Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / № 6 2010 – История

Криворученко В. К. Элита молодежных организаций: к вопросу о применимости термина

Krivoruchenko V. K. Elite of Youth Organizations: on the Question of the Term Applicability

УДК 32.019.5
ББК 66.75(2)
К 82

Аннотация ◊ Понятие «элита» прочно вошло в политический и научный обиход. Вместе с тем это понятие неопределённое. Применительно к молодёжным организациям под элитой подразумевают руководящий кадровый состав. Автор считает необоснованным применение этого термина к молодёжным объединениям.

Ключевые слова: элита, кадры, молодежные организации, статус, форум, лидер, вождь, руководитель, партия, комсомол.

Abstract ◊ The concept of elite has substantially come in daily political and scientific use. At the same time this concept is uncertain. They imply executive regular personnel by the concept of elite in regard to youth organizations. The author thinks that the application of this term to youth associations is unfounded.

Keywords: elite, personnel, youth organizations, status, forum, leader, chief, manager, party, Komsomol.


Вопрос о термине и понятии «элита», с одной стороны, активно присутствует в научных исследованиях, а с другой стороны, несмотря на проявляемое к нему внимание на протяжении, по крайней мере, двух веков, совершенно не прояснён. И при этом в Институте социологии РАН есть Сектор изучения элит, интернет забит мыслями по формированию и даже по управлению формированием элит.

Я бы подошёл и с третьей стороны. Для оценки любого научного знания важно практическое использование. Ни я своим сознанием, ни многократно умнее меня интернет не можем назвать конкретного примера практической потребности использования этого термина.

На памяти совсем недавнее «практическое» (в кавычках) использование термина в докторской диссертации применительно к элите пограничной службы. Автор дал своё представление пограничной элиты на федеральном и территориальных уровнях — по всей иерархии пограничных войск. По существу элитой назывались руководящие должности, то есть то, что прочно ассоциируется с понятием кадры. К сожалению, родителю этого нового научного определения не удалось отстаивать своё «изобретение», так как при первом чтении ведущая очень квалифицированная и научно признанная организация отвергла научность такого подхода, посчитала его не соответствующем специальности отечественная история.

Эта конкретная ситуация произошла в исторической науке, я бы сказал, более определенной в практическом представлении науке. Может быть, авторская концепция могла бы быть поддержана философией, политологией, социологией, где чисто теоретические модели доминируют над реально практическими.

Подойду и с другого около научного подъезда. Вполне можно говорить, скажем, об элите общества. Но только до точных выводов, цифр, имен. Скажем, составляют ли элиту общества, может лучше сказать государства, российские министры? Думаю, да, в плане того, что они стоят во главе государственной машины. Но можно ли под элиту поставить Шойгу с его 55-процентным рейтингом и с однопроцентным министром сельского хозяйства? Да, министр есть министр, даже Михаил Юрьевич Зурабов был министром крупнейшей отрасли здравоохранения и социального развития, но он не призвался народом, который конституционно имеет власть, а, следовательно, имеет голос и право назначать и карать министров, по своему разумению вводить их в разряд элиты. Как мы знаем, эту власть использовала действующая власть, по-советски «прислушавшись» к голосу народа и по-советски вручив ему ещё больший мандат самого чрезвычайного в самой ответственной стране.

Ещё раз скажу — министр есть министр, но это не должно автоматически бросать его в элиту общества.

Коснусь одного вопроса — региональной элиты. Вот как представляется её появление: «Возникла необходимость осуществления региональной политики на основе местных интересов в контексте федеральной тенденции развития. Проводниками реализации этого курса стали региональные элитные группы, которые со временем оформились в виде самостоятельных и влиятельных субъектов политического процесса, определяющих характер, направленность и темпы развития регионов». «Региональные политические элиты получили очень сильный инструмент для выражения и защиты своих интересов — статус субъекта федерации». «В зависимости от условий деятельности правящих кругов во власти формируются различные типы политических элит. Особым структурным элементом политической элиты являются «элиты в политике», которые представляют собой разновидность не избираемой элиты, состоящей из наиболее авторитетных представителей и гуманитарной интеллигенции, которые за счет своего авторитета помогают укреплению позиций как правящих, так и самодеятельных элит»[1].

Все указанные атрибуты избираемой и не избираемой элиты касаются государственных органов и общественных объединений, они не являются критерием образования элиты, объединения в них. В обеих обозначенных элитах нет единых условий, в одних люди объединены по службе, в других по членству в организациях. Собственно так о них и следует говорить.

Некоторые исследователи выделяют в среде интеллигенции два слоя — интеллектуальную элиту и собственно интеллигенцию. А как это реально ощутить, какие критерии «проникновения» в интеллектуальную элиту?

Наверное, применимо говорить о научной элите общества, отнеся в неё всех великих учёных. Наверное, можно говорить и об элите, скажем, специалистов пульмонологов, имея в виду крупных известных учёных. Более того, одни заносят в элитные когорты фамилию конкретного учёного, а другие не считают его таковым. И оба мнения объективно могут быть на принципах безобидного сосуществования.

Теперь из сферы более стыковочной с обозначенной моим сообщением. Коммунистическая партия. Правящая партия с действительно действовавшими соответствующими атрибутами. Когда было настоящее Политбюро ЦК, его состав можно было бы отнести к элите в том плане, что заседавшие в нём решали всё и вся, так как по Ленину без ЦК ни один вопрос решаться не мог. При всей черноте в эту элиту входил Сталин, Берия. Безусловно, Троцкий. Естественно, расстрелянный идеолог партии и одновременно оппозиционер Бухарин. И другие на слуху поимённые. Но и здесь «звание» элита было сугубо общим, не стандартным, не «штатным»; ощущение элиты было дифференцированным, самочувственным, самоосознаваемым. Как честный коммунист я со слезами прощался со Сталиным, и невольно возникала мысль: что будет с нами? Но эти же слова — «что будет с нами?» — говорила мне одна столь же честная советская работница, услышав до официоза от доступных лиц, что умер Брежнев.

Интересно и то, что я в возрасте ребёнка знал имена-отчества «великих», для меня это была вершина общества, государства. Представление «элиты» (высшего, близко к идеальному) выражалось в образованности, эрудированности, энциклопедичности. Что-то близкое к этому можно отнести на ленинское правительство и к ленинской когорте в сталинские времена. После возвращения в отечественную историю её достойных творцов я перечитал многое из бухаринских трудов, издал два сборника работ Н. И. Бухарина по вопросам, связанным с жизнедеятельностью молодёжи и молодёжного движения (в том числе и в Фонде Бухарина), и книжку с анализом этих работ, мыслей крупнейшего коммунистического идеолога. (Хотя бы в скобках придумаю такой термин — одного из элиты марксистской, коммунистической теории).

То же просто замечание. Как известно, после всяческих обвинений и наветов в высшей политической элите Вячеслава Михайловича Молотова послали (сослали, так будет точнее) послом в Монголию. Мой сосед в это время работал в советском посольстве. И вот он мне говорит: «А Молотов-то умный мужик». Как будто подвергнутый экзекуции режима должен быть дурачком.

Как член партии коммунистов, комсомольский и издательский работник для меня по мысленному представлению таким же был М. А. Суслов, ведь это идеолог компартии, один из «продолжателей» дела Маркса и Ленина, по должности развивавший коммунистическую теории в новых условиях. А потом вышел сборник его произведений — это было моё большое разочарование именно как об идеологе такой мощной партии, продолжателей «передовой» теории. А ведь он по всем канонам входил самую-самую партийную и даже политическую элиту советского общества.

Что же касается современности, видимо в силу моей беспартийности, то я не смогу назвать идеолога великой России и столь же великой Русской идеи. А ведь всё это неотъемлемая часть теории и практики, исходная при обращении к понятию элиты.

Кому нравится термин «элита», «пусть говорят» об элите, а я думаю, что проще и без помарок обо всех «великих» говорить как о руководителях страны и партии.

Кстати, о партии. Телевидение нам высвечивает лица и озвучивает умно банальные фразы высших чиновников современной незаслуженно называемой партии власти, рангом от Грызлова и пониже. Мне сейчас в принципе безразлично, даже с КПСС я бы и близко не ставил единороссов («едино-» ли?), но, простите, Володина, хоть он и доктор наук, и его ранга чиновников с партийными должностями и мандатами народных депутатов я ни за что даже в просторечии для себя лично элитой не назову.

Вот я и подбил почву перейти к обозначенной мне теме: «Элита молодежных организаций: к вопросу о применимости термина».

Сразу обозначу мою позицию практика и исследователя молодёжного движения — термин «элита» справедливо не применялся в нашей стране, когда действительно было молодёжное движение, а не пародия на него, как бы я обозначил совремённую ситуацию.

Могу с твёрдым обоснованием говорить, что всякая «верхушка» молодёжных коммунистических, меньшевистских, эсеровских, скаутских, студенческих организаций вырастала из массы, из деятельности, из оценки самой молодёжи. Не буду засорять разговор всякого рода ошибками, которые, конечно же, были, как и везде, и всегда.

Обращусь к истокам молодежного движения на поле победы Октябрьской революции. По скрупулёзным подсчётам покойного профессора А. Я. Лейкина действовало не менее трех с половиной десятка разных цветов и оттенков организаций. Большевикам, партия которых таранила путь к правящей или правительственной, конечно же, нужна была своя придворная организация, как потом она же назовёт комсомол «подсобной организацией». Вопрос был настолько судьбоносным для революции, что к нему обратил свой взор и ум стратега и тактика В. И. Ленин, им занимались самые близкие к нему такие же коммунистические высокопоставленные лица, даже революционерка супруга. И вот что показательно (памятуя — «элита») — ни истинно великий, ни его партия и правительство не вмешивались в формирование, тем более назначенчество «головки» создаваемой пролетарской юношеской организации; партия не навязывала и даже не рекомендовала своего ставленника в лидеры создаваемой организации. Активно в молодёжном движении проявлял себя Лазарь Шацкин, которого знали как молодежного вожака и который своим умом мог обрисовать методологию образуемого коммунистического союза, партии не подчиненного, а только солидарного с ней. Более того, при явном демократизме он не стал первым лицом в руководстве. Я приклоняю голову перед этим (казённо говоря) выдающимся деятелем российского и международного молодёжного движения, фактически первым его теоретиков. Шацкин и его сподвижники явили не первую комсомольскую элиту, а коллектив единомышленников, преданных делу коммунизма, за что сталинское преступление привело их в последствие к гибели с клеветническими ярлыками. Пётр Смородин и многие другие выдвигались из рабочей среды самой этой средой, не носили они интеллигентских галстуков и не блистали даже российским образованием. По разрабатываемым современными учёными критериям, конечно, они не были элитой, но были настоящими вожаками, лидерами, любимцами тех, кому служили верой и правдой.

Их имена в списках расстрелянных и на добрую память народа реабилитированных. И я бы не называл их элитой, они были рядовыми громадного по масштабу и значимости актива молодого поколения, так ими любимой страны.

Вершил эту когорту Александр Васильевич Косарев. Может для условности элитоведения и нужно имя отчество, но его знал и млад и стар как Сашу Косарева. Вся его недолгая, но многозначительная жизнь прошла в среде молодёжи, в комсомоле — ступенька за ступенькой, не оступаясь. Он был верен Отечеству, Компартии и лично Сталину, как коммунист проводил компартийную политику с комсомольским забралом. К сожалению, это последний руководитель комсомола высшего уровня, с которым мне не довелось быть знакомым, а вот со всеми последующими работал, встречался, знал лично, а поэтому ощущаю возможную элитность.

Вот Косарева на комсомольском съезде напрямую называли вождём молодёжи и комсомола. Для такой характеристики эта выдающаяся личность вполне приемлема. Он зажигательно выступал, был симпатичен сам собой. При нём комсомол добился успехов на всех «фронтах социалистического строительства», в воспитании молодежи, конечно, в духе государственной идеологии. Я называю его дважды жертвой культа личности — он выполнял и с энтузиазмом указания по разоблачению так называемых врагов народа; но и сам был оклеветан и расстрелян.

Еще одним (и последним) вождём молодежи и комсомола я именую Сергея Павловича Павлова.

Его период (1959–1968 гг.) был, опять по моим оценкам, по активности, боевитости, авторитетности последним в судьбе комсомола. Всё лучшее, что можно сказать о Косареве, напрямую применимо и к Павлову. Да, он не сумел закончить институт до вхождения на комсомольский олимп, он имел личные промахи, но это действительно гигант в комсомольской плеяде. Ему не было тридцати, когда его с поста первого секретаря Московской организации избрали первым секретарём всесоюзного комсомола. Его молодость сочеталась с молодостью комсомольцев.

На смену его по инициативе и указанию сверху, от самого генсека партии Брежнева пришёл Е. М. Тяжельников, ему было аж сорок и протянул до почти пятидесяти, он был кандидатом наук на исследовании вклада генсека в освоение целины и последовательно вёл комсомол к бюрократизму — чего стоил только придуманный им всесоюзный Ленинский зачёт с проверкой знаний ленинской теории.

Я знал многих и многих секретарей ЦК комсомола, стоял с ними рядом, и душой понимаю, что это косвенно, в обыденном представлении элита, но научно аргументировано так сказать всё же нельзя. Это руководители, по существу работники высшего звена комсомола.

Тем более понятие «элиты» не спускал бы на республиканские и другие комсомольские организации.

Совершенно не приемлю мнение о том, что Высшая комсомольская школа при ЦК ВЛКСМ готовила комсомольскую элиту. ВКШ являлась высшим учебным заведением. Это было ведомственное (негосударственное) учебное заведение, поэтому оно готовило обычные кадры для комсомольских комитетов. И это ни в коем случае не была элита. По распределению, которое осуществлялось ведомством (то есть Центральным Комитетом ВЛКСМ), выпускники попадали на различные участки комсомольской работы, в том числе и в ЦК, на вакантные места и в основном в территории, из которых их посылали на учёбу. ВКШ выпускало специалистов таких категорий — с высшим образованием, со вторым высшим (политическим) образованием, кандидатов и докторов наук. В дипломе о высшем образовании указывалась специальность истории и коммунистического воспитания. Специальное образование и плюс навыки организаторской комсомольской работы способствовали тому, что выпускники ВКШ впоследствии назначались на партийную, советскую, профсоюзную работу. Но, повторяю, целью обучения не было формирование комсомольской элиты.

На конференции прозвучало и о подготовке педагогической элиты. Имелось в виду, что в курском педагогическом институте в советское время было отделение историков-педагогов. В программе обучения, естественно, большее, чем обычно, уделялось внимания идеологическим вопросам, а выпускники могли заниматься преподаванием истории, вести работу по коммунистическому воспитанию. Но это также не подготовка педагогической элиты. То, что выпускники этого отделения приглашались на комсомольскую и партийную работу, говорит уже о личных качествах людей, их подготовке, способностях вести организаторскую, практическую работу.

В то же время в свете рассматриваемого вопроса следует отметить, что лидеры комсомола от всесоюзной и практически до первичной организации избирались в соответствующие партийные и советские органы, имели право и возможности влиять на решение вопросов жизнедеятельности молодёжи. Тем самым они входили как бы в руководство этих организаций, если хотите, в действовавшие партийные и государственные элиты.

Могу ли я верхушку ЦК КПСС и её окружение считать подлинной элитой. Нет. Элита, элитное — значит лучшее, высоконравственное, одарённое, данное Богом и матерями с отцами. Элита категория особая, выходящая за рамки кадров, государственных и партийных руководителей.


Список литературы

[1] Соколова Е. О. Новая Российская региональная политическая элита // Управление мегаполисом. 2010. № 4. С. 229–232.

Криворученко Владимир Константинович — доктор исторических наук, профессор, профессор кафедры истории Московского гуманитарного университета, главный научный сотрудник Московского городского университета управления Правительства Москвы. Тел.: (495) 374-68-87 begin_of_the_skype_highlighting              (495) 374-68-87      end_of_the_skype_highlighting.

Krivoruchenko Vladimir Konstantinovich — a Doctor of Science (history), professor, professor of the History Department of Moscow University for the Humanities, senior scientific fellow of the Moscow City Government University of Management. Tel.: (495) 374-68-87 begin_of_the_skype_highlighting              (495) 374-68-87      end_of_the_skype_highlighting.

Е-mail: vk.mosgu@gmail.com



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»