Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / №4 2010 – Культурология

Арефьева Н. Т. Прогнозирование и его социокультурные цели

УДК 009

Arefieva N. T. Prediction and Its Sociocultural Purposes

Аннотация ◊ Статья посвящена проблеме прогнозирования будущего и раскрытию его основных целей, результатом чего выступают научные выводы о вариантном состоянии изучаемого объекта. В статье показано, что прогнозирование основано на научных методах исследования и на рациональных основаниях, когда научный прогноз предстает как возможный научный сценарий будущего.

Ключевые слова: прогнозирование будущего, футурология, научный прогноз, социокультурное развитие, перспективы человечества.

Abstract ◊ The article covers the problem of future prediction and revealing of its fundamental purposes. As a result of this the author makes scientific conclusions that the body of interest is in a variant state. The article shows that prediction or forecasting is based on scientific methods of investigation and on rational grounds, when scientific prediction appears as a possible scientific scenario of the future.

Keywords: future prediction, futurology, scientific forecast, sociocultural development, humankind’s prospects.


Мировоззренческая структуризация мира во все исторические эпохи представляла собой существенную задачу общества и, прежде всего, его интеллектуальной духовной элиты. Рефлексируя над сущностными основаниями культуры, ее нормами и ценностями, идеями и смыслами общество приходит к осознанию возможности создания прогнозов социокультурного развития. Причем в современном мире вопрос о том, каким предстанет будущее человечества, становится одним из наиважнейших. Определение инновационных форм и путей развития культуры, технологий, поиск новых мировоззренческих оснований, установок, ценностей, поиск новых стратегий деятельности — приобретают особое значение на фоне активных социокультурных изменений современности. Создание картин желаемого будущего является также неотъемлемой частью важнейших культурных форм: мифологии, религии, философии, искусства, науки, идеологии.

Обострившейся интерес к проблематике будущего наблюдался в XX в. не только среди узкого круга исследователей, но во всем обществе в целом. Мир глобализировался, появились новые факторы культурной жизни, новые средства массовой информации — росли тиражи газет, журналов, книг, широкое распространение получили радио, телевидение, киноиндустрия и т. п. Интерес к социокультурному прогнозированию и футурологии в западном обществе, устремленном в будущее, выступающим с идеями модернизации и прогресса, был закономерен.

Социокультурное прогнозирование возникло как новое направление социальной мысли во второй половине XX столетия. Перед быстро изменяющимся западным миром стояли новые задачи по определению кризисных проблемных явлений современного мира и выстраиванию стратегии социокультурного развития, необходимо было выработать методы социокультурного прогнозирования с целью конструирования управления будущим.

Собственно, прогнозирование — это научное исследование перспектив человечества, предметом изучения которого является будущее, а продуктом, результатом исследований выступают научные выводы о вариантном состоянии изучаемого объекта. Если предсказание развития различных ситуаций, событий осуществляется на основе интуиции, то прогнозирование — на вполне научных методах исследования и в большей степени на рациональных основаниях. Таким образом, научный прогноз представляет возможный научный сценарий будущего, без которого общество не может развиваться. Широкое распространение прогнозирование получило в экономической, социальной, политической, культурной сферах, в области управления, а также в естественных и технических науках. Современное общество не могут развиваться без использования научного прогнозирования.

Прогнозирование в сфере культуры имеет непосредственное отношение к социальному предвидению, которое может быть проинтерпретировано как знание о необходимости или возможности протекания определенных общественных процессов в будущем, что является непременным условием и элементом планомерной деятельности (Петров, 1991: 12). Предвидение может выступать в виде научного и ненаучного, основанного в большей степени на интуитивном познании. Таким образом, прогнозирование — это лишь отдельная форма предвидения — научная, результатом которой является прогноз, описание состояния исследуемого объекта в будущем.

При этом такие понятия, как «планирование» и «прогнозирование» употребляются как весьма схожие, но все же имеющие отличия. Они отличаются друг от друга временными границами, степенью детализации и вероятности достижения, и это позволяет в экономике использовать и те, и другие. Планы отличаются директивным, а прогнозы индикативным характером. Под прогнозом понимают научное предсказание возможных вариантов будущего на основе проведения научных исследований. Прогнозы различаются по временной протяженности — краткосрочные (на 1 год, 3–4 года, на 5 лет — «пятилетку»), среднесрочные (на 5–10 лет), долгосрочные (от 10–15 до 20–25 лет) и сверхдолгосрочные (свыше 25 лет). Прогнозирование — это и есть процесс разработки прогнозов. Социокультурное прогнозирование это научное исследование, направленное на изучение возможных будущих изменений в сфере культуры.

В период своего становления прогнозирование начало приобретать не только черты науки и претендовать на объективность в качестве исследований будущего, но и стало складываться как некое мировоззрение и идеология, в рамках которого и осуществляется познание будущего. Понятно, что западное прогнозирование или футурология связана с либеральными ценностями, уходит от терминологии классовой борьбы, неизбежности мировой революции, связывает социальный прогресс с другими социальными факторами, чем марксизм, и выступает как его альтернатива или как некий «постмарксизм» (Д. Белл). Советское прогнозирование, к сожалению, было далеко от мейнстрима исследований будущего и должно было целиком соответствовать философии марксизма-ленинизма, долгие годы находилось под бдительным оком идеологов ЦК КПСС и соответствующих органов, дозирующих контакты с западными коллегами и исследовательскими центрами и накладывающими вето на малейшее инакомыслие и свободолюбие.

Зададимся вопросом — какие факторы повлияли на возникновение прогнозирования в середине 50-х гг. XX в.? Социокультурные предпосылки возникновения прогностических исследований носят комплексный характер, мы бы не стали выделять главенствующий фактор, а очертим целый спектр проблемных зон, решение которых стало функцией зарождающегося прогнозирования: а) ускорение социального развития; б) демографические изменения; в) урбанизация; г) научно-технический прогресс; д) изменение человека, негация ценностей, культурный шок; е) информационный взрыв; ж) динамика социальных проблем; з) конфронтация в геополитике; и) экономические проблемы; к) экологические проблемы.

Весьма значимый фактор, который мы хотели бы отметить в качестве социокультурной предпосылки возникновения прогностических исследований это значительное ускорение в XX в. социального развития и масштабность социальных изменений.

Человечество давно ушло от теории мира как чего-то застывшего, неизменного, раз и навсегда данного. Социальная реальность есть динамичная реальность, процессуальный характер которой очевиден для современного человека, это динамичный процесс, совокупность революционных и эволюционных изменений. Изменение общества отражается на всех его структурных уровнях: на макроуровне, который представлен экономикой, политикой, культурой, на мезоуровне, к которому относятся различные общности, группы, организации, а также на микроуровне — на уровне индивидуальных действий и противодействий. Общество складывается во времени и все изменения, происходящие в нем, развиваются во времени и это движение происходит по вектору прошлое-настоящее-будущее. Настоящее данного общества во многом определяется его прошлым, которое не исчезает бесследно, а будущее закладывается в настоящем. Эта связь осуществляется, прежде всего, благодаря культурным традициям, которые позволяют сохранять преемственность культуры.

Если мы попытаемся выявить черты, которые в наибольшей степени присущи современной эпохи, то одной из первых можно назвать масштабность происходящих социальных изменений, характерных для нашего времени. Эти социальные изменения, как не в одну другую эпоху, приобретают глобальный характер и затрагивают все сферы общественной и культурной жизни, повседневное существование каждого человека, образ жизни, модели поведения, ценности и идеалы. Очевидны кардинальные изменения в науке, политике, экономике, искусстве, религиозной жизни, образовании, морали, семье, геополитике. Благодаря превращению мира в глобальный набирают остроту и подчас принимают неразрешимый или трудноразрешимый характер многие проблемы, волновавшие умы человечества. И многие процессы, запущенные в недавнем прошлом, имеют тенденцию приобрести необратимый характер. Поэтому, чтобы эффективно бороться с назревшими проблемами, достойно отвечать на вызовы времени, необходимо ясно понимать и отдавать себе отчет в том, где мы находимся в настоящем времени, каковы наши интеллектуальные теоретические ресурсы, которые мы можем применить.

Никогда ранее человечество не достигало такого уровня технологического развития цивилизации, как в XX в. Этот процесс, связанный с расцветом научно-технического знания становится мощным фактором, катализатором ускорения и интенсификации социальных и культурных изменений. Изменения касаются всех сфер жизнедеятельности человека, его повседневной жизни, увеличение значимости информационного сектора. Перед учеными все отчетливее вырисовывалась задача по определению перспектив развития общества, выявлению трендов, которые определят будущее человечества. Резко возрастает значимость информации, образования и культуры. Человечество в XX в. делает существенный рывок, стремительно нарастают процессы урбанизации, экономика из аграрной превращается в индустриальную. Все эти перемены были ощутимы и хорошо структурированы. Д. Белл, выявляя общие тенденции развития современного социума, отмечал: «Когда происходят такие перемены, они позволяют нам не предсказывать будущее, но лишь определять перечень проблем, стоящих перед обществом и требующих своего решения. Именно его и можно прогнозировать» (Белл, 1999: 11).

В экономической жизни общества также наблюдаются серьезные трансформации, связанные с развитием наукоемких технологий, расширение сферы услуг, а не производства, изменения в системе занятости и формирование новой технократической элиты, при этом технические знания получают первостепенное значение.

Новая социальная и культурная реальность может удивлять индивидуальное сознание, или наоборот, восприниматься как истинная цивилизованность и прогресс.

Общепризнанным является тот факт, что именно культура является инерционной сферой, отличается медленным ходом изменений, склонностью к сохранению прежних форм даже при распространении социальных изменений в обществе. Этой теории придерживаются П. Штомпка, У. Огбори, Р. Дарендорф. П. Штомпка отмечает: «Необходимость концепции травмы (особенно культурной травмы) выявляется при рассмотрении базовых принципов, предлагаемых современными теориями социального изменения. Постэволюционистские и постпрогрессистские теории изменения, основанные на идее социального становления (создания истории), рассматривают социальные трансформации как длительные, непредвиденные, отчасти неопределяемые, имеющие непредсказуемый финал процессы, приводимые в движение коллективным агентством (новый термин, означает носителя (agency), (выразителя, «реализатора») признаков, функций определенного института — прим. Н.А) и возникающие в поле структурных опций (ограниченных возможностей действия), унаследованных в результате ранних фаз указанных процессов» (Штомпка, 2001: 6–16).

В любом случая понятно, что процесс социального становления всегда протекает с использованием наличествующей культурной среды, более ранних по своим формам символов, стереотипов интерпретации и восприятия и т. п.

Культура выступает при этом, с одной стороны, как среда изменения: фонд культурных ресурсов, созданный агентами, а, с другой стороны, как объект изменения, на которые воздействуют агенты и социальные перевороты, революции и другие глобальные события. Таким образом, культура выступает как дуалистичное явление, поскольку выступает одновременно и средством изменения и продуктом изменения.

Человечество с древних времен задавалось вопросом — насколько наши взгляды о будущем определяют, моделируют его формирование. Никогда стремление человека «разглядеть» будущее не было праздным, поскольку «в человеческом обществе знания имеют прямые и непосредственные практические следствия. То, что люди думают о социальных изменениях, принципиально важно, чтобы подвигнуть их к действиям. Следовательно, эти взгляды на направление и перспективы социальных изменений. Чем более богаты эти источники, чем глубже и критичней их содержание, тем более осознанными являются человеческие действия — и отдельных индивидов, и групп, организаций, социальных движений, правительств и т. д.» (Штомпка, 1996: 14). Причем, формирование стратегии будущего, безусловно, зависит от накопленного социального опыта и знания.

Ни общество, ни индивид не могут просчитать все будущие последствия, связанные с социальными и культурными изменениями, поэтому человеку свойственно с опаской относиться к будущему, а неизбежные социальные изменения воспринимаются как некий стресс.

Любая социальная система в процессе своего существования неизменно сталкивается с внутрисистемными противоречиями, или системным кризисом, преодолеть который она уже не в состоянии. Системный кризис преодолевается не внутри системы, а вне, с подключением внешних ресурсов. Наступает момент бифуркации и общество должно выбрать — по какой исторической дороге идти дальше.

Самыми крупными и масштабными социальными изменениями являются революции и войны, которые несут многочисленные и многообразные перемены, просчитать которые было невозможно. Падение коммунистических режимов в Европе является блестящим тому подтверждением.

Будущее воспринимается как такое явление, которое неизбежно несет с собой крупные системные социальные и культурные изменения. Не случайно, говоря о будущем, Э. Тоффлер использует понятие «футурошок», а Штомпка неслучайно использует понятие «травмы» для характеристики социальных изменений. Он заимствует его из медицинской практики и интерпретирует как деструктивное воздействие на организм в результате которого происходят какие-либо нарушения целостности и работоспособности организма, в психиатрической практики — результатом травмирующего события является умственные и эмоциональные нарушения. Социальные науки пытаются понять направление и исход, результат социальных изменений. Понять эти процессы, рассчитать их означает еще и возможность повлиять на них.

Создание инновационных проектов, моделей будущего основывается не только на вере в реальность этих предсказаний и прогнозов, на их несомненной полезности, поскольку они привлекают внимание общества к острейшим проблемам человечества, таким образом, осуществляется их актуализация и дается гипотетическое решение. Сколь бы не казались парадоксальными и полемичными проекты социокультурного развития в любом случае они заставляют общество обратить самое пристальное внимание на них и осознать масштаб и угрозу этих проблем. Это уже не мало. Привлечение внимание общества к стоящему перед ним или только дающими о себе знать, появляющимся вызовами — является одной из задач футурологических исследований.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Белл, Д. (1999) Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. М. : Академия.

Петров, В. М. (1991) Прогнозирование художественной культуры. М. : Наука.

Штомпка, П. (2001) Социальное изменение как травма // Социологические исследования. № 1. С. 6–16.

Штомпка, П. (1996) Социология социальных изменений. М.


Арефьева Нина Тимофеевна — соискатель кафедры культурологии и антропологии Московского государственного университета культуры и искусств.

Arefieva Nina Timofeevna, Applicant, Department of Culturology and Anthropology, the Moscow State University of Culture and Arts.

E-mail: kanc@mguki.ru



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»