Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / № 5 2009 – Филология

Сигачёв А. А. Истоки авангардизма в поэтике

УДК 82.0

Sigachev A. A. The Origins of Avant-gardism in Poetics

Аннотация ♦ В статье рассматривается развитие одного из направлений поэтического творчества — авангардизм. Выявлены истоки возникновения и развития авангардизма. До настоящего времени принято считать, что возникновение авангардизма произошло в начале ХХ века. По мнению автора, авангардизм зародился в гораздо более ранний период (в середине XIX века), с выходом книги Уолта Уитмена «Листья травы». В статье показано, что классическим образцом авангардной поэзии служат санскритские поэтические шлоки (стихи), древнегреческая и древнеримская поэзия. Также рассматриваются новые тенденции в развитии авангардизма.

Ключевые слова: авангардизм, абстрактный экспрессионизм, сюрреализм, дадаизм, абсурдное мышление, конструктивизм, примитивизм, футуризм, экспрессионизм, абсурдософия, театр абсурда, минимализм, эпатаж, шок, Юрий Тубольцев.

Abstract ♦ The article covers the development of one of the trends of poetical creativity — avant-gardism. The origins of appearance and development of avant-gardism are revealed. Up to date it is generally accepted that the onset of avant-gardism took place in the beginning of the 20th century. In the author’s opinion, avant-gardism arose much earlier (in the middle of the 19th century) when Leaves of Grass by Walt Whitman was published. It is shown that Sanskrit poetical shlokas (verses) as well as the Greek and Roman poetry are a classical example of avant-gardism. New tendencies in the development of avant-gardism are also considered.

Keywords: avant-gardism, abstract expressionism, surrealism, dadaism, absurd thinking, constructivism, primitivism, futurism, expressionism, absurdsophia, theatre of the Absurd, minimalism, epatage, shock, Yuri Toboltsev.


Общепринято считать, что авангардное течение в искусстве возникло в ХХ веке. На это указывают все современные авторитетные источники. Читаем в словаре иностранных слов[1]: «Авангардизм [фр. avant-gardisme] — авангард — название ряда течений в искусстве ХХ века, порывающих с существующими реалистичными нормами и традициям, обновление средств художественной выразительности. Авангардисты рассматривают искусство как особую, лишённую социальной значимости эстетическую сферу; первостепенное значение приобретает формальное обновление средств художественной выразительности».

В Советском энциклопедическом словаре[2]: «Авангардизм (франц. Avant-gardisme) — движение в художественной культуре 20 века, порывающее с существующими нормами и традициями, превращающее новизну выразительных средств в самоцель. Авангардизм тесно связан с модернизмом и отражает анархически-субъективистское индивидуалисти-ческое мировоззрение. Принципы авангардизма восприняли такие литературно-художественные течения, как экспрессионизм, кубизм, футуризм, дадаизм, сюрреализм. Также его восприняли “литература потока сознания”, “новый роман”, драма абсурда и другие».

В Гуманитарном энциклопедическом словаре[3]: «Авангардизм (франц. Avant-garde — передовой отряд) — движение в художественной культуре ХХ века, порывающее с устоявшимися принципами и нормами искусства; стремящееся найти принципиально новые выразительные средства художественного языка и способы воздействия на аудиторию. Авангардизм объединяет ряд внешне различных течений, эстетическая сущность которых сводится к открыто декларируемой или скрытой подмене центральной эстетической категории прекрасной категорией нового, оригинального».

Итак, официальные, академические, авторитетные издательства энциклопедий, единодушно признают, что авангардизм, как передовое движение в художественной литературе возникло в XX веке. Похоже, что в новом издании двадцатитомной Большой Российской энциклопедии, будет также признано, как считалось и прежде, что течение авангардизма, как таковое, возникло в ХХ веке. Так ли это на самом деле? Вопрос непраздный, поскольку известно, что если в системе художественных ценностей нарушено какое-либо звено, это указывает на слабость всей цепи в той или иной степени.

Чтобы прояснить вопрос: действительно ли авангардизм, как течение в художественной культуре возник в ХХ веке? — автором данной статьи проанализированы процессы поэтического творчества в мировой литературе от эпохи возрождения до середины XIX века, а также произведён анализ истории развития поэтической лирики прошлого с древних веков. Автор этой статьи в своём исследовании обратил внимание на творчество американского поэта Уолта Уитмена. Прошло более полутора века с того дня, как Уолт Уитмен издал поэтическую книгу «Листья травы» (4 июня 1855 года). Книга буквально обескуражила американских читателей, ошеломила их смелостью и новаторством, взбудоражила газетный мир Америки, и на автора посыпались упрёки и обвинения его во всех смертных грехах; выливались ушаты вульгарных пародий и оскорблений в его адрес.

— Да кто он такой, этот выскочка, — недоумевали читатели, — и что он себе такое позволяет? Это же неприкрытое кощунство над верующими людьми. Он выдаёт себя за Бога. Он попросту безнравственный и дерзкий писака...

«По Уитмену выходит, — писал Ланир, — что если прерии обширны, то дебоширство похвально, и если река Миссисипи полноводна, то каждый американец — Бог»[4].

В своих произведениях Уолте Уитмен наделил грешного человека чертами Сына Божия. Не отрицал он и свою приверженность всем богам и божкам, которые когда-либо почитались и почитаются на земле. Критикуя превратное общество, его ханжество и лицемерие, Уитмен утверждал, что в нём уравнены все человеческие достоинства с достоинствами всего живого на земле.

Миниатюры Уитмена, написанные свободным (вольным стихом), явились школой для многих англо-американских имажинистов — Ричарда Олдингтона, Хильда Дулитла, Эзра Паунда, Дэвида Герберта Лоуренса. Последовали за Уитменом и Карл Сэндберг, воспринял манеру его творчества и Эдгар Ли Мастерс.

Новаторство Уитмена было с одобрением воспринято поэтами России. Русские поэты стали не только его почитателями, но некоторые из них в своём поэтическом творчестве в определённых случаях, в той или иной степени, последовали примеру его авангардизма. Так, например, космические темы Фета несомненно навеяны поэтикой Уитмена. Уитмен в «Песне о себе» восклицает:

Огромное яркое солнце, как быстро ты убило бы меня,
Если бы во мне самом не восходило такое же солнце...
Несомненно, под воздействием этого фрагмента Фет обращается к Богу:
Нет, Ты могуч и мне непостижим
Тем, что я сам, бессильный и мгновенный,
Ношу в груди, как оный серафим,
Огонь сильней и ярче всей вселенной...

И. С. Тургенев был увлечён поэтическими переводами Уитмена, хоть они не были опубликованы им:

Бейте, бейте, барабаны! — Трубите, трубите, трубите!
Сквозь окна, сквозь двери — врывайтесь, подобно наглой силе безжалостных людей.

Прототипом нигилиста Базарова в произведении И. С. Тургенева «Отцы и дети» являлся Уитмен. Известен, что Уитмен во время войны Севера и Юга Америки, работая в военном госпитале, прикоснулся своей рукой, на которой был порез, к гангренозной ране солдата, получил заражение крови, и на всю оставшуюся жизнь был прикован к постели, разбитый параличом. Но несмотря на это, Уитмен оставался жизнерадостным. Такой же трагичной оказалась и судьба тургеневского Базарова, который пострадал от заражения крови при оказании помощи больному.

В начале ХХ века к поэтической школе Уитмена «прикоснулся» Константин Бальмонт. Немного позднее в России появилась целая плеяда последователей школы Уитмена — Блок, Мандельштам, Маяковский. Было широко распространённое мнение, что Маяковский перенял от Уитмена в целом свою поэтическую манеру письма. В связи с этим появилась известная недружелюбная эпиграмма Есенина на Маяковского:

Эх, сыпь! Эх, жарь! Маяковский — бездарь!
Рожа маслом питана, — ободрал Уитмена.

Можно считать, что в начале ХХ века авангардное направление в поэтическом творчестве получило развитие по двум основным руслам, — школы Уитмена и школы Ницше. Символизм и акмеизм более тяготели к Ницше, а футуризм и имажинизм питались от истока Уитмена. Примечательно и то, что идеи Уитмена были восприняты даже и некоторыми иерархами православия. Так известное выражение Антония Сурожского в точности повторяет идею Уитмена о том, что «...Блаженство человек обретает нигде же, как в себе самом, но в присутствии Бога».

Книга Уолта Уитмена «Листья травы»[5] изумила мир смелостью и новаторством, кардинально повлияло на процесс становления мировой литературы, было поистине авангардным, в самом высоком и широком смысле этого слова. Таким образом, за точку отсчёта возникновения мировой авангардной поэзии следует считать не ХХ век, а середину XIX столетия.

Дальнейшее развитие авангардизма, в том числе и в России, хорошо известно вплоть до настоящего времени, включая и его современное состояние с появлением новой школы абсурдной миниатюры, основателем которой является молодой, одарённой литератор, Юрий Тубольцев, выходец из России, ныне проживающий в Германии. Читателям журнала «Знание. Понимание. Умение» уже известно содержание его «Поэтики развёрнутого абсурда», из опубликованной статьи «Юрий Тубольцев и литературная миниатюра авангарда» [6].

Юрий Тубольцев первым почувствовал критическую ситуацию в литературе и без промедления направил главный вектор своих творческих усилий к новому, неизведанному ориентиру в авангардизме — абсурдософии, философии развёрнутого абсурда. Ему предстоит нелёгкая задача утвердиться на образовавшемся плацдарме в Интернете и в традиционной литературной сфере. Авангардизм вызван к жизни самой жизнью; сама действительность вызывает к соответствующему творчеству мастеров слова, и, как правило, лидерами нового направления становятся молодые авторы. Юрий Тубольцев целеустремлённо и настойчиво, преодолевая закоренелость, выходит на просторы нового литературного поприща. У молодого автора немало эстетических красот, выраженных необычно, в манере гротеска. Стихи и миниатюры в его поэтике абсурда отличаются многоплановостью и оригинальностью подхода к соотношению реальности и вымысла. Его изящные миниатюрные произведения представляют значимую ценность как с точки зрения художественного слова, так и практического их назначения; в них показана изнанка всеобъемлющей лжи, лицемерия, свинства, алчности, недостоверности власти имущих и т. д. Его тематика о современной абсурдной жизни («поэтика развёрнутого абсурда»), где изобилуют образные представители («герои свинашего времени»)[7].

Итак, определено время возникновения авангардной поэзии — середина ХIХ столетия, с лёгкой руки Уолта Уитмена (1855 год, книга «Листья травы»). Определилась и современная тенденция авангардной литературы, — «поэтика развёрнутого абсурда», абсурдософия. Но встаёт ещё и такой вопрос: известна ли была авангардная поэзия в более ранний исторический период? Попытаемся проникнуть в самыё древние истоки поэзии — древнеиндийские шлоки (стихи). Немало передовых людей нашего времени в период современного обострения мирового кризиса в европейской цивилизации вообще и в духовности, искусстве, культуре и литературе в частности, задумались над всем происходящим. Наступило разочарование и полоса размышлений на тему: «Куда же нам дальше плыть?» Всё чаще люди стали обращать свои взоры на «Звезду Востока», — к земле древней Бхараты, колыбели человечества. Обратим свои мысленные взоры и мы в сторону Востока. Попытаемся там отыскать ответ на интересующий нас вопрос: была ли известна в древности на территории современной Индии авангардная поэзия?

Язык деванагари — самый древний язык на земле. В золотую пору человечества все люди говорили на одном языке деванагари, который являлся первоначальной слоговой системой письма, трансформировавшейся в санскритский язык. Сходство санскритского языка со славянским языком поразительно, особенно с восточнославянскими языками — по основному лексическому фонду, грамматическому строю, роли формантов и множеству других частностей. Как и русский язык, языки санскрита и деванагари обладают исключительным богатством, гибкостью согласных звуков, как изобразительное средство звукового строения слов, что лишь в малой степени свойственно другим языкам. Инструментовки и звуковое строение санскритской и русской фразы могут существенно отличаться от инструментовки и звукового строения составляющих ее слов, взятых в отдельности. Такие свойства языка создают очень мощное и своеобразное средство художественного выражения, почти не передаваемое в переводе. Это очень важное своеобразие, свойственное поэтике русских стихов и санскритских поэтических шлок.

Подобно русской поэтике, в санскритской поэзии большая роль принадлежит внутренним рифмам, ассоциациям и аллитерациям, как средствам художественного выражения. Хотя такими поэтическими приёмами, как это показал Брюсов, уже широко пользовался Пушкин, но теоретически они были разработаны поэтами конца ХIХ — начала ХХ вв. Из русских поэтов их тщательно изучал А. Белый, В. Брюсов; символисты и футуристы считали эти приёмы особым достижением современной поэтики и щеголяли ими («...И ассонансы, точно сабли, рубнули рифму сгоряча», И. Северянин). Однако это вовсе не так. Все упомянутые приемы были известны уже в глубокой древности. Ими в совершенстве владели поэты Греции и Рима.

Приходится только удивляться, до какой степени тонко и продуманно пользуется этим «последним криком моды» санскритская поэзия, даже эпическая. Какой русской современностью и авангардизмом дышит санскритская поэзия. В таких эпических памятниках, как «Сказание о Раме», чеканных по форме и совершенных по языку, встречаются всевозможные виды аллитераций, внутренние рифмы. Богатства их кажутся неисчерпаемыми, «Мотив Лакшманы» — на Ш, иногда — на Л, с разнообразной инструментовкой, и различными вариациями аллитераций (этим приемом широко пользовались русские поэты А. С. Пушкин, В. В. Маяковский, В. Я. Брюсов и другие). Здесь уместно даже говорить о «характерных мотивах» в вагнеровском смысле, разработанных необычайно сложно как в отношении построения, так и в отношении инструментовки.

«Сказание о Раме» есть поэтическое сказание об овладении арийцами новой землёй, где им суждено было основать государство и культуру на многие тысячелетия. Рама чтится основателем арийской Индии. Со временем «Рамаяна» приобрела форму «Махабхараты»[8]. В качестве примера наличия авангардной экспрессии в эпосе «Махабхараты» приведём отрывок песни вдовы на поле боя Курукшетры после сражения.

В д о в а (речитатив)
Господь мой Всевышний,
Ужель не права я?!
Пускай оживёт он:
Без друга — мертва я…
Без друга не надо
Мне хлеба и крова!
Без друга не надо
Мне неба дневного!
Вез друга не надо
Мне вешнего цвета!
Без друга не надо
Мне счастья и света!
Не надо мне дома,
И поля, и сада!..
Без друга мне жизни
Не надо! Не надо!..
Пускай оживет он!
Без друга мертва я!
Господь мой Всесильный,
Уже ль не права я?!

И ещё пример наличия авангардизма в санскритских шлоках «Махабхараты»: отрывок из пьесы «Видение Махабхараты» во время сраженья на поле боя Курукшетры.

Теряя колёса и оси, и дышла,
Сшибаясь в бою колесницы. И пришлый,
И здешний, в мученьях терзались. Слоны в гущу всадников грозно врезались. Топча лошадей колесницы и конных. И стрелы впивались в слонов разъяренных. И падали в груду слоны друг на друга, И рёвами их оглашалась округа. И люди стонали, и лошади ржали. И долы тряслись и вершины дрожали, Пандавы на Бхишму исполнены гнева Напали со стрелами справа и слева: — Хватай, опрокидывай, бей в поясницу! — Кричали бойцы, окружив колесницу… И места не стало у Бхишмы на теле, Где б стрелы, как струи дождя не блестели б: Торчали, как иглы средь крови и грязи, Как на ощетинившемся дикобразе!.. Так Бхишма упал на глазах своей рати, Упал с колесницы своей на закате. К востоку упал головой, грозноликий — Бессмертных и смертных послышались крики, Упав на закате — на поле кровавом, Он смелости, твердости придал Пандавам. Но это, сильнейшего в роде — паденье, Тогда Кауравов повергло в смятенье. — То ствол, — причитали, — упал с колесницы, Без меры отмерил он Куру границы. От битвы губительной в страхе отпрянув, Воители двух межусобленных станов… Они без щитов и воинственной стали, Вкруг Бхишмы, известного воина стали… Друзьями он был окружен и врагами, Как мира творец окружён божествами Почтить храбреца, позабывши о месте, Пандавы пришли с Кауравами вместе!..

Сущность трагической коллизии в индийской философии состоит в разрешении нравственного вопроса, причем победа всегда за нравственным Законом, за Правдой. (Такой же нравственный закон был положен нашими далёкими предками и на Руси, вспомним русскую поговорку: не в силе Бог, а в Правде). Для сравнительного примера скажем: сущность трагической коллизии в греческой литературе — борьбы личного и нравственного начала со слепым Роком, причём преимущество всегда остаётся за Роком. «О земля, моя Мать, о предвечный Эфир, посмотрите, какие страдания терплю я от Бога — невинный» — так трагически заканчивается коллизия скованного Прометея, — олицетворение всего греческого миросозерцания (Эсхила).

Интересен факт поэтических параллелей древнеиндийского эпоса «Рамаяны» с творчеством гения русской поэзии А. С. Пушкина. Поражает полное совпадение схемы «Сказания о Раме» со схемой «Руслана и Людмилы» у Пушкина (колдун похищает жену, муж отыскивает колдуна, сражается с ним и возвращает жену). Представляло бы большой литературоведческий интерес выяснить, какими путями дошла до Пушкина эта схема.

Таким образом, искусство авангарда в поэтическом творчестве возникло не в ХХ веке, как официально принято считать сегодня, а в середине ХIХ века. Выход в свет книги Уолта Уитмена «Листья травы», ознаменовал собой целую систему течений авангардной поэзии в мире. Более того, все самые современные приёмы авангардной поэзии были известны и успешно использовались еще в санскритской поэзии, в таких эпических произведениях, как «Рамаяна» и «Махабхарата».


 ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Современный словарь иностранных слов. М. : Русский язык. 1992. С. 12.

[2] Советский энциклопедический словарь. 3-е изд. М. : Советская энциклопедия, 1985. C. 11.

[3] Российский гуманитарный энциклопедический словарь. М. ; СПб. : ГИЦ «Владос», 2002. С. 10.

[4] Цит. по: Шарапова А. Предисловие // Уитмен У. Листья травы. М. : Эксмо, 2005. С. 7.

[5] Уитмен У. Листья травы. М. : Эксмо, 2005.

[6] Сигачев А. А. Ю. Тубольцев и литературная миниатюра авангарда [Электронный ресурс] // Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение». 2009. № 5 — Филология. URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2009/5/Sigachev/ (дата обращения: 15.07.2009).

[7] Сигачев А. А. Об авангарде, о времени и абсурдософии [Электронный ресурс] // Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение». 2009. № 5 — Филология. URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2009/5/Sigachev_Absurdsophy/ (дата обращения: 15.07.2009).

[8] Сигачев А. А. Индо-Русь. М. : ООО «Медина-Принт», 2006. С. 96. (Видение «Махабхараты» — пьеса).


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Российский гуманитарный энциклопедический словарь. М. ; СПб. : ГИЦ «Владос», 2002. С. 10.

Сигачев А. А. Индо-Русь. М. : ООО «Медина-Принт», 2006.

Сигачев А. А. Об авангарде, о времени и абсурдософии [Электронный ресурс] // Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение». 2009. № 5 — Филология. URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2009/5/Sigachev_Absurdsophy/ (дата обращения: 15.07.2009).

Сигачев А. А. Ю. Тубольцев и литературная миниатюра авангарда [Электронный ресурс] // Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение». 2009. № 5 — Филология. URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2009/5/Sigachev/ (дата обращения: 15.07.2009).

Советский энциклопедический словарь. 3-е изд. М. : Советская энциклопедия, 1985.

Современный словарь иностранных слов. М. : Русский язык. 1992.

Уитмен У. Листья травы. М. : Эксмо, 2005.

Шарапова А. Предисловие // Уитмен У. Листья травы. М. : Эксмо, 2005.


Сигачёв Александр Александрович — кандидат технических наук, старший научный сотрудник ЦНИИЧМ им. И. П. Бардина, член Союза писателей России (МГО СП РФ), гл. редактор журнала Фестиваля-конкурса «Юная Росса».

Sigachev Aleksandr Aleksandrovich, Candidate of Science (engineering), Senior Staff Scientist, I. P. Bardin Central Scientific and Research Institute of Ferrous Metals, Member, Union of Russian Writers, Senior Editor, journal of the Festival-contest “Youthful Rossa”.

E-mail: sigacheval@yandex.ru



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»