Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / № 6 2009 – История

Гусарова М. Н. Теоретико-методологические подходы к исследованию процессов формирования научно-технической интеллигенции в современной России

УДК 378

Gusarova M. N. Theoretical and Methodological Approaches to Investigation on Processes of Scientific and Technical Intelligentsia Formation in the Modern Russia

Аннотация: Процессы формирования научно-технической интеллигенции в современной России напрямую связаны с основными тенденциями и особенностями социально-политического и экономического развития страны. Совокупность подходов к определению понятия «научно-техническая интеллигенция», выделению ее сущностных признаков обуславливает неоднозначное понимание ее деятельности и мировоззренческих установок.

Ключевые слова: интеллигенция, научно-техническая интеллигенция, исследование феномена интеллигенции, анализ, социальная группа, социокультурный, теоретико-методологические подходы, формирование.

Abstract: The processes of formation of scientific and technical intelligentsia in modern Russia are directly related to major trends and patterns of socio-political and economic development of the country. The combination of approaches to the definition of «scientific and technical intelligentsia», the allocation of its essential attributes determines an ambiguous understanding of the activities and attitudes.

Keywords: intelligentsia, scientific and technical intelligentsia, investigation on the phenomenon of intelligentsia, analysis, social group, sociocultural, theoretical and methodological approaches, formation.


«Научно-техническая интеллигенция» — сложное, многоаспектное, междисциплинарное понятие, сформировавшееся в период Советской власти для обозначения лиц, «которые в результате обучения в специальных учебных заведениях и накопления знаний в ходе практической работы в состоянии выдвигать и разрабатывать научно-технические идеи, воплощать их в технике и технологии, а также генерировать новое научное и техническое знание и способствовать его внедрению в различных областях общественной жизни»[1]. Однако, такое определение соответствует скорее социально-профессиональному подходу к пониманию интеллигенции, который до сих пор господствует при рассмотрении современной научно-технической интеллигенции, тем самым фактически отрицая ее духовно-нравственный, культурный аспект[2].

Очевидно, что ее исследование как особой социальной группы, осуществляющей свою деятельность в тесной связи и взаимодействии с другими элементами социальной структуры и культурной сферы общества, следует начать с осмысления сложившихся подходов к анализу интеллигенции в целом.

Как показал проведенный анализ монографических и диссертационных исследований, материалов конференций и журнальных публикаций, большая часть отечественных и зарубежных современных авторов, ссылаясь на авторитетное мнение мыслителей ХIХ–ХХ вв. полагают, что возникновение и существование интеллигенции возможно только в русском типе культуры. Так, по мысли современного исследователя И. В. Никитиной, русская интеллигенция — это уникальное явление, возникшее как результат стремлений найти «мирской» эквивалент православной духовности. Если у западных народов интеллект и умение решать конкретные проблемы представляли независимую от морали ценность, то для русской культуры характерен духовный идеал, в котором знание и нравственность нерасторжимы, причем знание есть функция добродетели, а не наоборот[3].

Русская интеллигенция как культурный слой возникает в итоге социокультурной ломки, связанной с петровскими реформами и процессами вестернизации страны. Но, светская по форме, европейская по происхождению, основанная изначально на рационализме и интеллектуализме, прагматическая и индивидуалистическая по системе ценностей культура Просвещения русской культурой не дублировалась, а модифицировалась. Результатом этого и стало возникновение русской интеллигенции как слоя, для которого служение культуре, науке, искусству, народу заменило служение Богу. Отказ от соображений карьеры и личной выгоды, стремление к общественной пользе, идеал бескорыстия, презрение к мещанству и поиск новых путей духовного восхождения к истине как смысл жизни сделал русскую интеллигенцию антиподом «вестернизированной элиты». Русская интеллигенция осознавала себя не в качестве агентов рынка, а искала дорогу в храм науки и искусства, видела свою роль в борьбе за социальный прогресс через оппозицию «денежной и властной элите»[4].

После Октябрьской революции 1917 г. большевики, придя к власти, увидели в интеллигенции, которую прежде называли «генеральным штабом революции», лишь попутчика, который не заслуживает доверия, так как не имеет «классовых признаков» и по этой причине отражает интересы различных классов — крестьянства и пролетариата (революционная интеллигенция) или буржуазии (буржуазная интеллигенция). Советское и партийное руководство проводила политику воспитания новой интеллигенции, преданной идеалам социализма, которая стала бы проводником марксистских взглядов во всех сферах общественной жизни (ученых-марксистов готовили в специально созданных учебных заведениях — коммунистических университетах, Институте Красной Профессуры, Коммунистической академии и др.).

Процесс формирования советской интеллигенции шел двумя путями: на основе привлечения старых специалистов к сотрудничеству с новой властью и путем форсированной подготовки кадров из рабоче-крестьянской молодежи. Особое внимание уделялось выдвиженчеству. По мнению В. Л. Соскина, на протяжении 20–30-х гг. у нас была осуществлена «огромная по масштабам и трагическая по значению операция подмены одного слоя интеллигенции другим. Разумеется, полного, всеобщего уничтожения интеллигенции или искажения ее облика не произошло. Но сущность ее как особого слоя — носителя свободомыслия — была решающим образом подорвана»[5]. Интеллигенция, испытывая со стороны командной системы управления, по сути, тройной диктат (экономический, политический, идеологический) постепенно превращалась из субъекта творчества в объект управления[6].

Вместе с тем, советская интеллигенция, которую знали и к которой принадлежали доныне действующие поколения, отличалась определенными качествами, от сущности интеллигенции неотделимыми. Трагичность советской эпохи в сочетании с романтическим пафосом созидания нового строя и оптимистическими надеждами на лучшее будущее порождали поразительный эффект профессионального подвижничества и плодотворного напряжения творческих сил интеллигенции.

Советская историография с ее гипертрофированным интересом к проблеме партийности, классовости и социальной ответственности в творческой сфере формирует социологическое понимание интеллигенции как «прослойки» между двумя «основными классами» советского общества — рабочим и трудовым крестьянством, а этическое как особый слой людей, занятых в сфере духовного производства и обладающих особым духовным качеством — интеллигентностью.

Особенности функционирования российской интеллигенции в постсоветский период определяются ее местом в социальной структуре общества, ее социальной ролью в трансформационных процессах. Исследователь Т. И. Заславская вписывает интеллигенцию в средний слой, характеризуя ее как высокооплачиваемых специалистов, средних менеджеров, работников управленческих и силовых структур, военных представителей. В базовый нижний слой относит массовую интеллигенцию[7]. При этом, анализируя социальное самочувствие работников умственного труда, Л. А. Беляева отмечает падение морального престижа интеллигенции: ИТР, работников ВПК, культпросветработников, учителей, медиков, научных работников, чья заработная плата зависит от государственного финансирования, и занимает низкие позиции по отношению к заработной плате других категорий работников. Новый формирующийся средний класс образован людьми, имеющими собственное дело, людьми, являющимися профессионалами умственного труда, а также специалистами, занятыми научно-информационным обслуживанием[8].

Массив изученной литературы позволяет утверждать, что в сфере интеллигентоведения еще есть «белые пятна». Можно согласиться с мнением В. И. Сальникова, который считает, что современные научные работы, посвященные проблеме интеллигенции отличает:

─ отсутствие единства в восприятии интеллигенции, унаследованное от идейно-политических споров представителей различных идеологических лагерей пореформенной эпохи (60-е гг. XIX — начало XX вв.);

─ отсутствие четкого понимания грани, отделяющей интеллигенцию как социокультурный феномен от интеллигенции как исторического феномена, вследствие чего характеристики, даваемые интеллигенции в определенный исторический период, нередко воспринимались как ее сущностные характеристики;

─ несогласованность понятий «интеллигенция», «интеллектуалы», «образованный слой» [9].

Исследование, в частности, показало, что одна из дискуссионных проблем в интеллигентоведении — проблема раскрытия сущности понятия «интеллигенция», которая еще далека от разрешения. Так, исследователь Стародубцева[10] выделяет четыре подхода к раскрытию понятия интеллигенция:

1. Интеллигенция рассматривается как социально-профессиональная группа, характеризующаяся по таким критериям как работа на профессиональной основе, связанная со сложным умственным трудом в сфере материального и духовного производства, наличие высшего или среднего специального образования. Данное определение интеллигенции, практически ничем не отличается от термина «специалисты» и соотносимо с понятиями «лица умственного труда».

2. Интеллигенция трактуется как социальная общность, члены которой обладают определенными духовно-нравственными личностными качествами, обостренным социальным и нравственным чувством, гражданской позицией. Данная точка зрения аккумулирует в себе представление об особом социальном предназначении интеллигенции как носителе передовых общественных идеалов и высоких моральных принципов. Она призвана выражать духовные заботы и надежды людей, социальные и идейные ценности, является концентрацией народной совести и морали. Рассматривая интеллигенцию как определенный тип людей с особым мировосприятием, основанных на гуманистических идеалах и ценностях, ряд исследователей соотносит понятия интеллигенции и «интеллигентности», «элиты».

3. Третья точка зрения представляет социокультурный подход, в рамках которого интеллигенция выступает как совокупность лиц, занимающихся сложным интеллектуальным трудом и обладающих общепринятыми духовно-нравственными качествами. В контексте этого подхода исследователи, дополняя социологическую трактовку культурно-личностными признаками, признают, что интеллигенция во всех обществах является сложным и противоречивым по социальным взглядам и политической ориентации социально-духовным образованием.

4. Отождествление интеллигенции с интеллектуалами. В конце ХХ века изменились социальные функции многих социальных групп и на смену интеллигенции, по мнению исследователей, должен прийти средний класс, основу которого образуют «белые воротнички».

В исторических, социологических, культурологических, философских и др. исследованиях сложились в настоящее время следующие теоретико-методологические подходы к изучению понятия интеллигенция: исторический; национально-гражданственный; мировоззренческо-аксиологический; коммуникационный; политико-правовой; социокультурный; социологический; этический; культурологический; социально-политический; идеологический; социально-профессиональный; философско-антропологический; историко-социологический[11].

Анализ перечисленных выше подходов к изучению интеллигенции позволяет, на наш взгляд, сформулировать вывод о необходимости междисциплинарного, комплексного подхода к ее исследованию. Вместе с тем, различными областями знания накоплен сегодня столь значительный материал, что существующие ограничения в методическом и методологическом инструментарии; той или иной научной дисциплины уже не только не способствуют, а, наоборот, препятствуют дальнейшему изучению проблемы, поскольку определение сущности интеллигенции и интеллигентности напрямую зависит от исследовательских парадигм. Авторы тяготеют либо к истории, либо к социологии, либо к философии, вокруг которых и структурируется определенное исследовательское поле.

Одним из таких «проблемных полей», на наш взгляд, является исследование процессов формирования современной научно-технической интеллигенции, структуру которой в общем виде можно представить как совокупность инженерно-технических, научных и научно-педагогических работников (преподавателей высшей технической школы). Приоритет в исследованиях отдается вопросам социально-культурного облика научно-технической интеллигенции при явном дефиците исследований с социально-экономической тематикой. Остаются малоизученными, а то и совсем неизученными такие вопросы, как: взаимоотношение государства и научно-технической интеллигенции с позиций новой исторической концепции, динамика изменений в отраслевом и квалификационном составе, направления государственной политики в сфере формирования научно-технической интеллигенции и другие аспекты проблемы.

Исследование позволило выявить несколько подходов к изучению интересующей нас проблемы.

Сущность исторического подхода состоит в том, что исследуемый объект рассматривается с позиции его становления и развития в контексте конкретной исторической ситуации. При этом анализ истории возникновения и развития научно-технической интеллигенции является способом реконструкции прошлого, его более глубокого понимания. В этом случае изучение интеллигенции осуществляется, главным образом, в рамках историко-социологического подхода.

Представляется, что понятие «научно-техническая интеллигенция» предполагает не столько общественно-политических агентов исторического развития, сколько определенный слой образованных и интеллектуальных людей. Процесс обособления научно-технической интеллигенции как отдельной социальной группы рассматривается в контексте социальной истории как результат профессионализации и специализации интеллигентского труда в результате модернизации общества. При этом ее развитие исследуется в тесной связи с изменениями социальной структуры. Социальный облик индивида предстает как один из главныхкритериев отнесения его к научно-технической интеллигенции. Он включает степень образованности, специализацию, экономическую независимость и определенный уровень культуры.

Научно-техническая интеллигенция могла бы выступать связующим звеном между наукой, техникой и культурой, обеспечивая не противоречащий социально-культурному, духовному развитию человека и общества прогресс науки, техники и технологии, соответствие их развития условиям функционирования современной культуры — ее ценностям, идеалам и традициям.

Анализ научной литературы по теме исследования показал, что в послереволюционные годы и вплоть до середины 30-х годов интеллигенция отождествлялась со служащими и специалистами. Объектом исследования выступала интеллигенция в целом, без членения ее по профессиональным отрядам. Разработка в отечественной исторической литературе проблемы формирования и эволюции инженерно-технического корпуса началась в 1920 — 1940-е гг. При этом немалое влияние на оценки историков оказали выводы, сформулированные партийным руководством. В круг вопросов, рассматриваемых исследователями, входили: социальный состав и источники формирования инженерных кадров, взаимоотношения властных структур и технической интеллигенции.[12]

На более высокий методологический и теоретический уровень проблема формирования научно-технической интеллигенции в СССР поднялось в 50-80-е гг. ХХ в., но в рамках господства марксистско-ленинской парадигмы научного знания и официальных пропагандистских установок. Происходит расширение круга рассматриваемых вопросов, вводятся в научный оборот новые источники и понятия. Позитивная оценка последствий Октябрьской революции служила основой вывода о том, что метод перевоспитания и убеждения был главным в арсенале советской власти. Мероприятия по улучшению материально-бытового положения интеллигенции представлялись как доказательство заботы о ней, способствовавшей повороту к сотрудничеству с новой властью. Решение этой задачи, в сущности, означало одно — искоренение в жизни и сознании интеллигенции представления о себе как о самостоятельном элементе социальной структуры и общественной жизни. Тиражировалось следующее определение интеллигенции: «Советская интеллигенция — это динамично развившаяся многонациональная по своему составу общественная группа, включающая в себя научно-образованных специалистов, профессионально занимающихся квалифицированным умственным трудом на основе совместного с рабочим классом и крестьянством владения и распоряжения общественной собственностью на средства производства; активно применяющих свои знания, способности и таланты в многогранной деятельности по строительству социализма, ускорению социально-экономического развития общества»[13].

Новый этап в изучении проблемы формирования научно-технической интеллигенции в советский и постсоветский периоды начинается в последнее десятилетие ХХ века. Анализ литературы показал, что в 90-е годы ХХ в. и в начале ХХI в. существенно повысился интерес историков, в частности, к проблеме формирования инженерно-технических кадров в советский период в целом, а также по отраслям и регионам[14]. Были исследованы отдельные аспекты реформирования высшей технической школы, анализ ее истоков и традиций[15], а также актуальные проблемы подготовки и деятельности инженера в современных условиях[16]. Особый интерес в этой связи представляет работа «Высшее профессиональное образование: мировые тенденции», которая посвящена, в том числе, и анализу развития инженерного образования в промышленно развитых странах и вопросам возможности использования их опыта[17].

В рамках философско-культурологического подхода ряд исследователей, разделяя научную и техническую интеллигенцию, научную интеллигенцию рассматривает, с одной стороны, как субъект, познающий на основе критериев научности окружающую действительность и придерживающийся научного этоса, а, с другой — как субъект культуры, способствующий созданию и трансляции ценностей, знаний, норм и обладающий позитивными нравственно-этическими качествами.

Особенностью социологического анализа понятия «научно-техническая интеллигенция» является ее определение с точки зрения изменений в социальной структуре и социальной стратификации. Социологический подход предполагает выявление положения научно-технической интеллигенции в социальной структуре; рассмотрение ее специфики в системе таких понятий как «научный работник», «специалист в области техники и технологии», «инженерная профессия», «техническая элита», «научная профессия», «научная элита», «научное сообщество»; анализ ее эмпирической идентификации (объективной и субъективной).

В рамках получившего распространение социокультурного подхода следует выделить исследование А. В. Золотухиной, в котором была предпринята серьезная попытка раскрыть внутреннюю структуру современной российской научно-технической интеллигенции, ее функции и особенности воспроизводства в высшей технической школе России в контексте гуманизации и гуманитаризации инженерно-технического образования. В частности, автор выделяет научно-техническую интеллигенцию из общей массы занятых в научно-технической сфере по следующим критериям: формальному (наличие диплома о высшем техническом образовании); социально-профессиональному (умственный труд в сфере науки и техники); креативному (наличие творческих способностей, осуществление научно-технического творчества) и. гуманистическому (наличие гуманистических ценностей, гуманитарной культуры) [18].

Мы солидаризируемся с Н. А. Золотухиной, убежденной, что именно научно-техническая интеллигенция, — какой она должна быть, — могла бы выступать связующим звеном между наукой, техникой и культурой, обеспечивая не противоречащий социально-культурному, духовному развитию человека и общества прогресс науки, техники и технологии, соответствие их развития условиям функционирования современной культуры — ее ценностям, идеалам и традициям. Тем самым научно-техническая интеллигенция могла бы способствовать преодолению технократического, дегуманизированного мышления в научно-технической сфере российского общества, устранению противоречия между технической и гуманитарной культурой, предотвращению угрозы экологической, антропологической и техногенной катастроф (угрозы разрушения природной среды и человеческой личности в результате внедрения различных научно-технических достижений, аварий технического характера).

С точки зрения сторонников социокультурного похода, современная российская научно-техническая интеллигенция должна быть понята, прежде всего, как специфическое социокультурное образование в составе российской интеллигенции — как особая социокультурная группа, состоящая из высокообразованных и культурных людей с определенными духовно-нравственными качествами, занятых в своей профессиональной деятельности научным или техническим творчеством для выработки и реализации научных идей, разработки технических средств и технологий (в т. ч. и информационных), а также обеспечивающих безопасное для человека, общества и природы функционирование техники и технологии и осуществляющих подготовку новых научно-технических кадров.

Таким образом, проведенный анализ позволил сформулировать вывод о многоаспектном подходе к определению понятия «научно-техническая интеллигенция». Дефиниции рассматриваемого понятия можно объединить в три группы: исторические, философско-культурологические и социологические. Учитывая цели и задачи исследования, социологический подход рассматривается нами как определяющий при проведении эмпирических исследований научно-технической интеллигенции. Однако проведенный анализ позволил зафиксировать достаточную подвижность границ понятия «научно-техническая интеллигенция» и в рамках социологии.Кроме того, совокупность подходов к определению понятия «научно-техническая интеллигенция», выделению ее сущностных признаков обусловила неоднозначное понимание ее деятельности. Для более полного осмысления особенностей научно-технической интеллигенции и характера ее труда, на наш взгляд, необходимо использовать историко-социологический подход: историческое рассмотрение всех трех ее составных элементов, поскольку современный подход к профессиям инженера, ученого и преподавателя высшей технической школы находится в неразрывной связи с историей их формирования и развития.


Гусарова М. Н. — кандидат исторических наук, доцент Московского государственного университета приборостроения и информатики.


[1] См.: Бабосов Е. М., Русецкая В. И. Научная интеллигенция и ее роль в ускорении технического прогресса. // Великий Октябрь и социальная структура советского общества: Интеллигенция. / Л. А. Агеева, Т. И. Адуло, E. M. Бабосов и др. Мн.: Наука и техника, 1988. С. 104–105; Соколова Г. Н., Агеева Л. А. Инженерно-техническая интеллигенция и ускорение НТП // Там же. С. 89.

[2] См.: Профессиональные группы интеллигенции / Отв. ред. В. А. Мансуров. М., 2003.

[3] Никитина И. В. Интеллигенция как социокультурный феномен и духовный потенциал российского общества. Интеллигенция и власть // Материалы III Всероссийского симпозиума «Человек культуры: интеллигенция и власть». Бийск: НИЦ БПГУ им. В. М. Шукшина, 2002. С. 66–67

[4] Никитина И. В. Интеллигенция как социокультурный феномен и духовный потенциал российского общества. Интеллигенция и власть // Материалы III Всероссийского симпозиума «Человек культуры: интеллигенция и власть». Бийск: НИЦ БПГУ им. В. М. Шукшина, 2002. С. 66–67.

[5] Соскин В. Л.К оценке исторического опыта формирования советской интеллигенции // Интеллигенция в советском обществе: Межвуз. сб. науч. тр. Кемерово, 1993. С. 35.

[6] Сверчкова Л. П.Субъект духовного производства: методологический анализ: Автореф. дис. … д-ра филос. наук. Л., 1989. С. 3.

[7]Заславская Т. И. Социальная трансформация российского общества: Деятельностно-структурная концепция. М., 2002.

[8] Беляева Л. А. Социальная модернизация в России в конце XX века. М., 1997. С. 141.

[9] Сальников В. И. Провинциальная интеллигенция в период трансформации российского общества второй половины 1980–1990-е годы. Воронеж, 2003. С. 7.

[10] Стародубцева Т. В. Жизненные стратегии молодой художественной интеллигенции в современной России. Автореф. дис. … канд. социол. наук. М., 2003.

[11] См. подробнее: Золотухина А. В. Научно-техническая интеллигенция и ее социокультурная роль в информационно-технологическом обществе России. Дис. … канд. филос. наук. Уфа, 2004; Келеман Л. А. Интеллигентность: антропологический статус и манифестация в современном мире Дисс. докт. философ. наук, Ставрополь, 2006; Клушина И. В. Научная интеллигенция в условиях изменяющегося полиэтнического общества (на примере республики Адыгея). Дисс. канд. соц. наук. Майкоп, 2004; Мангейм К. Проблема интеллигенции. Исследования ее роли в прошлом и настоящем. М.: Мысль, 1993; Грамши А. Избранные произведения. М.: Изд-во иностранной лит-ры, 1959. Т. 3. С. 390–395, 512–513. и др.

[12] Минц Л. Е. Командный состав промышленности и сельского хозяйства СССР. М., 1926; Бейлин А. Е. Подготовка кадров в СССР, их формирование и рост. М., 1935.

[13] Великий Октябрь и социальная структура советского общества. Интеллигенция. — Минск: Наука и техника, 1988. С. 48–49.

[14] Зелев В. С. Инженерно-техническая интеллигенция Среднего Поволжья в 1928–1941 гг.: Автореф. дис.... к. и. н. — Пенза, 2001. Будник Г. А. Формирование интеллигенции в советской высшей школе 1945–1985 годов (На материале Центрального района России). Дис. … докт. ист. наук, Иваново, 2004; Бутенко И. В. Инженерно-техническая интеллигенция Башкирской АССР: формирование и рост (1945–1985-е гг.). Дис. … канд. ист. наук. Оренбург, 2005.

[15] См.: Кочнева A. M. Содержание и структура подготовки специалистов двойной компетенции в техническом вузе М., 1998, Макаренко Е. И. Высшая техническая школа России в период перехода к рыночной экономике и новому типу общественно-политических отношений (1991–2001). Автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 2001 и др.

[16] Митин Б. С., Мануйлов В. Ф. Инженерное образование на пороге XXI века. М., 1995; Высшее техническое образование в России: история, состояние, проблемы развития. М., 1997 и др.

[17] Федоров И. Б., Еркович С. П., Коршунов С. В. Высшее профессиональное образование: мировые тенденции. М., 1998.

[18] Золотухина А. В. Научно-техническая интеллигенция и ее социокультурная роль в информационно-технологическом обществе России. Автореф. дис. … канд. филос. наук. Уфа, 2004.



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»