Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / №4 2013

Юрков А. А. Симбиоз компьютера и сети Интернет

УДК 008 ; 130.2

Yurkov A. A. The Symbiosis of Computer and the Internet

Аннотация ◊ Статья посвящена вопросу развития компьютеров, компьютерных технологий и сети Интернет, которые в своем «симбиозе» образовали виртуальную компьютерную реальность. Интернет, как способ коммуникации людей, рассматривается в качестве ключевого фактора, изменившего представление о возможных «фантоматических» мирах С. Лема. Сеть Интернет также рассматривается на основе понятия «ризома». Современное состояние данного понятия точно отражают следующие принципы: принцип «связи и гетерогенности» (connection and heterogeneity), принцип «множественности» (multiplicity), принцип «незначащего разрыва» (asignifying rupture) и принцип «картографии и декалькомании» (cartography and decalcomania) (метахромотипия). Выделяются три вида деятельности пользователей сети Интернет: познавательная, коммуникационная и сотрудническая, а также различные виды взаимодействия «один на один» (от англ. one-to-one), взаимодействие «один ко многим» (от англ. one-to-many), взаимодействие «многие ко многим» (от англ. many-to-many).

Ключевые слова: компьютер, Интернет, сеть, ризома, взаимодействие, коммуникация, информация, виртуальная компьютерная реальность, фантомология, фантоматические миры.

Abstract ◊ The article covers the issue of the development of computers, computer technologies and the Internet, which have formed a virtual computer reality in their “symbiosis”. The Internet as a mean of people’s communication is considered as a key factor that has changed the concept of possible “fantomatic” worlds of S. Lem. The author examines the Internet on the basis of the concept of rhizome. The following principles precisely reflect its up-to-date state: the principle of connection and heterogeneity, the principle of multiplicity, the principle of asignifying rupture and the principle of cartography and decalcomania. Three types of Internet users’ activity are highlighted: cognitive, communicative and collaborative ones. The researcher also determines various kinds of interaction such as “one-to-one”, “one-to-many” and “many-to-many”.

Keywords: computer, Internet, network, rhizome, interaction, communication, information, virtual computer reality, fantomology, fantomatic worlds.


Виртуальная компьютерная реальность на сегодняшний момент представляет собой «симбиоз» двух важнейших технических и технологических средств нашего времени: компьютера и сети Интернет. Компьютер многократно ускорил и упростил решение различных (как повседневных, так и узкоспециальных) задач. Интернет, в свою очередь, изменил представление человека о возможностях и способах передачи и приема информации. Возникшая же виртуальная компьютерная реальность реализовала в себе идеи о создании сетевого общества, которое во многом копирует реальное общество, но имеет свои специфические особенности (Бабочкин, Камалдинова, 2012: 41–45).

Г. С. Барди и Ф. Коифе связывают появление виртуальной компьютерной реальности с именем Мортона Хейлига и его изобретением под названием «Сенсорама» (Burdea, Coiffet, 2003). Пользователь «Сенсорамы» ощущал себя мотоциклистом, который едет по улицам Нью-Йорка. Во время движения имитировались запахи, движение ветра, звуки, а попадая в виртуальные выбоины на дороге, «мотоциклист» чувствовал вибрацию. Однако такая виртуальная компьютерная реальность строилась при помощи заранее разработанного видеоряда, а значит, не могла попадать под современное определение, где основным признаком при ее построении является использование компьютера и возможность взаимодействия с другими людьми.

Первые же попытки по созданию виртуальной компьютерной реальности посредством компьютерных технологий предложил Иван Сазерленд в работе «Идеальный дисплей», выступая на конгрессе Международной федерации по обработке информации (IFIP — International Federation of Information Processing) в 1965 году (Sherman, Craig, 2003). Сазерленд описывал концепт дисплея, при помощи которого в создаваемом мире возможно взаимодействие с объектами, при одновременном несоблюдении физических законов реального мира. Работа Сазерленда, при непосредственном участии автора, послужила своеобразным толчком к разработке новых и более сложных виртуально-информационных реальностей при помощи компьютеров.

В 1970-е гг. Мирон Крюгер (Myron Krueger) вводит термин «искусственная реальность» (Craig, Sherman, Will, 2009), которая отличается от ранее разрабатываемых тем, что нахождение в такой искусственной реальности не предполагает использование специальных, очков, дисплеев или перчаток. Основываясь на положении тела пользователя, компьютер генерирует окружение, звуки и другие образы для создания более убедительного виртуального мира (Heim, 1998).

Затем Уильям Гибсон для описания сетевого пространства впервые использует термин «киберпространство» (cyberspace) в 1982 году в сборнике рассказов «Сожжение Хром» (Burning Chrome). Однако сам термин получил широкое распространение только в 1984 году с выходом его романа под названием «Нейромант» (Neuromancer) (Ivory, 2012). В понимании Гибсона киберпространство это не мир, который разрабатывается только для одного человека, а мир, в котором люди могут взаимодействовать посредством согласованных галлюцинаций. Идеи Гибсона послужили в дальнейшем основой и своеобразным вектором развития виртуальных компьютерных реальностей, при разработке которых учитывалась именно онлайн (от англ. on-line — осуществляемый в режиме реального времени через Интернет) коммуникация между пользователями. В связи с такой особенностью, киберпространством стало называться и интернет-пространство, которое изначально разрабатывалось как коммуникационная сеть, и игровые сетевые миры, отображающие как 2D, так и 3D пространство.

Однако само понятие «виртуальная реальность» появилось только в середине 80-х годов и было введено Джароном Ланье (Jaron Lanier), одним из известнейших специалистов в области виртуальной компьютерной реальности и основателем VPL Research, первой компании, которая занималась разработкой технологий виртуальной компьютерной реальности. Именно Джарон Ланье не только описывал виртуальную компьютерную реальность как место, где люди смогут работать и взаимодействовать посредством компьютерных технологий (The New Earth Reader, 1999), но и смог реализовать свою идею. Понимание виртуальной компьютерной реальности как мира, связывающего людей по всей планете, стало возможным не только благодаря появлению компьютеров нового поколения, но также и одновременным развитием Интернета.

Если опираться на современное определение виртуальной компьютерной реальности, как мира, генерируемого компьютером, то, в таком случае, отправной точкой следует считать выход книги Станислава Лема «Сумма технологии» (1964). В главе, названной Лемом «фантомология», автор задается вопросом о создании такой действительности, которая не отличалась бы от нормальной действительности для живущих в ней живых существ, но подчинялась бы другим законам (Лем, 2004). Определяя в свою очередь действие фантоматики как искусства с обратной связью, Лем подчеркивает, что благодаря такой технологии она превратит пассивного зрителя в активного участника, т. е. участник фантоматической машины будет переживать определенный опыт, который может быть каким угодно вследствие любых заранее программированных событий. При этом окружающие такого участника — люди и их поступки должны быть в достаточной степени независимы, чтобы создать наиболее правдоподобную иллюзию реальности происходящего. Главное же отличие фантоматического действа от, например, сновидения, в том, что все происходящие события будет создавать не мозг человека, который подвергся фантоматизации, а сама машина. Вследствие погружения в такую достоверную информационную реальность и наличием у фантоматической машины некоего подобия искусственного интеллекта возникает проблема достоверности того мира, в котором находится человек. Если человек, находясь в таком искусственно созданном мире, попытается выяснить его искусственность, то не сможет обратиться за помощью к другим людям. Его подозрения, озвученные людям, которые являются частью машины, спровоцируют ответные действия, которые будут направлены на то, чтобы убедить человека в подлинности иллюзорного мира. Станислав Лем справедливо резюмирует, что фантоматический мир является миром полного одиночества. Так же, как и во сне, невозможно, чтобы в таком мире одновременно находилось более одного человека. Стоит отметить, что мир полного одиночества в фантоматическом мире Станислава Лема — это мир, до интеграции Интернета практически во все сферы человеческой деятельности. Интернет, как средство коммуникации позволяет огромному числу людей быть вовлеченными в сетевые миры, хотя и не такие совершенные, как описываемые у автора «Суммы технологии». Это в свою очередь ведет к тому, что сотворение зла ближнему в фантоматическом мире невозможно, однако становится вполне реальным с внедрением Интернет-технологий.

Даже несмотря на иллюзорность фантоматического мира и нахождением в таком мире только одного человека, чьи агрессивные поступки никак не влияют на других людей, Лем говорит о необходимости внедрения цензуры, которая предотвращала бы попытки негативных действий. Такая цензура является следствием предположения о том, что возможность проявления негативных действий позволяет участнику инфор­мационной реальности не столько «разрядиться», сколько будет побуждать к повторению таких действий в реальном мире. А возможность повторения преступлений служит при этом замечательной площадкой для доведения задуманного преступления до совершенства. Однако, учитывая современные реалии и те возможности, которые предоставляет Интернет, можно отметить, что преступление можно осуществить уже в сетевом пространстве, т. е. удаленно, что в некоторых случаях приводит к негативным последствиям в реальном мире. Непосредственное влияние на других людей в фантоматическом мире невозможно — это является несомненным плюсом, так как исключается возможность негативных последствий для других людей. Стоит, однако, отметить, что такой фантоматический мир по всей вероятности не будет реализован, так как в настоящее время наблюдается все возрастающая тенденция, направленная на взаимодействие не с искусственными людьми виртуальной компьютерной реальности, а на взаимодействие человека с реальными людьми в виртуальной компьютерной реальности, представленными в ней в виде аватаров. Такая особенность современных сетевых миров создает совершенно новые отношения между её участниками, а также вполне разумную тревогу относительно не только возможных негативных действий, направленных на пользователя, но и его «уход» из социальной жизни общества, т. е. проблемы «одиночества» (Воскобойников, Рашидова, 2010).

Именно Интернет позволил реализовать ранее задуманные идеи виртуальной компьютерной реальности, как мира, в котором возможно не только одновременное присутствие сразу нескольких пользователей, но и их коммуникация. Без возможности такой коммуникации виртуальная компьютерная реальность так и осталась бы фантоматическим миром, где основная проблема колебалась бы не в рамках взаимодействия «человек-человек» посредством машины, а в рамках взаимодействия «человек-машина» посредством машины. Взаимодействие между людьми при дальнейшем развитии фантоматических миров, несомненно, обнаруживала бы в себе иные проблемы (невозможность доверия, невозможность проверки истинности искусственного мира), чем те, которые существуют на данный момент (взаимная агрессия, нетерпимость по отношению к собеседнику вследствие анонимности и др.).

Понимание сети Интернет, как инструмента, связывающего миллионы людей на всей планете, невозможно без осознания того факта, что её наличие стало возможным благодаря развитию науки и техники, а также все разрастающемуся пласту информации, который необходимо было каким-либо образом передавать и систематизировать. Стоит отметить, что Интернет — это не просто сеть, связывающая отдельные компьютеры между собой, наполненные массивом информации, а «сеть сети», которая обладает несколькими исключительными признаками: отсутствием какой-либо централизации, отсутствием иерархии подключенных к этой сети компьютеров, а также представляет собой открытую систему, способную изменять свою структуру.

Компьютер — это та машина, благодаря которой возможно подключение к сети и взаимодействие в ней. В связи с этим, развитие компьютерной техники и технологии является важнейшим фактором перехода к информационному обществу. Д. Морли (Morley, 2008) выделяет пять поколений в становлении и развитии компьютерной техники:

  • Первое поколение — примерно 1946–1957 гг.

Первое поколение знаменуется первыми компьютерами в виде огромных машин, занимающих много пространства. Они приводились в действие тысячами вакуумных колб, которые необходимо было периодически менять. Первые компьютеры могли решать только одну задачу, после чего их необходимо было вновь перепрограммировать, что занимало от нескольких дней до недель. Наиболее показательными были ENIAC (Electronic Numerical Integrator and Calculator — электронный цифровой интегратор и калькулятор) и UNIVAC (Universal Automatic Computer — универсальный автоматический компьютер).

  • Второе поколение — примерно 1958–1963 гг.

Второе поколение компьютеров характеризуется изобретением транзистора, действовавшего по принципу открывания и закрывания электрических цепей. Транзисторы позволили не только уменьшить площадь и вес компьютеров, но также удешевили их, сделали более мощными и что самое главное более надежными в эксплуатации.

  • Третье поколение — примерно 1964–1970 гг.

Третье поколение ознаменовалось использованием интегральных микросхем или ИС взамен использования только транзисторов. ИС позволила сгруппировать множество транзисторов и электрических цепей на единственном тонком кремниевом чипе, позволившим ещё больше повысить надежность компьютеров. Стоит отметить, что, начиная с 60-х годов, количество транзисторов на единицу площади увеличивалось вдвое каждые полтора года, повышая тем самым мощность компьютеров. Такой процесс также называется законом Мура, названый в честь Гордона Мура, пионера в области разработки ИС и основателя корпорации «Интел» (Schell, 2007). Кроме того в качестве средств ввода-вывода информации стали использоваться клавиатура и монитор взамен перфокарт. Для хранения информации стали использоваться магнитные диски.

  • Четвертое поколение — примерно с 1971 по настоящее время.

Технологический прорыв в 70-е годы позволил разместить ещё большее количество транзисторов на единицу чипа, что привело к изобретению микропроцессора в 1971 году. В сущности, микропроцессор содержит в своем ядре возможности целого компьютера, заключенный всего лишь в одном чипе. Под четвертое поколение попадают практически все имеющиеся на сегодняшний день компьютеры, в которых используется мышь и клавиатура для ввода информации, монитор и принтер для вывода информации. Четвертое поколение — тот тип компьютеров, благодаря которым поддерживается связь посредством Интернета.

  • Пятое поколение — настоящее время и далее.

Пятое поколение пока ещё не началось, но в его разработке участвуют многие ученые. Оно должно характеризоваться наличием у компьютера искусственного интеллекта, который позволил бы им обучаться, рассуждать и принимать самостоятельные решения. Пятое поколение также характеризуется появлением квантового компьютера, позволяющим решать определенные задачи за миллисекунды, в то время как современным компьютерам для этого понадобилось бы тысячелетия. Теория квантовых компьютеров основывается на использовании так называемых кубитов, взамен простых бинарных чисел (0 и 1). В теории «…каждый кубит может находится в суперпозиции двух состояний и преобразовывать их так, что это приводит к невероятно эффективному распараллеливанию решаемых задач. Квантовый компьютер всего с сотней кубитов должен справляться с расчетами, требующими больше байтов данных, чем звезд во Вселенной» (Мэтьюс, 2012: 13).

В свою очередь сеть Интернет зародилась не с появлением первого компьютера, а только в 70-е годы ХХ века. Развитие такого типа сети, которая была бы способна соединять компьютеры между собой, ознаменовалось двумя факторам: первый — изобретением микропроцессора (о чем было сказано выше), второй — созданием ARPAnet (ARPA — Advanced Research Project Agency — Агентство по перспективным исследовательским проектам), экспериментальной сети управления перспективного планирования научно-исследовательских работ Министерством обороны США.

Основное предназначение для изобретаемой технологии передачи данных заключалось в поиске возможности избежать сбоя новой телекоммуникационной системы в случае нападения (Шарков, 2012: 121–130). Причем по замыслу Министерства Обороны такая сеть должна была обеспечивать для правительства США возможность контроля и отдачи приказов даже после ядерной атаки (Windham, 2008).

Главное же новшество системы заключалось в том, что информация, хранящаяся на компьютерах, не помещалась только в одно место, а была «разбросана» во множестве дубликатов по всем компьютерам. При этом сами компьютеры, подключенные к сети, соединяются друг с другом не только напрямую, но и опосредованно, через неограниченное количество таких же подключенных компьютеров, т. е. выступающих в качестве звеньев единой цепи. Выход из строя одного из звеньев цепи не нарушало работу всей системы, так как необходимая информация всегда сможет обнаружиться через другое звено. При этом отсутствие иерархии в такой системе, ровно как и отсутствие центрального компьютера, определяющего главенство того или иного звена, позволяло существовать всем элементам сети на равных условиях.

В 1973 году DARPA (Defense Advanced Research Projects Agency — Управление перспективными исследовательскими программами в области обороны) инициировало исследовательскую программу, позволяющую компьютерам, которые работают в разных сетях, взаимодействовать между собой. В то время как APRAnet была только одной сетью, новый проект разрабатывался как «сеть сетей» (Sherman, Price, 2001).

На развитие Интернета также повлияли учебные заведения США, в основном университеты, которым была необходима связь между компьютерами, принимавшими участие в стратегических исследованиях. Образованная сеть получила название NSFNET (National Science Foundation Network — сеть Национального научного фонда) (Greiffenstern, 2010). Кроме того, важным шагом стало принятое решение о создании сетевых стандартов, в частности протокола обмена данными TCP/IP (Transmission Control Protocol/Internet Protocol — протокол управления передачей/межсетевой протокол, протокол обмена данными), который позволил соединить в одну структуру не только компьютеры США, но и вначале компьютеры Европы и Австралии, а затем и всего мира. Именно в этот период времени произошел переход сети от подконтрольной только военному агентству обороны США перспективной технологии, в разряд открытой и доступной международной системы. Системы, которая обеспечивает межкультурную коммуникацию (Титов, Лавриненко, 2012).

Не имея центра и иерархичности, где каждый отдельный элемент должен быть зависим от другого элемента с более высоким уровнем, сеть Интернет является системой только на технологическом уровне, а не на уровне восприятия. Объясняется это тем, что технологически сеть Интернет построена на базе компьютера, который состоит из элементов с иерархичной структурой. Создаваемая при этом сеть не является сетью как таковой, но становится виртуальным компьютерным пространством, в которую попадает пользователь. Кроме того Интернет, как пишет Ф. Фукуяма, рассматривают: «…не только как новую полезную технологию коммуникации, а как предвестника совершенно новой, неиерархической формы организации, в совершенстве удовлетворяющей потребности сложного, информационно насыщенного экономического мира» (Фукуяма, 2008).

Наиболее четко виртуальное компьютерное пространство характеризует понятие ризомы. Понятие ризома (от фр. rhizome — корневище) используется в ботанике для обозначения строения корневой системы; оно означает такую форму корневища, которая не обладает четко выраженным подземным стеблем. С выходом книги «Тысяча поверхностей» в 1980 году, французские постструктуралисты Ж. Делез и Ф. Гваттари выделяют ряд принципов, которые присущи ризоме: «связь и гетерогенность», «множественность», «принцип незначащего разрыва», а также «картография и декалькомания (метахромотипия)» (Deleuze, Guattari, Massumi, 2004). В такой системе отсутствует центральный корень, а вся сеть состоит из множества корней, центральных и не центральных одновременно. Их центральность заключается в том, что каждый из них может дать плодоносящий побег, а не центральность характеризуется тем, что в случае гибели такого корня, не страдает остальная корневая система. При этом сеть настолько сложна и разветвлена, что её полное уничтожение является трудновыполнимой задачей. Понятие ризома, достаточно тесно коррелирует с понятием сети Интернет, где также отсутствует центральный «корень» и гибель одного звена не приводит к гибели всей системы. Кроме того, достаточно интересным представляется наблюдение о включенности в такую систему корневища наилучшего и наихудшего, как-то: клубни и сорняки. И здесь понятие ризома достаточно точно отражает современное состояние сети Интернет, т. е. присутствия в ней и «клубней» и «сорняков».

Принцип «связи и гетерогенности» (connection and heterogeneity) ризомы характеризуется не столько возможностью любой точки корневища быть соединенной с любой другой, сколько несет в себе непреложность такого соединения. Кроме того показателен пример сравнения ризомы с деревом, которое берет свое начало из определенной точки (семени). Семя, из которого потом начинает расти дерево, закладывает определенный порядок его развития, фиксирует отправную точку его роста. Такой принцип не характерен и для сети Интернет, где узел сети не замыкается на самом себе, является общедоступным для любого другого узла. Также как и в ризоме, у сети Интернет отсутствует фиксированная отправная точки роста.

В свою очередь принцип «множественности» (multiplicity) раскрывается авторами через пример с марионеткой и кукловодом, где главенствующую роль играет не воля кукловода, а нити или «нервные волокна», соединяющие его с марионеткой. Иными словами кукла двигается не потому, что так захотел человек, а именно потому, что между ними существуют множественные связи, которые обеспечивают определенный отклик на осуществляемые человеком действия. Именно каналы и их множественность имеют значение, а не точка, из которой необходимо совершить действие. Такой принцип справедлив и для сети Интернет, где пользователю предоставляются практические неограниченные возможности в выборе канала связи. Также как и в ризоме, в сетевом пространстве Интернета главная роль отводится не узлам сети, а каналам связи, обеспечивающим доступ к необходимым узлам. Без таких линий, перекрестное взаимодействие пользователей в сети было бы невозможным, а киберпространство в таком случае являлось бы только массивом информации, а не виртуальной компьютерной реальностью. На уровне человек-виртуальное компьютерное пространство, таким каналом связи является компьютер, обеспечивающий передачу и прием информации.

Принцип «незначащего разрыва» (asignifying rupture) характеризуется отсутствием зависимости всей структуры от какого-либо узла. Даже если узел ризомы разорван, то сама структура продолжит действовать, а в дальнейшем либо восстановит линию, либо воспользуется новой. Данный принцип является основополагающим принципом сети Интернет, так как сеть изначально разрабатывалась под такое условие. Однако стоит отметить, что возможная двойственность такого условия и возможные негативные последствия проявились только с течением времени и были заметны не сразу. Так как сеть Интернет контролировалась военным ведомством в 70-е годы XX века, то принцип незначащего разрыва был необходим для существования всей системы при условии ядерной войны, где определенная информация не может быть уничтожена из-за уничтожения какого-либо узла. Однако в нынешнее время, ввиду разветвленности сети, распространяемая информация стала практически бесконтрольной и все попытки по её цензурированию или ограничению даже какой-либо её части — обречены на провал.

Принцип «картографии и декалькомании» (cartography and decalcomania) (метахромотипия) выражается в отсутствии заранее проложенных маршрутов. Ризома не имеет заранее закодированной модели роста, невозможно предугадать её дальнейшее развитие, так как она не является иерархичной структурой. В этом смысле Интернет реализуется по схожему принципу, так как каждый пользователь сам определяет свой путь для поиска необходимой информации, а значит, такой путь по-своему уникален. Карта открыта для новых маршрутов, а значит она «живая» и готова подстраиваться под возможные изменения. В сравнении с картой, калька это только образ карты, она «неживая», не может изменяться. Калька не создает ничего нового, а только копирует имеющиеся данные, которые не могут быть изменены. В этом смысле пространство Интернет выражает всю полноту свойств принципа «картографии и декалькомании», где в руках у каждого общая, но одновременно с этим и личная карта. Маршруты в сети Интернет заранее не построены и определяются лично пользователем (Морозова, Мирошниченко, 2010: 16–24).

В настоящее время Интернет предоставляет широкие возможности для различного рода деятельности человека. Однако, объединив различные деятельности в группы, можно выделить три основных вида активности:

  • познавательная;
  • коммуникационная;
  • сотрудническая.

Если пользователю нужна определенная информация, то ее поиск можно охарактеризовать как познавательную деятельность. При этом также возможна передача информации от пользователя пользователю, либо многим пользователям, что означает коммуникационную деятельность. В процессе коммуникации, пользователи могут выстраивать новые связи между уже имеющейся информацией, т. е. создавать новую информацию, что будет характеризоваться в качестве сотруднической деятельности (Воскобойников, Камалдинова, 2012: 103–107). В свою очередь сеть позволяет осуществлять все три вида деятельности как синхронно (в реальном времени или онлайн), так и асинхронно (не в реальном времени или офлайн). Вариативность видов деятельности в сети и возможность осуществления таких действий анонимно, ведет к тому, что человек должен действовать осознанно, что его действия должны быть основаны на ясных целях и убеждениях (Лавриненко, 2012). Ясные цели и убеждения могут прививаться постепенно, однако основное внимание этому трудоемкому процессу должно быть уделено в высших учебных заведениях, т. е. перед непосредственным вступлением во «взрослую жизнь». Как справедливо отмечает Э. Ш. Камалдинова: «…уместны и обоснованы авторские программы и методики, особенно те, в которых пластично сочетаются многообразные варианты движения студентов к знаниям и с помощью преподавателя, и в частичном самостоятельном поиске, и стимулированием полной самостоятельности студентов в поиске новых знаний» (Камалдинова, 2006: 80). При этом Интернет выступает в роли проводника и личного помощника, где пользователь сможет найти информацию по интересующему его предмету в любом уголке сети, взаимодействовать с другими пользователями синхронно, сразу получая необходимую информацию, либо асинхронно, подключаясь к сети Интернет через какой-либо промежуток времени. Роль Интернета как проводника заключается в поиске и, если это поисковая система, отображении наиболее релевантной информации. Роль помощника, в свою очередь, заключается в передаче данных через различные сервисы и их хранение в случае асинхронной передачи данных (Камалдинова, 2008: 3–7; Выборнова, Камалдинова, 2012: 310–313).

Стоит также отметить, что в случае асинхронной передачи данных, информация хранится долгое время, что позволяет обращаться к ней в любой момент. Так как действия в сети Интернет чаще всего определяются текстом, то хранение именно текстовой информации накладывает специфичный отпечаток на возможность доверительных отношений в группе (Бронников, 2011: 124–128). Так как обращение к информации доступно в любой момент времени, то доверие заслуживает лишь тот частник дискуссионной группы, который сможет доказать какую-либо спорную информацию, т. е. предоставить ссылку на соответствующий интернет-ресурс (Камалдинова, Сагитов, 2012: 239–244).

Еще одна особенность Интернета заключается в предоставляемом им типе взаимодействия, который может выражаться в следующих разновидностях:

  • Взаимодействие «один на один» — от англ. one-to-one (o2o).

Данная разновидность взаимодействия подразумевает переписку, закрытую от других людей, наподобие личных писем. Изначально подразумевается, что такую информацию сможет увидеть только тот, кому она предназначается.

  • Взаимодействие «один ко многим» — от англ. one-to-many (o2m).

Данное взаимодействие подразумевает общение одного человека с аудиторией, которая может свободно обращаться к информации, предоставленной пользователем.

  • Взаимодействие «многие ко многим» — от англ. many-to-many (m2m) (Fuchs, 2008).

Т. е. общее пространство доступно любому пользователю сети Интернет, где имеется возможность действовать сообща, для достижения какой-либо заранее поставленной цели. Информация в такой среде распространяется не просто от одного пользователя к другому (линейно), но провоцирует разнообразные столкновения между многими пользователями на различных уровнях, что усиливает такую нелинейность и происходящие в них процессы (Ситаров, 2005: 135–139).

Такие виды действий пользователей порождают вариативность пользовательского выбора, где он может выбрать те виды коммуникации, которые актуальны для него в данный период времени. Большое количество пользователей, которые находятся в сети, обеспечивают в свою очередь своеобразную гарантию того, что каждый сможет найти того человека или группу людей, которые будут ему интересны (Гришин, Воронова, 2012: 100–111). Более того, разнообразие способов передачи информации также способствуют «включению» индивида в виртуальное пространство сети, так как имеется возможность выбора канала связи с аудиторией. В зависимости от ситуации и той информации, которую пользователь хочет обнародовать, он может либо передать её открыто под своим именем и воспользоваться, например, социальной сетью, либо сделать это анонимно, воспользовавшись форумом.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Бабочкин, П. И., Камалдинова, Э. Ш. (2012) Социальная и культурная реальность современного российского общества // Философия и культура. № 8. С. 41–45.

Бронников, И. А. (2011) Политическая коммуникация в сети интернет и феномен WIKILEAKS // Управление мегаполисом. № 2. С. 124–128.

Воскобойников, А. Э., Камалдинова, Э. Ш. (2012) Социально-философская картина здоровья людей в современной культуре // Политика и общество. № 4. С. 103–107.

Воскобойников, А. Э., Рашидова, Т. Р. (2010) Понятие «одиночество» сквозь призму философских категорий // Знание. Понимание. Умение. № 2. С. 201–206.

Выборнова, В. В., Камалдинова, Э. Ш. (2012) К новой методологии отечественного образования // Знание. Понимание. Умение. № 1. С. 310–313.

Гришин, О. Е., Воронова, А. А. (2012) Инструментальная функция средств массовой информации и блогосферы в политическом информационном пространстве // PolitBook. № 1. С. 100–111.

Камалдинова, Э. Ш. (2006) Развивающее обучение в современном вузе // Знание. Понимание. Умение. № 1. С. 74–81.

Камалдинова, Э. Ш. (2008) Развивающее обучение: утопия или реальность? //Alma mater (Вестник высшей школы). № 3. С. 3–7.

Камалдинова, Э. Ш., Сагитов, Р. В. (2012) К механизму формирования мыслительной деятельности // Знание. Понимание. Умение. № 3. С. 239–244.

Лавриненко, В. Н. (2012) Духовная жизнь общества: социально-философское измерение // Знание. Понимание. Умение. № 3. С. 193–198.

Лем, С. (2004) Сумма технологии. М. : ООО «Издательство АСТ» ; СПб. : Terra Fantastica.

Морозова, Е. В., Мирошниченко, И. В. (2010) Сетевые сообщества в условиях чрезвычайных ситуаций: типы поведения акторов // Человек. Сообщество. Управление. № 4. С. 16–24.

Мэтьюс, Р. (2012) Кубиты готовятся к бою // Наука в фокусе. №12-1(14). С. 13–15.

Ситаров, В. А. (2005) Насилие и ненасилие // Знание. Понимание. Умение. № 1. С. 135–139.

Титов, В. А., Лавриненко, В. Н. (2012) О действенных механизмах межкультурной коммуникации // Философия и культура. № 3. С. 47–53.

Фукуяма, Ф. (2008) Великий разрыв. М. : АСТ ; АСТ Москва.

Шарков, Ф. И. (2012) Политическая коммуникация в современном информационном обществе // PolitBook. № 2. С. 121–130.

Burdea, G. C., Coiffet, P. (2003) Virtual Reality Technology. Hoboken, NJ :John Wiley & Sons.

Craig A. B., Sherman W. R, Will J. D. (2009) Developing Virtual Reality Applications: Foundations of Effective Design. Burlington, MA : Morgan Kaufmann.

Deleuze, G., Guattari, F., Massumi, B. (2004) EPZ Thousand Plateaus. L. : Continuum International Publishing Group.

Fuchs, C. (2008) Internet and Society: Social Theory in the Information Age. N. Y. : Routledge.

Greiffenstern, S. (2010) The Influence of Computers, the Internet and Computer-Mediated Communication on Everyday English. Berlin : Logos Verlag Berlin GmbH.

Heim, M. (1998) Virtual Realism. N. Y. :Oxford University Press.

Ivory, J. D. (2012) Virtual Lives : A Reference Handbook. Santa Barbara, CA : ABC-CLIO.

Morley, D. (2008) Understanding Computers in a Changing Society. Boston, MA: Cengage Learning.

Schell, B. H. (2007) The Internet and Society: A Reference Handbook. Santa Barbara, CA : ABC-CLIO.

Sherman, C., Price, G. (2001) The Invisible Web: Uncovering Information Sources Search Engines Can't See. Medford, NJ : Information Today, Inc.

Sherman, W. R, Craig A. B. (2003) Understanding Virtual Reality: Interface, Application, and Design. San Francisco, CA : Morgan Kaufmann.

The New Earth Reader: The Best of Terra Nova (1999) / ed. by D. Rothenberg, M. Ulvaeus. Cambridge, MA : MIT Press.

Windham, R. C. (2008) The Changing Landscape of Adolescent Internet Communication and Its Relationship to Psychosocial Adjustment and Academic Performance : Diss. / The George Washington University. Ann Arbor, MI : ProQuest.


BIBLIOGRAPHY (TRANSLITERATION)

Babochkin, P. I., Kamaldinova, E. Sh. (2012) Sotsial'naia i kul'turnaia real'nost' sovremennogo rossiiskogo obshchestva // Filosofiia i kul'tura. № 8. S. 41–45.

Bronnikov, I. A. (2011) Politicheskaia kommunikatsiia v seti internet i fenomen WIKILEAKS // Upravlenie megapolisom. № 2. S. 124–128.

Voskoboinikov, A. E., Kamaldinova, E. Sh. (2012) Sotsial'no-filosofskaia kartina zdorov'ia liudei v sovremennoi kul'ture // Politika i obshchestvo. № 4. S. 103–107.

Voskoboinikov, A. E., Rashidova, T. R. (2010) Poniatie «odinochestvo» skvoz' prizmu filosofskikh kategorii // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 2. S. 201–206.

Vybornova, V. V., Kamaldinova, E. Sh. (2012) K novoi metodologii otechestvennogo obrazovaniia // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 1. S. 310–313.

Grishin, O. E., Voronova, A. A. (2012) Instrumental'naia funktsiia sredstv massovoi informatsii i blogosfery v politicheskom informatsionnom prostranstve // PolitBook. № 1. S. 100–111.

Kamaldinova, E. Sh. (2006) Razvivaiushchee obuchenie v sovremennom vuze // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 1. S. 74–81.

Kamaldinova, E. Sh. (2008) Razvivaiushchee obuchenie: utopiia ili real'nost'? //Alma mater (Vestnik vysshei shkoly). № 3. S. 3–7.

Kamaldinova, E. Sh., Sagitov, R. V. (2012) K mekhanizmu formirovaniia myslitel'noi deiatel'nosti // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 3. S. 239–244.

Lavrinenko, V. N. (2012) Dukhovnaia zhizn' obshchestva: sotsial'no-filosofskoe izmerenie // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 3. S. 193–198.

Lem, S. (2004) Summa tekhnologii. M. : OOO «Izdatel'stvo AST» ; SPb. : Terra Fantastica.

Morozova, E. V., Miroshnichenko, I. V. (2010) Setevye soobshchestva v usloviiakh chrezvychainykh situatsii: tipy povedeniia aktorov // Chelovek. Soobshchestvo. Upravlenie. № 4. S. 16–24.

Met'ius, R. (2012) Kubity gotoviatsia k boiu // Nauka v fokuse. №12-1(14). S. 13–15.

Sitarov, V. A. (2005) Nasilie i nenasilie // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 1. S. 135–139.

Titov, V. A., Lavrinenko, V. N. (2012) O deistvennykh mekhanizmakh mezhkul'turnoi kommunikatsii // Filosofiia i kul'tura. № 3. S. 47–53.

Fukuiama, F. (2008) Velikii razryv. M. : AST ; AST Moskva.

Sharkov, F. I. (2012) Politicheskaia kommunikatsiia v sovremennom informatsionnom obshchestve // PolitBook. № 2. S. 121–130.

Burdea, G. C., Coiffet, P. (2003) Virtual Reality Technology. Hoboken, NJ :John Wiley & Sons.

Craig A. B., Sherman W. R, Will J. D. (2009) Developing Virtual Reality Applications: Foundations of Effective Design. Burlington, MA : Morgan Kaufmann.

Deleuze, G., Guattari, F., Massumi, B. (2004) EPZ Thousand Plateaus. L. : Continuum International Publishing Group.

Fuchs, C. (2008) Internet and Society: Social Theory in the Information Age. N. Y. : Routledge.

Greiffenstern, S. (2010) The Influence of Computers, the Internet and Computer-Mediated Communication on Everyday English. Berlin : Logos Verlag Berlin GmbH.

Heim, M. (1998) Virtual Realism. N. Y. :Oxford University Press.

Ivory, J. D. (2012) Virtual Lives : A Reference Handbook. Santa Barbara, CA : ABC-CLIO.

Morley, D. (2008) Understanding Computers in a Changing Society. Boston, MA: Cengage Learning.

Schell, B. H. (2007) The Internet and Society: A Reference Handbook. Santa Barbara, CA : ABC-CLIO.

Sherman, C., Price, G. (2001) The Invisible Web: Uncovering Information Sources Search Engines Can't See. Medford, NJ : Information Today, Inc.

Sherman, W. R, Craig A. B. (2003) Understanding Virtual Reality: Interface, Application, and Design. San Francisco, CA : Morgan Kaufmann.

The New Earth Reader: The Best of Terra Nova (1999) / ed. by D. Rothenberg, M. Ulvaeus. Cambridge, MA : MIT Press.

Windham, R. C. (2008) The Changing Landscape of Adolescent Internet Communication and Its Relationship to Psychosocial Adjustment and Academic Performance : Diss. / The George Washington University. Ann Arbor, MI : ProQuest.


Юрков Алексей Александрович — аспирант кафедры философии, культурологии и политологии Московского гуманитарного университета. Тел.: +7 (495) 374-55-11. Научный руководитель — д-р филос. наук, проф. А. Э. Воскобойников.

Yurkov Alexey Aleksandrovich, postgraduate of the Philosophy, Culturology and Politology Department at Moscow University for the Humanities. Tel.: +7 (495) 374-55-11. Research adviser — Doctor of Science (philosophy), professor A. E. Voskoboinikov.

E-mail: aa_yurkov@hotmail.com


Библиограф. описание: Юрков А. А. Симбиоз компьютера и сети Интернет [Электронный ресурс] // Информационно-гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2013. № 4 (июль — август). URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2013/4/Yurkov_Computer-Internet/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: дд.мм.гггг).

Дата поступления: 16.07.2013.



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»