Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / № 6 2009 – История

Анпилогова Е. С. Публичная жизнь женщин высших сословий на рубеже XVII–XVIII веков

УДК 94 (47).05

Anpilogova E. High Society Women’s Public Life at the Turn of the XVII–XVIII Centuries

Аннотация: В статье рассматривается публичная жизнь женщин высших сословий в эпоху петровских реформ. При этом активное внедрение Петром I новых форм досуговой деятельности рассматривается в качестве одного из основополагающих факторов социализации представительниц высших сословий.

Ключевые слова: досуг, женщина, частная жизнь, публичность, ассамблея, театр, танцевальная культура.

Abstract: In the article women’s public life during the Peter the Great Reforms is being observed. The active implementation of new kinds of leisure by Peter I the Great is considered as one of the fundamental factors of high society representatives socialization.

Keywords: leisure, woman, private life, publicity, assembly, theatre, dancing culture.


Интерес к теме женской повседневности представляется значимым, поскольку позволяет существенно расширить представления о масштабах социальной модернизации в период петровских реформ. В современных условиях в связи с лидирующими позициями женщины в социуме, представляется особенно актуальным обращение к историческому опыту — началу вхождения женщины в общественную жизнь.

Ключевым фактором в процессе социализации знатной женщины на рубеже XVII–XVIII вв. стала сфера досуга, посредством которой представительницы высших сословий обрели возможность присутствия в публичной жизни общества.

К концу XVII века жизнь знатной женщины ограничивалась исключительно семьей и домом. Общественная сфера оставалась для нее закрытой, что было обусловлено традициями патриархального уклада жизни населения Московского государства. В то же время в средневековый период отношение к развлечениям, праздности было негативным, что непосредственно связано с характером византийской христианской культуры, где «святость представляла собой идеал должной, духовно одобряемой жизни, культурно поощряемого поведения», тогда как развлечения рассматривались как «антисвятость»[1]. Свободное от домашней работы время женщина, должна была проводить следуя рекомендации: «всегда поучайтесь божественным Писанием, читайте, пойте, молитве прилежно внимайте, рукодельствуйте»[2]. Специфика досуга средневекового человека заключалась в том, что свободное времяпрепровождение подразумевало сопряженность с конкретно — практической пользой, которая связывалась с духовным самосовершенствованием, либо была сопряжена с полезностью в хозяйстве. Не имея альтернативы заниматься чем–либо другим, будучи изолированными в своих покоях, большую часть времени представительницы высших сословий занимали себя рукоделием, в котором достигали значительного мастерства. Так иностранцы отмечали, что русские женщины «мастерицы вышивать по всякому узору, некоторые даже до того, что перещеголяют иных швей в шитье жемчугом, и рукоделья их вывозятся в дальние края»[3].

Что касается эмпирической составляющей женского рукоделия, то следует отметить, что прядение, шитье, вышивание и украшение одежды давали возможность не только обеспечить семью необходимым, но и выход творческим способностям женщины.

В то же время, не смотря на неприятие религией праздного досуга, источники свидетельствуют о том, что в повседневной жизни женщин имели место и немногочисленные развлечения. Так, одной из дозволенных форм проведения досуга по «Домострою» считалось принятие или посещение гостей, которое предполагало беседу женщин «о рукодельи и о домашнем строении как порядня вести и какое рукоделеицо здети чего не знает»[4]. Подобные встречи были приурочены к церковным праздникам либо таким событиям, как крестины, свадьба, при этом женщины и девушки трапезничали отдельно от мужчин[5].

Одной из возможностей пребывания женщин в обществе являлось посещение церкви. Однако и там они чаще всего располагались отдельно от мужчин, а наиболее зажиточные бояре имели свои домовые церкви, то есть их жены и дочери не покидали пределы домовладений, отправляясь на службу[6].

Помимо этого в сочинениях иностранцах сохранилось достаточное количество описаний развлечений, посредством которых скрашивали досуг знатные женщины. Так среди игровых форм досуга наиболее часто упоминается катание на качелях, а средством от скуки и приятным способом времяпрепровождения считалось купание, что, однако, происходило вдали от посторонних глаз[7].

Согласно византийской этике, из всех видов развлечений особенно осуждались «песни сатанинские» и пляски, которые были «всех злее и горьше», ибо «плящущая бо жена невеста сатанина нарицается и любовница дьявола, супруга бесова, не токмо сама сведена будет во дно адово, но и ти, иже ея с любовьию позоруют и в сластех разжигаются похотию»[8].

Изученные нами материалы позволяют говорить о приватном характере женского досуга, что означало для представительниц высших сословий препровождение свободного времени преимущественно в стенах дома, а, в конечном итоге, невозможность вхождения в социум. Кроме того, строгое ограничение развлечений, которым могли предаваться женщины, привело к тому, что свободное время женщин было посвящено религии, а именно, чтению молитв, хождению на богослужения, или носило характер детских забав.

С первой четверти XVIII века в числе прочих новаций на государственном уровне происходило активное насаждение европейского образа жизни среди представителей высших сословий. Общая демократизация отношений, которая последовала в связи с процессом европеизации, особенно затронула повседневную жизнь высших сословий: уходили в прошлое строгие традиции и ритуалы, в частности, изменения коснулись норм общения. В прогрессивных кругах произошла трансформация традиционной для знатных кругов формы приема гостей. Согласно новым этикетным правилам, женщина получила возможность не только присутствовать в одном помещении с посетившими ее дом гостями мужского пола, но также в отсутствии супруга самостоятельно принимать их, что последователи петровских реформ не считали предосудительным[9]. Однако в боярских семьях, где традиции патриархальной старины были сильны, как и прежде при посещении гостей хозяйка дома и другие особы женского пола выходили лишь для приветствия, после чего удалялись на свою половину[10].

Между тем, ключевым изменением в сфере женского досуга являлось введение в 1718 году общественных публичных собраний — ассамблей, на которых наравне с мужчинами присутствовали как замужние женщины, так и молодые девушки[11]. Следует отметить особое значение появления ассамблей в повседневной жизни знатных женщин благодаря которым оказалась вовлеченной в публичную сферу жизни.

По своему характеру ассамблеи резко отличались от торжественных боярских приемов. Привычный порядок церемониала приема гостей оставался в прошлом, что существенно упрощало нахождение женщины на мероприятии, а по истечении определенного времени на ассамблеях и торжествах, проходивших при дворе Петра I, совместная трапеза мужчин и женщин становилась обыденностью, что свидетельствует о более вольготном положении женщин[12].

Что касается наполнения ассамблеи, то Петром I были введены такие игры как шахматы, фанты, карты, которые стали пользоваться спросом «в особенности у женщин»[13]. Значение введения игровой культуры на собраниях было особенно велико, поскольку «забавныя игры» служили развитию коммуникативных навыков и, в значительной мере позволяли снизить психологическое напряжение у присутствующих женщин, не привыкших находится в обществе[14].

Другим видом досуга, к которому приобщались женщины высших сословий на ассамблеях, стали танцы. Помимо классических танцев исполнялись также достаточно игривые вариации[15]. Отличительная особенность классических европейских танцев, распространенных на петровских ассамблеях, состояла в том, что они требовали образования пары мужчины и женщины, а, следовательно, способствовали завязыванию знакомств, а также налаживанию общения с представителями противоположного пола. Помимо прочего, приобщение к танцевальной культуре благоприятным образом отражалось на эстетическом воспитании женщины, поскольку при обучении красивой пластике использовалась классическая музыка.

Особо среди публичных развлечений, появившихся в начале XVIII века, следует выделить театр. В Московском государстве церковные проповедники, как полноправные наследники византийской христианской культуры старательно рекомендовали избегать различных зрелищ: «Хранити очи свои от пагубных зрелищ и берегитесь слушания всего, что вредит душе», в связи с чем, как таковой театральной культуры в России не существовало[16]. С начала петровского времени театр становится одним из способов препровождения свободного времени. Принципиальной особенностью развития театрального искусства в России являлось то, что в указанный период над созданием театра «работали преимущественно женские руки»[17]. Так сестра Петра I, Наталья Алексеевна, организовала театр в селе Преображенском а затем перевела его в Санкт — Петербург. Будучи достаточно образованной женщиной своего времени, она «сочиняла трагедии и комедии на русском языке и брала содержание их частью из Библии, частью из светских происшествий»[18].

Петр I активно поддерживал занятие театральной деятельностью своей сестры, ибо «находил, что в большом городе зрелища полезны и потому старался приохотить к ним свой двор»[19]. На представления театра Натальи Алексеевны «дозволялось приходить всякому»[20]. Другой устроительницей театра в подмосковном селе Измайлове стала племянница Петра, дочь вдовствующей царицы Прасковьи Федоровны, Катерина Ивановна. Сама устроительница выступала в роли режиссера и «всем распоряжалась» и во время действия «была за кулисами, чтоб дирижировать спектаклем, который без нее часто останавливался», а роли, наряду с простыми актерами, исполняли «княжны и благородные девицы»[21].

Оценивая значение появления в публичной жизни женщин такого явления как театр, следует выделить два аспекта. Во-первых, театр являлся сферой приложения организаторских способностей выдающихся женщин и позволял некоторым из них выйти на сцену, а другим на законных основаниях пребывать в качестве зрительниц, что указывало на появление новой формы социальной активности женщин. Во-вторых, надлежит отметить его значение для развития духовной стороны личности, поскольку театральные представления, являясь средством воспитания чувств, положили начало приобщению женщины к миру искусства.

Появление так называемых шутовских «потех» стало также одним из общественных мероприятий обязательным для представителей знати. К последнему десятилетию XVII века относится начало деятельности Всешутейшего собора, исполнявшего пародийную функцию на структуру и церемониал церкви[22]. Для подавляющего большинства людей возникновение подобного рода мероприятия было весьма болезненно, и расценивалось как оскорбление, поэтому заседания Всешутейшего собора носили принудительный характер. Принимать участие в данном действе обязывались различные категории населения — от придворных шутов, до выходцев из знатных боярских родов. В числе участников встречались также женщины, которым отводилось исполнение ролей архи-игуменьи, князь-игуменьи, а также диакониц[23]. Не вызывает сомнения, что участие женщин — Д. Г. Ржевской, исполнявшей роль архи-игуменьи и А. П. Голицыной, дочери знаменитого боярина П. И. Прозоровского, в роли князь-игуменьи, в данном мероприятии вызывало порицание со стороны современников.

С петровского времени также берет начало традиция устроения маскарадов, на которых одевались по старинному образцу, женщины иногда наряжались в мужскую одежду. О том, насколько смешно и нелепо выглядели представительницы прекрасного пола, наряженные подобным образом, свидетельствует описание Ф. В. Берхгольца: «Здешние дамы готовятся к новому маскараду, который, говорят, будет в Москве, и поэтому сегодня рано утром собирались в кофейне по ту сторону реки в своих новых костюмах для предварительного их осмотра. Один из наших людей встретил полковницу Кампенгаузен в полном параде; по его описанию, она, должно быть, была очень смешна в сапогах со шпорами и с большим старомодным шарфом через плечо. Так как она очень мала ростом и ужасно толста, то я не могу вообразить себе ничего уморительнее ее фигуры в подобном костюме»[24].

Учитывая тот факт, что, согласно установкам церкви, ношение одежды противоположного пола считалось недопустимым и расценивалось как богохульство, большинство участников присутствовали на подобных мероприятиях под угрозой наказания в случае неявки.

Не смотря на разрешение женщинам бывать в обществе и участвовать в различных формах досуговой деятельности, многие из них, воспитанные в строгости, сами отказывались от «излишнева гуляния» и стремились всячески избежать их[25]. Внедрение нововведений в области досуга, как и реформы в прочих отраслях, в начале XVIII века происходило путем насильственного насаждения новых культурных форм. В процессе приобщения населения к новым развлечениям зачастую использовались чрезвычайно жестокие методы, где снисхождения не было, в том числе, и к женскому полу. Зачастую, находившиеся на публичных мероприятиях женщины возвращались с них «как нельзя более навеселе», так, пропустившие участие в маскараде были обязаны явиться в другой раз и «исполнить не исполненное ими, т. е. выпить столько же, сколько выпили другие»[26]. За исполнением повеления императора следили «два особых маршала — обер-полицеймейстер и денщик Татищев, которым было поручено смотреть, чтобы ни один из гостей, кто бы он ни был, не возвратился домой трезвым, о чем эти господа, говорят, и позаботились как нельзя лучше»[27]. При этом никаких послаблений женщинам не предполагалось, и они принудительно спаивались до такого состояния, что «потом не могли стоять более на ногах и в этом виде отосланы были домой»[28].

Таким образом, первые шаги по пути вовлечения женщин высших сословий в сферу публичной жизни посредством их участия в досуговой деятельности, наряду с положительными последствиями, сочетали в себе ряд отрицательных моментов. Несмотря на старания Петра I, тщательным образом прописавшим регламент собраний, появившиеся в первой четверти XVIII века ассамблеи существенно отличались по своему уровню от европейских светских раутов.

Очевидцы отмечали, что круг посещающих ассамблеи был достаточно широк, туда «свободно допускались господа всех званий, русские и иностранцы, со своими женами и дочерьми»[29]. Среди возникших на ассамблеях проблем, следует выделить как собственную скованность женщин из-за отсутствия опыта пребывания на публике, так и отсутствие культуры поведения и достойных манер у подавляющего большинства, что также доставляло дискомфорт лицам женского пола. Существенным недостатком ассамблей являлось также неуемное потребление присутствующими спиртных напитков, что отчасти являлось следствием принятого на ассамблеях штрафа, суть которого сводилась к тому, что нарушившие установленные правила принуждались к потреблению спиртного из кубка «великого орла»[30].

Однако в тоже время иностранцы отмечали, что многие из присутствующих злоупотребляли спиртными напитками, не будучи к этому принуждаемы: «хотя на ассамблеях никому не предлагается вина или водки больше того, сколько кто сам пожелает... тем не менее, иной Русский порядочно напивается и смотрит на учреждение ассамблей, как на одно из лучших нововведений в России»[31]. В итоге, атмосфера, царившая на ассамблеях, где часть присутствующих находилась под влиянием алкоголя или курила табак, отчего «бывает вонь... вовсе неуместная при дамах», отталкивала боярских дочерей и жен[32].

В заключении следует отметить, что отрицательной стороной общественной жизни представительниц высших сословий был низкий уровень развития самого общества, где грубые развлечения составляли значительную часть повседневности.

Тем не менее, последствия реформы, проведенной Петром I в досуговой сфере, и ее значение в процессе социализации представительниц высших сословий следует оценивать в соответствии с историко-культурной ситуацией. С эпохой петровских реформ связано становление публичных форм женского досуга. В допетровский период досуг носил ограничительный характер и относился к частной жизни женщины, а контакты с посторонними людьми были практически исключены. К началу XVIII века относится возникновение различных форм совместного проведения досуга мужчин и женщин, таких как ассамблеи, маскарады, гуляния, что являлось существенным фактором сближения между полами, а также способствовало социализации женщин. Кроме того, появление в жизни знатных женщин такого явления как театр, классических танцев и классической музыки, возможности играть в шахматы, стали не только очередными формами проведения досуга, но и в значительной мере способствовали развитию женской личности.

Таким образом, посредством приобщения представительниц знати к новым формам досуговой деятельности в первой четверти XVIII века представительница высших сословий получила доступ в сферу публичной жизни.


Анпилогова Екатерина Сергеевна — аспирант Московского гуманитарного университета.

Специальность: 07.00.02 — Отечественная история.

Тема диссертационного исследования «Повседневная жизнь женщин высших сословий России конца XVII — начала XVIII веков»



[1] Яковлева А. М. «Устав о жизни по правде и с чистой совестью» и проблема развлечений в России XVI — XVII вв. // Развлекательная культура России XVIII–XIX вв. Очерки истории и теории / ред. сост. Е. В. Дуков. СПб. : «Дмитрий Буланин», 2000. С. 8.

[2] Поучение Даниила, митрополита всея Руси // Памятники литературы Древней Руси Конец XV — первая половина XVI в. / Сост. и общ. ред. Л. А. Дмитриева; Д. С. Лихачева. М. : Худож. лит., 1984. С. 533.

[3] Петрей П. История о Великом княжестве Московском, происхождении великих русских князей, недавних смутах, произведенных там тремя Лжедмитриями, и о московских законах, нравах, правлении, вере и обрядах, которую собрал, описал и обнародовал Петр Петрей де Ерлезунда в Лейпциге 1620 года // О начале войн и смут в Московии. М. : Фонд Сергея Дубова. Рита-Принт, 1997. С. 420.

[4] Домострой. Сильвестровская редакция / Подгот. В. В. Колесов, В. В. Рождественская. СПб. : Наука, 1994. С. 108.

[5] Котошихин Г. О Московском государстве в середине XVII столетия // Памятники литературы Древней Руси. Кн. II. М. : Худ. лит-ра, 1989. С. 276–277.

[6] Там же. С. 275.

[7] Корб И. Г. Дневник путешествия в Московское государство Игнатия Христофора Гвариента…в 1698 г., веденный секретарем посольства Иоганном Георгом Корбом [Пер. Б. Женева и М. Семевкого] // Рождение империи. М.: Фонд Сергея Дубова, 1997. С. 226.; Олеарий А. Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно / введ., пер., примеч. и указатель А. М. Ловягина. СПб., 1906. С. 218; Петрей П. История о Великом княжестве Московском ... С. 425.

[8] Книга глаголемая Измарагд, в ней же всяка оухищрения божественных писании истолковано святыми отцы Благослови отче. Первая редакция по В. А. Яковлеву // К литературной истории древнерусских сборников. Опыт исследования «Измарагда». Одесса, 1893. С. 66.

[9] Берхгольц Ф.-В. Дневник камер-юнкера Фридриха-Вильгельма Берхгольца. 1721–1725. Ч. 2. // Неистовый реформатор. М. : Фонд Сергея Дубова, 2000. С. 380.

[10] Вебер Х. Ф. Записки Вебера о Петре Великом и его преобразованиях // Русский архив. 1872. Вып. 7. Стб. 1382.

[11] См.: Объявление Генерала — Полицмейстера Девиера. — О порядке собраний в частных домах, и лицах, которые в оных участвовать могут от 26 нояб. 1718 г. // Полное собрание законов Российской империи (ПСЗРИ). Собр. I. Т. V. № 3246. С. 597–598.

[12] Юст — Юль. Записки Юста Юля датского посланника при Петре Великом (1709–1711) / Пер. Ю. Н. Щербачева. М., 1899. С. 135.

[13] Берхгольц Ф.-В. Указ. соч. Ч. 2. С. 285.

[14] Вебер Х. Ф. Записки Вебера о Петре Великом ... // Русский архив. 1872. Вып. 7. Стб. 1423.

[15] Берхгольц Ф.-В. Указ. соч. С. 338–339.

[16] Поучение Даниила... С. 531.

[17] Кизеветтер А. Первый общедоступный театр в России. М., 1901. С. 21.

[18] Вебер Х. Ф. Указ. соч. Стб. 1424.

[19] Бассевич Г.-Ф. Записки о России при Петре Великом извлеченные из бумаг графа Бассевича. / Пер. с фр. Н. Ф. Аммонс. М., 1866. С. 152.

[20] Вебер Х.Ф. Указ. соч. Стб. 1424.

[21] Берхгольц Ф.-В. Указ. соч. С. 479–480.

[22] См.: Трахтенберг Л. А. Сумасброднийшей, всешутейший и всепьянейший Собор // Одиссей: Человек в истории / [ гл. ред. А. Я. Гуревич, Ин-т всеобщ. истории]. М. : Наука, 2005. С. 89 — 118.

[23] См.: Шутки и потехи Петра Великого: собственноручно им написанные чины избрания и поставления князь — папы, шуточные послания, указы, росписи и подписи 1690 — 1725 гг. // Петровский сборник, изданный «Русскою стариною». СПб, 1872. С. 74.

[24] Берхгольц Ф.-В. Дневник ... Ч. 1. С. 238–239.

[25] Своеручные записки княгини Натальи Борисовны Долгорукой, дочери г. фельдмаршала графа Бориса Петровича Шереметова / Подгот. текста, послесл., примеч. Е. Анисимова. СПб. : Худож. лит., 1992. С. 11–12.

[26] Берхгольц Ф.-В. Дневник ... Ч. 1. С. 237–238.

[27] Там же. С. 238.

[28] Там же. С. 238.

[29] Брюс П. Г. Из «Мемуаров…» // Беспятых Ю. Н. Петербург Петра I в иностранных описаниях. Л.: Наука, 1991. С. 173.

[30] См.: Объявление Генерала-Полицмейстера Девиера. — О порядке собраний в частных домах, и лицах, которые в оных участвовать могут от 26 нояб. 1718 г. // ПСЗРИ. Собр. I. Т. V. № 3246. С. 598.

[31] Вебер Х. Ф. Указ. соч. Стб. 1423.

[32] Берхгольц Ф.-В. Указ. соч. Ч. 2. С. 338–339.



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»