Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / №3 2011

Михайлова Л. В. Валаам и другие идентичные сакральные пространства русской культуры

Статья зарегистрирована ФГУП НТЦ «Информрегистр»: № № 0421100131/0028.


УДК 130.3

Mikhailova L. V. Valaam and Other Identical Sacral Spaces of Russian Culture

Аннотация ◊ Данная статья является результатом исследования культурного пространства Валаама, семантических отношений Валаама с идентичными пространствами русской культуры. Валаамский монастырь известен как центр культурной и духовной жизни Русского Севера. Валаам называли Северным Афоном, т. к. он был духовно идентичен греческому Афону. Православный Спасо-Преображенский Валаамский монастырь был также центром миссионерской деятельности на Русском Севере. Многие монастыри были также духовно идентичны Валаамскому монастырю, т. к. были основаны валаамскими монахами. Например, Савватий, основатель Соловецкого монастыря, и Александр, основатель Свирского монастыря, были валаамскими иноками. Монашеская жизнь на Валааме продолжается и сегодня. Монастырь восстановлен в декабре 1989 г.

Ключевые слова: Валаам, инок, святой, духовное, сакральное, храм, идентичность, Афон, монастырь.

Abstract ◊ The article is a result of investigation on cultural space of Valaam, the semantic relationships of Valaam with identical sacral spaces of Russian culture. The Valaam monastery is known as the centre of the cultural and spiritual life of the Russian North. As Valaam was spiritually identical to Greek Athos it was called the Northern Athos. The Orthodox Valaam Monastery of the Transfiguration of Christ was also the center of missionary activities in the Russian North. There were many others monasteries identical to the Valaam monastery because they were founded by Valaam monks. For example, both Savvati, who founded the monastery of Solovetsk, and Alexander, who founded the Svirsky monastery, were Valaam conventuals. The monastic life continues to pass on Valaam today. The monastery was rebuilt in the December of 1989.

Keywords: Valaam, monk, sacred, spiritual, sacral, temple, identity, Athos, monastery.


К сакральным пространствам русской культуры мы относим в первую очередь сакральное пространство Русского Севера, имеющее религиозно-мифологическое значение для населявших его этносов. Как правило, народ-этнос, занимавший определенное культурное пространство, выделял сакральный ландшафт из окружающей его природы, наделял реально существующие географические объекты и объекты природы сакральным смыслом,организуя их относительно центра.

Это могли быть священные рощи, озера, камни, скалы, имеющие сакральные топонимы, например, с основами ‘святой’: русский топоним «Святой» (остров) — финский — “Pyhäsaari” (Валаамский архипелаг); ‘черт’: «Чертов Стул» (Онежское озеро) и др. Согласно Е. А. Левашову, «народная этимология выводит топонимы Сортавала и Сорта(н)лахтан (на западном берегу Ладожского озера, напротив острова Коневца, ныне посёлок Владимировка) из слова «чёрт»[1]. Н. Я. Озерецковский рассказывал легенду об острове Коневце, в которой «черти в виде воронов полетели оттуда на Выборгский берег в большую губу, которая и по сие время Чертова Лахта называется»[2]. В Северном Приладожье, кроме топонима Сортавала, встречается ряд топонимов с лексемой Сорта, это: населённый пункт Сортанлакс, Сортанлахти (фин. Sortanlahti ‘Чертов залив’), напротив острова Коневец. В заливе Ладожского озера, между островами Орьятсари и Карпансари, расположены два небольших острова: Пиени-Сартосари (фин. Pienisortosaari ‘Маленький Чертов остров’) и Сури-Сартосари (фин. Suurisortosaari ‘Большой Чертов остров’). Интересно отметить, что рядом с «Чёртовыми островами», к северу от них, соседствует остров с названием Кирккосари (Kirkkosaari ‘церковный остров’ от фин. kirkko ‘церковь’). Среди островов Валаамского архипелага имеется также ‘Чёртов остров’ (Лембос), на котором в XIX веке был основан Ильинский скит.

Валаам является центром сакрального пространства Северо-Западного Приладожья, коренным населением которого были карелы. Для сравнения, Соловки входят в сакральное пространство Поморья, которое издавна населяли русские. В представлениях древних поморцев земли, заселенные представителями финно-угорских народов, в числе которых были и карелы, составляли «мифологический образ страны колдунов». По утверждению Н. М. Теребихина, «в этноцентрической модели мира поморов инородческие земли ненцев, коми, карел наделялись амбивалентным смыслом. С одной стороны, они обладали колдовскими свойствами и внушали суеверный страх и ужас перед тем злом и мороком, которые от них исходили на Русь. С другой стороны, поморы испытывали мистический трепет и уважение к чужой вере и стремились использовать ее колдовскую мощь в своих целях, пытались заручиться поддержкой чужих богов»[3].

Ко второму типу сакрального пространства мы относим освоенные православными миссионерами «чужие» земли, составляющие культурное пространство Русского Севера. Микрогеография и топонимия этих земель образуют сакральную христианскую топографию Русского Севера, являющегося частью космического пространства православной Руси. В культурном пространстве Русского Севера Валаам занимает центральное положение, так как именно с Валаама иноки отправлялись в другие, «чужие» земли, именно валаамские монахи осваивали культурное пространство Русского Севера. Так, согласно сведениям, приведенным И. А. Чистовичем, «в XII веке подвизался на Валааме преподобный Корнелий, основавший впоследствии на Онежском озере Палеостровский монастырь, в котором почивают его святые мощи под спудом»[4]. В конце XV века вели отшельническую жизнь на Валааме преп. Афанасий, основатель Сяндемской обители и схимонах св. Андриан Ондрусовский, основавший на восточном берегу Ладожского озера Ондрусовскую обитель. Иноки Валаамского монастыря, осваивая «чужие» земли, поддерживали духовную связь с Валаамским монастырем, традиции иноческой жизни которого передавали через своих учеников. Так, в XVI веке, первый ученик бывшего инока Валаамского монастыря св. Александра Свирского, преп. Никифор жил в пустыне на берегу Важского озера, где основал Важеозерский монастырь (1500–1520 гг.). Главный храм монастыря, как и на Валааме, назывался Преображенским. Строительство монастыря продолжил ученик Александра Свирского преп. Геннадий. В начале XVII века Важеозерский и Валаамский монастыри были разорены шведами. Восстановление Важеозерского монастыря началось в 1800 г. после присоединения его к Александро-Свирскому монастырю при участии иноков Коневского монастыря. Основатель Александро-Свирского монастыря св. Александр Свирский был пострижен в монахи в Валаамском монастыре[5]. Одиннадцать лет он провел в отшельничестве на острове Святом, расположенном в 8,5 км к востоку от Валаама, где жил в узкой каменной пещере, недалеко от которой сохранилась могила, выкопанная для себя самим Александром. Валаамские иноки несли послушания также и в других монастырях, осуществляя таким образом между ними духовную связь, как, например, иеромонах Пахомий, назначенный в 1819 г. строителем в Палеостровский монастырь.

Сакральное пространство Валаама можно сравнить также с сакральным пространством Соловков, сходство которых проявляется в одинаковом названии расположенных на островах православных монастырей — Спасо-Преображенский ставропигиальный мужской монастырь, с главным храмом — Спасо-Преображенским собором. Валаамский и Соловецкий монастыри занимают подобное пространство: они расположены на воде, отделяющей острова от «чужих» земель, от иного мира. Островное положение монастырей создавало идеальные условия проживания иноков, духовно «умерших» для остального мира. Валаам и Соловки считались «богоизбранной» землей с прекрасной природой, цветущими садами. Микроклимат островов позволил инокам выращивать на островах фрукты и овощи, удивлявшие паломников. Соединенные каналами островные озера образовали как на Соловках, так и на Валааме уникальную озерную систему.

К сакральной микрогеографии Валаамских и Соловецких островов относятся дороги, часовни, кресты. Крест, являясь одним из главных элементов сакральной топографии, воздвигался сразу же после освоения православными миссионерами новых «чужих» земель. Как на Валааме, так и на Соловках в бухтах, пустынях, на дорогах установлены поклонные кресты. Так, на Соловецких островах воздвигнуты многометровые восьмиконечные деревянные кресты, на Валааме поклонные кресты как деревянные, так и гранитные. Интересным природным явлением на Соловках является нерукотворный крест — береза, выросшая в форме креста около Голгофо-Распятского скита, на месте массовых захоронений священников и монахов. Строгий устав Голгофо-Распятского скита Соловецкого монастыря был близок уставу Предтеченского скита Валаамского монастыря.

Духовную связь между обителями осуществляли иноки-миссионеры, среди которых были основатели Соловецкого монастыря. Так, из Кирилло-Белозерского монастыря пришел на Валаам инок Савватий. В 1429 г. он поселился на Соловецком острове, где «он, при содействии Валаамского же питомца старца Германа, положил начало иноческому житию»[6]. Именами Зосимы и Савватия, основателей Соловецкого монастыря, названы два острова, расположенные напротив восточного берега Валаама. Духовная связь между монастырями не прерывалась и в последующие годы. В 1819 г. ваалаамский иеромонах Макарий, управляющий хозяйством на Кюменских ловлях, в сане архимандрита был назначен настоятелем в Соловецкий монастырь.

Сакральное пространство Валаамского и Кирилло-Белозерского монастырей в XVIII веке можно представить как одно целое, т. к. с началом Северной войны (1700−1721 гг.) монахи Валаамского монастыря были вынуждены уйти в Кирилло-Белозерский монастырь, вместе с иноками которого они вернулись на Валаам в 1717 г. и начали отстраивать разоренный шведами монастырь. Деревянный монастырь с Преображенским собором был построен на старом месте, на высокой скале Монастырской бухты. Идентичное сакральное пространство и тесная духовная связь прослеживается между Валаамским монастырем и Саровской пустыней, строгий устав которой был введен на Валааме в 1781 г. иеромонахом Саровской пустыни Назарием, под руководством которого на Валааме началось строительство каменного монастыря. Построенный в центре монастырского двора двухэтажный пятиглавый собор был идентичен Саровскому собору, а колокольня напоминала «знаменитую восьмигранную башню — «Часозвоню» Великого Новгорода (1443 год), имеющую очень близкие с колокольней Валаама объемное решение и форму завершения. Подобное же завершение у храма Голгофо-Распятского скита на Анзерском острове в Соловках»[7].

Иноки Валаамского монастыря фактически основали Американскую православную церковь. В 1794 г. валаамские монахи начали историю Русской православной миссии на Аляске. Несмотря на то, что жизнь миссионеров была полна опасностей, а некоторые из них трагично погибли, можно считать, что миссия удалась: несколько тысяч язычников приняли христианство. Для них была построена церковь, а возглавивший миссию отец Герман открыл на Аляске первую школу, научил коренных жителей разводить скот, выращивать овощи. Местное население, алеуты и индейцы, еще при жизни почитали его за святого. С его уходом из жизни, в 1837 г., закончилась Кадьякская миссия, состоящая из валаамских иноков. Преп. Герман Аляскинский похоронен на отдаленном острове Еловом, где, совершая подвиги, провел он последние годы своей жизни. В Житие преп. Германа Аляскинского говорится, что «в благоухании святыни предал душу он свою в руки Божии; многотрудное же тело его, осененное нестареющим деревянным памятником, поныне почивает на месте его подвигов — на о. Еловом, как бы залог благодатного света для дальнейшего просвещения Америки»[8].

Третий тип сакрального пространства, по нашей версии, составляют объекты макрогеографии, расположенные за пределами культурного пространства Русского Севера, но имеющие идентичные сакральные объекты. Так, Валаам символично называют «Русским Афоном». Афон — духовная столица православного христианского мира, в X веке являлся главным центром православного монашества. И. С. Шмелев, сравнивая Валаам с Афоном, писал: «Как и св. Афон, Валаам поныне — светит. Афон — на Юге, Валаам на Севере. В сумеречное наше время, в надвинувшуюся “ночь мира” нужны маяки»[9]. Для Б. К. Зайцева Валаам был и Афоном, и Святой Русью. Он вспоминал о своем приезде на Валаам: «Июль, а еще жасмин не отцвел. Жасмин сладостно одуряет, есть в этом запахе исконно русское для меня и афонское, сразу вспомнишь Андреевский скит... Жил тут скромнейший Николай, молитвенник и труженик. Какой он был? Наверное, такой же старичок, каких я видел здесь, да и на Афоне: та же приветливая и смиренная Святая Русь»[10]. Образ Валаама как «Русского Афона» встречается и в произведениях Н. С. Лескова: «Мне удалось обойти в одну ночь весь остров и запечатлеть навсегда в памяти дивную картину, которую представляют при бледном полусвете летней северной ночи дикие скалы, темные урочища и тихие скиты русского Афона»[11]. Сравнивая Валаам с Афоном, Лесков отмечал, что это самый суровый по уставу монастырь на Руси: «Валаам... приобрел славу “северного Афона” и удерживает ее поныне. Валаам, по всеобщему мнению, незыблемая твердыня русского иночества, пребывающего здесь во всей чистоте древней христианской общины. Это самая строгая христианская коммуна, какую едва ли где встретишь». Как и Б. К. Зайцева, Валаам привлекал Н. С. Лескова и своей «угрюмой природой», и аскетизмом иноческой жизни. Он писал, что «величественная и угрюмая природа “Северного Афона”, его положение и характер, его независимое и своеобычное монашеское правление, установившее свои незыблемые строгие порядки, в которых воспитываются аскетические нравы, являющие образцы увлекающей силы и скромного величия, — все это не имеет себе на Руси ничего равного»[12]. Валаамские иноки Предтеченского скита соблюдали суровый устав Ильинского скита, основанного на Афоне для русских монахов в 1757 г. св. Паисием Величковским. Остров Предтеченский, Серничан или Монашеский, расположенный в 6 км к западу от Валаама, издавна населяли иноки. После разорения шведами в 1611 г. некоторые монахи остались жить на этом острове. Здесь стояло несколько избушек, в которых останавливались рыбаки. В 1855 г. на острове была построена часовня во имя Св. Иоанна Предтечи и небольшая пустынь. С этого времени остров стали называть Предтеченским. В 1858 г. была поставлена деревянная церковь и основан скит. «Предтеча», по Библии, это «Святой Иоанн», который крестил Иисуса Христа в реке Иордан. В Предтеченском скиту соблюдался строгий устав постничества. Здесь были запрещены рыбные и молочные блюда, пища состояла исключительно из овощей, которые три раза в неделю подавались без масла. Было запрещено здесь также и чаепитие. По всему Предтеченскому острову разбросаны деревянные кельи пустынников, духовным наставником которых был схимонах отец Иоанн, проживший на острове более тридцати лет. Испытывая силу воли и твердость духа, отец Иоанн провел на Предтеченском острове 14 лет в молчании, что символизировало его отказ от жизни на пути к духовному рождению. Суров Предтеченский остров, как и сама жизнь пустынников, посещать которых строго запрещалось. Женщинам был закрыт доступ не только в скит, но и даже на остров. Мужчины должны были получить благословение настоятеля, чтобы посетить Предтеченский скит.

Духовную связь Валаама с Афоном укрепила чудотворная икона Божией Матери, которую в 1393 г. принес с Афона на Валаам св. Арсений, проведший три года в Афонском монастыре. Он некоторое время жил на Валааме, провел три года в безмолвии на Коневце, где позднее устроил Коневский монастырь. В 1870 г. игумен Дамаскин основал на Валааме, на берегу Игуменского озера, где он с 1827 г. семь лет провел в отшельничестве, скит во имя Коневской (Акафистной), иконы (в 1940 г. вывезена в Финляндию, в настоящее время находится в Нововалаамском монастыре). В Коневском скиту на Валааме была копия иконы, написанная валаамскими монахами. Окрестности вокруг скита, внутренние озёра стали называться Коневскими.

Таким образом, культурное пространство Валаама, составляющее сакральное пространство Валаамского монастыря и островов архипелага, семантически идентично сакральному пространству православных монастырей Русского Севера и Афона.

Мы можем сравнить Старый и Новые Валаамские монастыри по их месторасположению и времени существования. Ново-Валаамский монастырь в Финляндии в большой степени идентичен Старому Валааму, т. к. был основан иноками Валаамского монастыря, одновременно с его закрытием на Валааме. По монастырским источникам, Валаамский монастырь основан в X веке, хотя есть и другие версии: XII, XIV вв. В феврале 1940 г. он был эвакуирован в Финляндию. В этом же месяце открывается Ново-Валаамский монастырь, действующий и в настоящее время в Финляндии. Закрытие монастыря на Валааме и его эвакуацию в Финляндию мы можем рассматривать как гибель монастыря. На островах архипелага остались монашеские пустыни, кельи, скиты, храмы, хранящие память об его обитателях, камни и скалы, деревья и озера, и сам Валаам за многовековую иноческую жизнь стали «святыми местами», посещаемые паломниками. Для самих иноков отъезд в Финляндию был смертелен как в духовном, так и в физическом смысле. Как писал М. А. Янсон, «любовь к Валааму, совершенно исключительная по глубине, ничем неизгладимая привязанность к нему отличают всех его насельников. Да и не только их одних, но и тех, коим пришлось побывать на нем и ощутить его неотразимое влияние»[13]. Многие из иноков тосковали по Старому Валааму, после расставания с которым некоторые из них ушли из жизни.

Монахи Валаамского монастыря на протяжении многих веков были единственным постоянным населением Валаама. Покинутые людьми, Валаамские острова пришли в запустение. Новый Валаам — это и новый период в истории Валаамского монастыря и острова Валаам, это и современный Валаам. Представители Русской Православной Церкви и общественности неоднократно поднимали вопрос о возрождении на Валааме иноческой жизни, об открытии здесь мужского православного монастыря. Большое участие в возрождении монастыря на Валааме принял Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II-й (Алексей Михайлович Ридигер).

После возвращения Валаама Русской Православной Церкви предстояла большая работа по восстановлению святой обители. В конце 1989 г. на остров прибыли первые шесть монахов. В декабре, незадолго до наступления Нового года, в Спасо-Преображенском соборе начались богослужения[14]. Главный монастырский собор ожил, согретый людьми. Приняв свет духовной жизни своих предшественников, иноки разжигают здесь пока еще слабое, но неугасающее пламя валаамского монашества.

Если основание Ново-Валаамского монастыря в Финляндии совпадает по времени с закрытием, разрушением Старого Валаама, то его возрождение на Валааме происходит значительно позднее, в конце XX века. Возрождение — это тоже рождение. Возрождая традиции Старого Валаама, рождается Новый. И процесс этот, как и всякое рождение, проходит мучительно. Монастыри, расположенные в Финляндии (Ново-Валаамский) и в России (Новый Валаамский) и действующие в настоящее время, частично идентичны друг другу, т. к. каждый из них в отдельности частично идентичен старому Валаамскому монастырю.

Следовательно, Ново-Валаамский монастырь в Финляндии идентичен Старому Валааму, т. к. был основан иноками Валаамского монастыря, одновременно с его закрытием на Ладожском озере. Современный Валаамский Спасо-Преображенский мужской православный монастырь также идентичен Старому Валааму по месторасположению на островах Валаамского архипелага.

На основании вышеизложенного, можно сделать вывод, что Валаамский монастырь является примером формирования двуплановой идентичности как всей монастырской общины, так и каждого монаха, которая проявляется в идентификации иноков с другими христианскими подвижниками, в определении идентичности сакрального пространства Валаама и Афона, Валаамского монастыря и других православных монастырей, расположенных в культурном пространстве Русского Севера, в установлении идентичности православных Новых Валаамских монастырей Старому Валааму.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Левашов Е. А. Сортавала (Материалы к этимологии топонима) // Прибалтийско-финское языкознание. Петрозаводск, 1988. С. 70.

[2] Озерецковский Н. Я. Путешествие по озерам Ладожскому, Онежскому и вокруг Ильменя. Петрозаводск, 1989. С. 61.

[3] Теребихин Н. М. Сакральная география Русского Севера. Архангельск, 1993. С. 11.

[4] Чистович И. А. История православной церкви в Финляндии и Эстляндии, принадлежащих к Санкт-Петербургской епархии. СПб., 1856. С. 38, 40.

[5] Житие, чудеса и служба преп. Александра, Свирского чудотворца. М., 1888.

[6] Валаамское слово о Валаамском монастыре // История Валаама. Солнце Ладоги. М., 2005. С. 331.

[7] Рывкин В. Р. По Валааму. Петрозаводск, 1990. С. 57.

[8] Жизнь валаамского монаха Германа, валаамского миссионера. СПб., 1868. С. 24.

[9] Шмелев И. С. Старый Валаам // Север. 1991. № 9. С. 25.

[10] Зайцев Б. К. Валаам // Север. 1991. № 9. С. 94, 105.

[11] Лесков Н. С. Павлин // Лесков Н. С. Очерки и рассказы. Петрозаводск, 1988. С. 282.

[12] Лесков Н. С. Монашеские острова на Ладожском острове. Путевые заметки // Лесков Н. С. Очерки и рассказы. Петрозаводск, 1988. С. 82−83.

[13] Янсон М. А. Валаамские старцы. Берлин, 1938. С. 53.

[14] Mihailova L. Kynttilät jälleen palavat // Carelia. 1992. No. 8. S. 77.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Валаамское слово о Валаамском монастыре // История Валаама. Солнце Ладоги. М. : Эксмо ; Алгоритм, 2005. С. 327–348.

Жизнь валаамского монаха Германа, валаамского миссионера. СПб. : Тип. духовн. журн. «Странник», 1868.

Житие, чудеса и служба преподобного и богоносного отца нашего Александра, Свирского чудотворца. 3-е издание. М. : Синодальная типография, 1888.

Зайцев Б. К. Валаам // Север. 1991. № 9. С. 94–117.

Левашов Е. А. Сортавала (Материалы к этимологии топонима) // Прибалтийско-финское языкознание. Петрозаводск, 1988. С. 66–77.

Лесков Н. С. Монашеские острова на Ладожском острове. Путевые заметки // Лесков Н. С. Очерки и рассказы. Петрозаводск : Карелия, 1988. С. 82–167.

Лесков Н. С. Павлин // Лесков Н. С. Очерки и рассказы. Петрозаводск : Карелия, 1988. С. 282–341.

Озерецковский Н. Я. Путешествие по озерам Ладожскому, Онежскому и вокруг Ильменя. Петрозаводск : Карелия, 1989.

Рывкин В. Р. По Валааму. Петрозаводск : Карелия, 1990.

Теребихин Н. М. Сакральная география Русского Севера. Архангельск : Изд-во Поморского ун-та, 1993.

Чистович И. А. История православной церкви в Финляндии и Эстляндии, принадлежащих к Санкт-Петербургской епархии. СПб. : Тип. Я. Трея, 1856.

Шмелев И. С. Старый Валаам // Север. 1991. № 9. С. 25–66.

Янсон М. А. Валаамскiе старцы. Берлин : Изд-во «За церковь», 1938.

Mihailova L. Kynttilät jälleen palavat // Carelia. 1992. No. 8. S. 77–83.


BIBLIOGRAPHY (TRANSLITERATION)

Valaamskoe slovo o Valaamskom monastyre // Istoriia Valaama. Solntse Ladogi. M. : Eksmo ; Algoritm, 2005. S. 327–348.

Zhizn' valaamskogo monakha Germana, valaamskogo missionera. SPb. : Tip. dukhovn. zhurn. «Strannik», 1868.

Zhitie, chudesa i sluzhba prepodobnogo i bogonosnogo ottsa nashego Aleksandra, Svirskogo chudotvortsa. 3-e izdanie. M. : Sinodal'naia tipografiia, 1888.

Zaitsev B. K. Valaam // Sever. 1991. № 9. S. 94–117.

Levashov E. A. Sortavala (Materialy k etimologii toponima) // Pribaltiisko-finskoe iazykoznanie. Petrozavodsk, 1988. S. 66–77.

Leskov N. S. Monasheskie ostrova na Ladozhskom ostrove. Putevye zametki // Leskov N. S. Ocherki i rasskazy. Petrozavodsk : Kareliia, 1988. S. 82–167.

Leskov N. S. Pavlin // Leskov N. S. Ocherki i rasskazy. Petrozavodsk : Kareliia, 1988. S. 282–341.

Ozeretskovskii N. Ia. Puteshestvie po ozeram Ladozhskomu, Onezhskomu i vokrug Il'menia. Petrozavodsk : Kareliia, 1989.

Ryvkin V. R. Po Valaamu. Petrozavodsk : Kareliia, 1990.

Terebikhin N. M. Sakral'naia geografiia Russkogo Severa. Arkhangel'sk : Izd-vo Pomorskogo un-ta, 1993.

Chistovich I. A. Istoriia pravoslavnoi tserkvi v Finliandii i Estliandii, prinadlezhashchikh k Sankt-Peterburgskoi eparkhii. SPb. : Tip. Ia. Treia, 1856.

Shmelev I. S. Staryi Valaam // Sever. 1991. № 9. S. 25–66.

Ianson M. A. Valaamskie startsy. Berlin : Izd-vo «Za tserkov'», 1938.

Mihailova L. Kynttilät jälleen palavat // Carelia. 1992. No. 8. S. 77–83.


Михайлова Лариса Владимировна — кандидат философских наук, доцент кафедры философии и социально-экономических дисциплин Карельской государственной педагогической академии.

Mikhailova Larisa Vladimirovna, Candidate of Science (philosophy), assistant professor of the Philosophy and Social and Economical Disciplines Department of the Karelian State Pedagogical Academy.

E-mail: Larisa.Mihailova@gmail.com


Библиограф. описание: Михайлова Л. В. Валаам и другие идентичные сакральные пространства русской культуры [Электронный ресурс] // Информационно-гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2011. № 3 (май — июнь). URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2011/3/Mikhailova_Valaam/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: дд.мм.гггг).



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»