Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / № 6 2009 – История

Гусарова М. Н. Модернизация высшей технической школы в постсоветский период отечественной истории в контексте общемировых требований к инженерному образованию

УДК 378.1; 378.4; 378.09

Gusarova M. N. Modernization of the Higher Technical Education in the Post-Soviet Period of Domestic History in the Context of Worldwide Tendencies of Engineering Education Development

Аннотация: Автором статьи проанализированы основные направления государственной политики РФ в постсоветский период отечественной истории в сфере формирования научно-технической интеллигенции в высшей технической школе. Процессы развития и реформирования системы высшего технического образования исследованы в контексте общемировых тенденций развития инженерного образования.

Ключевые слова: инженер, инженерная деятельность, инженерное образование, инженерно-техническая интеллигенция, высшая техническая школа, Болонский процесс.

Abstract: The author of the article has analyzed the main directions of the state policy of the RF in the post-Soviet period of the national history in the sphere of formation of scientific and technical intelligentsia in the higher technical school. The processes of development and reforming of higher technical education system were studied in the context of global trends in engineering education development.

Keywords: engineer, engineering activity, engineering education, engineering and technical intelligentsia, higher technical school, Bologna process.


Формирующиеся в России информационное общество, инновационная экономика выдвигают новые требования к научно-технической интеллигенции в целом и ее подотрядам (инженерным, научным и научно-педагогическим работникам). Важнейшими становятся такие личностные и профессиональные качества, как высокий уровень гуманитарной культуры (в качестве одного из основополагающих показателей профессионализма и компетентности представителей современной российской научно-технической интеллигенции); организационно-управленческая, психолого-педагогическая и эстетическая культура; глубокие профессиональные знания и осознанность необходимости непрерывного образования; информационно-технологическая и компьютерная грамотность, профессиональная этика и ответственность, экологическое сознание и др.

Важная роль в формировании научно-технической интеллигенции принадлежит высшей технической школе, и ее модернизация является одним из важнейших направлений оптимизации этого процесса. Именно высшая школа в ходе специально организованного обучения и воспитания способна продолжить начатое в средней школе и семье воспитание интеллигентного человека. Совокупность целенаправленных действий профессорско-преподавательского состава ориентирована на выработку у студентов социально значимых гуманистических убеждений, идеалов, установок и высоконравственных качеств на основе знаний о законах развития природы и общества, сферы материального производства и духовной культуры.Высшая школа делает более упорядоченным и целенаправленным весь процесс формирования личности, смягчая или устраняя отрицательное воздействие других факторов[1].

Автору близка позиция Г. А. Будник, которая основой, средством и решающим условием становления интеллигенции определяет полноценную в социальном и нравственном отношении совместную деятельность научно-педагогической интеллигенции и студентов. Вместе с тем, очевидно, что воспитать интеллигента может только интеллигент-наставник, подвижнический труд и образ жизни которого способны вызвать уважением и стремление к аналогичным действиям у студентов. В то же время утопичным было бы считать, что все выпускники высшей технической школы могут в полной мере приобрести сущностные черты интеллигенции. Многое зависит от их предыдущего жизненного опыта и культурной среды конкретных образовательных учреждений высшей школы, национальных образовательных традиций, особенностей политического режима в стране и общего нравственного климата в обществе[2].

В условиях трансформации мирового сообщества по пути к постиндустриальному, информационному обществу система инженерного образования призвана обеспечить построение и создать условия для эволюционного выращивания новой генерации высокообразованных профессионалов в области инженерии, способных реализовать устойчивое динамическое развитие конкурентоспособной экономики и прорывное развитие различных областей практики на основе высоких образовательно- и наукоемких технологий; специалистов, для которых установка на саморазвитие, профессиональное мастерство, выработку индивидуального стиля деятельности являются приоритетными на протяжении всей жизни. Направленностью современной инженерной подготовки является, в частности, ориентация на интеллектуальный труд, освоение готовых высоких наукоемких технологий и их внедрение в производство, способность обеспечить не только трансфер научных идей в технологию и затем в производство, но создать всю цепочку «исследование — конструирование — технология — изготовление — доведение до конечного потребителя — обеспечение эксплуатации»[3]. Кроме того, в современном мире возрастает значимость инженерной профессии в обеспечении не только технического, но и социального прогресса общества.

В настоящее время система университетского технического образования в России объединяет более 103 технических университетов с контингентом студентов дневного обучения более 330 тысяч. В технических университетах работают более 62 тысяч человек профессорско-преподавательского и научного состава, в числе которых более 5 тысяч докторов наук, 45 тысяч кандидатов наук[4].

Однако, переход к системе инновационного инженерного образования осуществили только ведущие вузы страны, такие как МГУ, МЭИ, МИЭТ, Политехнический университет в Санкт-Петербурге, МАТИ (РГТУ) им. К. Э. Циолковского, Московский физико-технический институт (государственный университет), Воронежский ГТУ и др. Попытки реформирования системы высшего технического образования, по пути создания инновационной и конкурентоспособной модели, отвечающей вызовам современной экономики и ориентированной на быстроменяющийся высокотехнологичный глобальный рынок, по сути, оказались незавершенными и непоследовательными. В итоге по-прежнему, функционирует модель профессионального образования, характерная для индустриального общества. Исследователи определяют ее как модель «разового образования» из-за присущих ей черт массовости, деиндивидуализации, ориентации на потребности «сегодняшнего» дня, неспособности обеспечить будущего специалиста таким набором знаний, которого хватило бы на все время его трудовой деятельности в условиях быстро меняющегося и глобализирующегося мира[5].

По словам ректора Государственного уениверситета — Высшей школы экономики Я. И. Кузьминова: «Ключевая проблема российского образования − не низкая эффективность использования средств в нем, не падение качества обучения, не соответствие структуры образования потребностям экономики, и, наконец, даже не снижение конкурентоспособности. Все эти вещи, в той или иной степени присущи, любой образовательной системе, в любой образовательной системе бывают подъемы и провалы. То, что выделяет ситуацию в российском образовании сегодня, это нарастающее вырождение системы образования, когда в нем постепенно расширяются очаги не образования, а формального образования, псевдообразования. Когда учащиеся туда приходят и не учатся, не вкладывают в образование собственные усилия, а только присутствуют там, когда преподаватель не учит, а отбывает часы и, когда в университетах процесс обучения оторван от исследований и не опирается на исследования. Вот это, пожалуй, центральная проблема…. И именно эту проблему следует идентифицировать и с ней бороться»[6].

Приходится констатировать, что до сих пор сохранилась направленность системы инженерно-технического образования на получение личностью определенной суммы знаний, навыков и умений, на основе которых возможно выполнение только узкопрофессиональных функции. Но такое чрезмерное увлечение профессиональной подготовкой и является одной из глубинных причин снижения культурного уровня российского общества в целом, падение престижа высокообразованного и высокодуховного человека.

Не менее важным аспектом в реформировании отечественной высшей технической школы является расширение взаимодействия с бизнес-сообществом, как потенциальным работодателем и возможным инвестором для развития инновационной инфраструктуры. Можно выделить следующие возможные направления участия бизнеса в образовательном пространстве высшей школы: софинансирование подготовки, переподготовка и повышение квалификации кадров; создание и деятельность учебно-научно-производственных объединений, технопарковых структур, технополисов, бизнес-инкубаторов; формирование перечня проблем для научно-исследовательской работы в вузах, тем аспирантов и докторантов; учебно-методическая работа вузов, в частности разработка ГОС, учебных планов, формирование регионального и вузовского компонента дисциплин учебного плана специальностей, написание учебников; преподавательская деятельность; формировании тематики для курсовых и дипломных работ; прогнозирование потребности в специалистах на рынке труда, формирование квалификационных требований к выпускникам вузов[7].

В 2008 году по методике Делового рейтинга высшего образования ВЦИОМ провел опрос руководителей кадровых служб более 1000 успешных российских компаний, а также около 2000 успешных молодых сотрудников этих компаний, окончивших вуз в 2002–2005 годах. Результаты исследования выявили неэффективность сотрудничества вузов и работодателей, в частности, отсутствие договоренностей о разделении ответственности в вопросах подготовки специалиста. Также констатировалось доминирование «сигнальной» функции высшего образования: ценится сам факт, а не содержание подготовки. Роль вуза нивелируется из-за того, что в сложившейся модели образования смешаны общие и специальные типы компетенций — не определено, что должен формировать вуз, а что работодатель[8].

Серьезной проблемой является недостаточная развитость региональной компоненты в подготовке выпускников инженерных вузов. За редким исключением, она просто отсутствует. Можно выделить опыт таких вузов как Воронежский государственный технический университет, Калининградский государственный технический университет, Томский политехнический университет, Тюменский государственный нефтегазовый университет, Уральский государственный технический университет, где в образовательном процессе присутствует ориентация на потребности научно-технического, промышленного развития региона. Но таких вузов единицы. В большинстве своем ситуация с региональными вузами просто критическая: острая нехватка профессиональных научно-педагогических кадров; отсутствие современных технологий образовательного процесса; устаревшая материально-техническая база.

Очевидно, что решение проблемы требует консолидации усилий государства, прежде всего региональных властей, работодателей и руководства вузов. Так, например, региональным научным комплексом является Кубанский государственный технологический университет. Потенциал и сложившийся на протяжении десятков лет имидж научных коллективов, сформировавших НИИ, позволил активно взаимодействовать с ведущими научно-исследовательскими, внедренческими и производственными предприятиями края, которые стали ассоциированными членами университетского комплекса КубГТУ[9].

По мнению экспертов, университеты должны стать эпицентрами программирования регионального развития, причем понимаемого не только в экономическом, но и шире — в социальном, культурном, экологическом смысле. Кроме того, в условиях складывания новой — инновационно-предпринимательской модели университета, последний превращается, фактически, в научно-образовательно-промышленный комплекс с академическим ядром и междисциплинарной проектно-ориентированной периферией, состоящей из множества сетевых инновационных высокотехнологичных структур и малых предприятий, активно работающих с заказами местных органов власти, промышленности, бизнеса и общества в целом[10].

Высшая техническая школа России, несмотря на все попытки структурных, институциональных преобразований последних 17 лет, так и не сумела перейти на подготовку высококвалифицированных специалистов, конкурентоспособных на рынке труда, компетентных, ответственных, свободно владеющих своей профессией и ориентирующихся в смежных областях знаний, способных к эффективной работе по специальности на уровне мировых стандартов, готовых к постоянному профессиональному росту, социальной и профессиональной мобильности, осуществляется только рядом ведущих технических университетов страны. Основная масса будущих инженеров получает знания, которые либо уже устарели, либо это произойдет в недалеком будущем.

Дезинтеграция системы инженерного образования с наукой и реальным сектором экономики приводит к тому, что вузы становятся все менее самодостаточными из-за отсутствия научной базы для реализации программ подготовки инженеров-инноваторов, выпускники вузов зачастую не обладают знаниями на уровне новейших достижений техники и технологий, а также практическим опытом участия в исследованиях в процессе обучения. Кроме того выпускники инженерных вузов практически не владеют теорией экономики, менеджмента, маркетинга, не обладают достаточным уровнем знания иностранного языка. Как следствие они перестают быть востребованными на рынке труда, уменьшается их вклад в преобразование экономики и общества, а процессы коммерциализации результатов научных исследований, разработок и передачи технологий в реальный сектор экономики существенно замедляются. По различным данным, лишь немногим более трети всех студентов знают, где будут работать после завершения учебы в вузе. Практика показывает, что престиж вузовского диплома не гарантирует работу по полученной специальности. Значительная часть выпускников инженерных вузов трудоустраиваются по специальности, далекой от базового образования. Для многих переподготовка становится единственной возможностью получить работу. Ежегодно из числа выпускников каждый четвертый становится потенциальным кандидатом на переобучение, получение второй профессии. Кроме того пятая часть молодых людей увольняется из-за неудовлетворенности профессией или характером труда уже в первый год работы после окончания учебного заведения[11].

Эксперты утверждают, что ситуация на рынке труда ставит с течением времени молодежь во все более сложные условия. Так, если раньше существовала система распределения, то теперь она носит очень ограниченный характер, и молодые специалисты в области техники и технологии специалисты вынуждены конкурировать с людьми, которые имеют опыт работы[12]. Одна из причин низкой востребованности выпускников — низкий профессионализм. Опрос работодателей показал: большинство опрошенных (77,1 %) считает, что уровень подготовки выпускника является достаточным для начала работы, но требует повышения квалификации. Работодателей не полностью удовлетворяют и личностные качества выпускников: лишь треть из них коммуникабельна, целеустремленна, ответственна и амбициозна, только каждый десятый обладает компетентностью, трудолюбием, каждый десятый ленив.[13]

Между тем, анализ литературы позволяет говорить о значимости инженерной профессии не только в технико-технологическом, но и социальном прогрессе общества. Так, Всемирный конгресс по инженерному образованию в Портсмуте (1992 г.) требования к выпускнику инженерного вуза сформулировал следующим образом: профессиональная компетентность; коммуникационная готовность; развитая способность к творческим подходам в решении профессиональных задач; устойчивое, осознанное, позитивное отношение к своей профессии, стремление к постоянному, личностному и профессиональному совершенствованию; необходимость непрерывного образования и самообразования; владение методами технико-экономического анализа производства с целью его рационализации, оптимизации и реновации, а также методами экономического обеспечения производства и инженерной защиты окружающей среды; понимание тенденций и основных направлений развития науки и техники [14].

Но даже эти требования на сегодняшний день во многом устарели. Новая парадигма образования ориентирована на компетентность, эрудицию, индивидуальное творчество, самостоятельный поиск знаний и потребность их совершенствования, но главное — высокую культуру личности. Выпускники инженерных вузов должны осознавать необходимость непрерывности образования и самообразования; обладать способностью к профессиональной адаптации; владеть значительным общекультурным, общенаучным уровнем образования, высокой методологической культурой исследователя. Очевидно, что в будущем будет востребован не инженер-интеллектуал (специалист широкого профиля), а инженер-интеллигент с высокой этикой и моралью, высоким уровнем гуманитарной культуры, носитель нравственности, культуры и традиций своей страны, обладающий социально-гуманистически ориентированным мышлением, и, наконец, способный к осознанию последствий влияния на социальный климат общества и окружающую среду своих конструкторско-технологических и научно-исследовательских решений. Лишь образованное, культурное и развитое интеллектуально общество в состоянии создать и эффективно работающую экономику.

Важным аспектом формирования в высшей технической школе научно-технической интеллигенции является наличие значительной гуманитарной компоненты в образовательном процессе. Ведь гуманитарное образование — это та сфера, которая поддерживает процессы личного самостроительства, самостановления. Результатом изучения гуманитарных дисциплин является формирование не только социально-личностных, но и общенаучных, инструментальных и профессиональных компетенций. Так, выпускник по направлению подготовки 260700 — Технология и проектирование текстильных изделий с квалификацией (степенью) «бакалавр» в соответствии с целями основной образовательной программы и задачами профессиональной деятельности, в соответствии с Макетом ФГОС ВПО, должен обладать, в том числе, следующими социально-личностными и общекультурнымикомпетенциями:

— способность приобретать с большой степенью самостоятельности новые знания, используя современные образовательные и информационные технологии;

— способность выстраивать и реализовывать перспективные линии интеллектуального, культурного, нравственного, физического и профессионального саморазвития и самосовершенствования;

— готовность критически переосмысливать накопленный опыт, изменять при необходимости профиль своей профессиональной деятельности;

— готовность использовать этические и правовые нормы, регулирующие отношение человека к человеку, обществу, окружающей среде, основные закономерности и формы регуляции социального поведения, права и свободы человека и гражданина при разработке социальных проектов;

— готовность руководствоваться в общении правами и обязанностями гражданина, к стремлению к совершенствованию и развитию общества на принципах гуманизма, свободы и демократии; к сотрудничеству; руководить людьми и подчиняться;

— готовность к освоению культуры социальных отношений, критическому переосмыслению своего социального опыта;

— готовность организовать свою жизнь в соответствии с социально-значимыми представлениями о здоровом образе жизни[15].

Кроме того в Макете перечислены инструментальные, общенаучные, профессиональные компетенции.

В ходе проведенного исследования автор пришла к выводу, что в ходе реформирования российской высшей технической школы были, в целом, созданы предпосылки для формирования в ее стенах представителей научно-технической интеллигенции: осуществлен переход к университетскому инженерному образованию; гуманизация и гуманитаризация образовательного процесса; расширена практика внедрения инновационного инженерного образования; созданы исследовательских университетов; сформирована на базе вузов инновационная инфраструктура. Однако развитие этих позитивных и перспективных новаций оказалось заблокировано непоследовательными, несистемными реформами; отсутствием взаимодействия в выработке концептуальных подходов к модернизации высшей школы между государством и вузовской, научной общественностью (не были привлечены и представители бизнеса, производственного комплекса). Развитие так называемой «указной» практики, сохранившейся и в настоящее время, не обеспечивало социальную поддержку проводимых преобразований.

Исследование выявило целый ряд проблем, которые следует учитывать при разработке государственной политики в сфере модернизации инженерного образования в современной России:

— Снижение качества образования из-за «бережного» отношения к студентам, обучающимся по платной форме, развития дистанционного образования, которое до сегодняшнего дня в большинстве своем является «зоной риска».

— Практически отсутствует мониторинг и прогнозирование востребованности конкретных профессий. По словам В. А. Садовничего, исследование, данные которого приводились на VIII съезде Российского союза ректоров, показало: в сфере малого и среднего российского бизнеса, причем в самом его примитивном секторе — в розничной торговле — заняты 10 миллионов человек, половина из которых имеет высшее образование, причем полмиллиона из них — даже два. Деньги, потраченные на их обучение, не вернутся государству уже никогда.

— Требует построения стратегия социализации и создания условий для эффективной самореализации молодежи в интересах будущего России.

— До настоящего времени учебные программы не ориентированы на формирование у будущих специалистов конкурентоспособности и тех качеств, которые помогут им самостоятельно решать проблемы трудоустройства с высокой степенью результативности.

— Во всем мире широкое распространение получила концепция непрерывного образования. Многие фирмы проводят обучение, переобучение и повышение квалификации персонала. России только предстоит создать такого рода эффективную и современную систему. Необходима образовательная система, обеспечивающая возможность приобретать более широкие знания, развивающая способность к адаптации, познанию в условиях, когда технические знания очень быстро устаревают. Непрерывное образование подразумевает обновление знаний, которые необходимы для повышения индивидуальной квалификации и для того, чтобы идти в ногу с внедрением новейших технологий. Важная часть этой системы — образовательная подсистема для взрослых, позволяющая реализовать модель непрерывного образования в течение всей жизни. Непрерывное образование — основной инструмент защиты людей в случае потери ими работы и других изменений в жизни. Образование на современном этапе все более становится проектным, т. е. человек на протяжении жизни обучается, «достраивает» себя, приспосабливаясь к стремительно меняющимся обстоятельствам. Отсюда лозунг, который характеризует современное общество — образование длиною в жизнь. Между тем необходимость создание такой системы осознается далеко не всеми руководителями от образования.

— Радикальные изменения в отраслевой структуре экономики свидетельствуют о нарастающем техническом отставании России от промышленно развитых стран, о сопутствующем ему моральном и физическом износе производственного аппарата, снижении научного потенциала; профессионального уровня кадров. По разным оценкам, компании США ежегодно тратят на подготовку персонала $ 30–50 миллиардов. Обследование 756 американских компаний с численностью занятых менее 250 человек в основных секторах экономики установило, что 96,0 % из них включили в бюджет расходы на учебные материалы, 85,0 % — на учебное оборудование, 64,0 % — на заработную плату преподавателей, 30,0 % — на заработную плату обучающихся служащих. Общие затраты одного из крупных концернов ФРГ на повышение уровня образования и квалификации персонала составляют в год 2,8 % фонда его заработной платы. Около 2/3 этих расходов приходится на обучение работников основам вычислительной информатики. Ежегодно каждый инженер повышает свою квалификацию в течение не менее одной недели с отрывом от выполняемых функциональных обязанностей[16].

— Подготовка специалистов высшей квалификации по инженерным специальностям утрачивает свою некогда доминирующую роль. Удельный вес инженеров среди выпускников высшей школы сократился с 40 % в оду до 23 % в 2003 году, уступив лидирующие позиции группам специальностей в гуманитарно-социальной области, экономике, управлении. Тем не менее этот показатель все еще превышает долю инженеров в численности выпускников вузов в экономически развитых странах (10–15 %). Но там структура подготовки инженерных кадров весьма эластична и гибко реагирует на изменения в спросе, происходящие под влиянием научно-технического прогресса. Главное направление этих изменений — рост потребности в специалистах в области информационных технологий, а, следовательно, их форсированная подготовка. В России же, как ни странно, начавшееся в 1994 году сокращение подготовки инженерных кадров в первую очередь и в наибольшей мере затронуло как раз IT-специалистов (электронная техника, радиотехника и связь, автоматика и управление, информатика и вычислительная техника). На их долю пришлось около трети совокупного снижения выпусков по инженерным специальностям в 1994–1998 годах. Выпуски по этим специальностям не восстановлены до сих пор, а их удельный вес в общей численности выпускников по инженерным специальностям сократился с 26 до 20 % (в США он превышает 55 %). В результате специальности в сфере IT в нашей стране попали в перечень дефицитных. Нехватка программистов, системных аналитиков и системотехников, инженеров-компьютерщиков, специалистов в области телекоммуникаций, IT-менеджеров отмечается во всех регионах и практически во всех отраслях экономики. По оценкам, спрос на специалистов в области конструирования, производства и эксплуатации ЭВМ удовлетворяется на 50 %, по микропроцессорной технике — лишь на 10 %. Главная причина такого дефицита видится в недостаточных масштабах подготовки IT-специальностям в условиях, когда современный этап технического прогресса делает их самыми востребованными на рынке труда. И все это происходит на фоне утечки квалифицированных российских специалистов на Запад, а из регионов — в столичные города областные центры[17].

— Процесс интеграции России в единое образовательное пространство происходит в основном на уровне государств и министерств. Вузовское сообщество в разработку соответствующих документов не вовлечено.

— Система высшего образования, продолжая в силу своего огромного потенциала сохранять по инерции ряд своих позитивных функций, постепенно превращается в фактор, обостряющий социальные отношения, тормозящий общественное развитие. Специалисты говорят о кризисе и необходимости поиска новой парадигмы образования. Традиционно важнейшей функцией отечественного высшего образования, в том числе, инженерного, была передача ценностей и норм от поколения к поколению. Вместе с тем эта функция в современных условиях слабеет, досоветский и советский опыт воспитательной работы до сих пор не востребован.

Таким образом, государственная политика в сфере воспроизводства научно-технической интеллигенции и традиционная система инженерного образования не смогли в полной мере обеспечить как высокую профессиональную подготовку будущих специалистов в области техники и технологии (такую подготовку обеспечивают только несколько элитных технических университетов), так и сформировать новые нормы поведения и закрепить традиционные ценности. Эта политика должна базироваться на государственных приоритетах и ценностной системе, которая до сих пор государством, как показало наше исследование, не определена. Высшее техническое образование нуждается в тотальном техническом и технологическом переоснащении, повышении квалификации преподавательского корпуса, качества обучения и организационной перестройке.


Гусарова Мария Николаевна — кандидат исторических наук, доцент, доцент кафедры истории Московского государственного университета приборостроения и информатики.

Gusarova Mariya Nikolaevna — a Candidate of Science (in history), associate professor, lecturer of the History Department of the Moscow State University of Instrument Engineering and Computer Science.

E-mail: gusyan (at) bk.ru


[1] См.: Формирование российского интеллигента в университете. СПб., 2000; Викторова Л. Г. Теоретические основы становления интеллигенции в образовательной системе высшей школы. Автореф. дис. … док. пед. наук. Ростов-на-Дону, 1999. С. 4; Будник Г. А. Формирование интеллигенции в советской высшей школе 1945–1985 годов (На материалах Центрального района России). Автореф. дис. … док. ист. наук. Иваново, 2004. С. 14–15; Золотухина А. В. Научно-техническая интеллигенция и ее социокультурная роль в информационно-технологическом обществе России. Автореф. дис. … канд. филос. наук. Уфа, 2004. С. 12–13 и др.

[2] См.: Будник Г. А. Указ. соч. С. 71–72.

[3] См.: Основные принципы национальной доктрины образования // Ассоциация инженерного образования России. Официальный сайт. URL: http://aeer.ru/winn/doctrine/doctrine_3.phtml (дата обращения: 14.09.2009).

[4] Техническое образование в России [Электронный ресурс] // Сайт «История инженерного дела». URL: http://library.istu.edu/hoe/publ/teched.htm (дата обращения: 14.09.2009).

[5] См. подробнее: Казарина Т. П. Проблемы подготовки будущих инженеров в современных условиях // Вестник Оренбургского государственного университета. 2002. № 2. С. 95–100.

[6] Стенограмма парламентских слушаний на тему «Модернизация науки и образования как фактор инновационного развития экономики: проблемы законодательного урегулирования» Комитета по образованию и науке. 9 декабря 2004 г. // Архив ГД ФС РФ. Ф. 10100. Оп. 15 п-IV.Д. 65. Л. 46-46 (об)

[7] Архив ГД ФС РФ. Ф.10100. Оп. 15 п-IV. Д. 166. Л. 22-23.

[8] Съезд Союза Ректоров [Электронный ресурс] // ВЦИОМ. URL: http://wciom.ru/novosti/v-centre-vnimanija/publikacija/single/11633.html (дата обращения: 14.09.2009).

[9] Петрик А. Цель реформы — качество [Электронный ресурс] // Экономика образования сегодня. URL: http://www.eed.ru/higher_education/e_24.html (дата обращения: 14.09.2009).

[10] Краснов Ю. Э. Стратегические ориентиры развития высшего образования и место университета в системе образования стран мира // Аналитический обзор состояния и международных тенденций развития систем образования. № 8 (апрель — июнь 2004 г.). URL: http://charko.narod.ru/tekst/an8/I_1.htm (дата обращения: 14.09.2009).

[11] Кижеватова В. А. Социально-трудовой потенциал современной российского общества: структура, факторы и практики развития. Ульяновск, 2007. С. 192.

[12] Авраамова Е. М., Верпаховская Ю. Б. Работодатели и выпускники вузов на рынке труда: взаимные ожидания // Социс. 2006. № 4; Риск в образовании молодежи («круглый стол») // Социс. 2006. № 5 и др.

[13] Социологическое исследование «Оценка работодателями и специалистами кадровых агентств качества подготовки выпускников вузов» / руководитель В. А. Кижеватова. Ульяновск, 2006.

[14] См.: Митин Б. С., Мануйлов В. Ф. Инженерное образование на пороге XXI века. М., 1996.

[15] См.: Министерство образования и науки Российской Федерации (Минобрнауки России). Протокол заседания коллегии от 1 февраля 2007 г. [Электронный ресурс] // Российское образование. Федеральный образовательный портал: нормативные документы. URL: http://www.edu.ru/db/mo/Data/d_07/mpk-1.html (дата обращения: 14.09.2009).

[16] Рынок труда: учебник / под ред. проф. B. C. Буланова и проф. Н. А. Волгина. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2003. С. 241–242.

[17] Чижова Л.Развитие трудового потенциала: обоснование стратегии // Человек и труд. 2006. № 1. С. 48.



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»