Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / №5 2011

Криворученко В. К. История Московской чрезвычайной комиссии: рецензия

УДК 930.23

Krivoruchenko V. K. The History of Moscow Extraordinary Commission: A Review

Аннотация ◊ Автор рецензирует монографическое издание «МЧК: Московская чрезвычайная комиссия», автор кандидат исторических наук М. А. Яковлева. В книге рассматривается история образования МЧК, её организационная структура и кадровый состав, взаимодействие с партийными и иными советскими органами, даётся общая характеристика деятельности МЧК, освещаются её основные направления.

Ключевые слова: чрезвычайная комиссия, советская власть, контрреволюция, диктатура пролетариата, чекист.

Abstract ◊ The author reviews a monograph “MChK: Moskovskaia chrezvychainaia komissiia” (MCheka: Moscow Extraordinary Commission) by a Candidate of Science (history) M.A. Iakovleva. The book considers the history of formation of Moscow Cheka, its organizations structure and professional personnel, interaction with the Party’s and other Soviet bodies. The general characteristics of Moscow Cheka’s activity is presented, its main trends are shown.

Keywords: extraordinary commission, Soviet power, counterrevolution, dictatorship of the proletariat, chekist.


В ноябре 2010 г. в диссертационном совете по историческим наукам при Московском гуманитарном университете М. А. Яковлева защитила кандидатскую диссертацию «Организация и деятельность Московской чрезвычайной комиссии. 1918–1922 годы»[1]. Менее чем через год вышла её монография. Редакция информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение» публикует рецензию на новое издание.


Историографию отечественной истории пополнила объёмная монография кандидата исторических наук Марии Александровны Яковлевой «МЧК. Московская чрезвычайная комиссия»[2], подготовленная в Московском гуманитарном университете. Фактически это первая и единственная научная монографического жанра работа по истории Московской чрезвычайной комиссии от её возникновения до реорганизации Объединённое государственное политическое управление, охватывающее все стороны, направления, формы и методы деятельности. Автор аргументировано отразил практику, механизм, технологию борьбы чекистов с контрреволюцией, со спецслужбами иностранных государств против молодой советской республики. Московская ЧК являлась частью Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности, но её деятельности проявились особенности масштабного проведения чекистской работы в столице, самом крупном городе, в центре всероссийской государственной власти.

Следует отметить, что в научной литературе и политических оценках не устоялось единое мнение о месте и роли Всероссийской чрезвычайной комиссии[3], об отношении к её деятельности: одни оправдывают появление ВЧК как единственно возможное в тех условиях средство непримиримости к врагам; другие усматривают лишь негативные стороны, изображают её как олицетворение «большевистского террора», беззакония, жестокости и насилия. Читаемая мною книга содержит неопровержимый материал о том, что насилие и террор проявляли прежде всего сторонники старого режима при поддержке и соучастии мирового империализма. Но привлекательно то, что учёная нисколько не обеляет допущенные властью перегибы и в этой связи опровергает неуклюжие попытки представить деяния периода культа личности как повторение и продолжение практики ВЧК.

В изучении истории российских спецслужб автор рецензируемого труда проявляет глубокое, я бы сказал — чувственное понимания истории, которая на том периоде оправдывала превращение спецслужб в неотъемлемый элемент государства. Здесь нужна объективная историческая правда, и я её вижу на страницах монографии. Автор сумела показать, как последовательно реформировалась система ЧК, происходили преобразования её структуры, осуществляемых задач и форм деятельности адекватно изменениям в жизнедеятельности Советского государства, его внутренней и внешней политики, условиям Гражданской войны и иностранной военной интервенции, военного коммунизма. Сама обстановка в стране, утверждение нового государства превратили органы ВЧК в основной инструмент ожесточенной борьбы с противниками Советской власти.

Монография своим содержанием приводит к осознанию того, что опыт первых лет существования Советской власти несёт в себе немало того, что пригодно современности в практическом плане. В частности, жесткое преследование совершавших должностные и экономические преступления положительно влияло на укрепление и качественную работу государственного аппарата, чего в наши дни явно не хватает.

В монографии, естественно, представлена историография. Если требовательно подходить к ней, то надо признать, что научная история МЧК за весь период её существования не создана, и это подчёркивает значимость рецензируемой монографии. В определённой мере это компенсировалось историографией ВЧК, но столь крупная структура Советской власти имела большое полотно деятельности, свои особенности, оставила заметный след в отечественной истории. Это и вывело автора на исследование Московской чрезвычайной комиссии, её становления и деятельности по обеспечению государственной безопасности в Москве и Московской губернии, по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией, преступлениями по службе, провести комплексный анализ становления и функционирования МЧК.

В монографии проанализированы исторические условия, в которых происходило создание и деятельность ММЧК; выявлены объективные причины её создания, рассмотрены различные аспекты конкретного исторического этапа развития Советского государства, выявлены объективные предпосылки для образования специальной службы столицы.

В работе охарактеризовано организационное строительство МЧК в условиях Гражданской войны и осуществления политики военного коммунизма, выявлены её роль и место в системе государственной и городской власти, обстоятельно рассмотрены формы и методы государственного и партийного влияния на деятельность МЧК.

Полно и обстоятельно охарактеризованы такие стороны и направления деятельности МЧК: по борьбе с антибольшевистскими силами и движениями, противодействию спекуляции и преступлениям по должности; информационно-аналитическому обеспечению руководства города и на этой основе прослежен её генезис как особого социального и правоохранительного института.

Хронологические рамки монографического исследования охватывают весь период деятельности МЧК как самостоятельного органа в рамках ВЧК, так и в период, когда эти две комиссии были объединены в одну структуру.

Как видно из анализа рецензируемой монографии методологической основой исследования стали принципы историзма, объективности, достоверности, системности, типичности исследуемых явлений, автор опирался на всю совокупность общественного знания. Общенаучные методы позволили представить исследуемую проблему как единый процесс в контексте исторической обстановки рассматриваемого периода, выявляя при этом конкретные особенности развития института чрезвычайных комиссий на каждом историческом отрезке времени. Междисциплинарный подход к историческому исследованию позволил учесть требования таких областей наук, как история, хронология, право, социология, политология. Проведение анализа и синтеза, осуществлено с учетом недостаточной сохранности и засекреченности многих документов. Специфика деятельности ЧК, привязанность их задач, форм и методов деятельности к определенным условиям и ситуациям инициировали применение метода сопоставления, контент-анализа документов и материалов.

Вместе с тем деятельность МЧК строилась и проводилась на основе методологии марксизма-ленинизма, коммунистической идеологии, отсюда автор учитывал, что марксистско-ленинская методология являлась руководящей, обязательной, отступление от неё сурово пресекалось. В методологическом плане исследование истории деятельности МЧК потребовало от автора вновь проанализировать произведения В. И. Ленина, документы Центрального Комитета РКП (б), Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета, Совета Народных Комиссаров РСФСР, документы партийных и советских органов города Москвы и Московской губернии, понять и оценить их как текущие документы исследуемого периода и с учетом современного состояния исторической науки, объективных оценок истории Октябрьской революции, создания общества и государства социалистического типа и в данном контексте истории Чрезвычайных комиссий как явления, рожденного революцией и Советской властью.

Цельность и достоверность проведённого исследования во многом объясняется совокупным рассмотрением «белого» и «красного» террора, деяний контрреволюционеров, некоммунистических партий, иностранных разведок, причинённого ими вреда народу, обществу и действиями государства по их защите, укреплению обороноспособности. Это обеспечивается, как видится рецензенту, достоверностью и объективностью исследования, а это, в свою очередь, даёт автору возможность присоединить своё мнение к оценке применявшихся жесточайших мер — высшей меры наказания в форме расстрела, взятия заложников, преследований по политическим соображениям, к осознанию справедливости и ошибочности действий власти по запрету некоммунистических организаций, установлению системы однопартийности.

М. А. Яковлева придерживается мнения о том, что действия Советской власти были адекватны ситуации и обстановке конкретного времени, но проявленная жестокость не всегда была оправдана, при любых обстоятельствах сила власти в применении законности, а не в использовании всякого рода внесудебных расправ, тем более, что государство в период своего рождения и первоначального становления не имело возможности укомплектовать органы безопасности подготовленными и даже просто грамотными людьми, не правомерным было руководствоваться «революционным чутьем» и классовым происхождением. Это позволило рассмотреть процесс формирования и деятельности органов МЧК как результат воздействия объективных и субъективных факторов в конкретно-исторических условиях.

Можно обоснованно говорить о том, что монография представляет комплексное историческое исследование, основывающееся на представительной источниковой базе — опубликованных и архивных материалах. Прежде всего это документы и материалы Центрального архива общественно-политической истории Москвы (ЦАОПИМ) и Центрального государственного архива Московской области (ЦГАМО). Ценность монографии в публикации на 60 страницах фотоснимков архивных документов, на которых был пропечатан гриф «совершенно секретно».

Проведенным исследованием установлено, что в течение 1918–1921 гг. МЧК занимала одно из важнейших мест в московском государственном аппарате управления. По мнению автора объективными причинами возникновения МЧК явилась совокупность исторических, политических и социально-экономических факторов, характеризовавших обстановку в стране и в столице в течение первых месяцев после Октябрьской революции. Образования чекистских органов проходило в контексте распада старой и создания новой государственности, с качественными отличиями которой от прежних государственных форм было неразрывно связано возникновение нового типа специальной службы в виде ВЧК с аппаратом местных ЧК, в Москве — МЧК.

Автор монографии устанавливает, что в период Гражданской войны органы МЧК создавались и комплектовались кадрами в срочном порядке, все силы этой организации были в кратчайшие сроки нацелены на борьбу с контрреволюцией и должны были максимально обеспечить целостность и гарантированность последующего существования Советской власти в Москве и губернии. МК РКП (б) и Моссовет превратили МЧК в строго централизованный боевой аппарат, укомплектованный особо подобранными кадрами. Планомерная апробация структуры, оптимизация методов работы и расширение масштаба деятельности МЧК обеспечили ликвидацию основных контрреволюционных и спекулятивных сил в московском регионе. МЧК сумела выявить и нейтрализовать большинство крупных антисоветских подпольных организаций, а также устранить небольшевистские партии, обеспечивая тем самым условия для однопартийности.

Делается вывод, что основным принципом деятельности органов МЧК стало партийное руководство, которое позволило создать условия для проведения политики партии большевиков в строительстве социалистического государства. В ходе совершенствования структуры МЧК партийные и советские органы получили широкие возможности для контроля как за деятельностью МЧК, так и за ее финансированием.

По мнению автора, определяющей чертой органов безопасности являлась жесткая централизация, оптимальная структура, идеологическая направленность. С первых дней своего существования МЧК решала сложные задачи, прежде всего выявление и пресечение антисоветской деятельности. На основе изучения документов делается вывод о том, что сотрудники МЧК отдавали все силы защите завоеваний революции, защите государственного строя. При этом факты говорят о том, что условия работы чекистов были неимоверно тяжелы — при постоянной нехватке кадров, скудном питании они работали порой без отдыха, отпусков. Исследованный материал позволяет говорить, что, мужественно преодолевая трудности и опасности, московские чекисты сумели с честью выполнить возложенные на них задачи.

Наряду с выявлением фактов конкретной деятельности проведён анализ организационной структуры органов чрезвычайных комиссий на территории столицы и губернии. Руководящую роль по отношению к МЧК играли Коммунистическая партия, ее Центральный Комитет, Московский комитет РКП (б) и Московский Совет, непосредственно В. И. Ленин. Политическое руководство органами госбезопасности рассматривалась правящей партией через призму проведения в жизнь своей политики и решений Советского правительства. ЦК РКП (б) официально признавал, что «ЧК созданы, существуют и работают лишь как прямые органы партии, по её директивам и под её контролем»[4]. Московская ЧК действовала в рамках Московского Совета при руководящих установках Московского комитета РКП (б). МК РКП регулярно рассматривал вопросы борьбы с контрреволюцией, заслушивал доклады и сообщения руководящих работников МЧК, ставил перед ними конкретные задачи. Одним из важнейших направлений деятельности партийной ячейки МЧК было воспитание чекистов в духе коммунистической идейности, преданности делу революции. Перед московскими чекистами ставилась задача не только самим овладеть марксизмом-ленинизмом, но и пропагандировать коммунистическую идеологию среди населения. Позитивной стороной организации деятельности МЧК была её связь с трудящимися, с населением, большое значение для укрепления связи с массами имели созданные в 1920 г. рабочие группы МЧК. Большое значение имело то, что работа чекистов широко освещалась в московских газетах и журналах.

Автор утверждает, что деятельность МЧК осуществлялась в основном в рамках существовавшей нормативной базы, чекисты следили за соблюдением советских законов гражданами, должностными лицами и учреждениями, наказывали всех, кто посягал на политические и экономические основы жизни советского общества. При МЧК было создано юридическое бюро, которое наблюдало за правильным ведением следствия, за своевременным применением меры пресечения в отношении лиц, содержавшихся под стражей. МЧК наказывала сотрудников, совершивших злоупотребления, нарушавших законы, дискредитировавших звание советского чекиста.

Одновременно в монографии подчёркнуто, что своими действиями контрреволюция заставила Советское государство перейти к вооруженной защите, уничтожению противников нового строя, директивному установлению диктатуры пролетариата, который в ту пору был единственной революционной силой, принявшей новый строй, новую власть, признавшей социалистический путь развития и укрепления страны.

Автор монографии делает новое прочтение ленинских работ по вопросам борьбы с контрреволюцией в контексте исследованных вопросов и говорит о справедливости, объективности и своевременности ставившихся им задач перед ВЧК и требований борьбы с контрреволюцией и прочими противниками социалистического строя, диктатуры пролетариата, политики партии и государства, доказывает ненаучность приёмов, когда исследователи вырывают из контекста ленинские фразы, оперируя которыми создают ложное представление о диктаторстве Советской власти и Коммунистической партии. Ленинские положения, касающиеся борьбы с врагами социалистического строя, рассматриваются в сочетании с требованием строжайшего соблюдения советского законодательства и применения мер наказания к тем работникам советского аппарата, которые нарушают законы, допускают не санкционируемые меры к людям, которым предъявляются обвинения в их деяниях.

М. А. Яковлева показывает, что цели, задачи, организация Чрезвычайных комиссий не были раз и навсегда данными, они корректировались с учётом обстановки в стране, требований защиты государства. В первые два месяца своего существования ВЧК, а, следовательно, и МЧК имела санкцию только на осуществление розыска и на производство предварительного следствия. В связи с обострением внешнеполитической и внутренней обстановки в стране, возникновением реальной угрозы существованию Советской власти в феврале 1918 г. полномочия чекистских органов были существенно расширены, они призваны были осуществлять принятый Совнаркомом декрет «Социалистическое Отечество в опасности!», который предусматривал ряд чрезвычайных мер по укреплению безопасности страны, в том числе восьмой пункт: «Неприятельские агенты, спекулянты, громилы, хулиганы, контрреволюционные агитаторы, германские шпионы расстреливаются на месте преступления»[5]. С этого времени чрезвычайные комиссии по решению высшего органа Советской власти осуществляли непосредственную расправу над обозначенными в декрете врагами и преступниками. Но до июля органы ВЧК использовали право на расстрел лишь в отношении нескольких уголовных бандитов и крупных спекулянтов, к политическим противникам эта мера наказания не применялась. И только после серьёзного обострения обстановки летом 1918 г., когда почти три четверти территории страны было в кольце фронтов, страна оказалась отрезанной от основных хлебных, топливных и продовольственных ресурсов, участились заговоры белогвардейских офицеров и кулацкие мятежи, когда противники Советской власти развязали кровавый террор, в результате которого погибли многие коммунисты, советские работники, преданные делу революции рабочие, красноармейцы, крестьяне-бедняки[6], органы ЧК стали осуществлять репрессии и в отношении политических противников — организаторов и активных участников военных заговоров и мятежей. Одновременно ей было предоставлено право брать заложников из числа бывших помещиков, капиталистов, жандармов, полицейских, крупных сановников и уклонявшихся от мобилизации офицеров. И лишь 5 сентября 1918 г., подчёркивает автор, после убийства председателя Петроградской ЧК М. С. Урицкого и покушения на В. И. Ленина Совет Народных Комиссаров принял постановление о красном терроре, отметив, что при сложившейся в стране обстановке обеспечение безопасности таким путём является прямой необходимостью и поставил перед ЧК задачу изолировать классовых врагов в места лишения свободы, а к причастным к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам применять расстрел.

Автор доказательно говорит о том, что обстановка в стране, активизация действий контрреволюции побуждали к расширению карательных прав органов ЧК. Вместе с тем органы МЧК порой превышали права и полномочия. Наделение любого человека большими правами чревато опасностями недобросовестного ими пользования. В этой связи проведенное исследование позволяет автору присоединиться к тем представителям власти, которые выступали за ограничение прав ЧК, особенно в вопросах применения мер наказания, прежде всего расстрелов.

М. А. Яковлева обращает внимание на то, что на органы ЧК помимо основных задач борьбы с контрреволюцией и иностранными разведками, Советской власти возлагался широкий круг вопросов, которыми должны были заниматься иные органы. Партия и правительство, пойдя на образование ЧК, первоначально поставили перед ними задачу бороться с происками контрреволюционеров и саботажников. Впоследствии, также исходя из поставленных жизнью проблем, в их компетенцию передавались вопросы борьбы со спекуляцией, должностными преступлениями, шпионажем, бандитизмом, с внешнеполитической разведкой. На органы ЧК возлагалась обязанность пресечения наиболее опасных уголовных преступлений — разбоя, хулиганства, продажи и скупки оружия, изготовления и сбыта фальшивых денег, хищения социалистической собственности, наркобизнеса и подобных антигосударственных деяний, оказания содействия милиции в охране революционного порядка. Затем в сферу деятельности ЧК включались вопросы общегосударственного значения, например, наблюдать за проведением в жизнь декретов и распоряжений Советской власти. СНК давал ЧК разного рода временные задания, которые также существенно растворяли специфику этих органов, превращали их в обычные органы власти. Нагромождение вопросов общегражданского характера на ЧК приводило к преувеличению их места и роли в государстве и в определенной мере вело к допущению ими ошибок.

Автор монографического издания делает вывод о том, что Советская власть вела поиск наиболее приемлемых форм организации борьбы с контрреволюцией, опробовала различные организационные структуры, добивалась их разумной деятельности.

В заключении работы автор говорит о том, что партия и народ направляли на работу в Чрезвычайные комиссии лучших своих сынов — людей отважных, верных революционному долгу. Большинство сотрудников ВЧК были посланцами заводов, фабрик, Красной Армии. Сотрудники Московской чрезвычайной комиссии являлись верными солдатами революции. Трудной, полной опасностей была их каждодневная работа, но убежденность в правоте строительства нового общества, понимание своего долга перед Родиной и народом, ненависть к врагам пролетариата сделали их несгибаемыми борцами, людьми редкостного мужества и бесстрашия. Не жажда романтики, а суровая необходимость, неумолимая логика борьбы превратили их в верных защитников революции, ее героев (с. 193).

Таким образом, монография сыграла свою роль первой попытки комплексного исследования истории Московской чрезвычайной комиссии. Именно попытки, она открывает возможности и необходимость дальнейшего исследования этого важного явления в отечественной истории. В предисловии к монографии начальник Управления ФСБ России по городу Москве и Московской области генерал-полковник В. Н. Захаров пишет, что история Московской чрезвычайной комиссии, сформулированная в этой книге, будет способствовать сохранению преемственности лучших чекистских традиций.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Яковлева М. А. Организация и деятельность Московской чрезвычайной комиссии. 1918–1922 годы : автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 2010; Яковлева М. А. Организация и деятельность Московской чрезвычайной комиссии. 1918–1922 годы : дис. … канд. ист. наук. М., 2010.

[2] Яковлева М. А. МЧК: Московская чрезвычайная комиссия. М. : ООО «Издательство Элит», 2011. 260 с. ISBN 989-5-902406-16-7.

[3] ВЧК СНК РСФСР — Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совете Народных Комиссаров РСФСР (1917–1922). Образована 7 (20) декабря 1917 года. Ликвидирована с передачей полномочий Государственному политическому управлению (ГПУ НКВД РСФСР) при НКВД РСФСР 6 февраля 1922 года // ВЧК при СНК РСФСР [Электронный ресурс] // Википедия : Свободная энциклопедия. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/ВЧК_при_СНК_РСФСР (дата обращения: 8.09.2011).

[4] Переписка Секретариата ЦК РКП (б) с местными партийными организациями. Январь — март 1919 г. : Сборник документов. М. : Политиздат, 1971. Т. 6. С. 62.

[5] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 358.

[6] В июне 1918 года контрреволюционеры расстреляли в 22 губерниях РСФСР 824 человека, июле — 4141, августе — 339, сентябре — свыше 6 тысяч, и это не считая многих тысяч погибших при массовых расстрелах рабочих. В селе Александров-Гай Новоузенского уезда Самарской губернии белоказаки за один день расстреляли 675 пленных красноармейцев. Убийства нередко сопровождались жестокими пытками: у арестованных выкалывали глаза, отрезали носы, уши, ломали пальцы, выкручивали ноги и руки, разбивали черепа. См.: Красная книга ВЧК : В 2-х т. / Научная редакция, предисловие, комментарии доктора исторических наук, профессора А. С. Велидова. Изд. 2-е, уточненное М. : Политиздат, 1989. Т. 1. С. 6.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ВЧК при СНК РСФСР [Электронный ресурс] // Википедия : свободная энциклопедия. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/ВЧК_при_СНК_РСФСР (дата обращения: 8.09.2011).

Красная книга ВЧК : в 2-х т. / Научная редакция, предисловие, комментарии доктора исторических наук, профессора А. С. Велидова. Изд. 2-е, уточненное М. : Политиздат, 1989. Т. 1.

Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35.

Переписка Секретариата ЦК РКП (б) с местными партийными организациями. Январь — март 1919 г. : Сборник документов. М. : Политиздат, 1971. Т. 6.

Яковлева М. А. МЧК: Московская чрезвычайная комиссия. М. : ООО «Издательство Элит», 2011. 260 с. ISBN 989-5-902406-16-7.

Яковлева М. А. Организация и деятельность Московской чрезвычайной комиссии. 1918–1922 годы : автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 2010.

Яковлева М. А. Организация и деятельность Московской чрезвычайной комиссии. 1918–1922 годы : дис. … канд. ист. наук. М., 2010.


BIBLIOGRAPHY (TRANSLITERATION)

VChK pri SNK RSFSR [Elektronnyi resurs] // Vikipediia : svobodnaia entsiklopediia. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/ВЧК_при_СНК_РСФСР (data obrashcheniia: 8.09.2011).

Krasnaia kniga VChK : v 2-kh t. / Nauchnaia redaktsiia, predislovie, kommentarii doktora istoricheskikh nauk, professora A. S. Velidova. Izd. 2-e, utochnennoe M. : Politizdat, 1989. T. 1.

Lenin V. I. Poln. sobr. soch. T. 35.

Perepiska Sekretariata TsK RKP (b) s mestnymi partiinymi organizatsiiami. Ianvar' — mart 1919 g. : Sbornik dokumentov. M. : Politizdat, 1971. T. 6.

Iakovleva M. A. MChK: Moskovskaia chrezvychainaia komissiia. M. : OOO «Izdatel'stvo Elit», 2011. 260 s. ISBN 989-5-902406-16-7.

Iakovleva M. A. Organizatsiia i deiatel'nost' Moskovskoi chrezvychainoi komissii. 1918–1922 gody : avtoref. dis. … kand. ist. nauk. M., 2010.

Iakovleva M. A. Organizatsiia i deiatel'nost' Moskovskoi chrezvychainoi komissii. 1918–1922 gody : dis. … kand. ist. nauk. M., 2010.


Криворученко Владимир Константинович — доктор исторических наук, профессор, заместитель начальника Управления аспирантуры, докторантуры и научной работы Московского гуманитарного университета, главный научный сотрудник Московского городского университета управления Правительства Москвы, академик Академии гуманитарных наук, член-корреспондент Российской академии естественных наук, академик Национальной академии ювенологии. Тел.: +7 (499) 374-68-87.

Krivoruchenko Vladimir Konstantinovich, Doctor of Science (history), professor, the vice-chief of the Postgraduate / Doctoral Education and Scientific Work Board at Moscow University for the Humanities, main scientific fellow at Moscow Government Moscow City University, member of the Academy of the Humanities, corresponding-member of the Russian Academy of Natural Sciences, member of the National Academy of Juvenology. Tel.: +7 (499) 374-68-87.

E-mail: vk.mosgu@gmail.com


Библиограф. описание: Криворученко В. К. История Московской чрезвычайной комиссии: рецензия [Электронный ресурс] // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2011. № 5 (сентябрь — октябрь). URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2011/5/Krivoruchenko_Moscow_Extraordinary_Commission/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: дд.мм.гггг).



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»