Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / № 3 2009 – Социология

Богданова В. В. Траектории социализации современного студенчества. Феномены сообразной и неадаптивной социализации

УДК 316.4

Bogdanova V. V. Socialization Trajectories of Modern Student Body. Phenomena of Conformable and Nonadaptive Socialization

Аннотация: В статье характеризуются различные траектории социализации студентов через феномены социализации.

Ключевые слова: социализация, студенчество, сообразная социализация, неадаптивная социализация.

Abstract: In the article, various trajectories of students’ socialization by dint of phenomena of socialization are being characterized.

Keywords: socialization, student body, conformable socialization, nonadaptive socialization.


Воспроизводство социальности в обществе всегда есть диалектическое единство традиций и инноваций. Соотношение этих составляющих обусловлено реалиями развития конкретного общества. Центральным механизмом этого диалектического процесса выступает социализация как процесс взаимодействия общества и индивида, в ходе которого общество передает, а индивид активно усваивает и преобразует нормы, ценности и образцы поведения.

Молодость является критической точкой процесса социализации. В этот период не только происходит становление и закрепление социальности в индивиде, но и общество получает импульс развития через инновационный потенциал, присущий молодежи как социальной общности.

Одна из главных практических проблем социализации состоит в прогнозировании социального развития молодежи. Перед родителями, педагогами, работодателями, представителями государственных структур с неизбежностью возникает вопрос о том, как взаимодействовать с молодыми людьми, как относиться к их ценностным предпочтениям, поведению и т. д.? Ответы на эти вопросы, в свою очередь, предполагают ответ на еще один вопрос — что в поведении молодежи можно расценивать как отклонения от нормы, а что выступает как инновация, как расширенное воспроизводство социальности? Соответственно, первое нужно корректировать, а второе — поощрять и стимулировать. Именно эти вопросы и были в центре нашего внимания при проведении исследования, результаты которого приводятся ниже.

Социализация молодежи — полидетерминированный процесс, результативность которого определяет множество факторов. Точность прогноза социального развития молодежи определяется во многом тем, в какой мере учтены ключевые детерминанты социализации, т. е. насколько целостно рассматривается процесс социализации. Широкие возможности для такого анализа дает траекторная модель социализации, предложенная А. И. Ковалевой[1]. Использование модели социализационных траекторий позволяет рассматривать процесс социализации как временную динамику результативности социализации под действием внешних социализационных воздействий и внутренних установок индивида.

Понятия социализационной траектории и вектора социализации. Под социализационной траекторией мы понимаем временную динамику результативности социализации, включающую адаптацию к социальным нормам и их интернализацию и отражающую соотношение освоенного уровня социальности с социализационными нормами как эталонами социализированности. В локальный момент времени направление социализационной траектории характеризуется вектором социализации, отражающим направленность социализации как равнодействующей сил внешних социализационных воздействий и личностных диспозиций.

Каждая траектория и вектор расположены в некотором пространстве, в нашем случае — это пространство ценностей. Именно различные ценности определяют направления социализационных траекторий и векторов социализации. Соответственно взаимодействие различных сил, действующих на индивида в процессе социализации, может рассматриваться как взаимодействие ценностных иерархий. Акцент на ценностных структурах, как ключевом элементе социализации, выводят на передний план социологического исследования анализ структур сознания, которые не только опосредуют восприятие индивидом социальной реальности, но, согласно П. Бергеру и Т. Лукману[2], выступают источником и средством ее конструирования. Условия для такого анализа дает тезаурусный подход, разрабатываемый В. А. Луковым и Вал. А. Луковым[3].

Анализ основных положений тезаурусного подхода показал, что взаимодействие различных сил, действующих на индивида в процессе социализации и определяющих вектор его социализации, можно вести с использованием тезаурусной модели. Мы полагаем, что ценностная структура (иерархия) личности, агента социализации и др. феноменов может быть рассмотрена как тезаурус — ценностный тезаурус. В итоге мы предлагаем следующую модель анализа социализационных траекторий молодежи.

На социализирующегося индивида действуют четыре основные силы — детерминанты социализации:

— внутренние социализационные воздействия, к которым мы относим ценностные тезаурусы образов «Я» и «Я-идеал».

— внешние социализационные воздействия, к которым мы относим ценностную иерархию суммарного воздействия агентов социализации, а также ценностный тезаурус «социального эталона».

С нашей точки зрения, равнодействующая 4 указанных сил, действующих на индивида в ходе социализации, в большей степени, чем каждая из сил в отдельности, указывает на реальное направление социализационной траектории индивида.

Методика диагностики социализационных траекторий. Предложенная модель анализа направлений социализационных траекторий молодежи для своей практической реализации потребовала особых методических приемов. Традиционные социологические методы, прежде всего анкетный опрос, не позволял нам получить необходимые данные, в связи с чем для сбора эмпирических данных была разработана специальная диагностическая методика, благодаря которой были получены следующие данные: ценностные иерархии личностных структур молодежи (образ «Я», «Я-идеальное»); ценностные иерархии внешнего социального воздействия («социальный эталон», агенты социализации); данные об уровне социальной адаптации, которая диагностировалась через уровень удовлетворенности жизнью в разных сферах.

Ценностные иерархии образов «Я», «Я-идеальное», а также социального эталона выявлялись с помощью измененного теста Рокича (для ранжирования были предложены по 12 терминальных и инструментальных ценностей, полученных нами в ходе интервью со студентами).

Наиболее трудной методической задачей было выявление ценностного тезауруса агентов социализации (мы включили в список 35 позиций, включающих членов семьи, круг друзей, институт, культурные феномены и пр., сформированный также в ходе интервью). За основу нами была взята методика «Ценностная Атрибуция» (ЦА), созданная на базе методики Рокича Д. А. Леонтьевым.[4] В итоге испытуемых просили оценить в какой степени каждый из перечисленных агентов социализации реально (своим поведением, отношением к Вам, отношением к жизни и пр.), а не на словах, ориентирует их на цели, ценности и средства их достижения (по 12 терминальных и инструментальных ценностей).

В исследовании приняло участие 126 студентов (возраст от 18 до 28 лет); выборка целевая.

В результате проведения предложенной методики были получены следующие данные:

1. Иерархия терминальных и инструментальных ценностей респондентов (образ «Я»).

2. Иерархия терминальных и инструментальных ценностей идеального образа респондентов, (образ «Я-идеальное»).

3. Иерархия терминальных и инструментальных ценностей социального эталона («Образцовый молодой россиянин»), каким его себе представляют респонденты.

4. Иерархия терминальных и инструментальных ценностей в структуре социализационного воздействия агентов социализации (35 позиций).

5. Показатель социальной адаптации (уровень удовлетворенности респондентов в разных сферах жизни).

Мы провели описанную выше процедуру суммирования социализационного влияния 4 сил и выявили для каждого испытуемого координаты вектора его социализации в 24-мерном пространстве ценностей. Эти координаты — ранги значимости — отражают влияние той или иной ценности на направление социализационной траектории индивида.

Были рассчитаны коэффициенты корреляции между 24 ценностями в общей выборке, которые отражают специфическое для студенческой молодежи восприятие ценностей, как направлений социализации. Для группировки большого числа данных мы посчитали оправданным проведение факторного анализа ценностной структуры, который позволяет уменьшить число переменных-ценностей.

Социализационные траектории современного российского студенчества. Факторному анализу была подвергнута матрица 24 (ценности) на 126 (испытуемые); использовался метод главных компонент и проводилось вращение по методу варимакс (расчет проводился с использованием статистического пакета STATISTICA-6). В результате было выделено 4 фактора. Все они имеют биполярную структуру, это значит, что определяющие их ценности (те, которые в наибольшей степени коррелируют с данным фактором) имеют как положительные, так и отрицательные корреляции с факторами.

Фактор 1. С положительным весом в данный фактор входят такие ценности как «общественная польза» и «законопослушность»; с отрицательным — «независимость», «удовольствие» и «предприимчивость» и «твердость». Итак, фактор 1 отражает следующую антиномию: «Общественная польза через законопослушность ↔ Независимость и удовольствие через предприимчивость». Таким образом,в ценностном тезаурусе студенческой молодежи (образованном не только их личностными предпочтениями, но и влиянием идеала, социального эталона и агентов социализации) служение общественной пользе означает невозможность быть независимым или получать удовольствие.

Фактор 2. С положительным весом в данный фактор входит ценность «саморазвитие»; с отрицательным — «профессионализм», «семья» и «ответственность». Итак, фактор 2 отражает следующую антиномию: «Саморазвитие ↔ Семья и профессионализм через ответственность». Таким образом, социализация студентов, освоение ими социальности проходит на фоне противопоставления значимости развития собственной личности и важности иметь семью и быть профессионалом. Здесь еще одна особенность конструирования социальной реальности студенческой молодежью, которая социальные практики, связанные с профессиональным совершенствованием и семьей, воспринимает как не ведущие к развитию своей личности и способностей.

Фактор 3. С положительным весом в данный фактор входят такие ценности как «творчество», «деньги», а также «инициатива»; с отрицательным — «интерес» и «сила». Итак, фактор 3 отражает следующую антиномию: «Творчество и деньги через инициативу ↔ Интерес». Как видим, в реальной социализационной практике студенческой молодежи направленность на творчество тесно связана с направленностью на деньги, и обе эти ценности противопоставлены ориентации на то, чтобы делать только то, что интересно. Тесная связь в рамках социализационной направленности ценностей творчества и денег, с нашей точки зрения, отражает специфику современной социальной ситуации, в которой благодаря СМИ, категория «творчества» из эстетической превратилась в сугубо экономическую: в рыночных условиях творчество — это товар, который может быть превращен в деньги. В этом контексте и деньги, и творчество — это делать что-то для других, пусть и за плату, а ценить «интерес» — это значит жить для себя. Очень показательна указанная оппозиция в тезаурусной конструкции студенческой молодежи, которая воспринимает ориентацию на обеспечение материального достатка, например, через творческую деятельность, как путь, на котором не удастся делать то, что интересно.

Фактор 4. С положительным весом в данный фактор входят такие ценности как «карьера» и «образованность»; с отрицательным — «досуг». Итак, фактор 4 отражает следующую антиномию: «Карьера через образованность ↔ Досуг». Эта траектория указывает на специфическую тезаурусную конструкцию, формирующую социальную реальность студенческой молодежи таким образом, что направленность на карьеру, высокое служебное положение предполагает отказ от досуга и наоборот, если ориентироваться на то, что бы иметь много свободного времени, то не следует рассчитывать на карьерный рост.

Выделенные четыре фактора можно рассматривать как четыре идеальных социализационных траектории (в смысле «идеальных типов» М. Вебера[5]), сочетание которых с разными весами и задает реальную социализационную траекторию каждого студента. Идеальный тип — это определенная модель. Под «идеальным» Вебер не имеет в виду то, что этот тип является желательным, превосходным или наилучшим в своем роде. Идеальное только приблизительно типично для некоторого вида жизни и действия. Фактически оно никогда не осуществляется в действительности.

Выделенные нами четыре типа социализационных траекторий образуют четырехмерное пространство ценностей (они являются его осями), в котором и располагается все многообразие социализационных траекторий студенческой молодежи. Вектор социализации каждого студента может быть задан в этом пространстве через задание четырех координат, каждая из которых будет отражать вес идеальных социализационных траекторий в реальной социализационной траектории индивида. Как веберовские идеальные типы в чистом виде не существуют в реальности, так и никто из студентов не может иметь вектор социализации, идентичный одной из осей 4-мерного пространства ценностей, то есть совпадающий с идеальной социализационной траекторией. Каждая реальная социализационная траектория есть сочетание 4 идеальных социализационных траекторий с разными весами. В этой связи представляется очень грубым и бессодержательным разделение испытуемых по указанным четырем типам траекторий, гораздо более конструктивным представляется анализ показателей выраженности значений факторов (идеальных социализационных траекторий) в разных группах испытуемых.

Выделенные четыре типа социализационных траекторий отражают специфику восприятия студенческой молодежью себя и социальной реальности, с точки зрения ценностных тезаурусов. Эти типы, являясь абстракциями и моделями, тем не менее, отражают реальные закономерности процесса социализации студенческой молодежи.

Фактически, указанные четыре социализационные траектории, полученные на материале социальных представлений студентов, отражают специфику конструирования студенческой молодежью социальной реальности. Следуя логике подходов П. Бергера, Т. Лукмана, П. Бурдье, Ю. Хабермаса, можно утверждать, что социализация студенческой молодежи проходит в рамках коллективного ценностного тезауруса, опирающегося на некоторый набор тезаурусных конструкций[6], в качестве которых в нашем случае и выступают четыре социализационные траектории, образующие оси социализационного пространства.

Содержательный анализ четырех социализационных траекторий, задающих оси ценностного пространства социализации студенческой молодежи, позволяет увидеть в них определенную закономерность, заключающуюся в том, что ценности, образующие каждый из полюсов имеют сходный характер. 1) Общественная польза, семья, профессионализм, творчество, деньги, карьера — эти ценности объединяет выраженная ориентация на внешние по отношению к индивиду цели, причем цели, непосредственно обусловленные потребностями социальных структур и институтов. В целом эту группу ценностей можно обозначить как «коллективистские ценности». 2) Независимость, удовольствие, саморазвитие, интерес, досуг — эти ценности объединяет выраженная ориентация на внутренний мир личности, и они с полным основанием могут быть объединены названием «индивидуалистские ценности».

Таким образом, в основе ценностной структуры социализационной направленности студенческой молодежи нами выявлена оппозиция «коллективистские ценности ↔ индивидуалистские ценности». Обозначения «коллективистские» и «индивидуалистские» не указывают на асоциальность ценности досуга или интереса в жизни, равно как и отсутствия индивидуального начала в стремлении делать карьеру. Введенные обозначения указывают на преобладание в указанных группах ценностей субъективного компонента (ориентация на себя) и ориентации вовне.

Выявленную в структуре ценностного тезауруса студенческой молодежи антиномию «коллективистские ценности ↔ индивидуалистские ценности» можно рассматривать как одну из модификаций оппозиции личность — общество, лежащей в основе осмысления социальной реальности на протяжении всей истории социологии (и других гуманитарных наук).

Теперь применим выделенные нами четыре траектории социализации студенческой молодежи для анализа особенностей социализации групп студентов с низким и высоким уровнем результативности социализации.

Результативность социализации современной молодежи. Феномены «сообразной» и «неадаптивной» социализации. Следуя логике социологического понимания социализации, как феномена, отражающего адаптацию к социальным условиям и интренализацию социальных ценностей, мы под результативностью социализации понимаем интегральный показатель, включающий показатели адаптированности индивида и уровень интернализации им социальных ценностей.

В качестве показателя социальной адаптированности студентов в нашем исследовании мы принимали результаты оценивания респондентами уровня своей удовлетворенности в различных сферах жизни. В качестве показателя интернализации социальных ценностей мы принимали степень согласованности ценностной структуры индивида (образ «Я») и социального эталона («Образцовый молодой россиянин»). Оба указанных показателя имеют отношение к социализационной норме, которая может быть идеальной, нормативной и реальной[7]. В нашем случае представления молодых людей о ценностном тезаурусе «Образцового молодого россиянина» отражают нормативный тип социализационной нормы, как представленную в сознании молодежи структуру ценностей молодого человека, каким он должен быть, каким его хочет видеть общество. Ценностная структура образа «Я» отражает реальный тип социализационной нормы.

Используя специальные математические процедуры, нами были суммированы показатели социальной адаптированности и интернализации социальных ценностей, и этот показатель принимался за уровень социализированности. Анализ распределения общей выборки студенческой молодежи по уровню социализированности показал, что 50% студентов показывают средний уровень результативности социализации, 22% и 28% — низкий и высокий соответственно. Важно подчеркнуть, что в данном случае термины «низкий» и «высокий» уровень результативности социализации не имеют отношения к отклоняющейся социализации по следующим причинам: 1) неудовлетворенность жизнью не является признаком девиации; 2) все 24 ценности, входящие в ценностные тезаурусы, сопоставляемые при диагностике уровня интернализации, являются социальноприемлимыми, так что даже индивид, имеющий ценностную иерархию полностью противоположную ценностной иерархии социального эталона, не является девиантом, а скорее представляет собой тип человека, развивающегося в противопоставлении себя социальному эталону, как он его понимает.

С нашей точки зрения, выделенные по признаку уровня адаптации и интернализации три группы студенческой молодежи, отражают особые типы социализации. Для их содержательной характеристики мы провели анализ выраженности в каждой из этих групп четырех социализационных траекторий, который показал следующее.

Условно высокосоциализированные студенты имеют по отношению к низкосоциализированным более высокий уровень адаптации (удовлетворенности в разных сферах жизни); у них в большей степени согласованы ценностные тезаурусы образа «Я» и «социального эталона» (как они его понимают); вектор социализации условно высокосоциализированных студентов ориентирован в большей степени на ценности общественной пользы, семьи, профессионализма, творчества, денег и карьеры, т. е. «коллективистские» ценности и в меньшей степени — на ценности независимости, удовольствия, саморазвития, интереса и досуга, т. е. «индивидуалистские» ценности (которые больше выражены у условно низкосоциализированных).

Выявленные различия позволяют нам утверждать, что мы имеем дело с двумя особыми типами социализации студенческой молодежи. Ключом к их содержательному пониманию может служить теория адаптивной (сообразной) и неадаптивной активности В. А. Петровского. Результат адаптивной активности — это приближение к цели. В нашем случае, как результат адаптивной активности, можно рассматривать относительно высокий уровень согласованности ценностных иерархий образа «Я» и «социального эталона», а также уровень удовлетворенности своей жизнью (адаптивность). Такие черты были выявлены нами у условно высокосоциализированных студентов, соответственно, этот тип социализации студенческой молодежи можно назвать «сообразная социализация». Показательно, что ценности, которые определяют направление вектора социализации данной группы студентов отличает выраженная социальная направленность и достаточная конкретность (деньги, карьера, семья и пр.) Механизмом активности социализирующейся личности в данном случае является телеологическая причинность — стремление к достижению достаточно конкретных, социально значимых ценностей.

Второй тип активности, который выделяет В. А. Петровский, он называет неадаптивной активностью. Неадаптивность, по В. А. Пет­ровскому, состоит в том, что «между целью и результатом активности индивида складываются противоречивые отношения: намерение не совпадает с деянием, умысел — с воплощением, побуждение к действию — с его итогом».[8] Идея несовпадения цели и результата активности человека выступает в особом качестве, — как определяющая характеристика неадаптивности, и это противоречие неизбежно и неустранимо, но в нем, как считает В. А. Петровский, источник динамики индивида, его существования и развития.

В нашем исследовании именно группа условно низкосоциализированных студентов отличается низким уровнем согласованности ценностей «Я» и «эталона», а также низким уровнем удовлетворенности в разных сферах жизни. Однако, простой констатации того, что ценности индивида отличаются от понимаемого им эталона, и он не удовлетворен своей жизнью, еще недостаточно для утверждения о том, что имеет место неадаптивная активность. Ее характерный признак — это наличие актуальной причинности, как побудителя активности личности. Не конечная цель детерминирует активность (как в случае адаптивной активности), а само переживание человеком собственных возможностей реализации себя как личности, как субъекта активности. Такую детерминацию В. А. Петровский называет актуальной детерминацией. При такой детерминации активности человека, его волнует не только и не столько достижение конкретной цели, сколько испытание себя, осознание себя, своих возможностей, «построение себя как субъекта»[9].

Если теперь обратиться к особенностям группы условно низкосоциализированных студентов, то мы увидим, что их отличительная особенность — это ориентация вектора социализации в направлении преимущественно индивидуалистских ценностей (саморазвитие, независимость, интерес и др.) Эти ценности достаточно абстрактны и непосредственно связаны с развитием личности. Такую направленность социализации можно рассматривать, как признак значимости для студентов проблем развития личности, их большей значимости по сравнению с решением внешних задач, определяемых «коллективистскими ценностями» (деньги, семья, карьера и др.) Но именно такая личностная направленность, ориентация на вопросы самопознания и самовыражения и является, по В. А. Петровскому, признаком неадаптивной активности. Учитывая сказанное, у нас есть основания обозначить специфический вид социализации условно низкосоциализированных студентов как «неадаптивная социализация».

Анализ показателей социализации студентов условно названных «среднесоциализированные» показывает сочетание черт двух рассмотренных видов, что дает основания не выделять их как отдельный вид социализации студенческой молодежи.

Выделенные виды социализации студенческой молодежи непосредственно связаны с проблемой социальной субъектности. Принцип социальной субъектности утверждает активность субъекта социального действия, как «решающего фактора, определяющего содержание и формы социальной жизни»[10]. Но как идет само формирование активного субъекта, который затем участвует в формировании социальной жизни? В. А. Петровский убежден, что главным условием формирования субъектности является неадаптивная активность личности, в рамках которой источником активности является не конкретная цель, а «как ни парадоксально, сама непредрешенность исходов свободно предпочитаемых действий... Свободно и вместе с тем, ответственно принимая не предрешенное, человек испытывает себя в своей активной причинности, полагает себя как субъект»[11].

В нашем исследовании именно у студентов, становление социальности у которых идет в рамках неадаптивной социализации, акцентировано идет становление субъектности. С учетом всех указанных выше особенностей этой группы студентов, их нацеленность на ценности саморазвития, независимости, интереса в жизни, удовольствия, как субъективно значимого критерия значимости происходящего, досуга, необходимого условия для рефлексии собственной жизни, нужно расценивать как признаки значимости для этих студентов решения личностной задачи, построение образа самого себя, что по В. А. Петровскому, и составляет содержание процесса формирования субъектности. Но главный результат сформированной субъектности — это способность личности к самополаганию, способность к «расширенному воспроизводству жизненных отношений индивида, порождающих его как субъекта». Это расширенное воспроизводство связано с детерминированностью активности личности, в том числе и в социальной жизни, теми «инновациями, которые возникают в ней актуально (здесь и теперь) — это детерминизм именно со стороны настоящего, а не прошлого (в виде следов предшествующих событий), или будущего (в виде модификации этих тенденций событиями, с которыми еще предстоит столкнуться»[12]. Таким образом, именно в ходе неадаптивной социализации идет акцентированное становление субъектности студенческой молодежи, проявляющейся в способности к расширенному воспроизводству жизненных отношений, за счет возникающих в ходе неадаптивной активности инноваций, которые в свою очередь можно рассматривать как источник инноваций в социальной жизни.

Если неадаптивная социализация может рассматриваться как источник социальных инноваций, то сообразная социализация — источник простого воспроизводства социальности. Действительно, вектор социализации этой группы студентов ориентирован в большей степени на «коллективистские ценности», которые конкретны и носят, по преимуществу, характер внешних целей, они удовлетворены жизнью, их ценностный тезаурус близок к эталонному — все условия для воспроизведения в себе социального эталона, но нет выраженного противоречия и условий для «надситуативной активности», которая становится отправным моментом неадаптивной активности и формирования субъектности.

Выделенные виды социализации студенческой молодежи — «сообразная социализация» и «неадаптивная социализация» не могут быть оценены с позиции «лучше — хуже», они отражают две стороны диалектического процесса общественного бытия и социального развития: устойчивость (консерватизм) и инновации. Сообразная социализация, с ее выраженной направленностью на «коллективистские» ценности, телеологической обусловленностью активности личности, отражает процессы простого воспроизводства наличного уровня общественного бытия. Неадаптивная социализация, с ее выраженной направленностью на «индивидуалистские ценности», акцентирующая становление субъекта активности, связана с расширенным воспроизводством общественного бытия, определяет появление инноваций в социальном развитии.

В целом, выявленные особенности социализации российской студенческой молодежи начала XXI века, показали важность учета субъективного фактора. Исследование представлений молодежи (о себе, своих идеалах, социальном талоне, воздействии на себя агентов социализации и пр.) дает достоверную информацию о реальной готовности действовать в социальных условиях. Эти данные необходимо учитывать в работе всех институтов социализации для организации эффективного социализационного воздействия на молодежь. При этом необходимо учитывать, что, как это следует из наших данных, подлинная социальная субъектность молодежи, ее активное участие в расширенном воспроизводстве социальности возможна только через реализацию личностной субъектности, неизбежными признаками формирования которой являются элементы неудовлетворенности жизнью, критичности к социальным нормам — неадаптивной активности.

В свете вышесказанного становится ясно, что необходим дифференцированный подход к молодежи как в рамках деятельности институтов социализации, так и при разработке и реализации государственной молодежной политики.


Богданова В. В. — аспирант Московского гуманитарного университета.

Bogdanova V. V. — post-graduate student of Moscow University for the Humanities.



[1] Ковалева А. И. Концепция социализации молодежи: нормы, отклонения, социализационная траектория // Социологические исследования. 2003. № 1. С. 109–114.

[2] Бергер П., Лукман, Т. Социальное конструирование реальности : Трактат по социологии знания : пер. с англ. М., 1995.

[3] Луков, Вал. А., Луков, Вл. А. Тезаурусный подход в гуманитарных науках // Знание. Понимание. Умение. 2004. № 1. С. 93–100.

[4] Леонтьев, Д. А. Методика изучения ценностных ориентаций. М., 1992.

[5] Вебер, М. Основные социологические понятия // Избранные произведения : пер. с нем. М., 1996. С. 455–491.

[6] Луков, Вал. А. Тезаурусная концепция социализации // Дискурс : Социол. студия. Вып. 2: Социальная структура, социальные институты и процессы. М., 2002. С. 8–19.

[7] Ковалева, А. И. Указ. соч.

[8] Петровский, В. А. Личность: феномен субъектности. Ростов-на-Дону, 1993. С. 76.

[9] Петровский, В. А. Указ. соч. С. 79.

[10] Луков, Вал. А., Луков, Вл. А. Тезаурусный подход в гуманитарных науках // Знание. Понимание. Умение. 2004. № 1. С. 93–100.

[11] Петровский, В. А. Указ. соч. С. 94.

[12] Там же. С. 85.



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»