Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / № 6 2010 – История

Конопатченков А. В. Динамика изменения использования труда узников фашистских концлагерей на примере концлагеря Маутхаузен в 1938–1945 гг.

УДК 94(470) 1941/1945
ББК 63.3(2) ; 622
К 64

Konopatchenkov A. V. Changes Dynamics of the Use of Labour of Prisoners of Fascist Concentration Camps by the Example of KZ Mauthausen in 1938–1945

Аннотация ◊ На базе обширного документального материала рассматривается положение советских военнопленных в концентрационных лагерях фашистской Германии в годы Великой Отечественной войны. Прослежена динамика в использовании труда узников в лагерях Третьего Рейха. Труд узников концлагерей цинично рассматривался всего лишь как экономический параметр, необходимый для достижения военных и политических целей. Это характеризует антигуманность фашистской системы, уничтожавшей миллионы узников концлагерей.

Ключевые слова: концентрационные лагеря, лагеря смерти, узники, военнопленные, условия труда, СС, эсесовцы, Маутхаузен.

Abstract ◊ Using on a voluminous documentary materials the author considers the condition of Soviet war prisoners in the concentration camps of fascist Germany during the Great Patriotic War. He traces the changes dynamics of the use of labour of the prisoners of the Third Reich’s camps. Their work was cynically considered as an economic parameter that was necessary for the attaining of military and political objectives. This characterizes the antihumanity of the fascist system that destroyed millions of prisoners in death camps.

Keywords: concentration camps, death camps, prisoners, captives, labour conditions, die SS, SS men, Mauthausen.


В 1938–1945 гг. организация СС[1] состояла из 7 департаментов, в ведении которых были полиция, концентрационные лагеря, военные подразделения, юридическая служба, медицинские учреждения, научно-исследовательские институты, крупные строительные и промышленные предприятия. И, конечно же, эта структура обладала огромным влиянием на политику. Большая часть предприятий СС была заинтересована представившейся возможностью использовать узников концлагерей в качестве рабочей силы.

Через 6 недель после аншлюса Австрии, 29 апреля 1938 г., в Берлине была учреждена фирма «Deutsche Erd- und Steinwerke, GmbH», сокращенно «DEST»[2]. Общая подготовка к её созданию заняла около года. Руководство фирмой поручалось обергруппенфюреру СС Освальду Полю, в то время начальнику Административного управления СС.

Первым крупным проектом фирмы была организация производства кирпича в Заксенхаузене и Бухенвальде, приобретение и ввод в эксплуатацию гранитных каменоломен в Флоссенбурге и Маутхаузене. Приобретение каменоломен имело решающее значение для учреждения концентрационных лагерей в этих областях.

Генеральному инспектору имперской столицы по строительству Альберту Шпееру, который в то время приступил к большой программе по реконструкции Берлина, было необходимо большое количество природного камня и кирпича для возведения монументальных и масштабных зданий. Мысль о том, что для реализации этих планов можно использовать труд узников концлагерей, была высказана А. Гитлером совместно с А. Шпеером и Г. Гиммлером. Согласно распоряжению фюрера, Шпеер объявил о переустройстве Берлина, Нюрнберга, Мюнхена, Линца и других 27 городов.

В частности, общий вид австрийского города Линца, в котором Гитлер провел юношеские годы и который любил, должен был измениться. У Гитлера были громадные планы по изменению статуса Линца и превращение его в «город Фюрера». Линц должен был стать административным центром Третьего Рейха, художественной метрополией и культурной столицей. Таким образом, Линц должен был стать даже более важным городом, чем Вена. Было запланировано возведение 3 новых мостов, один из которых должен был превосходить Венский Имперский мост, возведение башни, которая должна быть выше башни Венского собора Св. Стефана, выставочные залы, дворцы, опера, драматический театр, а также театр оперетты. После этого должны были быть возведены огромные музеи, колоссальный памятник Бисмарку и другие монументальные сооружения. Центральные улицы предполагалось перестроить и украсить колоннадами. Город должен был стать промышленным центром. Уже в марте 1938 г. существовали планы строительства металлургического завода и сталеплавильного комбината.

Для возведения монументальных сооружений требовались мрамор и гранит. Ближайшие каменоломни находились в Маутхаузене и Гузене, в 20 километрах к востоку от Линца.

В середине марта 1938 г. Гиммлер и О. Поль отправились в Маутхаузен и Гузен для осмотра каменоломни с тем, чтобы убедиться в возможности этих территорий для возведения концентрационных лагерей. Ими было принято решение о том, что главный лагерь должен быть возведен в Маутхаузене на самой верхней точке города, а лагерь Гузен на земле общины г. Лангенштайн. С апреля по август 1938 г. была осуществлена закупка земли, а также сдача в аренду каменоломен в Маутхаузене, находившихся во владении Вены.

30 июня 1938 г. между Шпеером и DEST были проведены переговоры о поставке стройматериалов на 10 лет. В этот период Шпеер выделил для развития производства DEST из государственного бюджета беспроцентную ссуду в 9,5 млн. рейхсмарок. Заглянув вперед, скажем, что общий оборот DEST вырос с 133 000 рейхсмарок с июля 1938 г. до 14 822 000 в 1943 г.[3]

Миллионы обтесанных камней, камней для тротуаров, базовых конструктивных элементов, лестничных ступеней, гранитных цоколей, бордюров, много тысяч Waggon-kidungen от мостовых камней и обработанных гранитных камней производились с 1938 г. до осени 1943 г. в каменоломнях Маутхаузена. Только для возведения этих лагерей было необходимо сотни тысяч камней и каменных глыб.

Оставляя без внимания самые примитивные средства безопасности, в этих каменоломнях добивались выполнения наиболее возможного объема работы с помощью вопиющей жестокости и телесных наказаний. Это был лучший способ доведения узников до смертельного истощения: подгоняемые дубинками, узники должны были переносить на плечах огромные камни быстрым шагом. Поднимаясь по дороге, идущей по краю котлована, часто они не выдерживали ритм и падали в котлован каменоломни. Эсесовцы называли таких узников «парашютистами».

С зимы 1941–42 г. молниеносный ход войны против Советского Союза затянулся, что изменило настроение и мотивацию в принятии решений в огромной машине немецкого военного производства. Это и определило дальнейшее развитие концентрационных лагерей: Гитлер подошел к использованию труда узников в сфере военного производства. Было очевидно, что подобные изменения приведут к усилению политических и экономических позиций как всей структуры СС, так и отдельных её предприятий.

Сначала функциональные изменения коснулись руководства концлагерей. Это выражалось в том, что с марта 1942 г. началось выделение отдела по инспекции концлагерей из главного административно-хозяйственного управления СС. Одновременно с этим сформировалось центральное хозяйственное управление под руководством А. Шпеера. 16 марта 1942 г. в офисе О. Заура, заместителя Шпеера, состоялось первое обсуждение организации процесса использования концлагерей для производства вооружений. Конкретно Маутхаузену предлагалось задействовать 600 работоспособных узников для этих целей. В качестве первого мероприятия новообразованного подразделения 30 апреля 1942 г. было предписано изменить структуру всех концентрационных лагерей для переноса «основного упора на мобилизацию всех сил узников для военных задач»[4].

К этому времени области вокруг городов Штайер, Линц, Вельс и Санкт-Валентин были признаны оптимальными для использования в производстве авиационной техники. Предприятия были лучше всего защищены от бомбардировок противника по географическому положению.

Хотя обсуждения с ответственными руководителями СС об обширном использовании труда узников в области производства вооружения проводились в министерстве Шпеера с 17 мая 1942 г. и во время всего 1942 г. только 8% узников концлагеря Маутхаузен участвовали в работах, связанных с военной промышленностью. Оставшиеся оставались на работах в каменоломнях, на строительных работах и в различных мастерских. В это время у Шпеера все ещё существовали планы по использованию узников для ряда предприятий СС по производству строительных материалов.

За исключением упомянутого выделения нескольких сот узников для концерна Штаейр-Даймлер-Пух и для перерабатывающих предприятий в Линце существенные изменения в использовании труда узников концлагеря Маутхаузен в течение года не происходили.

Руководство СС, ответственное за распределение узников, затрудняло процесс предоставления узников фирмам, не входящих в корпорацию СС. Как единственный лагерь третьей категории во всей Империи Маутхаузен оставался тем, чем был всегда — местом ликвидации без приговора политических противников, славянской интеллигенции и евреев. Например, (при среднем числе в 10 тыс. узников) в 1942 г. было зарегистрировано около 13 тыс. новых поступивших. Количество умерших за этот период составило 14 293 человек[5].

Существенные изменения на фронтах после Сталинградской битвы привели к тому, что руководство СС стало более основательно перенаправлять деятельность узников на военные рельсы. В частности, в середине 1943 г. Шпеер требовал направления всех узников в сферу военной экономики и добился частичного изменения деятельности в Маутхаузене и Гузене с задач предприятий DEST на задачи частных военных предприятий. С осени[6] большинство узников трудилось либо непосредственно на производстве вооружений, либо на строительных работах по возведению подземных заводов для производства ракет «А-4»[7].

Вследствие острой опасности разрушения производственных площадей авиационного исследовательского центра в Пинемюнде воздушными налетами союзников уже 27 апреля 1943 г. в плане производства предусматривалось изготавливать различные части ракет на 3 различных заводах. 17 и 18 июля 1943 г. при обсуждении со Шпеером Гитлер высказался определенно, что в изготовлении А-4 нужно использовать только немцев. Это распоряжение было в силе один месяц, не считая того, что уже до 18 июля иностранные узники и гражданское население других стран были привлечены к работам по производству ракет в Пинемюнде.

Все эти обстоятельства вели к тому, что из относительно небольшого концентрационного лагеря Маутхаузена со средним числом от 8 000 до 10 000 узников (труд которых использовался преимущественно на фирмах, принадлежащих СС) организовывалась разбросанная на много километров лагерная система по производству вооружений с десятками тысяч узников, пригнанных со всех стран Европы.

Для организации и ускорения труда узников была создана организация с особыми полномочиями в масштабах всего Рейха. Право выбора узников и условий эксплуатации их для частных фирм было убрано из полномочий отдела главного административно-хозяйственного управления СС и передано в отдельный штаб под руководством обергрупенфюрера СС Ганса Каммлера.

Также и высшее партийное руководство продекламировало 25 июля 1944 г. указание для всех гауляйтеров в связи с продолжающимися военными действиями об использовании для строений бункеров, штолен, точек противовоздушной обороны, для работ по расчистке, а также для уничтожения неразорвавшихся снарядов узников концлагерей. Если до лета 1943 г. Австрия была в известном смысле «бомбоубежищем» для всей инфраструктуры немецкого военного производства, то с изменением военной ситуации в бассейне Средиземного моря (прежде всего, высадкой союзников в Италии) ситуация в Австрии также изменилась. Прежде всего ухудшалась противовоздушная надежность. Начиная с августа 1943 г., бомбардировщики союзников из Северной Африки (а несколько позже из Италии), начали достигать эти области, а с середины 1944 г. американцы были абсолютными хозяевами воздушного пространства Австрии[8].

Все это привело к тому, что немецкая военная промышленность стала перемещаться в малые или подземные объекты, для этого использовался труд узников концлагеря Маутхаузен. Гигантский план строительства «Альпийской крепости», ослабленный текущей военной ситуацией и действиями союзников, мог воплотиться лишь частично. Только малая часть новых и перенесённых фабрик и некоторые запущенные заводы в штольнях (в Гузен I и II, Эбензее и Мельке) смогли начать производство. Несмотря на это, узники лагеря должны были буквально до последних дней войны работать на производстве вооружений, применяемых против их родных стран. Необходимо упомянуть, что, несмотря на апрельский 1943 г. приказ Шпеера, руководству концлагеря Маутхаузен удавалось поддерживать деятельность принадлежащей СС фирмы DEST вплоть до последних рабочих дней 3–5 мая 1945 г. с помощью использования труда узников на каменоломнях Маутхаузена и Гузена. В центральном лагере только около 10% трудоспособных узников использовалось на производстве вооружений. В филиалах лагеря от 80 до 95% узников участвовали либо в строительстве штолен, либо в производстве вооружений.

Уже в феврале 1943 г. в Гузен-I в штольнях и цехах DEST началось массовое изготовление фирмой Штайер пистолетов-пулеметов[9].

С осени 1943 г. добыча камня в каменоломнях Маутхаузена и Гузена сократилась. Большинство узников в соответствии с указом Шпеера стало работать в различных фирмах военной промышленности или на постройке штолен в Эбензее, Мельке, Гузен-II. Особый смысл в использовании труда узников появился у концернов Штайер-Даймлер-Пух и Мессершмидт после того, как летом 1943 г. регенсбургские заводские строения концерна Мессершмидт были сильно разрушены налетами авиацией союзников. 27 июня 1943 г. Гитлер собрал семерых ведущих авиаконструкторов и приказал ускорить серийное производство новых типов самолетов. После этого руководство концерна Мессершмидт обратилось к руководству фирмы DEST. Результатом стало перебазирование части производственных мощностей концерна Мессершмидт в Флоссенбург, Маутхаузен и Гузен. Концерн поставлял сырье, станки, инструменты и специалистов, а DEST, в свою очередь, производственные площади и узников.

В этих филиалах узники сначала производили запчасти для истребителей Me-109, а позже собирали целые самолеты. В цехах DEST в Гузене I и II, а также во Флоссенберге стали собирать части первого реактивного самолета Me-262. Сборочный завод для серийного производства этих самолетов в Гузен-II должен был с апреля 1945 г. производить ежемесячно 1250 боеспособных самолетов. Для сравнения скажем, что в концлагере Дора-Миттельбау ежемесячное планируемое производство Ме-262 составляло 1000 штук.

Крылья различных самолетов Мессершмидт стали собирать и в цехах каменоломни «Винерграбен». Концлагеря Матхаузен и Флоссенбург давали около 35% общей продукции концерна Мессершмидт.

В подписанной О. Полем статистике от 21 февраля 1944 г. об «использовании узников для целей авиационной промышленности» сообщалось, что в январе 1944 г. 423 (из предусмотренных 550) узников выполнили 82 632 часа принудительных работ, при этом произвели 25 фюзеляжей для фирмы Мессершмидт. Согласно той же статистике на заводе Heinkel-Werk A.G., в Швехате (Schwechat) 2065 узников проработали 486 206 часов на авиапроизводстве[10].

С зимы 1944/45 гг. в штольнях Мелька начали производить шарикоподшипники. В Гузен-I большинство узников было задействовано в изготовлении стволов и запчастей к автоматам MP 40. Когда зимой 1944/45 гг. в штольнях Гузен-II было запущено производство, в этих подземных цехах стали массово штамповаться корпуса для автоматов MP 40.

Использование узников в строительстве штолен для производственных нужд достигло в 1944 г. гигантских масштабов. Так, в строительстве штолен и туннелей было задействовано в среднем по 7000 человек в Эбензее и Мельке, 11 000 в Гузен-II и около 3000 в других филиалах.

Таким образом, можно выделить два этапа использования труда узников концлагеря Маутхаузен. Первый, длившийся со времени возведения лагеря до конца 1942 г., характеризуется приоритетным использованием труда узников в каменоломнях. Второй, начавшийся со второй половины 1943 г. по май 1945 г., т. е. конец существования лагеря, характеризуется перенаправлением использования труда узников в область производства вооружений. Первая половина 1943 г. представляет переходный процесс, причем его запоздалость и длительность можно объяснить личными амбициями руководителей СС.

Достигнутые и планируемые производственные масштабы не могут не приводить к выводу о том, что в случае уменьшения союзниками темпов наступления, они бы столкнулись с существенным военным сопротивлением, что привело бы к значительно большим потерям.

В Третьем Рейхе труд узников концлагерей цинично рассматривался всего лишь как экономического параметр, необходимый для достижения военных, экономических и политических целей. Это характеризует антигуманность фашистской системы, уничтожавшей миллионы узников концлагерей.


Список литературы

[1] СС (нем. die SS) — наименование происходит от аббревиатуры немецкого авиационного термина Schutzstaffel (info) — «эскадрилья прикрытия (защиты)», в Германии понятие die SS применительно к СС никогда не расшифровывалось.

[2] Архив Маутхаузен-Музея. Ф. А 9/2. [Копия документа о создании фирмы].

[3] Hans Marsalek. The History of Mauthausen Concentration Camp. Линц, 1995. P. 18.

[4] Архив Маутхаузен-Музея. Ф. P 16/18 [Копия указа].

[5] Hans Marsalek. The History of Mauthausen Concentration Camp. P. 21.

[6] Rudolf Lasar. Die deutschen Waffen und Geheimwaffen des Zweiten Weltkrieges und ihre Weiterentwicklung. Мюнхен, 1971. S. 195.

[7] Через некоторое время эти ракеты получили новое название “V-2” («Фау-2») —Сокращение от Vergeltungswaffe (нем. «оружие возмездия»).

[8] Norbert Schausberger: Rüstung in Osterreich, 1938-1945. Vienna, 1970. S. 113.

[9] Ibid. S. 120.

[10] Leon Poliakow, Josef Wolf: Das Dritte Reich und seine Diener. Berlin, 1956. S. 478.


Конопатченков Алексей Вячеславович — аспирант кафедры истории Московского гуманитарного университета.

Konopatchenkov Aleksey Viacheslavovich — a postgraduate of the History Department of Moscow University for the Humanities.

E-mail: konopatchenkov@mail.ru



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»