железнодорожного и морского транспорта, легкой промышленности, сельского и мелиоративного строительства и др. За годы пятилетки при активном участии комсомольцев и молодежи было введено в эксплуатацию 1200 промышленных объектов[8].

От ударного труда молодого поколения во многом зависела экономическая мощь страны, соответственно, удовлетворение социальных нужд молодежи и населения в целом. Но прямой зависимости здесь не было. Валовой национальный продукт распределялся не по социалистическому принципу – от каждого по способности – каждому по труду. Молодежь относилась к дискриминируемой категории в сфере оплаты труда, условий жизни и быта. Сложившаяся система оплаты труда не учитывала уровень профессионализма и эффективность труда работника. Определяющую роль играл трудовой стаж. По этому же принципу использовались общественные фонды потребления. Молодежь на производстве за аналогичную работу получала в 1,5-2 раза меньше, чем взрослые. Даже на ударных комсомольских стройках министерства и хозяйственные ведомства не обеспечивали нормальные условия труда, быта, развития культурного уровня, потребности развлечений и отдыха. Молодые семьи испытывали острую нужду в жилье, яслях, детских садах. Неустроенность жизни увеличивала распад семей. Эти проблемы публично не обсуждались. Их решение было отдано на откуп хозяйственников. Комсомол мог оказывать лишь незначительное влияние на улучшение материально-бытовых условий работающей молодежи. Об этом свидетельствуют итоги социологического исследования, проведенного в 1987 году сотрудниками Научно-исследовательского центра Высшей комсомольской школы при ЦК ВЛКСМ. Всего 11 процентов опрошенных отметили, что комсомольская организация реально влияет на улучшение условий и охрану труда молодежи. Опросы выявили также снижение доли молодых руководителей в сфере экономики, науки, культуры и других областях.

Было очевидным противоречие между ролью молодежи в экономике страны, где молодые люди в возрасте до 30 лет составляли одну треть всех работающих и их участием в управлением производством. Исследования показали, что от четверти до одной трети молодых рабочих даже формально не причастны к решению производственных задач своих коллективов. Каждый пятый молодой рабочий не считал себя хозяином предприятия и, соответственно, поступал не по-хозяйски, то есть не экономил сырье и материалы, электроэнергию, разбазаривал социалистическую собственность и т. п.[9]

Появились трудности в подготовке молодых специалистов для народного хозяйства. Уровень квалификации не всегда соответствовал потребностям экономики. Часть молодежи вынуждена была работать не по специальности. В ряде регионов страны из-за отсутствия производственных мощностей тысячи молодых людей не находили работу, в поисках ее выезжали в другие районы страны.

Таким образом, в решающей сфере деятельности социалистического государства, а именно в развитии экономики, сложился комплекс противоречий между обществом в целом и его младшей социально-возрастной частью. Подобное противоречие существует в любом обществе, но при социализме государство берет на себя всю ответственность за положение дел в стране. Молодые люди связывали социальное неблагополучие не столько с потенциалом личности, а сколько с общественно-политической системой, не способной обеспечить достойную жизнь и дать возможность самореализации. В обществе назревало недовольство, охватывающее сферу политики, идеологии, морали.

Огромное влияние на внутренние процессы в стране оказывала международная обстановка. СССР и страны социалистического содружества находились в состоянии «холодной войны» с капиталистическим миров во главе с США. Бескомпромиссность и масштабность борьбы, охватывающей экономическую, политическую, идейную, социокультурную области, дают основание ряду ученых характеризовать ее как третью мировую войну. Как известно, военные условия диктуют свои порядки в обществе. Львиная доля государственного бюджета уходила на повышение обороноспособности страны, на развитие ее ракетно-ядерного потенциала. Средств на социальную сферу не хватало. Остаточный принцип финансирования распространился на многие области общественной и культурной жизни. Однобоко развивалась промышленность, в результате чего ощущался дефицит товаров массового спроса.

Тотальный государственный и партийный контроль над духовной жизнью общества также был следствием ожесточенной идеологической борьбы двух систем. Ведущие капиталистические страны развернули широкую антисоветскую и антикоммунистическую пропаганду, используя радиовещание на русском языке, переправляя запрещенную в СССР литературу, политически и морально поддерживая диссидентской движение, служителей культа, националистов и другие гонимых.

При всей закрытости советского общества власти вынуждены были приоткрыть «железный занавес». Это нужно было для того, чтобы продемонстрировать Западу и развивающимся странам Азии, Африки и Латинской Америки достижения социализма, миролюбивую политику СССР, его стремление к сотрудничеству. В постсталинский период стали издаваться книги прогрессивных иностранных писателей, демонстрироваться зарубежные кинофильмы, проводиться международные культурные, спортивные мероприятия. В процесс международных связей была вовлечена и молодежь. Одной из популярных форм развития международного сотрудничества с 1947 года стало проведение всемирных фестивалей молодежи и студентов. Советская делегация была самой многочисленной на этих международных форумах. Шестой по счету фестиваль прошел в 1957 году в Москве. 34 тысячи делегатов из 131 страны впервые смогли познакомиться с условиями учебы, труда, отдыха и быта советской молодежи. Около 7 тысяч зарубежных гостей имели возможность посетить ряд городов Советского Союза и составить свое мнение о социализме[10]. В соответствии в Заключительным актом Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в (Хельсинки, 1975 г.) СССР расширил сферу гуманитарных отношений с зарубежными странами. По линии Международного бюро молодежного туризма «Спутник» с 1978 по 1982 годы в СССР побывали 800 тысяч молодых людей, выезжали за рубеж 679 тысяч советских юношей и девушек[11]. В первый год «перестройки» в Москве был проведен ХII Всемирный фестиваль молодежи и студентов, в котором участвовал 21 тысяча делегатов из 157 стран мира и Западного Берлина.[12] Он продемонстрировал возросшую ответственность молодого поколения за положение в мире, его стремления не допустить дальнейшую эскалацию международной напряженности. В свободной дискуссии делегаты подверглась острой критике политику империалистических государств, создающая угрозу ядерной войны и политику социалистического блока, столь же ответственного за нестабильность в мире, в частности за развязывание СССР войны в Афганистане. Естественно, что советская делегация не могла согласиться с такой постановкой вопроса. Спустя четыре года М. С. Горбачев отказался от «интернациональной помощи» Демократической Республике Афганистан и вывел советские войска из этой страны.

Таким образом, расширение интернационального сотрудничества делало советскую молодежь важным субъектов международной политики, что имело большое значение для престижа страны. Вместе с тем советские власти не зря держали под строгим контролем выезжающих за рубеж, особенно в капиталистические страны. Даже самый преданный социализму молодой человек мог воочию убедиться, что утверждения о тяжелой судьбе молодежи в несоциалистическим мире неимоверно преувеличены. Это разрушало мифы советской пропаганды, сеяло сомнения в правдивости средств массовой информации.

Исторический опыт многократно подтвердил народную мудрость, утверждающую, что «запретный плод сладок». Привлекательным для молодежи была рок-музыка, которая в СССР официально не признавалась, не исполнялась и не распространялась в записях. Не давали сцену и отечественным самодеятельным исполнительским группам. Под запретом была авторская песня. Кумиры молодежи – барды Владимир Высоцкий, Булат Окуджава, Юрий Визбор и другие могли исполнять свои песни только в кругу друзей. Но, благодаря несанкционированным цензурой магнитофонным записям их пела вся молодежь. Произведения Бориса Пастернака и Иосифа Бродского, удостоенные Нобелевской премии, в СССР не издавались. Хранение запрещенной в Советском Союзе книги «Архипелаг Гулаг» Александра Солженицына квалифицировалось как уголовное преступление. Все эти неоправданные запреты, вызванные боязнью власти потерять контроль над умонастроениями в обществе, подтачивали доверие молодежи к политической системе.

Социализм смог воспитать самое образованное и информированное молодое поколение. Это крупное достижение советской власти таило в себе скрытую опасность. Возросший образовательный и интеллектуальный уровень давал возможность молодежи самостоятельно анализировать положение в стране и в мире. Примитивная, сугубо пропагандистская, построенная на контрастах система политического просвещения масс уже не устраивала часть студенчества, инженерно-технических работников, молодой интеллигенции. Она равнялась на уровень жизни и духовной свободы развитых западных стран. Опросы комсомольцев, проведенные в начальный период перестройки, свидетельствовали, что, только 10% опрошенных считали полезным для себя политическую учебу и всего 6% заявили, что могут применять полученные знания в общественно-политической жизни[13]. Таким образом, молодежь убеждалась, что политическая пропаганда – это одно, реальная жизнь – совершенно другое. Отсюда возник двойной стандарт поведения: первый – официальный, показной для окружающих; второй – личный, реальный для себя.

Отмеченные противоречия и проблемы были выявлены до начала перестройки, но публично они не обсуждались. Критическое отношение к советской власти выражала незначительная часть молодежи. В середине 80-х годов абсолютное большинство молодых людей (84 % по результатам социологических исследований) верило в будущее социализма[14]. КПСС начала реформу социализма, имея солидную поддержку молодого поколения, которое надеялось, что с преобразованием общества будут решатся общие и специфические молодежные проблемы.

Таким образом, молодежь, как социально-возрастная категория общества, имела отличительные черты, связанные с воспитанием, становлением личности и вхождением во взрослую жизнь. В процессе социализации молодого поколения возникали противоречия, которые не в полной мере разрешались властными структурами, политическими и общественными организациями. По мере углубления экономического кризиса эти противоречия принимали социально-политический характер. Настораживающие данные социологических исследований властью не принимались всерьез в виду того, что процент недовольных своим положением был невелик. Протест молодых людей против существующей системы был скрытый. Когда наступила эпоха гласности и плюрализма, исчезла угроза преследования за инакомыслие, внутреннее недовольство вылилось в открытое общественное явление. Экономическое состояние страны не позволяло властным органам решить проблемы молодежи, которая традиционно рассматривалась как ударная сила в осуществлении народнохозяйственных планов партии.

В судьбе комсомола решающую роль играла Коммунистическая партия Советского Союза, руководящая и направляющая сила советского общества, ядро его политической системы. ВЛКСМ непосредственно работал под руководством партии. Комсомол всегда клялся в верности партии и торжественно заявлял, что в партийном руководстве залог всех его успехов. Так сложилось исторически на протяжении нескольких десятилетий. По-другому не могло и быть в государстве с однопартийной политической системой. Монопольное положением КПСС было спроецировано на молодежное движение, которое олицетворялось в лице одной организации – коммунистического союза молодежи. По политической программе (строительство коммунизма), идеологии (марксизм-ленинизм) организационному строению (демократический централизм) комсомол был самой близкой к партии общественной организацией. В Уставе ВЛКСМ, действовавшим до начала перестройки было записано: «Комсомол – активный помощник и резерв Коммунистической партии Советского Союза... Весь смысл своей деятельности комсомол видит в осуществлении решений партии и Советского правительства, претворения в жизнь великой Программы построения коммунистического общества в СССР»[15]. Отсюда следовало, что комсомол выполняет политические задачи, хотя по уставу он назывался общественной организацией. Определять ВЛКСМ как политический или общественно-политический союз означало бы придавать ему официально роль политического субъекта, который будет не только участвовать в решении политических задач партии, но и принимать политические решения. А это не его прерогатива. Никакая другая организация, кроме КПСС, не могла претендовать на самостоятельность в определении своей политической линии.

Отмеченные выше элементы, сближавшие партию и комсомол, надо дополнить еще одним существенным моментом. Комсомол буквально копировал партию по формам и методам работы, забывая, что он не является коммунистической партией молодежи, хотя и признавался подготовительной школой коммунизма. Подражание партии было серьезным изъяном, нанесшим комсомолу существенный урон в воспитательной работе. Однако это не вина комсомола, в чем его постоянно упрекали. Такая модель организации диктовалась общественно-политической системой советского общества и вполне устраивала партию.

Взаимоотношения между партией и комсомолом сложились в условиях революционной эпохи, когда от позиции рабоче-крестьянской молодежи во многом зависела судьба советской власти. Пролетарская молодежь проявила себя как ударный отряд социалистической революции. Велик был ее вклад и в разгром контрреволюции в годы гражданской войны. Опыт революции в России свидетельствовал, что без участия молодого поколения завоевать и удержать политическую власть невозможно. Партия, то есть представители старшего поколения, разрабатывала стратегию и тактику революции, а молодежь с оружием в руках ее проводила[16]. Однако и сама большевистская партия была по возрасту своих членов молодой. В октябрьском вооруженном восстании 1917 года оправдались слова В.И.Ленина, сказанные в период еще первой русской революции: «Молодежь решит исход всей борьбы»[17]. Опыт классовых боев в других странах подтвердил эту закономерность. В послевоенном революционном движении в странах Запада молодые революционеры показали пример самоотверженности и преданности делу рабочего класса. Известный деятель германской социал-демократии, один из основателей компартии Германии Карл Либкнехт назвал пролетарскую молодежь «самым жарким, самым чистым пламенем свершившейся германской революции»[18]. Признание высокой роли молодых пролетариев в революционном движении породило среди части лидеров юношеских организаций того времени идеологию авангардизма. Смысл ее состоял в том, что рабочая молодежь является авангардом революции, а ее союзы сами определяют свою программу, политику и тактику борьбы.

Влияние этой идеологии сказалось на позиции комсомола в период его образования. В программе РКСМ, принятой в октябре 1918 года на I съезде, комсомол заявил о признании партийной программы и своей солидарности с РКП. В ней отсутствовал тезис о партийном руководстве коммунистическим союзом молодежи и подчеркивалась независимость комсомола[19]. Заявляя о полной самостоятельности союза молодежи, организаторы комсомола ссылались на опыт социалистических союзов молодежи ряда европейских стран, и на резолюцию IV съезда РСДРП(б) «О союзах молодежи». Ленин поддержал позицию левосоциалистической молодежи, выступавшей против продолжения империалистической войны. В своей заметке «Интернационал молодежи», опубликованной в 1916 году, он обосновал принцип самостоятельности союзов молодежи, как необходимое условие революционного воспитания. Он писал: «За организационную самостоятельность союза молодежи мы должны стоять безусловно и не только вследствие того, что этой самостоятельности боятся оппортунисты, а и по существу дела. Ибо без полной самостоятельности молодежь не сможет ни выработать из себя хороших социалистов, ни подготовиться к тому, чтобы вести социализм вперед»[20].

На этом сюжете следует остановиться чуть подробнее, так как историки, публицисты и практические комсомольские работники толковали эти строки однозначно. Утверждалось, что Ленин имел в виду лишь организационную самостоятельность. Это означало, что молодежь создает свое объединение, которое имеет все необходимые атрибуты самостоятельной организации: программу, устав, членские билеты, выборные органы управления, периодическую печать и т. д. Но союз молодежи работает под руководством партии рабочего класса. Такой трактовки требовала общепринятая в советском обществе субординация общественно-политических институтов. Во имя «высокой цели» фальсифицировалась история, извращались документы. Так в Полном собрании сочинений В. И. Ленина в «Прощальном письме к швейцарским рабочим» (т. 31) изъята фраза о «смелом молодежном авангарде».

На самом, употребив термин «полная самостоятельность», Ленин деле имел в виду как организационную, так и политическую независимость. Вопрос об организационной самостоятельности вовсе не был актуальным в тот период. Социалистические союзы рабочей молодежи появились на политической арене стран Западной еще в конце XIX – начале XX веков и успешно действовали как самостоятельные организации. В данном случае для Ленина было важно поддержать самостоятельные политические выступления Международного бюро социалистических юношеских организаций против оппортунистической, соглашательской политики вождей социал-демократии. Несмотря на некоторые, по мнению Ленина, тактические ошибки, он высоко ценил интернационалистскую позицию Международного бюро, его печатного органа «Интернационал молодежи». В годы послевоенного революционного подъема левые организации и группы молодежи вошли в созданные в 1919 году Коммунистический Интернационал (Коминтерн) и его юношескую секцию Коммунистический Интернационал молодежи (КИМ).

Совсем другое дело, когда большевики завоевали политическую власть в России. Все некоммунистические партии и юношеские союзы были запрещены, а общественные организации поставлены под строгий идейно-политический контроль правящей большевистской партии.

ЦК РКП (б), не квалифицируя позицию I съезда РКСМ как ошибочную, исправил ее. Да и руководство комсомола пришло к убеждению, что будет лучше, если комсомол будет работать под руководством партии. 6 августа 1919 года Политбюро ЦК РКП при участии Ленина утвердило инструкцию «О взаимоотношениях Российского Коммунистического Союза Молодежи и Российской Коммунистической партии (большевиков)». В ней говорилось : «ЦК РКСМ находится в непосредственном подчинении ЦК РКП. Местные же организации РКСМ работают под контролем местных комитетов РКП»[21].

 Затем принцип партийного руководства был распространен на союзы молодежи, входившие в КИМ. В 1921 году Ш конгресс Коминтерна, проходивший в Москве под идейным руководством ЦК РКП и лично Ленина, принял резолюцию о коммунистическом молодежном движении. В ней указывается, что в общей борьбе за скорейшее осуществление пролетарской революции необходимы наибольшее единство и строжайшая централизация. Политическое руководство в международном масштабе может принадлежать только Коммунистическому Интернационалу, а в отдельных странах – только его секциям. Долг коммунистической организации молодежи – подчиниться этому политическому руководству (программа, тактика, и политические директивы) и влиться в общереволюционный фронт»[22].

Таким образом, этот исторический экскурс показывает, что роль союзов молодежи как субъектов социального движения в различных политических условиях неодинаковая. Она зависит от многих факторов. В период политических катаклизмов их роль может резко возрастать и принимать решающее значение. При этом надо учитывать цели молодежного движения, так как они могут идти наперекор историческому прогрессу. Абсолютизация любого теоретического положения приводит в практической деятельности к серьезным практическим издержкам.

Утвержденный еще при Ленине порядок взаимоотношений партии и комсомола оставался незыблемым весь период существования ВЛКСМ, за исключением последнего года, Менялись формы руководства, степень вмешательства, уровень опеки, но сущность оставалась неизменной. Содержание принципа партийного руководства комсомолом состояло в следующем:

Первое – исходя из своей политической программы, КПСС определяла комсомолу его основные задачи по осуществлению государственных планов развития народного хозяйства, коммунистического воспитания подрастающего поколения. Воспитание включало в себя не только выработку коммунистического мировоззрения, но формирование гармонически развитой личности – активного строителя нового общества.

Второе – партия оказывала практическую помощь (материальную, финансовую административную) в решении текущих задач комсомола.

Третье – партия осуществляла подбор и расстановку кадров в комсомоле снизу до верху. Выборы руководящих органов на комсомольских собраниях, конференциях и съездах на деле представляли собой формальный акт, так как вопрос о персональном составе был предрешен партийный инстанциями. Тем самым по существу отменялась внутрисоюзная демократия, важнейшим элементом которой являются выборы.

Четвертое – партия на всех уровнях осуществляла контроль за реализацией директив партийных комитетов и принимает организационные и прочие меры в случае их неисполнения.

Таким образом, партийное руководство, действительно, придавало комсомолу силу, как это записано в Уставе ВЛКСМ. При поддержке партийных органов комсомол выходил на высшие уровни государственного управления, что имело большое значение для решения крупномасштабных вопросов, относящихся к учебе, труду, отдыху, организации досуга молодежи. При поддержке партии комсомол преодолевал бюрократические барьеры, бездушие, формализм государственных ведомств. С комсомола снималась всякая ответственность за возможные ошибки политического характера. Вместе с тем, чрезмерная опека со стороны партийных комитетов ограничивала самостоятельность, сковывала инициативу комитетов ВЛКСМ. Провозглашенная в Уставе комсомола самостоятельность союза молодежи превращалась в фикцию. Любое решение, всякую инициативу комсомольские организации должны были согласовывать с партийными комитетами, получать от них разрешение на проведение элементарных, даже сугубо молодежных мероприятий. Поговорка «Инициатива – наказуема» к комсомолу относилась прежде всего. Позже, агитируя за перестройку комсомола, М.С. Горбачев скажет: «Сейчас нередко сетуют на то, что комсомол безынициативен, мало у него самостоятельности. Но ведь начиная с школьного комсомола и до вуза и предприятия, когда это уже зрелые люди, комсомольцы лишены, по существу, самостоятельности. Везде опекуны – ни одного шага школьный комсомольский комитет не может сделать без педколлектива и директора, районный комитет, городской комитет комсомола не могут ни шагу ступить без райкома, горкома партии. Да разве в этом состоит партийное руководство комсомолом!»[23].

Если вернуться к положению до ХХ съезда комсомола (апрель 1987 г.), то надо сказать, что никогда ВЛКСМ не ставил перед партией вопрос о политической самостоятельности. Это был бы своего рода бунт. Наоборот, коммунисты низшего ранга (комсомольские руководители) без устали благодарили коммунистов высшего звена (руководителей партии) за неослабное внимание к работе комсомола и отеческую заботу о коммунистическом воспитании молодежи. Им безусловно было известно о нерешенных проблемах молодежи, о серьезной недоработке партийных органов в работе с молодежью. На XIX съезде ВЛКСМ (18–21 мая 1982 г.) каждый делегат, поднимаясь на трибуну, начинал свою речь с выражения благодарности «замечательному и мудрому наставнику молодежи» Л. И. Брежневу. И никто не сказал конкретно, что сделала партия и ее генеральный секретарь для молодежи и комсомола. Безудержное восхваление Брежнева, рассчитанное на укрепление доверия молодежи к советской власти и партии, могла увлечь лишь наивных, легковерных людей, коих на съезде не могла быть по определению. Участие комсомола в партийной кампании по созданию культа нового вождя сыграло для него определенную негативную роль. Телевидение позволяло судить о «выдающихся» личных качествах Брежнева, а ухудшение социального положения в стране – об «успехах», достигнутых по его руководством. Об истинном отношении народа к «заслугам» генсека свидетельствовало появление большого количества анекдотов, в которых он выглядит как честолюбивая посредственность

В послевоенные годы партия не часто принимала развернутые постановления о партийном руководстве комсомолом. К середине 80-х годов среди молодежи отчетливо проявились некоторые негативные явления, которые потребовали партийного вмешательства. Руководство КПСС считало необходимым усилить свое внимание к работе комсомола и принять меры для повышения эффективности воспитательной работы среди молодежи. Об этом свидетельствует постановление ЦК КПСС от 2 июля 1984 года «О дальнейшем улучшении партийного руководства комсомолом и повышении его роли в коммунистическом воспитании молодежи».

Несмотря на название документа, призывающее улучшить хорошо поставленную работу, он является показателем того, что в деле партийного руководства своим помощником и резервом имеются существенные упущения. По общепринятому для партийных документов стереотипу в постановлении сначала давалась общая положительная характеристика состояния дела, а затем указывались отдельные недостатки и меры их устранения. В нем, в частности, отмечается, что Ленинский комсомол, объединяющий в своих рядах 42 миллиона юношей и девушек, занимает важное место в политической системе советского общества, принимает деятельное участие в развитии экономики, науки и культуры, в дальнейшем развертывании социалистической демократии, укреплении обороноспособности страны. И все же в постановлении чувствовалась тревога за состояние коммунистического воспитания молодежи. В нем констатировалось: «ЦК ВЛКСМ, комсомольские органы на местах медленно перестраивают стиль своей деятельности, допускают существенные недостатки в работе с комсомольскими кадрами. Комсомольские организации не всегда эффективно используют имеющиеся возможности влияния на молодых людей, пытаются решать новые задачи «заезженными», шаблонными приемами и средствами. Зачастую они не успевают реагировать на новые увлечения в молодежной среде, придавать им нужную направленности»[24].

Указанные недостатки не являлись порождением новых обстоятельств, а относились к числу хронических болезней комитетов комсомола. Необходимость улучшения работы с молодежью вызывалась требованием времени – активизировать участие молодого поколения в социалистическом строительстве и тем, что среди некоторой части молодежи имели место трудовая и общественная пассивность, индивидуализм, недисциплинированность и другие негативные проявления.

ЦК КПСС признал, что партийные органы на местах нередко подменяют требовательное доверие к комсомольским организациям излишней регламентацией и опекой, а в некоторых случаях проявляют элементарное невнимание к их делам и заботам. Центральный Комитет подчеркнул, что дальнейшее улучшение воспитания подрастающего поколения следует рассматривать как важнейшее партийное, государственное и общенародное дело.

И ранее в партийных документах многократно говорилось, что от воспитания молодежи, в конечном счете, зависит будущее страны. Но в данном случае этот вопрос выдвигается в качестве важнейшего, то есть первоочередного, главнейшего. Следовательно, у партии на то были серьезные основания. Об этом говорит и тот факт, что несекретный документ во всех официальных публикациях дан в изложении, а не в полном виде. Однако ЦК не нашел мер, способных принципиально улучшить положение дел в комсомоле. Перечисленные задачи, сферы и методы работы остались прежними. В рамках административно-командной системы придумать нечто новое было невозможно. Коммунистам еще напоминалось об их ответственности за состояние воспитательной работы с молодежью, которая должна быть на высоте исторической ответственности за судьбы социализма.

Обсуждение постановления ЦК КПСС в партийных и комсомольских организациях несколько активизировало работу среди молодежи, хотя принципиальных изменений не произошло. Дискуссии затронули некоторые сущностные проблемы, касающиеся природы, структуры, приоритетов и форм деятельности ВЛКСМ.

К этому времени административный ресурс партии и государственных органов не был исчерпан. Он могли оказать определенное влияние на улучшение состояния дела в сфере образования, воспитания, трудовой деятельности, организации отдыха подрастающего поколения, общественной жизни молодежи. Только 12 апреля 1884 года было принято 5 постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР: «О дальнейшем совершенствовании общего и среднего образования молодежи и улучшении условий работы общеобразовательной школы; «Об улучшении трудового воспитания, обучения, профессиональной ориентации школьников и организации их общественно-полезного производительного труда»; О дальнейшем развитии системы профессионально-технического образования и повышении ее роли в подготовке квалифицированных кадров»; «О мерах по совершенствованию подготовки, повышению квалификации педагогических кадров системы просвещения и профессионально-технического образования и улучшению условий их труда»; «О дальнейшем улучшении общественного дошкольного воспитания и подготовки детей к обучению в школе». 19 июня 1984 года вышло партийное постановление «О мерах по упорядочению деятельности вокально-инструментальных ансамблей, повышению идейно-художественного уровня их репертуара»; 27 сентября 1984 года принято постановление ЦК КПСС и СМ СССР от «О мерах по дальнейшему совершенствованию организованного набора рабочих и общественного призыва молодежи» и др.

Проведение в 1985 году Международного года молодежи и Всемирной конференции в рамках Сессии Генеральной ассамблеи ООН стимулировали партию и Советское правительство на анализ молодежных проблем в стране и принятие целого ряда новых постановлений, связанных с текущими вопросами и перспективными планами до 2000 года. Орган ЦК КПСС газета «Правда» в статье, посвященной Международному году молодежи, указывала министерствам, ведомствам, местным органам власти сделать все возможное, чтобы молодежь не испытывала недостатка внимания, чтобы ее интересы и потребности более полно учитывались в планах экономического и социального развития страны[25]. Меры оздоровления, принятые партией и правительством сыграли определенную роль в привлечении внимания властных структур к проблемам молодежи, но изменить общую ситуацию они не могли.

Таким образом, партия, как выразитель интересов всего общества, уделяла молодежи и комсомолу особое внимание. Но ее запоздалые решения, направленные на улучшение социального и духовного климата в молодежной среде, не могли принципиально разрешить растущие противоречия в обществе. Принятые ЦК КПСС меры не выходили за рамки свойственного советской системе директивного метода. Партия явно недооценила опасность снижения доверия к власти со стороны молодого поколения. Отсутствие собственного голоса у комсомола, стоявшего к молодежи ближе, чем партия, затрудняло во всей полноте познать назревшие противоречия в социальной, политической, идеологической сферах. Комсомол был лишен возможности самостоятельно и оперативно реагировать на изменяющуюся ситуацию в молодежной среде.
 

Подготовительный этап перестройки ВЛКСМ
 

В марте 1985 года Генеральным секретарем ЦК КПСС был избран М. С. Горбачев. С его именем связан новый этап истории советского государства, партии и комсомола, этап реформирования политической системы общества. Новый генсек выражал взгляды той части советского общества и незначительных слоев партийно-государственной элиты, которая понимала, что дальнейшая консервация административно-командной системы опасно для судеб социализма. К проведению реформ толкала, прежде всего, кризисная ситуация в экономике, ухудшение социального положения населения.

Целостного продуманного плана перестройки не было. Многое делалось путем проб и ошибок. В руководстве КПСС была консервативная оппозиция, которая сдерживала ход реформ. Горбачев, как первый публичный политик, апеллировал непосредственно к коммунистам, к народу, особую ставку делал на молодежь. На начальном этапе перестройки партия не могла предложить комсомолу концепцию развития. Об этом свидетельствует работа XXVII съезда КПСС (февраль 1986 г.), провозгласившего курс на ускорение социально-экономического развития, Комсомолу предлагалось поддержать интенсификацию производства за счет вливания свежих сил. Говорилось о необходимости усиления доверия к молодежи, о выдвижении достойных молодых людей на руководящую работу и пр. Безусловно, это было важно для того, чтобы направить силы молодежи и комсомола на выполнение планов партии по ускорению социально-экономического развития страны. Но в партийных установках не было основной идеи преобразования союза молодежи. Всего это не выходило за рамки прежнего представления о комсомоле, как помощнике в осуществлении экономических планов. О кризисе в комсомоле не было речи.

Решающую роль в духовной жизни общества сыграла провозглашенная партией политика гласности. Наконец, граждане получили возможность открыто высказывать свои мысли, не боясь репрессий. Гонимые в застойные годы диссиденты были реабилитированы. А. Д. Сахаров был вызволен из горьковской ссылки. Книжные полки заполнились изданиями прежде запрещенных писателей и поэтов. Наступила романтическая весна демократии. Изголодавшиеся по свободному слову люди стали активными участниками демократических перемен. Изменившаяся обстановка в обществе помогла во всей полноте выявить изъяны системы, недоработки властных структур Критика стала основным орудием борьбы за совершенствование социализма. Кинорежиссер С. Говорухин своей документальной лентой «Так жить нельзя» подтверждал название фильма. Кинодокументалист Подниекс своим фильмом «Легко ли быть молодым?» утверждал, что трудно.

В комсомоле процесс переосмысления проходил наиболее интенсивно. Дискуссии среди комсомольцев выявили остроту противоречий и глубину кризиса своей организации. В центре дискуссии были вопросы, относящиеся к сущности союза молодежи, его предназначению, основной задаче, организационному строению, формам управления и т. д. Осознание этих явлений были стимулом к реформированию комсомола. Будущая модель организации была туманной, конечная цель – неизвестной.

Более года понадобилась ЦК ВЛКСМ, чтобы перестроечным призывам придать какие-то практические формы. Началом реформирования комсомола можно считать работу XIII пленума ЦК ВЛКСМ, состоявшегося в июле 1986 года. Пленум понимал задачу перестройки узко, считая главной задачей поднять эффективность системы внутрисоюзного управления. Действительно, управленческий механизм был крайне сложным, многоступенчатым, негибким. Об этом говорилось и раньше. Были безуспешные попытки уменьшить бумаготворчество, документооборот, порядок многосторонних согласований. Они не достигали поставленных целей вследствие того, что комсомол был частью огромного государственного аппарата, хотя юридически не являлся таковым. Бюрократизм глубоко проник в управленческий механизм комсомола и никакие рекомендации по его искоренению не приводили к успеху. В апреле следующего года в Отчетном докладе ЦК ВЛКСМ ХХ съезду комсомола отмечалось, что рано еще говорить о положительных результатах борьбы с бюрократизмом и формализмом. Указывалось также, что обкомы комсомола перегружены поручениями и просьбами вышестоящих органов. В среднем они получали ежегодно от 500 до 700 документов из ЦК КПСС и ЦК ВЛКСМ[26]. Следовательно, ЦК комсомола пытался устранить последствия, а не причины ненормального явления, тормозящего живую работу.

Инициатором перестройки выступал Центральный Комитет ВЛКСМ. В местных комсомольских организациях все еще сказывалась сила инерции: обкомы, райкомы, первичные комитеты по привычке ожидали указаний сверху. В 1986 году на вопрос анкеты «Считаете ли Вы, что в вашей комсомольской организации сложилась атмосфера готовности к перестройке» ответили: в полной мере – 6,1%; в общем сложилась -37,7%; не в полной мере -34,2%; не сложилась – 21,9 %[27]. Следовательно, баланс не в пользу перестройки, но ситуация не была безнадежной, так как общее представление о реформах и определенный настрой на перемены имелись. Трудность состояла в том, что качественный уровень комсомольского актива был невысоким. Об этом можно судить следующим данным: лишь 2,6% предложений, пришедших с мест, Центральный Комитет счел возможным использовать полностью; частично представлялись полезными 13% предложений[28].

Объективно у ЦК комсомола было больше возможностей чтобы во всесоюзном масштабе двигать перестройку. Пожалуй, решающее значение в деле реформирования приобрела теория. Требовался концептуальный подход к определению роли и места союза молодежи в условиях демократизации и гуманизации советского общества. ЦК ВЛКСМ имел тесные связи с научными институтами АН СССР. В составе Высшей комсомольской школы при ЦК ВЛКСМ находился Научно-исследовательский центр, в котором изучались проблемы молодежи и вопросы комсомольского строительства, опыт деятельности зарубежных молодежных союзов. В предшествующие годы востребованность научных исследований со стороны руководства комсомола была незначительной. Тревожные сигналы о настроениях молодежи, полученные в итоге социологических опросов, мало волновали Центральный Комитет. Во второй половине 80-х годов положение изменилось. В 1986 году по поручению ЦК ВЛКСМ Научно-исследовательский центр ВКШ подготовил предложения по разработке комплексной целевой программы перестройки в комсомоле на период 1987-1990 годов. В этом обширном по объему материале содержались предложения, касающиеся причин, целей, условий, принципов, основных направлений перестройки, критериев оценки деятельности комсомольских организаций. «Существенному совершенствованию, – говорилось в комплексной целевой программе, – должны быть подвергнуты: во-первых, структура деятельности комсомола в целом и некоторые принципы этой деятельности, особенно в районном и первичном звене; во-вторых, система внутрикомсомольских отношений; в-третьих, система управления в комсомоле; в-четвертых, количественный и качественный состав, структура комсомола». В программе отмечалось, что перестройка представляет собой сложный по содержанию и характеру, но целостный процесс, в ходе которого одновременно решаются три задачи: устранение всего устаревшего, что мешает комсомолу успешно развиваться; сохранение всего положительного, что накоплено в ходе предшествующего развития; внедрение того нового, что не вызывает сомнения в своей практической полезности. Эта комплексная программа была ценна тем, что ориентировала комсомольский актив на вдумчивое, планомерное, а не спонтанное проведение перестройки.

К очередному съезду комсомола положение в союзе оставалось критическим. Процесс перестройки шел медленно. ЦК предпринимал большие усилия чтобы запустить маховик перестройки. Шли поиски оптимальных проектов, но их реализация не приносила успеха. Накапливался определенный опыт, концепция преобразований уточнялась, идея перестройки постепенно проникала в сознание рядовых комсомольцев.

Определенный вклад в разработку концепции реформирования комсомола внес ХХ съезд ВЛКСМ (15–18 апреля 1987 г.). Вся работа съезда, проходила под знаком гласности и критики. Накопившиеся ранее проблемы выплеснулись широким потоком. Запретные зоны критики были открыты. На съезде развернулась острая дискуссия о роли и месте комсомола в новых условиях развития страны. Кроме вопросов, связанных со стилем работы комсомола (бюрократизм, бумажная круговерть, показушные малоэффективные мероприятия, победные рапорты и пр.), обсуждались проблемы молодежи в целом. Речь шла о потребительском отношении к молодежи со стороны министерств и ведомств. Указывалось, что не найден оптимальный механизм реализации потенциала молодежи на ударных комсомольских стройках. Критиковалась реформа школы, система профессионально-технического образования, уровень подготовки специалистов в вузах, государственная кадровая политика, тормозящая продвижение молодежи на производстве, на службе, в науке. Особенно острый характер носила критика социальной политики, подвергающая молодое поколение дискриминации. Таким образом съезд выявил целый клубок противоречий, имевших объективный характер и свидетельствовавших о выраженном конфликте между государственными органами и подрастающей сменой.

ЦК ВЛКСМ самокритично взял на себя ответственность за неблагополучное состояние комсомола, за устранение от многих злободневных проблем, отрыв от масс, упущения в воспитательной работе. Съезд сделал вывод, что происходящие изменения в комсомоле еще не соответствуют современным требованиям. «Продолжают оставаться острыми, – говорится в резолюции по Отчетному докладу ЦК ВЛКСМ, – противоречия между демократическим характером организации и бюрократическими методами руководства, стремлением молодежи к новому и застывшими формами работы. ЦК ВЛКСМ не смог своевременно и в полной мере оценить сложность и глубину этих проблем. В сложившейся ситуации комсомольские организации не всегда проявляли принципиальность, решительность и последовательность в воспитании молодежи, защите ее интересов»[29].

Критика работы комсомола, государственных органов, имеющих отношение к образованию, обучению, трудовой деятельности молодежи, происходил в присутствии членов Политбюро ЦК КПСС, министров и других высокопоставленных чиновников. Съезд работал не по традиционному распорядку, когда первое слово давалось руководителю партии. Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев выступил в прениях во второй день работы съезда. Это был формальный признак демократизма, ибо по существу политика партии, ее указания по-прежнему имели для комсомола решающее значение. Горбачев сделал ставку на молодежь, учитывая ее приверженность к новому и стремление участвовать в революционных преобразованиях. Об этом можно судить и по тону его выступления с определенной долей лести и по его заявлению, что для «партии ваша позиция имеет огромное политическое значение»[30]. Впервые от имени партии он охарактеризовал ВЛКСМ как политическую организацию. Такое определение ранее считалось непростительной политической ошибкой. Новым в партийной установке был призыв к молодежи не брать все на веру, самостоятельно осмысливать и активно действовать на основе собственного понимания происходящего. Он сказал, что перестройка требует, чтобы каждый мыслил, действовал, работал по-новому, осваивал новые подходы к решению новых задач. Однако страстный призыв к самостоятельности не отменял принципа партийного руководства комсомолом.

Горбачев выдавал желаемое за действительное, когда он заявил, что в обществе нет политических противников, нет оппозиции, выступающей против перестройки. Якобы имелись лишь трудности начального этапа революционного обновления. Эта близорукость генсека в дальнейшем сыграла роковую роль в судьбе государства, партии и комсомола.

Горбачев высоко оценил однозначную поддержку комсомолом начатых им реформ и призвал комсомольцев на деле быть в передовых рядах перестройки, в модернизации производства и развитии демократии. Он согласился с критикой деятельности государственных ведомств и слабости социальной политики государства в отношении молодого поколения. Важное значение имело его указание, что комсомол не должен брать на себя функции министерств и ведомств.

Выступление Горбачева представляло собой сконцентрированную программу деятельности комсомола и решения социальных вопросов молодежи в условиях интенсификации производства и расширения демократии.

В целом, оценивая работу ХХ съезда комсомола, можно сказать, что внешне она имела деловой и конструктивный характер. Многое на съезде было непривычным и новым. Среди его участников царил дух перемен. Вместе с тем в работе съезда сказался и дух наивного романтизма, вызванного торжеством свободы и демократии. Съезд выявил болевые точки, обратил на них внимание партии и общества, принял меры по их исцелению, призвал комсомольцев к активности. Отсюда следовало, что задача перестройки комсомола будет решена, успех реформ будет обеспечен. Но по сути в решениях ХХ съезда нет принципиального поворота к новому. Все намеченные мероприятия не касались модели комсомола, сложившейся в застойные годы. Они были направлены на исправления наиболее вопиющих недостатков, относящихся к системе управления, формам и методам деятельности. Все пороки, о которых говорилось на съезде, были порождены административно-командной системой, которая в условиях общего кризиса действовала не эффективно. Пока еще не была найдена модель молодежной организации, соответствующая новым демократическим принципам. Демократия и гласность являлись не конечной целью, а необходимым условием перестройки. Пожалуй, к новизне можно отнести лишь тезис, именно тезис, а не развернутую концепцию, о хозрасчете, которому должны учиться комсомол и молодежь. Тем не менее, первый комсомольский съезд периода перестройки всколыхнул молодежь, дал импульс для поиска путей обновления. Итоги социологических опросов, проведенных Научно-исследовательским центром ВКШ, свидетельствовали, что абсолютное большинство (92,3%) познакомились с материалами XXI съезда ВЛКСМ[31].

Несмотря на известное оживление внутрисоюзной жизни, призыв к переменам в комсомоле с трудом доходил до его базиса – первичных организаций. На местах активисты работали преимущественно по-старому. Как надо работать по-новому они не знали. Партийные комитеты не внимали призывам Генерального секретаря ЦК КПСС дать комсомолу большую свободу действий. Проведенное в начале 1988 года исследование в 10 регионах страны показало, что каждый пятый из опрошенных молодых людей сомневается в том, что решения съезда приведут к коренным изменениям в комсомоле[32].

Преобразования в комсомоле во многом зависели от позиции КПСС. В целом, партия содействовала перестройке деятельности ВЛКСМ, оказывая ему политическую и моральную поддержку. Однако в партии была консервативная оппозиция, которая настороженно относилась к эволюции комсомола. Критикуя комсомол, особенно на местах, антиперестроечные силы выражали свое неприятие горбачевских реформ. По мере развертывания демократии, скрытое и явное сопротивление курсу перестройки возрастало. Консервативная партийная номенклатура нередко обвиняла комсомол в том, что он настраивает молодежь против КПСС, вносит разлад во взаимоотношения поколений. Эти действия оказывали влияние на падение авторитета партии как руководящей и направляющей силы общества.

С целью защиты многообразных интересов молодежи необходимо было разработать целостную государственную политику в отношении молодежи. Министерства и ведомства, имеющие отношение к образованию, воспитанию, трудовой деятельности молодого поколения, обделяли вниманием детей, подростков, молодых людей, действуя по «остаточному принципу» в обеспечении необходимых материальных условий. Комсомолу приходилось тратить большие усилия, добиваясь тех или иных решений, направленных на улучшение социального положения. В силу исторически сложившихся обстоятельств комсомол невольно превратился в своеобразное ведомство по делам молодежи в ущерб воспитательной работе. Ситуацию можно было в значительной мере изменить принятием закона о молодежи, гарантирующим определенные права молодому поколению в его социализации. Идея разработки такого законодательного акта родилась в Научно-исследовательском центре ВКШ при ЦК ВЛКСМ. Директор НИЦ И. М. Ильинский выступил с докладом «Проблемы молодежи и молодежной политики в условиях ускорения социально-экономического развития советского общества». В нем была обоснована идея выработки целостной, многосторонней государственной молодежной политики в СССР[33]. Руководство комсомола поддержало это предложение. По постановлению ЦК ВЛКСМ 21 января 1988 года в НИЦ был создан временный творческий молодежный коллектив по подготовке законопроекта о молодежи. Работа проводилась в обстановке определенного скептицизма о стороны ряда ведомств и правоведов, отрицавших необходимость принятия такого акта. Инициатор и фактический руководитель работы над законопроектом И. М.Ильинский позже рассказал о тех мытарствах, с которыми пришлось столкнуться разработчикам государственной молодежной политики: «Весьма поучительная история. Она многое говорит об обществе, в котором мы жили, об изуродованном сознании и дурной психологии множества чиновников и ученых, с которыми столкнулись идея и мы, ее носители. День за днем, месяц за месяцем, год за годом мы бились в стены невежества, предрассудков и мифов по поводу молодежи, которыми было пронизано советское общество, прежде чем в массовое общественное сознание стало приходить прозрение и просвещение, прежде чем миллионы людей стали поддаваться нашему напору, нашим взглядам и убеждениям, начали говорить на том языке, которому мы его обучали: «молодежная политика», «комитет по делам молодежи», «социальная служба молодежи», «ювенальная юстиция», «социальный работник». Этих и множества тому подобных слов и выражений тогда просто не существовало ни в научном, ни в обыденном словаре»[34].

Несмотря на эти трудности, работа над законопроектом была успешно завершена и одобрена VII пленумом ЦК ВЛКСМ.[35] Обсуждение законопроекта в государственных, партийных и комсомольских органах в определенной мере усилило внимание общества к проблемам молодежи. Однако понадобилось еще два года, чтобы Верховный Совет СССР принял постановление о введении в действие с 1 июля 1991 года закона «Об общих началах государственной молодежной политики СССР». Комсомол не успел воспользоваться правовыми нормами, прописанными в этом государственном акте. Закон остался в числе важной части интеллектуального наследия ВЛКСМ.

Импульс активизации политической деятельности комсомола дала избирательная кампания по выборам народных депутатов. В соответствии с законом СССР о выборах народных депутатов комсомол получил право избирать 75 депутатов. Они были избраны 17 марта 1989 года на VI пленуме ЦК ВЛКСМ. Тогда же пленум утвердил Наказ народным депутатам. Избирательная кампания привлекла к проблемам молодежи и комсомола внимание общества и власти, активизировала деятельность низовых комсомольских организаций. В результате выборов народных депутатов у комсомола появился новый рычаг политического воздействия на органы государственной власти. Другим инструментом решения проблем молодежи стал сформированный в мае 1989 года в составе Верховного Совета СССР Комитет по делам молодежи.

Следующий шаг вперед в деле реформирования комсомола был сделан на VII пленуме ЦК ВЛКСМ в мае 1989 года. Его решения можно назвать переломными. Активно развивавшиеся в обществе политические процессы и возникавшие в связи с этим новые проблемы вызвали необходимость радикальных изменений деятельности комсомола. Пленум принял решение об изменениях в Уставе ВЛКСМ и разработке программы комсомола. Суть изменений должна была заключаться в том, чтобы перенести центр тяжести в работе комсомола на низовые уровни, главным образом, в первичные организации. До сих пор члены ВЛКСМ в основной массе не участвовали в процессе реформирования. Пленум потребовал изменить эту ситуацию с тем, чтобы перестройка молодежной организации осознавалась и осуществлялась рядовыми комсомольцами. С этой целью было принято решение о проведении в 1989 году общесоюзной комсомольской дискуссии о перестройке. Решения пленума означали начало радикального этапа перемен в деятельности комсомола. Уже тогда сложилось убеждение о необходимости досрочного созыва съезда ВЛКСМ[36].

Результатом работы VII пленума ЦК ВЛКСМ стала заметная активизация внутрисоюзной жизни на всех уровнях. А между тем ситуация в обществе менялась, порой принимая неожиданное направление. Либерализация духовной жизни выдвигала свои требования. Все чаще высказывалась мысль о создании наряду с комсомолом других юношеских союзов. Реальными субъектами общественной жизни и молодежной субкультуры стали неформальные объединения по интересам. В союзных республиках набирал силу сепаратизм. Возрождение национального самосознания в центре и в союзных республиках сопровождалось ростом национализма и сепаратизма. Весной 1989 года был создан прецедент: ЦК ЛКСМ Литвы взял курс на отделение от всесоюзной комсомольской организации. Комиссия ЦК ВЛКСМ пыталась дезавуировать решение о создании самостоятельного комсомола Литвы. Сотрудники НИЦа на базе архивных документов и других материалов исследовала вопрос о вхождении КСМ Литвы в состав ВЛКСМ в 1940 году и пришла к выводу, что литовский комсомол вошел в состав ВЛКСМ добровольно[37]. Усилия ЦК ВЛКСМ, направленные на сохранение литовского комсомола в составе единого союза, не увенчалось успехом. 2–3 июня 1989 года XXII ЛКСМ Литвы заявил о своей самостоятельности. Этот эпизод имел опасные для ВЛКСМ последствия. В ноябре 1989 года из состава ВЛКСМ вышел комсомол Эстонии. Начался период распада всесоюзной молодежной организации.

Ситуация резко ухудшилась после того, как комсомольский актив России выступил в июне 1989 года за создание самостоятельного Российского Ленинского Коммунистического Союза Молодежи. Учитывая роль РСФСР в составе Советского Союза, российских общественных структур во всесоюзных организациях, это заявление объективно служило интересам центробежных сил. VIII пленум ЦК (28–29 июля 1989 г.) в принципе поддержал возможность образования ЛКСМ РСФСР, хотя и рекомендовал не торопиться с оформлением статуса самостоятельности. Затем к этому вопросу ЦК ВЛКСМ возвращался несколько раз. И, наконец, 3–4 октября 1989 года Бюро ЦК приняло решение о создании российского комсомола. Съезд ЛКСМ РСФСР был проведен 15–18 февраля 1990 года. Более одной трети делегатов оформили особое мнение в связи с образованием самостоятельного союза. Группа участников съезда стояла на платформе радикальных преобразований ВЛКСМ, поддерживала блок «Демократическая Россия», требовала размежевания с КПСС. На съезде выявилась тенденция к консолидации радикальной части ВЛКСМ с целью создания федерации молодежи социалистической ориентации, полной независимости от КПСС[38].

Развал всесоюзной молодежной организации инспирировался сепаратистскими течениями в КПСС, леворадикальной оппозицией в России, группировавшейся вокруг Б. Н. Ельцина. Процесс демонополизации в комсомоле являлся для них своего рода испытательным полигоном для отработки механизмов выхода из состава союзного государства. В этом были заинтересованы секретари ЛКСМ союзных республик, так как они освобождались от руководящих указаний Центрального Комитета комсомола и становились лидерами самостоятельных национальных молодежных союзов. Рядовые комсомольцы практически были отстранены от решения судьбоносных вопросов. ЦК ВЛКСМ как мог тормозил процесс расчленения союза молодежи. Но, видя безрезультатность своих усилий, он перестал сопротивляться ходу событий. Более того, со временем он стал содействовать набиравшим обороты центробежным силам. Такой образ действий объяснялся развитием демократии, уважением права выбора, отказом от диктата центра.

Стремление к самоопределению проявилось на Всесоюзном студенческом форуме, проходившем в Москве 5 ноября 1989 года. Центральному Комитету комсомола удалось нейтрализовать сепаратистские тенденции студенчества. Форум поддержал линию ЦК на сохранение единого обновленного союза. Более прочную социальную базу комсомол сохранял в рядах вооруженных сил. О своей позиции сохранения целостного союза молодежи заявили представители комсомольских организаций армии и флота на Совещании, прошедшем в Москве в сентябре 1989 года.

Эволюция комсомола затронула сферу отношений с неформальными юношескими объединениями, число которых резко возросло в условиях либерализации духовной жизни. ВЛКСМ поддерживал патриотические, спортивные, экологические, научно-технические и другие самодеятельные группы и объединения молодых людей. Что касается неформальных организаций общественно-политического характера, то отношение к ним было избирательным. ВЛКСМ проводил линию сотрудничества с теми формированиями, цели которых не противоречили программе комсомола. В ряде случаев он выступал инициатором создания таких групп и клубов. ЦК комсомола был соучредителем Советского детского фонда и субсидировал его деятельность. Независимо от характера деятельности неформальных объединений комсомол считал положительным явлением их образование, рассматривая эти явления как признак демократизации советского общества. Создание и деятельность самодеятельных молодежных групп свидетельствовали о том, что комсомол перестал быть монополистом молодежного движения в стране.

Эти процессы должны были учитываться при разработке новой модели комсомола. На основе самодеятельного творчества молодежи возник ряд проектов реорганизации комсомола, изменения устава ВЛКСМ. В начале 1990 года из коллективных усилий в ЦК ВЛКСМ сложилось четкое представление о том, каким должен быть обновленный всесоюзный коммунистический союз молодежи. Суть новой модели виделась такой: ВЛКСМ является федерацией, объединяющей самостоятельные ЛКСМ союзных республик, которые имеют свои уставы и программы.

Таким образом, к концу 1989 года процесс эволюции комсомола подошел к такому рубежу, когда недостаточно было менять формы, методы, стиль работы. Требовалось изменение сути и содержания деятельности комсомола. Стало очевидным, что его внутренняя структура не отвечает запросам членов союза. Задачу коренного поворота в деятельности комсомола должен был решить внеочередной съезд ВЛКСМ.
 

Радикальный этап реформирования комсомола
 

11–18 апреля 1990 года состоялся ХХI съезд ВЛКСМ. Он был созван для решения неотложных задач, вызванных текущим моментом, характеризовавшимся развалом прежней системы. В стране обострилась борьба нового со старым, сопровождающаяся вспышками насилия, национальными распрями, социальной напряженностью, забастовками. Одновременно зарождались реальный парламентаризм, многопартийность, децентрализованная многоукладная экономика. Эти процессы не могли не затронуть проблемы молодого поколения и комсомола. Несмотря на то, что ВЛКСМ вел целенаправленную перестройку в интересах молодежи, его влияние продолжало падать. За период между двумя съездами численность комсомольских рядов уменьшилась на пять миллионов человек.

Комсомол стоял перед выбором. Имелись два пути дальнейшего существования союза молодежи. Первый – продолжать эволюцию под давлением меняющихся обстоятельств, оставаясь под крылом партии и в отрыве от масс молодежи. Второй – сделать радикальный поворот к молодому человеку, изменить строение комсомола на принципах демократии, повернуться лицом к молодежи, содействовать ее самоутверждению в жизни. Съезд выбрал путь радикальных преобразований. Первый секретарь ЦК ВЛКСМ В. И. Мироненко в Отчетном докладе констатировал, что «время унитарный молодежных организаций, действующих на основе привычки к монопольному положению прошло. В нашей стране формируется новое общество, требующее перемены всего нашего взгляда и на молодежное движение, и на ВЛКСМ»[39].

У Центрального Комитета комсомола были достаточные основания заявить о необходимости радикальных перемен. Выборочные социологические исследования показали, что 53–55% молодых людей поддерживали социалистическую перспективу. Почти 22% работающей молодежи и 30% студентов не верили в возможности социализма. За доверие к партии высказалась примерно треть молодежи, к ВЛКСМ – только каждый десятый[40]. Исследования показали, что за пять лет перестройки социально-экономическое положение всех слоев населения, особенно наиболее незащищенного молодого поколения, ухудшилось. 59% студентов, молодых рабочих, служащих, инженеров, работников сельского хозяйства заявили об ухудшении своего материального положения, 34% – не почувствовали изменения, и только 7% улучшили свое положение[41]. В Отчетном докладе приводились слова народного депутата С.Федорова, который сказал: «Молодежь не может самого главного – она не может заработать себе интересную жизнь. Потому что для того, чтобы жить интересно, нужны материальные основы – хорошая квартира, красивая машина, возможность путешествовать, иметь средства информации, которые тебя насытят новыми мыслями. Мы им ничего не дали. Когда нужно рожать детей, когда хочется влюбляться, хочется путешествовать, человек в расцвете сил получает 120 рублей, когда он сможет докарабкаться до 500 рублей зарплаты, ему уже под 60 лет. Ему ничего не надо»[42]. Конечно, речь тогда не могла идти о «красивой жизни», когда на безденежье накладывался всеобщий дефицит.

Обществу нужна была сильная молодежная организация, выступающая за социальную справедливость; организация, которая должна взять на себя значительную часть заботы, а может быть и большую часть заботы о будущем молодежи и страны. Стержневой идеей новой концепции союза молодежи была провозглашена забота о молодом человеке, его всестороннем развитии. Докладчик сказал, что «нужно совершить поворот Коперника – не человек для организации, а организация для человека, и перестроить ее цели и структуры от человека, от интересов»[43]. В формулировке комсомола как «общественно-политической организации» акцент был перенесен на общественную функцию. Политическая функция должна была заключаться в защите демократии, дающей возможности свободного развития личности. Цель совершенствования социализма оставалась. Социалистическая идея воспринималась как свобода, справедливость, солидарность.

Смена модели молодежной организации была провозглашена в Декларации XXI съезда ВЛКСМ. В ней говорилось: «Комсомол в его нынешнем виде реализовать эти цели не может. Поэтому, провозглашая себя сегодня организацией социалистического выбора, равноправной частью широкого демократического движения, ВЛКСМ вступает в полосу коренных преобразований... Основывая свою деятельность на понимание коммунистических идеалов как гуманистических, общечеловеческих ценностей, стремясь к демократической модели, отстаивая свою целостность, ВЛКСМ развивается в направлении федерации самостоятельных, разнообразных по формам объединения и деятельности организаций, в центре которых его права и интересы. Считаем необходимым определить нашу организацию как Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодежи – Федерацию за демократический социализм»[44].

Ряд делегатов предлагал изменить название комсомола, по крайней мере исключить из него определение «Ленинский Коммунистический». Съезд отверг эти предложения, так как союз по своим целям оставался коммунистической организацией. Отказаться от имени Ленина съезд не счел нужным потому, что перестройка проходила под знаменем революционных преобразований, возврата к ленинскому учению, противопоставленному идеологии казарменного социализма и тоталитаризма.

Новая модель комсомола требовала изменения прежних взаимоотношений с партией. Признавая КПСС как политическую силу общества, ВЛКСМ заявил о своей полной самостоятельности. Отныне отменялся принцип партийного руководства комсомолом, что означало необязательность решений партии для союза молодежи, выработку им собственной позиции на все проблемы, в том числе политические. Принятие этого беспрецедентного решения объяснялось не только расширением демократических прав комсомола, но и отказом поддерживать догматические, консервативные силы в партийных комитетах, особенно на местах.

В обстановке резкого падения жизненного уровня молодежи вопрос о материальных средствах ВЛКСМ приобретал особое значение. Комсомольские взносы и привлеченные средства создавали «фонд федерации», который шел на содержание управленческих структур и осуществление целевых программ. Было указано, что необходимо сократить расходы на аппарат с тем, чтобы увеличить финансирование молодежных центров, клубов и проведение культурно-массовых и прочих мероприятий. Важное значение имело положение, гласящее, что средства ВЛКСМ, основные фонды молодежной печати и туризма должны быть неделимы, так как все это создавалось многими поколениями комсомольцев и служило всей молодежи.

Исключительное значение для государства и всех общественных организаций приобрел национальный вопрос. Его недооценка в прошлом сыграла роковую роль для общества и комсомола. Комсомол как и партия многие годы отделывался стереотипным заявлением о приверженности идеям социалистического интернационализма и дружбы народов. На практике были допущены серьезные извращения национальной политики, давшие повод сепаратистским и националистическим силам начать борьбу против унитарного государства. В беседе с делегатами съезда М. С. Горбачев сказал: «... Проблема межнациональных отношений – критический пункт политики перестройки. Тут мы должны очень быть внимательными и ответственными. Некоторые обвиняют перестройку в том, что именно она якобы породила такие явления. Нет, они порождены жизнью, тем, что накопилось в этой сфере и что выплеснулось в рамках демократии и гласности. Это все равно должно было так или иначе произойти, и уже прорывалось... Есть однако люди, которые спекулируют на национальных интересах, преследуя свои корыстные цели. Демократия, перестройка вызывают бурные перемены во всех регионах страны, задевают интересы теневой экономики, коррумпированных элементов и тех, кто, так сказать создал себе вотчины»[45].

Дискуссионный центр съезда «Комсомол и межнациональные отношения» принял обращение к народам и молодым людям Советского Союза. Оно прозвучало тревогой за судьбу страны и перестройки. Поскольку меры, предпринимаемые органами власти не обеспечивали стабильности в обществе, комсомол присоединил свой голос разума. Обращаясь ко все гражданам СССР, независимо от национальной принадлежности, вероисповедания, политических взглядов, делегаты призвали подняться над старыми обидами, забыть о распрях, пойти на взаимные уступки, совместно искать взаимоприемлемые решения. Они предложили всем политическим силам, национальным движениям отказаться от ультимативных требований и односторонних действий и вступить в диалог для достижения компромисса и гражданского мира. Это заявление делает честь комсомолу, но оно не могло уже оказать реального воздействие на предотвращение конфронтации.

Впервые на комсомольском съезде обсуждалась проблема участия комсомола в хозяйственной деятельности. ВЛКСМ был в числе первых организаций и хозяйственных субъектов, перешедших на принципы полного хозяйственного расчета и самофинансирования. Можно сказать, что комсомол стал полем обкатки рыночного механизма в стране. В этот период при комитетах ВЛКСМ действовало более четырех тысяч хозяйственных формирований с общим объемом производства и услуг свыше двух миллиардов рублей[46]. В них было занято более двухсот тысяч человек. В непосредственном подчинении ЦК находились десятки предприятий, организаций, учреждений с оборотом в сотни миллионов финансовых и материальных средств. Эффективность деятельности комсомольских предприятий была доказана двухлетней практикой. Однако съезд констатировал, что в правительстве и финансовых органах страны нет должного понимания значения хозяйственных формирований в составе ВЛКСМ. Открытое письмо съезда, принятое на заседании дискуссионного центра «Финансово-экономическая деятельность ВЛКСМ» и постановление «О развитии хозяйственной инициативы молодежи» нацеливали комсомол на расширение самостоятельной хозяйственной деятельности. Постановление указывало, что «ключевой проблемой комсомола является сегодня отработка гибкого, целостного механизма экономических возможностей союза, создание системы взаимоотношений собственной материальной базы с государством, другими общественными организациями с целью максимального вовлечения молодежи в созидательный труд»[47]. Этот механизм позволял реализовывать инициативы молодежи в области самостоятельной хозяйственной деятельности, обеспечивал занятость, воспитывал новое экономическое мышление.

Съезд закрепил итоги дискуссии принятием основных документов: Декларации, Устава и Программных целей ВЛКСМ. Содержание программных задач составляли три идеи: «Участие», «Развитие» и «Мир». Участие – сфера деятельности всех членов союза в органах народовластия: от совета трудового коллектива до Съезда народных депутатов. Развитие – осуществление государственной молодежной политики на общесоюзном и региональном уровнях, создание органов государственной власти и управления, занятых проблемами молодежи; общественный контроль за проведение молодежной политики. Мир – включал задачи формирования у молодежи всех наций и народностей страны высокую культуру межнациональных отношений; цивилизованное взаимодействие всех политических сил, обеспечивающее мирный переход к новому состоянию общества; открытость страны внешнему миру, свободный обмен идеями и информацией и пр.

В Уставе съезд утвердил федеративный принцип построения ВЛКСМ. Субъектами федерации являлись коммунистические союзы молодежи союзных республик, Вооруженных Сил СССР, Пограничных войск КГБ СССР, Внутренних войск МВД СССР. Субъекты федерации действовали на основе единства, организационной самостоятельности, добровольности и равноправия. Впервые в истории ВЛКСМ Устав допускал образование в составе комсомола всесоюзных юношеских объединений и ассоциаций. Устав давал широкие полномочия первичной организации, которые отныне имели право самостоятельно решать все вопросы своей деятельности, в том числе распоряжаться финансовыми средствами. Они получили право объединять на основе общности интересов любые молодежные структуры.

Таким образом, XXI съезд ВЛКСМ в основном завершил демонтаж прежней модели комсомола, создал новый тип организации, отвечающей демократическим нормам общества. По сути дела это был не обновленный комсомол, в совершенно другой союз молодежи, отличающийся принципами построения, структурой, задачами, методами функционирования и управления. Цель, к которой стремились комсомольские реформаторы, была достигнута. Идеолог и инициатор радикальных перемен В. И. Мироненко оставил пост первого секретаря ЦК ВЛКСМ. Однако ни он в своем Отчетном докладе, ни съезд в целом не ответили на естественный вопрос: «Что делать дальше?». Декларация и Программные цели намечают лишь стратегию развития: содействие созданию общества демократического социализма и развитие личности молодого человека. Остальные документы выражают позицию комсомола по разным общественным вопросам и определяют функции управленческих структур. Местные организации ВЛКСМ, получившие полную свободу действий, не знают как ею воспользоваться. Прежнее руководство комсомола так и не смогло научить их самостоятельно работать. Отрыв центра и низовых организаций так и не был преодолен. Здесь таилась возможность руководству комсомола от имени якобы всей организации проводить собственную политику, ведущую к дальнейшему развитию союза или его краху.

Периодом XXI съезд ВЛКСМ заканчиваются все исследования по истории комсомола. У исследователей не сложилось однозначной оценки состояния союза в этот момент. Известные комсомольские историки В. К. Криворученко, В. А. Родионов, О. В. Татаринов пишут: «Не в самом лучшем состоянии находился комсомол, слишком большие наросты были на его организации. Поэтому новая демократическая структура комсомола не могла исправить положение».[48] В. И. Мироненко соглашается с этим выводом, но справедливо замечает, что будущее обновленного союза в решающей степени зависело от направленности развития всего общества, от успехов или неудачи реформирования его политической системы. Профессор В. Н. Долгов на первый план выдвигал субъективный фактор, а именно, качественный уровень руководителей комсомола, который он назвал «кризисом верхов»[49]. Очевидно, что дальнейшая судьба комсомола зависела от многих факторов объективного и субъективного характера.
 

От перестройки к самороспуску
 

Новоизбранный Центральный Комитет ВЛКСМ во главе с первым секретарем В. М. Зюкиным получил реорганизованный союз, возможности влияния которого на молодежное движение возросли. Комсомол значительно опередил компартию и многие общественные организации в демократизации союзной работы. Это был пик его развития. Конечно, оставались и обострялись проблемы социального самочувствия молодежи, вызванные общей неблагополучной ситуацией в стране. Но многое зависело от субъективного фактора, от стремления и умения ЦК ВЛКСМ развивать достигнутый успех.

Формально признавая курс XXI съезда, новое руководство комсомола больше не возвращалось к формуле коренного поворота организации к нуждам молодежи. Нельзя сказать, что ЦК бездействовал. Была проведена структурная реформа центрального аппарата, сокращены штаты. Комсомол стал соучредителем Всесоюзной службы добровольного труда молодежи. Он оказывал содействие в становлении государственной и общественной социальной службы в ряде городов и районов страны. ЦК принял активное участие в дальнейшей работе по продвижению Закона о молодежи. Оказывал финансовую помощь некоторым местным организациям. Но больше всего он занимался экономической деятельностью, создавая коммерческие банки и преобразуя предприятия и хозяйственные объекты в акционерные общества. Это было очень важно для укрепления скудеющей финансовой базы комсомола.

Однако Центральный Комитет на деле не предпринял никаких существенных перемен, которые сделали бы комсомол жизнеспособным в новых социально-политических условиях. Ему не удалось остановить отток членов из союза, не говоря уже о том, чтобы черпать новых сторонников. На 1 января 1991 года в комсомоле состояло 23 651 510 юношей и девушек, что составляло 39,5% молодежи комсомольского возраста[50]. По существу он проигнорировал решения XXI съезда ВЛКСМ и начал исподволь, а затем и открыто готовить роспуск всесоюзной организации. Политические, социальные, воспитательные функции были утрачены. Кризис комсомола нарастал, доверие к нему продолжало падать. В апрелеиюне 1991 года было проведено 24 семинара-совещания секретарей комитетов комсомола, на которых участвовало 4500 активистов. Во время работы этих семинаров проводилось социологическое исследование об оценке текущего момента, деятельности ЦК и будущей модели союза. Было проведено анкетирование 1600 человек – от работника райкома до секретаря республиканской организации ВЛКСМ. Показательны результаты опроса: 76% выразили недовольство деятельностью ЦК ВЛКСМ; 67% высказались за гуманитарную модель организации; 7% – за социалистическую ориентацию с переходом к коммунизму и только 4 – за коммунистическую идеологию. Приоритетным направлением союза была признана социальная защита молодежи – 80% опрошенных[51].

Эти данные указывали путь дальнейшего развития комсомола – превратить его в общественную организацию гуманитарного профиля. Однако это не означало, что такой союз будет стоять вне политики. В условиях острейшей политической борьбы начала 90-х годов игнорировать политику было невозможно. Если бы комсомол стал инициатором кардинального поворота в сторону материальных и духовных потребностей молодежи, оставаясь ядром широкой непартийной организации, а, главное, стал бы на деле отстаивать социальные права молодого поколения, возможно, ему удалось бы приспособиться к новым условиям и не потерять доверия в обществе. Правда, такая организация не была бы чисто коммунистической по своим целям и содержанию работы. Она представляла бы собой разновидность многопрофильного профсоюза или типичный социал-демократический союз молодежи западного образца. Такова была реальная альтернатива, подсказанная самими комсомольцами. Но она не была принята в расчет.

В период подготовки XXI съезда ВЛКСМ Центральный Комитет считал, что существуют альтернативные идеи развития комсомола в виде движения политклубов, движения научно-технического творчества молодежи, молодежных жилищных комплексов, экологического движения и др. В проекте Программного заявления съезда утверждалось, что в ВЛКСМ есть силы, способные сделать союз молодежи полезным обществу. Отказываясь от монополии в молодежном движении, комсомол должен был остаться коммунистической организаций, отстаивающей интересы молодежи и выступающей за демократические преобразования в стране.

Такая модель молодежной организации не была новинкой в истории молодежного движения. В середине 30-х годов мировая общественность глубоко осознала опасность фашизма и угрозы империалистической мировой войны. VII конгресс Коминтерна и VI конгресс КИМа (1935 г.) выработали политику единого фронта с целью объединения всех демократических и антивоенных сил для противодействия наступлению фашизма. Тогда начался процесс преодоления раскола в международном молодежном движении и стали возникать единые союзы, в состав которых входили молодые коммунисты, социалисты, социал-демократы. Демократические ценности, мир, свобода, права и интересы молодежи были определяющими лозунгами единых молодежных организаций. В едином строю, независимо от политических взглядов, молодежь с оружием в руках боролась против немецко-фашистских агрессоров в годы Второй мировой войны. В 1943 году КИМ был распущен. Очень важна формулировка причины его ликвидации. КСМ, осуществляя тактику единого фронта, превратились из чисто коммунистических союзов молодежи в массовые народные юношеские организации. Учитывая это, существование КИМа как международного центра коммунистической молодежи было признано нецелесообразным. ВЛКСМ не распускался, также как и союзы молодежи, которые сохраняли коммунистический характер. На традициях антивоенного и антифашистского единства сразу после войны была образована Всемирная Федерация Демократической Молодежи.

Этот опыт был хорошо изучен и известен комсомольскому активу. Профессор ВКШ при ЦК ВЛКСМ А. П. Зиновьев получил премию Ленинского комсомола за исследования проблем борьбы молодежи за единство в национальном и международном масштабе.

Историческая практика могла быть использована в начале 90-х годов при реорганизации комсомола. С провозглашением суверенитета рядом союзных республик всесоюзная комсомольская организация могла превратиться в международную федерацию союзов молодежи, для которой высшими принципами были гуманистические и демократические ценности. Конечно, речь не могла идти о механическом применении опыта прошлых лет. Была существенная разница в международном положении. Если коммунисты предвоенных лет и особенно в годы Второй мировой войны своей непримиримой борьбой против фашизма на полях сражений расширяли свое влияние в массах, то политика КПСС в последние годы горбачевской перестройки вела к потери сторонников коммунизма.

Не было легкого, безболезненного выхода из кризисной ситуации. Всякий вариант решения проблемы имел свои негативные последствия. Был выбран самый простой способ решения сложной проблемы – упразднить комсомол и тем самым снять головную боль. Вопрос об альтернативных вариантах судьбы комсомола в ЦК не рассматривался. Все его устремления были направлены на то, что «цивилизованно» ликвидировать всесоюзную молодежную организацию и осуществить раздел ее собственности между субъектами федерации. Предложение повременить с роспуском комсомола считалось ошибочным, чреватом для молодежного движения непредсказуемыми последствиями. Осмысливая прошлое с позиции современности, бывший первый секретарь ЦК ВЛКСМ В. И. Мироненко писал: «Новый ЦК ВЛКСМ оказался совершенно не способным осуществить заложенные в «Декларации» идеи и использовать имеющиеся возможности. Частично под влиянием объективных обстоятельств, частично из-за субъективного недопонимания возможностей, заложенных в новую модель организации и молодежного движения вообще, он пошел по пути самоликвидации союза»[52].

Стартовым сигналом к подготовке ликвидационного съезда стало заявление Бюро ЦК ВЛКСМ 3 сентября 1991 года, затем подтвержденное VI пленумом ЦК. В нем говорилось, что попытка августовского государственного переворота означает необратимость демократических изменений в обществе. Указывалось, что завершился этап полумер и полуреформ. В стране объективно стали неизбежны радикальные экономические и политические реформы. Из этой констатации делался вывод: «Исчерпан и путь эволюционного, постепенного преобразования ВЛКСМ»[53]. В заявлении не говорится, почему нельзя от полуреформ перейти к радикальным преобразованиям и продолжить линию предшествующего съезда. В данном случае не уместно говорить, что консервативные силы партии мешали проведению кардинальных мер, так как принцип партийного руководства был отменен. После этого заявления главной заботой ЦК стал раздел собственности.

Комсомол был самодостаточной организацией в материальном отношении и его собственность разжигала аппетиты ликвидаторов. Правда, в последние кризисные годы комсомольский бюджет несколько оскудел, а часть недвижимости ВЛКСМ перешла в трудовые коллективы. Понятие «собственность комсомола» включала в себя бюджетные средства на счетах ЦК, а также промышленные, строительные, транспортные, снабженческо-сбытовые предприятия, учреждения здравоохранения, культуры, коммунального хозяйства, спортивные, международные туристические организации, учебные заведения. Стоимость основных фондов этих объектов составляла по ценам 1990 года 700 млн. рублей[54].

Начиная с 1988 года ЦК ВЛКСМ стал соучредителем различных хозрасчетных экономических обществ и банков (Всесоюзное внешнеэкономическое объединение «ЮНЭКС», Молодежный коммерческий банк, Всесоюзное акционерное общество «Развитие», банк «Менатеп», «Финист-банк» и др.). Укажем для примера, какими суммами располагали эти коммерческие предприятия. Уставной фонд Молодежного коммерческого банка составлял 250 млн. руб.[55] Председателем правления МКБ был утвержден заведующий финансово-бюджетным отделом ЦК ВЛКСМ А. В. Щербаков. В 1989 году ЦК ВЛКСМ внес 50 млн. руб. в качестве паевого взноса в уставной капитал Всесоюзного акционерного общества «Развитие», который составлял 125,2 млн. руб.[56]

В 1990 году бюджет ЦК ВЛКСМ был сформирован следующим образом: доходы – 103,2 млн. руб., расходы – 281,1 млн руб. Превышение расходов над доходами в сумме 134,9 млн руб. покрывалось за счет переходящих остатков за предыдущий год. Наибольший доход в бюджет давали: ИПО «Молодая гвардия» – 50 млн. руб., «Комсомольская правда» – – 23 млн. руб., МКБ – 15 млн. руб. Комсомольские членские взносы составляли – 8,5 млн. руб., прочие поступления – 6,7 млн. руб.[57]

В течение 1990 года происходил активный процесс акционирования предприятий и учреждений, находящихся в ведении Управления делами ЦК ВЛКСМ. В акционерные общества были преобразованы Издательско-полиграфическое объединение «Молодая гвардия», Бюро международного молодежного туризма «Спутник», комплекс гостиниц «Орленок», внешнеэкономическое объединение «ЮНЭКС» и др. Доходы этих предприятий в совокупности давали 92 процента бюджета комсомола.

В условиях растущего экономического кризиса прибыль, рентабельность хозяйственных объектов стала важнейшим направлением деятельности ЦК комсомола. По решению IV пленума Центрального комитета «О механизме коллективного управления собственностью, сформированной на уровне ЦК ВЛКСМ» 15 февраля 1991 года был образован Экономический совет. В полномочия совета входило: определение эффективной экономической политики комплекса хозяйств; контроль над их деятельностью; распределение доходов от предприятий и дивидендов от прибыли акционерных обществ; решение принципиальных вопросов, касающихся судьбы предприятий. Отныне все финансовые вопросы решал этот новый орган, обладающий широкими полномочиями. В Экономический совет вошли 16 членов, представлявших все субъекты ВЛКСМ. Председателем совета был избран секретарь ЦК ВЛКСМ В. В. Копьев, руководителем рабочего аппарата – А. С. Стариков.

27 сентября 1991 года в Москве в гостинице «Орленок» начал свою работу XXII чрезвычайный съезд ВЛКСМ. В его работе участвовали 552 делегата от 17 субъектов федерации и 9 организаций напрямую входящих в ВЛКСМ. В докладе «О судьбе комсомола» первый секретарь ЦК В. М. Зюкин сказал: «Старая система разрушена и вместе с ней из политического бытия должна уйти и организация, которая была элементом системы. Существование комсомола даже в новых одеждах объективно невозможно»[58]. Не только по идеологии, но и регламенту съезд отказался от традиционного сценария проведения высших комсомольских форумов: делегаты не возложили цветы к мавзолею Ленина, не исполнили гимна Советского Союза, на сцене не было бюста Ленина. Всем этим ЦК ВЛКСМ пытался продемонстрировать, что он отмежевался от «тоталитарно-абсурдной системы», от комсомольских традиций и от своей организации.

По мнению докладчика, следующие причины делали невозможным дальнейшее существование ВЛКСМ. Первая – в стране сложились новые реалии: радикально изменились принципы национально-государственного устройства. Следовательно, нужно принципиально изменить все общественно-политические институты. Никакие эволюционные преобразования комсомола не могут соответствовать новым условиям. Вторая – в соответствии с законом Российской Федерации прекращена деятельность комсомольских организаций в вооруженных силах, пограничных и внутренних войсках. Третья – численность ВЛКСМ резко упала, в нем много «мертвых душ». Четвертая – в регионах и республиках идет глубинный процесс реформирования.

Отсюда следовал вывод: считать исчерпанной политическую роль ВЛКСМ как федерации коммунистических союзов молодежи. Докладчик призвал делегатов выразить «политическую волю съезда к окончательной смерти унитарной модели союза»[59].

Дискуссия по докладу «О судьбе комсомола» задумывалась как непродолжительная и единодушная поддержка заготовленных проектов решений, которые были согласованы со всеми делегациями и получили поддержку. Выступившие по этому вопросу делегаты добавили лишь эмоциональные высказывания. Так, главный редактор «Комсомольской правды» В. Фронин сказал, что комсомола уже давно не существует. Под его крышей, используя его законодательные и организационные возможности, приютились новые молодежные объединения, благотворительные фонды, акционерные общества. Представитель Туркменистана Н. Аланазаров предложил в тот же день закончить работу съезда, поскольку дискутировать не о чем. Первый секретарь ЦК Союза молодежи Азербайджана С. Алекперов заявил, что комсомола, как единого монолитного общественно-политического союза молодежи, никогда не существовало. Стало быть, и ликвидировать нечего.

Но суть проблемы, по убеждению делегатов-ликвидаторов, состояла не в роспуске комсомола, а в разделе его собственности. Материальный вопрос отодвинул на задний план все другие проблемы. Роспуск комсомола являлся необходимым условием для приобретения субъектами всесоюзной организации своей доли собственности.

Начало работы съезда, особенно, дальнейший ход его работы, когда началась отчаянная борьба за финансовое и материальное наследство, вскрыли со всей очевидностью позицию абсолютного большинства делегатов. В зале гостиницы «Орленок» сидели ответственные работники комсомола, в большинстве своем коммунисты, которых вовсе не беспокоила судьба коммунистического движения молодежи в России и других суверенных государств, бывших союзных республик. Они не испытывали чувства ответственности перед рядовыми членами союза, перед старшими поколениями советских людей, для которых комсомол оставался символом единства, сплочения, дружбы, перед памятью тех комсомольцев, которые погибли за родину. Они решали совершенно другую задачу – не просчитаться при дележе собственности, чтобы другим не досталось больше, чем положено. Упомянутый выше С. Алекперов сказал: «...Стоит ли нам уподобиться голодным наследникам умирающего богатого дядюшки, алчно ждущих своей доли наследства»[60]. Характерна терминология делегатов, решавших судьбу комсомола: его надо убить, он должен умереть, все равно его ждет гибель. Отношение съезда к своей организации можно сравнить с отношением большевиков к классовому врагу.

Для придания убедительности своей ликвидаторской политике руководители комсомола несколько драматизировали ситуацию. В сентябре 1991 года Советский Союз еще существовал, а в устах некоторых делегатов он уже был похоронен. Указывалось на падение численности комсомольцев. Но катастрофического положения в организационном составе комсомола не было. На 1 июля 1991 года в рядах ВЛКСМ осталось 21 265 312 человек[61]. За полгода из союза вышли 2 385 198 членов. Надо согласиться, что положение в комсомоле было неблагополучное. Но численность союза молодежи никогда не являлась причиной его создания или роспуска. Вспомним, что в период образования РКСМ в 1918 году в его рядах было всего 22 тысячи юношей и девушек.

Не корректным представляется приведенная в докладе «О судьбе комсомола» причина роспуска, состоящая в том, что в регионах и республиках идет коренная реорганизация союза молодежи. Это как раз положительный момент, соответствующий решениям предшествующего съезда. Беда ЦК ВЛКСМ состояла в том, что он не мог идти в ногу со временем. Преобразованный центральный аппарат не смог избавиться от бюрократизма и формализма. Он не успевал реагировать на изменения политической ситуации в стране и молодежной среде. В местных организациях высказывалось множество критических замечаний в адрес руководства союза. Прежде всего за то, что ЦК не выдвинул конструктивных идей, не разработал стратегической линии, недостаточно пропагандировал опыт реформирования деятельности комсомольских организаций[62]. Председатель Центральной ревизионной комиссии ЦК ВЛКСМ В. П. Парфенов в своем выступлении на ХХII съезде отметил: «Надо сказать правду. Мы многое делали не так, но мы многому научились»[63]. С первой частью этого заявления надо согласиться, вторая – вызывает сомнение.

Основной вывод докладчика о том, что комсомол исчерпал свою политическую роль, трудно объясним. Кроме политических функций у комсомола были общественные функции. Суть реформ как раз и состояла в том, что усилить социальную область деятельности. Уменьшение политической роли комсомола и возрастание социального содержания деятельности ВЛКСМ оценивались активом союза как верный путь выхода из кризиса. Субъекты ВЛКСМ, заявившие о своей самостоятельности, не отказались от участия в политической жизни. Например, ЛКСМ России, не изменивший даже своего коммунистического названия в отличие от других субъектов, активно занимался политической деятельностью.

Таким образом, аргументация для роспуска комсомола была не убедительной. Руководство ВЛКСМ оказалось не в состоянии справиться с объективными негативными процессами, происходившими в обществе и в молодежной среде. Предвидя развал союзного государства, ответственные работники субъектов ВЛКСМ спешили покинуть свои посты и войти в новую номенклатуру суверенных государств с имиджем национального патриота, что в тех условиях было равнозначно антикоммунисту. Роспуск ВЛКСМ рассматривался ими как своего рода раскаяние за прежние «коммунистические грехи». Ликвидаторам комсомола не хватало мужества открыто и честно сказать, что они распускают союз молодежи потому, что эта организация коммунистическая. Между тем, никакой критики в адрес комсомола, никакого анализа ошибок и недочетов в работе центрального аппарата и местных комитетов в докладе и прениях не было.

Во второй половине первого дня заседаний на XXII съезде возникло непредвиденное обстоятельство, которое резко изменило содержание дискуссии. Одновременно с ликвидационным комсомольским съездом проходило заседание Верховного Совета РСФСР. Там обсуждался проект постановления «О собственности общесоюзных и межреспубликанских организаций, находящихся на территории РСФСР». В нем был пункт, в соответствии с которым при ликвидации этих организаций их собственность переходила под юрисдикцию России. Когда сообщили об этом проекте постановления делегатам съезда, пришлось сделать продолжительный перерыв.

Второй день работы съезда начался с извещения о том, что постановление о собственности общесоюзных организаций принято Верховным Советом РСФСР. Моментально изменился характер, тон и содержание дискуссии. Выступавшие уже не хотели роспуска комсомола. Р. С. Сабиржанов (Узбекистан) предложил переименовать ВЛКСМ в Федерацию молодежных организаций СССР. С ним согласились А. И. Федута (Белоруссия) и П. Заворотный (Украина). И. А. Бибиков (Узбекистан) заявил, что распускать союз не следует, а надо реорганизоваться без спешки, нормальным путем. Н. М. Аланазаров (Туркменистан) сказал, что необходимо сначала провести съезды ЛКСМ союзных республик. А. А. Галимов (Азербайджан) предложил взять передышку, продлить полномочия делегатов, «а пока не будем убивать эту организацию».

Оказалось, что сторонников сохранения ВЛКСМ значительно больше, чем предполагалось в начале работы съезда. Более того, стал вырисовываться целый ряд альтернатив в судьбе комсомола. Но дело тут не в заботе о судьбе своей организации, а в реальной угрозе не получить его наследства.

На чрезвычайном съезде создалась чрезвычайная ситуация. Разговоры о смерти комсомола оказались сильно преувеличенными. Российские делегаты бросились на помощь растерявшемуся президиуму. Первый секретарь Сургутского горкома ЛКСМ РСФСР А. В. Байков, представлявший ту организацию, которая давно уже вынашивала планы раскола комсомола, сказал: «Комсомол не смог нормально, по-человечески, умереть потому, что те деньги, которые остались неразделенными стали выше тех моральных принципов, которые овладели делегатами. Поэтому они решили, пока не разделим, давайте сохраним организацию, которой уже нет»[64]. Председатель президиума В. М. Зюкин метко охарактеризовал беспринципность делегатов, представлявших союзные республики. «Если бы Верховный совет РСФСР принял решение, – сказал он, – что собственностью владеют только коммунистические союзы молодежи, мы бы заявили, что все мы – коммунистические и пошли бы дальше»[65]. Это замечание интересно и тем, что руководитель коммунистического союза молодежи не считает комсомольский съезд коммунистическим. Создавшуюся ситуацию он назвал абсурдной, ибо пришли на съезд, чтобы ликвидировать союз, а будет выносится противоположное решение. Однако не менее абсурдно прозвучала его реплика: сохранение организации, это – ее гибель. Значит, ликвидируя комсомол, съезд сохранял ему жизнь.

Все же кризис к всеобщей радости был преодолен. Была найдена формула раздела собственности, соответствующая Постановлению ВС РСФСР: ликвидация путем реорганизации через разделение. Собственность ВЛКСМ состояла из материального имущества общей стоимостью 559 млн. руб., страхового запаса – 390 млн. руб., на счетах ЦК ВЛКСМ – 42 млн. руб., ожидаемого дохода в III квартале 1991 г. – 18 млн. руб. Внешэкономбанка – 19 млн. руб. Эти средства подлежали разделу между 23 юридическими лицами – правопреемниками ВЛКСМ. К правопреемникам относились субъекты федерации ВЛКСМ в 14 союзных республиках (Азербайджан, Белоруссия, Армения, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Молдова, РСФСР, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония); союзы молодежи, непосредственно входящие в ВЛКСМ (Абхазия, Башкортостан, Дагестан, Кабардино-Балкария, Москва, Санкт-Петербург, Татарстан, Чечено-Ингушская автономная республика, Южная Осетия).

Недвижимая собственность передавалась на баланс предприятия «Содружество» для совместного долевого владения и использования трудовыми коллективам предприятий, редакций, организаций, Денежные средства распределялись между правопреемниками, исходя из количества членов союза молодежи. Свою долю средств получили предприятия и организации с участием ЦК ВЛКСМ. Предусматривались платежи по обязательствам ЦК, которые передавались Рабочей группе, избранной съездом.

Аппарат ЦК упразднялся, кроме Управления делами, который должен был сотрудничать с Рабочей группой в течение 10 месяцев. Съезд принял Соглашение о создании Координационного совета, в который вошли представителей бывших субъектов ВЛКСМ. Ему поручалось в течение 10 месяцев осуществлять международные связи и вести переговорный процесс о сотрудничестве между молодежными организациями независимых государств с целью возможного создания межреспубликанской молодежной структуры[66].

Создание Координационного совета оказалось совершенно ненужным, так как ему не удалось реанимировать деловые связи между молодежными организациями, тем более создать какое-либо подобие общей структуры для осуществления сотрудничества. Идея межреспубликанского объединения молодежи использовалась на съезде ликвидаторами комсомола как демагогический прием, чтобы иллюзией возрождения новой организации успешно провести операцию самороспуска комсомола.

На съезде часто звучал термин «абсурд». Абсурдным стало и его завершение: делегаты хором запели популярную комсомольскую песню, в которой давалась клятва «Не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым». Значит, несмотря на перерождение активистов ВЛКСМ, в глубине души они чувствовали себя комсомольцами.

Так драматично закончилась история Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи, организация с именем которой была связана молодость многих поколений, начиная с 1918 года. Комсомол был школой жизни подрастающей смены советского общества. Около двухсот миллионов человек были обязаны комсомолу гражданским воспитанием, профессиональным и творческим ростом. Комсомол создал корпоративное содружество молодых людей. Он дал молодым людям радость общения и сотрудничества, верных друзей во всех уголках необъятной страны. Дружба, рожденная в комсомольских рядах во многих случаях оставалась на всю жизнь. ВЛКСМ представлял собой уникальное явление. Не было области общественных отношений, будь то политика, международные связи, экономика, культура, туризм, физкультура, спорт и воспитание детей прочее, в которой не участвовал бы комсомол. В ряде областей он был на передовых позициях. Огромен его вклад в победу советского народа в Великой отечественной войне. Шесть высших государственных наград на знамени комсомола – свидетельство благодарности руководства СССР за высокие достижения в строительстве социализма и защите отечества.

Кризис комсомола в последнее десятилетие советской власти был порожден общим кризисом социалистической системы, охватившим сферу экономики, политики, национальных отношений, нравственных устоев. В обществе обострились социальные проблемы, особенно чувствительно сказавшиеся на молодом поколении. Произошел межпоколенческий разрыв: подрастающая смена в значительной части отказалась от идейно-политического наследства старшего поколения. В условиях перестройки и демократизации советского общества комсомол оказался не в состоянии удержать молодежь в сфере своего влияния. Дальнейшее обострение экономического кризиса, падение авторитета КПСС, рост антикоммунизма и сепаратизма привели к самороспуску ВЛКСМ. Руководство комсомола не смогло преобразовать свою организацию в интересах служения молодежи. Материальное наследие ВЛКСМ оказалось сильным стимулом для роспуска комсомола и раздела его собственности между субъектами федерации, входившими в состав всесоюзной организации.



[1] См.: Ильинский И. М. О «культуре» войны и Культуре мира. М., 1999.

[2] Мироненко В. И. Комсомол в период реформации советского общества (19851991 гг.): Автореф. дис. на соиск. учен. степени канд. ист. наук. М., 2000.

[3] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 30. С. 226.

[4] Ильинский И. М. Молодежь и молодежная политика. М., 2001. С. 359–360.

[5] Документы и материалы XXI съезда ВЛКСМ. М., 1990. С. 14.

[6] См.: Шереги Ф. Э. Социология политики: Прикладные исследования. М., 2003. С. 71.

[7] XIX съезд Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи: Стеногр. отчет. Т. 1. М. 1982. С. 28.

[8] См.: ВЛКСМ от съезда к съезду: XVIII, апрель 1978 г. – XIX, май 1982 г. М., 1982. С. 44, 46.

[9] См. Ильинский И. М. Комсомол в перестройке. М., 1987. С. 6–7.

[10] См.: Это в наших силах. М., 1986. С. 11.

[11] См.: ВЛКСМ от съезда к съезду: XVIII, апрель 1978 г. – XIX, апрель 1982 г. М. 1982. С. 134.

[12] См. Это в наших силах. М., 1986. С. 7.

[13] См.: Ильинский И. М. Комсомол в перестройке. М. 1987. С. 10.

[14] РГАСПИ. Ф.М-24. Оп.2а. Д.1. Л.8.

[15] Устав Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи. М.: Мол. гвардия, 1986. С. 3.

[16] Подробнее об этом см.: Мухамеджанов М. М. Авангард и авангардизм (О преодолении некоторых стереотипов в оценке роли молодежи в революции и партийного руководства комсомолом. 1918–1920 годы) // Позывные истории. М., 1990. Вып .9. С. 69–102.

[17] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 9. С. 247.

[18] См.: Молодой коммунист, 1972. № 4. С. 40.

[19] См.: Товарищ комсомол: Документы съездов, конференций и ЦК ВЛКСМ. 1918–1968. М., 1969. Т. 1. С. 9.

[20] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 30. С. 226.

[21] Наследника революции: Документы партии о комсомоле и молодежи. М., 1969. С. 55.

[22] Коминтерн, КИМ и молодежное движение. Т. 1.. М., 1977. С. 88.

[23] Горбачев М.С. Молодежь – творческая сила революционного обновления. М.: Политиздат, 1987. С. 26.

[24] КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 9-е изд. доп. и испр. Т. 14. М., 1984. С. 591.

[25] См.: Правда. 1985. 31 марта.

[26] См.: ХХ съезд Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи. Стеногр. отчет. Т. 1. М., 1987. С. 45, 50.

[27] РГАСПИ. Ф.М-24. Оп. 2а. Д. 1. Л.5.

[28] РГАСПИ. Ф.М-24. Оп.2а. Д.. 1. Л.17

[29] Документы и материалы ХХ съезда Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи. М., 1987. С. 129.

[30] Горбачев М. С. Молодежь творческая сила революционного обновления: Выступление на ХХ съезде Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи 16 апреля 1987 года. М., 1987. С. 4.

[31] См.: Шереги Ф. Э. Социология политики: Прикладные исследования. М., 2003. С. 61.

[32] См.: Комсомольская правда. 1988, 13 января.

[33] См.: Ильинский И. М. Будущее России и молодежь: к новой концепции молодежной политики // Молодежь и общество на рубеже веков. М., 1999. С. 74.

[34] Ильинский И. М. Молодежь и молодежная политика. М., 2001. С. 470.

[35] См.: Комсомольская правда. 1989. 20 мая

[36] РГАСПИ. Ф.М-1. Оп. 2. Д. 10. Л. 60–62.

[37] РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 135. Д. 284. Л. 116.

[38] РГАСПИ. Ф. М-1.. Оп. 135. Д. 303. Л. 27–31.

[39] Документы и материалы XXI съезда ВЛКСМ. М., 1990. С. 64.

[40] См.: Там же. С. 65.

[41] См: Шереги Ф. Э. Социология политики: Прикладные исследования. М, 2003. С. 90.

[42] Документы и материалы XXI съезда ВЛКСМ. М., 1990. С. 67.

[43] Там же. С. 70.

[44] Там же. С. 72.

[45]Документы и материалы XXI съезда ВЛКСМ. М., 1990. С. 21–22.

[46] См.: Документы и материалы XXI съезда ВЛКСМ. М., 1990. С. 40.

[47] Там же. С. 193.

[48] Криворученко В. К., Родионов В. А., Татаринов О. В. Молодежное движение в России и Советском Союзе: уроки истории. М.,1997. С. 168.

[49] См.: Молодежь и общество на рубеже веков: Международная научная конференция. М., 1998. С. 58.

[50] РГАСПИ. Ф. М-1. Оп.135. Д.416. Л.17.

[51] РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 135. Д. 394. Л. 120-132.

[52] Комсомолу – 80: Вопросы методологии и истории. М., 1999. С. 44.

[53] РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 135. Д. 407. Л. 4

[54] РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 135. Д. 317. Л. 142.

[55] РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 135. Д. 250. Л. 21.

[56] РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 135..Д.278. Л. 75.

[57] РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 135. Д. 293. Л. 9-14..

[58] РГАСПИ. Ф.М-6. Оп. 22. Д.1. Л.12.

[59] Там же. Л. 14.

[60] РГАСПИ. Ф.М-1. Оп. 22. Д. 1. Л. 31.

[61] РГАСПИ. Ф.М-1. Оп. 135. Д. 407. Л. 7.

[62] РГАСПИ. Ф.М-1. Оп. 135. Д. 394. Л. 120–132.

[63] РГАСПИ. Ф.М-6. Оп. 22. Д. 1. Л. 75.

[64] РГАСПИ. Ф. М-6. Оп. 22. Д. 1. Л. 260.

[65] Там же. Л. 49.

[66] РГАСПИ .Ф. М-6. Оп. 22.Д. 7. Л. 3–15.


Мухамеджанов М. М.  – доктор исторических наук, профессор, профессор кафедры истории Московского гуманитарного университета.



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»