Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / № 5 2013

Луков Вал. А. О сущности молодежной политики и ее базовых положениях

Статья подготовлена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 11-33-00229а1).


УДК 316.35 ; 323.3

Lukov Val. A. On the Subject Matter of Youth Policy and Its Basic Regulations

Аннотация ◊ В статье излагается авторская позиция относительно сущностных черт молодежной политики на основе применения тезаурусного подхода. Молодежная политика определяется как деятельность государства, политических партий, общественных объединений и других субъектов общественных отношений, имеющая целью определенным образом воздействовать на социализацию и социальное развитие молодежи и, как следствие этого, на будущее состояние общества. Показано становление основных идеологических концепций и организационно-правовых моделей молодежной политики в мире с середины XIX века до нашего времени. Раскрыта связь двух базовых положений молодежной политики: компенсации недостаточности социального статуса молодежи и инвестиции в молодежь как в человеческий потенциал общественного развития.

Ключевые слова: молодежь, молодежная политика, тезаурусный анализ.

Abstract ◊ The article states the author’s attitude to the entity features of youth policy on the basis of the application of the thesaurus approach. Youth policy is defined as the activity of the state, political parties, public associations and other subjects of social relations. This activity is aimed at a certain influence on the socialization and social development of young people and, consequently, on the future conditions of the society. The author shows the development of the main ideological conceptions and organizational and legal models of youth policy in the world from the middle of the 19th century to our times. The work reveals the connection between two basic regulations of youth policy: the compensation of the insufficiency of youth’s social status and investments in youth as a human potential of social development.

Keywords: youth, youth policy, the thesaurus analysis.


В научном проекте «Государственная молодежная политика: российская и мировая практика реализации в обществе инновационного потенциала новых поколений» наступает фаза «сборки». Молодые ученые, занятые в проекте, подготовили немалый по объему материал, свидетельствующий о многообразии и сложности тем, которые могут рассматриваться в прямой связи с молодежной политикой, но точно так же могут отклоняться как не имеющие к ней отношения. Здесь и наступает момент, когда важно от общих представлений о предмете исследования перейти к уточнению позиций, причем для всего исследовательского коллектива — общих.

Мы считаем важным высказаться по этому вопросу. В основе наших формулировок и рассуждений лежит текст, который включен в монографию «Теории молодежи: междисциплинарный анализ», опубликованной в 2012 г.[1] Этот текст уточнен в тех пунктах, которые за время подготовки книги претерпели изменение, а также дополнен новыми фрагментами, позволяющими лучше представить, в каком направлении развивается линия государства на поддержку инновационности молодежи.

Трактовку сущности молодежной политики мы связываем в теоретико-методологическом ключе с тезаурусным подходом[2]. В соответствии с этим мы характеризуем молодежную политику как деятельность государства, политических партий, общественных объединений и других субъектов общественных отношений, имеющую целью определенным образом воздействовать на социализацию и социальное развитие молодежи и, как следствие этого, на будущее состояние общества. «Определенным образом» воздействовать в данном случае значит — создавать условия и стимулы для решения молодежью своих собственных проблем, и принуждать к соблюдению установившихся в обществе социальных норм и правил, и развивать ее творческий, инновационный потенциал, и обеспечивать возможности для молодежи участия в управлении делами общества и государства, партнерства с другими участниками социальной жизни в созидании процветающего общества с передовым общественным строем, эффективной экономикой, богатой культурой, благополучием людей. Очевидно, что субъекты молодежной политики не равны в своих возможностях решать такие задачи, в силу этого они только в совокупности и только в тех направлениях, где удается достичь приемлемого уровня согласия и взаимодействия, могут достигать общественно значимых целей. Другая сторона молодежной политики определяется тем, что система идей, мероприятий, учреждений, кадров того или иного субъекта политической жизни в отношении молодежи разрабатывается и реализуется с тем, чтобы получить поддержку своей политической линии от нее или от ее определенной части, имея в виду как сиюминутные, так и стратегические задачи политической конкуренции.

Эта наша позиция сформирована в рамках научной школы И. М. Ильинского и опирается на его работы[3], а также на концептуальные разработки и эмпирические исследования кафедры социологии и Института фундаментальных и прикладных исследований МосГУ в области социализации детей и молодежи[4]. В новейших документах по вопросам молодежной политики, в подготовке которых в теоретико-методологической части участвовали И. М. Ильинский и Вал. А. Луков, этот подход воспринят. Так, в Докладе Государственному совету Российской Федерации «Молодежная политика России на современном этапе (2009) указывается: «Молодежную политику нужно рассматривать как единство государственной и общественной составляющих. Она представляет собой деятельность государства, политических партий, общественных объединений и других субъектов общественных отношений. Общий смысл молодежной политики состоит в создании в обществе условий и стимулов для жизнедеятельности новых поколений, которые способствовали бы проявлению, развитию и реализации задатков, способностей и талантов молодых людей в целях социально-экономического и политического прогресса российского общества. При этом общество хочет видеть молодежь нравственной, национально ориентированной, высококультурной, инновационной, предприимчивой, здоровой»[5].

Субъектами молодежной политики выступают государство и различные общественные силы, и их ресурсы предопределяют, каким образом они могут строить свою политику.

В обществе, основывающемся на принципах правового государства, государственная молодежная политика оказывается центральным звеном общественной регуляции процессов становления новых поколений — социализации и самореализации молодежи. При таком подходе у государства имеются широкие возможности опереться в своей молодежной политике на систему права, мобилизуя экономические, организационные, кадровые и другие ресурсы на достижение общественно значимых задач и блокируя воздействие многих неблагоприятных факторов социального развития молодежи[6]. В то же время в рамках многопартийной системы, имеющей влияние на государственную власть через фракции в законодательных органах, группы поддержки и т. д., значительно сокращены, а чаще всего ничтожны возможности государства по установлению некоторых идеальных образов молодого человека и молодежи в качестве правовой нормы. Здесь возможно лишь косвенное влияние на утверждение тех или иных социальных и социализационных норм и только в особых условиях политической жизни осуществимо в государственной деятельности соединение воедино идеала и правовых механизмов его поддержания, но такое соединение таит в себе опасности насилия над личностью.

Основным полем реализации положений государственной молодежной политики в правовой сфере остается область прав человека и гражданина. Разрыв между правовым и социальным статусом молодого человека является одним из важнейших аргументов в пользу выделения государственной молодежной политики в особую область государственной деятельности.

Наряду с государственной молодежной политикой — поддерживая ее или выступая в оппозиции по отношению к ней — развивается общественная молодежная политика. Это важная характеристика гражданского общества, которая в современной России скорее намечается, чем реально воздействует на политический и социокультурный процесс. В этом отношении следует отметить и то, что молодежная политика политических партий, общественных объединений и других субъектов общественной молодежной политики ограничена их правовыми возможностями, но имеет важное направление развития, состоящее в том, что вырабатывается некая идеальная модель (нормативный образ) молодого человека, молодежи, которую организация (корпорация) стремится представить всему обществу как эталон.

Теоретическое обоснование общественной молодежной политики принадлежит И. М. Ильинскому[7]. К этой идее, выдвинутой в 1998 г., И. М. Ильинский позже неоднократно обращался[8]. В последующем она была осмыслена иначе молодыми участниками молодежного парламентского движения России. Соответственно этому иному представлению возникла такая формулировка в подготовленном активистами этого движения проекте Федерального закона «Об общих принципах организации молодежного самоуправления в Российской Федерации»: общественная молодежная политика — это «система мер, формируемых и реализуемых органами молодежного самоуправления, направленных на социально-экономическое, политическое и культурное развитие России и ее территорий»[9]. В конечном счете общей точки зрения данное движение не выработало, но не следует в этом видеть недостатка организации обсуждения. На момент дискуссии на сайте «Молодежное парламентское движение России» было 2772 зарегистрированных молодежных депутатов[10], это естественным образом предполагает разницу во мнениях. Скорее вопрос в том, насколько ясна для участников движения концепция молодежного самоуправления.

Очевидно, что здесь образовались новые центы активности, которых еще не так давно не было. В России ныне действуют более 70 региональных молодежных парламентов и более 60 молодежных правительств, в которые вошли около 20 тыс. молодых граждан в возрасте до 30 лет. По самооценке этих органов, это «свидетельствует о востребованности данных молодежных органов как среди молодежи, так и органов власти различных уровней. Следовательно, необходимо продолжать оказывать им систематическую поддержку, стимулировать их качественное развитие»[11]. Можно утверждать, что движение таких инициативных молодежных формирований набирает силу.

Многие инновационные идеи в данной сфере следует рассматривать в свете мирового опыта государственного решения проблем молодежи. В зависимости от того, что признается проблемами молодежи в данном обществе, как определяются границы и задачи государственного регулирования социальных процессов, насколько дифференциация общества по возрастному признаку отражает культурную традицию и соответствует сложившимся в данном обществе ценностям и нормам, государственная молодежная политика существенно различается и по концепции, и по применя­емым на практике методам ее осуществления.

До 1920-х годов отдельные государственные меры, направ­ленные на защиту несовершеннолетних в сфере труда (например, регулятив относительно труда молодых рабочих на фабриках, принятый в Пруссии в 1839 г.), не составляли особого направления государственной политики. На первых порах в европейских странах забота о молодежи осознавалась как христианское вспомоществование беднякам. Забота о молодежи постепенно стала пониматься как часть государственной системы снятия конфликтов в обществе. Параллельно строилась система надзора за молодежью. Впоследствии идеи заботы о молодежи и надзора за ней сложились в концепцию помощи молодежи, а частная инициатива в этой области стала регулироваться законом. Правовая регламентация главным образом была направлена на сокращение масштабов юношеского производственного травма­тизма и предупреждение роста преступности среди несовершен­нолетних. В начале XX века в ряде стран формируются специальные составы судов для несовершеннолетних (1908 г. — в Германии, 1910 г. — в России и др.), в законодательстве появляются положения, направленные на защиту прав молодых граждан, но законом не поощрялась социальная деятельность молодежи: она признавалась ненужной и вредной для ее воспитания.

С 1920-х годов начали строиться две системы государственной молодежной политики, существенно различавшиеся по концепции и механизмам. Одна из них формировалась в Германии периода Веймарской Республики. В ее основе — идеи социальной педагогики (прежде всего постулат свободы личности ребенка) и правового государства.

В этой связи в 1922 г. в Веймарской Республике принимается Закон о молодежном благоденствии — комплексный правовой акт, содержащий нормативное закрепление государственных обязанностей по обеспечению трудовых и некоторых других социальных прав молодого человека. Закон был отменен в годы фашизма и затем возродился в правовой практике обоих возникших после второй мировой войны немецких государств — ГДР и ФРГ: в 1949 г. в ФРГ был восстановлен Закон 1922 г. с корректировкой ряда положений (впоследствии принимались редакции Закона о благоденствии молодежи в 1953, 1977, 1986 гг.), в 1950 г. в ГДР был принят Закон о молодежи (последующие Законы о молодежи — 1964 и 1974 гг.). После объединения ГДР и ФРГ в 1990 г. был принят новый Закон о помощи детям и молодежи, охватывающий вопросы занятости, социального обеспечения, семейных отношений и многие другие. Специальные нормы регули­руют государственную поддержку молодежных организаций[12].

Иная концепция государственной молодежной политики развивалась в Советской России, начиная с 1920-х годов. Для ее формирования решающее значение имела речь В. И. Ленина на III съезде РКСМ (2 октября 1920 г.), в свете которой молодежная общественная организация — комсомол — приобрела особые полномочия по представительству интересов молодежи и стала важнейшим элементом общественно-государственной системы решения молодежных проблем. По мере укрепления позиций компар­тии и комсомола в обществе роль государственных механизмов су­жалась, и эта сфера политики в конечном счете стала подсобным инструментом реализации идеологической концепции коммунистического воспитания молодежи. Будучи правящей и единственной партией, КПСС партийный идеал молодого человека (характеризовавшегося как строитель коммунизма, патриот-интернационалист, верный марксистско-ленинскому учению) утверждала и на уровне правовых норм, в частности в целой системе документов нормативно-правового характера, принимавшихся совместно ЦК КПСС, Советом Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ. Установилась система, в которой комсомол под руководством КПСС выполнял задачи государственной молодежной политики в отношении всех категорий молодежи (а не только членов ВЛКСМ). В этой модели сочетались однозначная и не допускающая вольного толкования постановка общественно значимых целей, широкий охват молодежных проблем, использование преимуществ, которые дает соединение государственных и общественных механизмов реализации крупномасштабных задач, с формализмом и бюрократизмом, малой ориентацией на изменяющиеся условия становления новых поколений. В СССР проявлялось пренебрежение правовыми средствами обеспечения молодежной политики.

В ряде стран в период нахождения у власти коммунистических партий идеологическая концепция этих партий в отношении форми­рования молодого поколения получила законодательное, а в неко­торых странах и конституционное закрепление.

Соответствующие положения к концу 1980-х годов имелись в конституциях Болгарии, ГДР, КНДР, Кубы, Монголии, Румынии. Специальные «законы о молодежи» были приняты в ГДР в 1950, 1966 и 1974 г., в Венгрии в 1972 г., на Кубе в 1978 г., в Польше в 1986 г.; проекты таких законов были разработаны в Болгарии, Монголии, Чехословакии. В форме закона закреплялось социалистическое направление государственной молодежной политики, разрабатывавшееся правящими компартиями[13]. Компартии провели пленумы своих Центральных Комитетов по проблемам молодежи и работы с нею: Болгарская компартия и Румынская компартия в 1967 г., Венгерская социалистическая рабочая партия в 1970 г., Польская объединенная рабочая партия в 1972 г., Компартия Чехословакии в 1973 г. Развернутые документы о молодежи и моло­дежной политике приняли ЦК Социалистической единой партии Германии (1961 г.), ЦК КПСС (1968 г.), ЦК Монгольской народно-революционной партии (1975 г.), ЦК Трудовой партии Кореи (1977 г.), ЦК Компартии Вьетнама (1985 г.) и др.

Нормативные модели правящих партий, таким образом, закреплялись законом и приобретали характер требований закона. Но этот путь не был единственным в мировой практике государственной молодежной политики. Законодательное закрепление отдельных прав молодежи к 1990-м годам стало общим явлением: законы о социальной защите молодежи действовали к этому времени в Австрии, Афганистане, Греции, Индии, Испании, Италии, Китае, Нидерландах, Турции, Финляндии, Швеции и других странах. Во многих странах созданы государственные органы по делам молодежи, приняты национальные программы. Государственная молодежная политика стала предметом ряда актов и мероприятий ООН. Большой резонанс в мире имело проведение в 1985 г. Международного года молодежи. К его 10-летию, в 1995 г., были разработаны и приняты новые акты международно-правового характера, в основу которых были положены экспертные материалы, подготовленные ведущими специалистами по проблемам молодежи. Молодежные исследования получили в этой связи дополнительный импульс и прикладную направленность, что позволило на междисциплинарной основе выйти на обоснование концептуальных положений молодежной политики. Но, как и в других случаях, относящихся к сфере гуманитарного знания и гуманитарной деятельности, итогом стало закрепление вовсе не одной, а нескольких моделей государственной молодежной политики, сходных главным образом в том, что они связаны с молодежью как ресурсом общества, но в остальном основательно различающихся.

В настоящее время концепции государственной молодежной политики наиболее определенно различаются по вопросу о роли государства в обеспечении прав молодежи.

Концепция, реализованная в США, основывается на минимальном участии государственных структур в социализации молодежи. Социальная поддержка молодежи объявляется делом благотворительных частных организаций.

Модель государственной молодежной политики, характерная для Швеции, Финляндии, в значительной мере Германии и ряда других стран, напротив, основывается на особой роли государства, четкой регламентации законом мер поддержки молодых людей и молодежных организаций. Между этими моделями — множество переходных вариантов, один из которых утверждается в России с начала 1990-х годов как итог концептуальной трансформации в этой сфере властных отношений на фоне идейно-политической борьбы, которая имела место в последние годы существования однопартийной системы в СССР.

В этой трансформации видную роль сыграла концепция молодежной политики, разработанная под руководством И. М. Иль­инского на базе его гуманистической концепции молодежи[14]. Надо иметь в виду, что так понимаемая молодежная политика крайне неудобна как для политической системы советского периода, так и для властей последующего периода масштабных перемен и большой смуты. Для власти молодежь чаще всего представляет интерес в качестве определенного материального ресурса — стабильности или инновационных взрывов, по ситуации. Ресурсный подход к молодежи показал себя в массовых комсомольских мобилизациях на решение народнохозяйственных задач в советское время, ельцинских избирательных кампаниях, «цветных революциях» на постсоветском пространстве. Этот подход основывается на инновационном потенциале молодежи, ее политической неопытности, романтизме, физической выносливости и т. п. Обычно предполагается, что этот ресурс дает высокую отдачу и при этом не требует значительных вложений.

Работа над проектом Закона СССР «Об общих началах государственной молодежной политики в СССР» началась, когда самого термина «государственная молодежная политика» не было в правовой системе, а в молодежной среде велики были опасения, что новый закон набросит узду на молодежь. В руководстве комсомола, под эгидой которого создавался законопроект, от него ждали правового закрепления особого места комсомола в обществе и особых полномочий и льгот. В противовес этому принятый в 1991 г. Закон определил содержание государственной молодежной политики как деятельности государства, «имеющей целью создание социально-экономических, организационных и правовых условий и гарантий для социального становления и развития молодых граждан, их наиболее полной самореализации в интересах всего общества»[15]. Равные права закреплялись за всеми молодежными организациями и даже молодежными движениями (объединениями без фиксированного членства), и устанавливались правила их участия в формировании (не только реализации) государственной молодежной политики. Утверждались организационные основы осуществления государственной молодеж­ной политики, включая создание государственной службы по делам молодежи и социальных служб для молодежи. Вводилась система «жизни в кредит» для молодежи и соответствующих компен­сацион­ных молодежных фондов. Все это и многое другое было разработано впервые ВМТК «Закон о молодежи», который был создан в 1987 г. в НИЦ ВКШ при ЦК ВЛКСМ[16]. Работа такого огромного масштаба заняла примерно четыре года, но закон был принят и впоследствии сыграл огромную роль в становлении основ государственной молодежной политики в России и постсоветских государствах.

Современная трактовка целей государственной молодежной политики в Российской Федерации также основывается на фор­мулах, некогда установленных названным Законом СССР. В «Основных направлениях государственной молодежной политики в Российской Федерации» (1993) она выглядела следующим образом: «Государственная молодежная политика является деятельностью государства, направленной на создание правовых, экономических и организационных условий и гарантий для самореализации личности молодого человека и развития молодежных объединений, движений и инициатив»[17]. В редакции последнего из принятых в России документов в этой области — Стратегии государственной молодежной политики в Российской Федерации (2006) определение основополагающего понятия закреплено в такой форме: «Государственная молодежная политика является системой формирования приоритетов и мер, направленных на создание условий и возможностей для успешной социализации и эффективной самореализации молодежи, для развития ее потенциала в интересах России и, следовательно, на социально-экономическое и культурное развитие страны, обеспечение ее конкурентоспособности и укрепление национальной безопасности»[18].

Заметим, что в этих формулировках, которые отстоят друг от друга на 13 лет, а по сути относятся к разным фазам развития российского общества, принцип один и тот же: на первый план выдвинуты инструментальные задачи создания имеющихся в распоряжении государства условий социального становления и самореализации молодого человека и нет указания на то, какие черты его личности («картина мира», отношение к политическим и иным ценностям и т. п.) признаются нормативными. С точки зрения тезаурусной концепции молодежи, такой подход является наиболее приемлемым. Он также важен и для практической работы государства, поскольку блокирует излишние проявления патернализма в отношении к молодому поколению.

Концепция государственной молодежной политики, которая утвердилась в ряде европейских стран и в какой-то мере выступает ориентиром и для России (по крайней мере как намерение, которое не всегда удается реализовать), предусматривает два основных назначения вкладываемых в эту деятельность средств.

Одно связано с задачами облегчить молодежи вхождение в институционализированную общественную жизнь, компенсировать недостаточность социального статуса, которая остается у любого молодого человека даже при наличии юридического равноправия. К компенсационным действиям относятся и меры социальной защиты той части молодых людей, которые оказались в трудной жизненной ситуации и не могут самостоятельно разрешить свои проблемы (прежде всего экономические, частью бытовые и личные). Эта линия смыкается с действиями в области социальной политики (которая в России также в основном связывается с задачами поддержки социально незащищенных слоев населения) и выражает тактические задачи государственной молодежной политики. Эффективность таких мер стала замечаться руководством страны. На заседании Госсовета по молодежной политике в июле 2009 г. министр В. Л. Мутко отметил: «Как показывает практика, в городах и поселках, где создаются молодежные центры, центры досуга, клубы по месту жительства, в пять-семь раз снижается количество правонарушений среди подростков»[19].

Другое назначение предпринимаемых государством действий — инвестиция в молодежь как в человеческий потенциал общественного развития. Здесь на первое место выходят задачи создания необходимых условий — в том числе финансовых — для активизации духовного, интеллектуального, трудового, инновационного потенциала молодого поколения. Очевидно, что инвестиция в молодежь одновременно означает социальное проектирование будущего России. Фактически это означает широкую практику кредитования (не только в денежном выражении) с ожиданием эффективной отдачи в долгосрочной перспективе. Это стратегическое назначение мер государственной молодежной политики.

Сочетание компенсации недостатка социального статуса молодежи, применения защитных инструментов государства там, где те или иные категории молодежи оказываются социально уязвимыми (как часть социальной политики), и инвестиции в молодежь (как часть инвестиционной политики) в качестве одной из концептуальных основ государственной молодежной политики в России было обосновано И. М. Ильинским, Вал. А. Луковым, Д. Р. Поллыевой, А. В. Шароновым и др. Оно нашло выражение в ряде принятых документов.

Однако пока идея сочетания компенсации и инвестиций в аспекте основания государственной молодежной политики остается скорее социологической гипотезой, чем практикой деятельности государства в отношении молодежи. В этом — один из парадоксов государственной молодежной политики, которые пока еще пронизывают все ее уровни и формы осуществления.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] См.: Луков Вал. А. Теории молодежи : Междисциплинарный анализ. М. : Канон+ РООИ «Реабилитация», 2012.

[2] См.: Луков Вал. А., Луков Вл. А. Тезаурусы : Субъектная организация гуманитарного знания. М. : Изд-во Нац. ин-та бизнеса, 2008; Луков Вал. А., Луков Вл. А. Тезаурусы II : Тезаурусный подход к пониманию человека и его мира. М. : Изд-во Нац. ин-та бизнеса, 2013.

[3] См.: Ильинский И. М. Молодежь и молодежная политика. М. : Голос, 2001.

[4] См.: Ковалева А. И., Луков Вал. А. Социализация: социально-философский, социологический и социально-психологический аспекты понимания // Философия и культура. 2012. № 3. С. 27–35; Ковалева А. И. Методологические проблемы исследования социализации // Знание. Понимание. Умение. 2012. № 2. С. 19–24.

[5] Молодежная политика России на современном этапе (2009) [Электр. ресурс] // Информационно-просветительский портал Ханты-Мансийского автономного округа — Югры. URL: http://molod.eduhmao.ru/var/db/files/16401.doklad-molodezhnaya-politika-na-sovremennom-etape.doc [архивировано в WebCite] (дата обращения: 3.09.2013).

[6] См.: Чупров В. И., Зубок Ю. А., Певцова Е. А. Права молодежи в России: состояние и проблемы реализации : Сравнительный социолого-правовой анализ. М. : Русское слово, 2007; Першуткин С. Н. Государство и молодежь. М. : Изд-во РАГС, 2009.

[7]. См.: Ильинский И. М. Молодежь и молодежная политика. С. 626–644.

[8] См., например: Ильинский И. М. Молодежь как будущее России в категориях войны // Знание. Понимание. Умение. 2005. № 3. С. 5–17; Русский интеллектуальный клуб: стенограммы заседаний и другие материалы. Кн. 6 / под науч. ред. И. М. Ильинского. М. : Социум, 2009. С. 15.

[9] Что такое общественная молодежная политика? (2011) [Электр. ресурс] // Молодёжное парламентское движение России. URL: http://www.newparlament.ru/tribune/view/1631 [архивировано в WebCite] (дата обращения: 3.09.2013).

[10] Там же.

[11] Обоснование Концепции проекта положения и предполагаемого формата Палаты молодых законодателей при Совете Федерации (2012) [Электр. ресурс] // Pandia.ru. URL: http://www.pandia.ru/text/78/043/634.php [архивировано в WebCite] (дата обращения: 3.09.2013).

[12] См.: Das neue Kinder- und Jugendhilfegesetz / Der Bundesminister für Jugend, Familie, Frauen und Gesundheit. Bonn : PROM GmbH, 1990. На русском языке текст закона опубликован: Закон ФРГ о помощи детям и молодежи (Закон «О новом порядке прав на помощь детям и молодежи» от 26 июня 1990 г. в ред., опубл. 7 мая 1993 г.) // Социально-молодежная работа: международный опыт. М., 1997. С. 216–270.

[13] Часть этих документов воспроизведена в сб.: Закон о молодежи : Документы и материалы по истории становления государственной молодежной политики в России : в 2 т. / сост. и авт. вступ. ст. И. М. Ильинский, Вал. А. Луков. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2008.

[14] См.: Луков Вал. А. Ильинский: гуманистическая концепция молодежи // Знание. Понимание. Умение. 2006. № 2. С. 48–59.

[15] Закон СССР «Об общих началах государственной молодежной политики в СССР» // Известия. 1991. 2 мая. С. 2.

[16] Подробнее см. в издании: Закон о молодежи: Документы и материалы по истории становления государственной молодежной политики в России. Указ. соч.

[17] Основные направления государственной молодежной политики в Российской Федерации // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 25. Ст. 903.

[18] Стратегия государственной молодежной политики в Российской Федерации. Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 18 декабря 2006 г. № 1760-р. См.: Распоряжение Правительства РФ от 18 декабря 2006 г. № 1760-р [Электр. ресурс] // Информационно-правовой портал «Гарант». URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/90356/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: 3.09.2013).

[19] Мутко В. «Молодежная политика как самостоятельное направление деятельности государства» (Доклад Государственному совету «О молодежной политике в Российской Федерации») // Наша молодежь. 2009. № 2. С. 7.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Закон о молодежи : Документы и материалы по истории становления государственной молодежной политики в России : в 2 т. / сост. и авт. вступ. ст. И. М. Ильинский, Вал. А. Луков. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2008.

Закон СССР «Об общих началах государственной молодежной политики в СССР» // Известия. 1991. 2 мая. С. 2.

Закон ФРГ о помощи детям и молодежи (Закон «О новом порядке прав на помощь детям и молодежи» от 26 июня 1990 г. в ред., опубл. 7 мая 1993 г.) // Социально-молодежная работа: международный опыт. М., 1997. С. 216–270.

Ильинский И. М. Молодежь и молодежная политика. М. : Голос, 2001.

Ильинский И. М. Молодежь как будущее России в категориях войны // Знание. Понимание. Умение. 2005. № 3. С. 5–17.

Ковалева А. И. Методологические проблемы исследования социализации // Знание. Понимание. Умение. 2012. № 2. С. 19–24.

Ковалева А. И., Луков Вал. А. Социализация: социально-философский, социологический и социально-психологический аспекты понимания // Философия и культура. 2012. № 3. С. 27–35.

Луков Вал. А. Ильинский: гуманистическая концепция молодежи // Знание. Понимание. Умение. 2006. № 2. С. 48–59.

Луков Вал. А. Теории молодежи : Междисциплинарный анализ. М. : Канон+ РООИ «Реабилитация», 2012.

Луков Вал. А., Луков Вл. А. Тезаурусы : Субъектная организация гуманитарного знания. М. : Изд-во Нац. ин-та бизнеса, 2008.

Луков Вал. А., Луков Вл. А. Тезаурусы II : Тезаурусный подход к пониманию человека и его мира. М. : Изд-во Нац. ин-та бизнеса, 2013.

Молодежная политика России на современном этапе (2009) [Электр. ресурс] // Информационно-просветительский портал Ханты-Мансийского автономного округа — Югры. URL: http://molod.eduhmao.ru/var/db/files/16401.doklad-molodezhnaya-politika-na-sovremennom-etape.doc [архивировано в WebCite] (дата обращения: 3.09.2013).

Мутко В. «Молодежная политика как самостоятельное направление деятельности государства» (Доклад Государственному совету «О молодежной политике в Российской Федерации») // Наша молодежь. 2009. № 2. С. 7.

Обоснование Концепции проекта положения и предполагаемого формата Палаты молодых законодателей при Совете Федерации (2012) [Электр. ресурс] // Pandia.ru. URL: http://www.pandia.ru/text/78/043/634.php [архивировано в WebCite] (дата обращения: 3.09.2013).

Основные направления государственной молодежной политики в Российской Федерации // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 25. Ст. 903.

Першуткин С. Н. Государство и молодежь. М. : Изд-во РАГС, 2009.

Распоряжение Правительства РФ от 18 декабря 2006 г. № 1760-р [Электр. ресурс] // Информационно-правовой портал «Гарант». URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/90356/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: 3.09.2013).

Русский интеллектуальный клуб: стенограммы заседаний и другие материалы. Кн. 6 / под науч. ред. И. М. Ильинского. М. : Социум, 2009.

Что такое общественная молодежная политика? (2011) [Электр. ресурс] // Молодёжное парламентское движение России. URL: http://www.newparlament.ru/tribune/view/1631 [архивировано в WebCite] (дата обращения: 3.09.2013).

Чупров В. И., Зубок Ю. А., Певцова Е. А. Права молодежи в России: состояние и проблемы реализации : Сравнительный социолого-правовой анализ. М. : Русское слово, 2007.

Das neue Kinder- und Jugendhilfegesetz / Der Bundesminister für Jugend, Familie, Frauen und Gesundheit. Bonn : PROM GmbH, 1990.


REFERENCES (TRANSLITERATION)

Zakon o molodezhi : Dokumenty i materialy po istorii stanovleniia gosudarstvennoi molodezhnoi politiki v Rossii : v 2 t. / sost. i avt. vstup. st. I. M. Il'inskii, Val. A. Lukov. M. : Izd-vo Mosk. gumanit. un-ta, 2008.

Zakon SSSR «Ob obshchikh nachalakh gosudarstvennoi molodezhnoi politiki v SSSR» // Izvestiia. 1991. 2 maia. S. 2.

Zakon FRG o pomoshchi detiam i molodezhi (Zakon «O novom poriadke prav na pomoshch' detiam i molodezhi» ot 26 iiunia 1990 g. v red., opubl. 7 maia 1993 g.) // Sotsial'no-molodezhnaia rabota: mezhdunarodnyi opyt. M., 1997. S. 216–270.

Ilinskiy I. M. Molodezh' i molodezhnaia politika. M. : Golos, 2001.

Ilinskiy I. M. Molodezh' kak budushchee Rossii v kategoriiakh voiny // Znanie. Ponimanie. Umenie. 2005. № 3. S. 5–17.

Kovaleva A. I. Metodologicheskie problemy issledovaniia sotsializatsii // Znanie. Ponimanie. Umenie. 2012. № 2. S. 19–24.

Kovaleva A. I., Lukov Val. A. Sotsializatsiia: sotsial'no-filosofskii, sotsiologicheskii i sotsial'no-psikhologicheskii aspekty ponimaniia // Filosofiia i kul'tura. 2012. № 3. S. 27–35.

Lukov Val. A. Il'inskii: gumanisticheskaia kontseptsiia molodezhi // Znanie. Ponimanie. Umenie. 2006. № 2. S. 48–59.

Lukov Val. A. Teorii molodezhi : Mezhdistsiplinarnyi analiz. M. : Kanon+ ROOI «Reabilitatsiia», 2012.

Lukov Val. A., Lukov Vl. A. Tezaurusy : Sub"ektnaia organizatsiia gumanitarnogo znaniia. M. : Izd-vo Nats. in-ta biznesa, 2008. 

Lukov Val. A., Lukov Vl. A. Tezaurusy II : Tezaurusnyi podkhod k ponimaniiu cheloveka i ego mira. M. : Izd-vo Nats. in-ta biznesa, 2013.

Molodezhnaia politika Rossii na sovremennom etape (2009) [Elektr. resurs] // Informatsionno-prosvetitel'skii portal Khanty-Mansiiskogo avtonomnogo okruga — Iugry. URL: http://molod.eduhmao.ru/var/db/files/16401.doklad-molodezhnaya-politika-na-sovremennom-etape.doc [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 3.09.2013).

Mutko V. «Molodezhnaia politika kak samostoiatel'noe napravlenie deiatel'nosti gosudarstva» (Doklad Gosudarstvennomu sovetu «O molodezhnoi politike v Rossiiskoi Federatsii») // Nasha molodezh'. 2009. № 2. S. 7.

Obosnovanie Kontseptsii proekta polozheniia i predpolagaemogo formata Palaty molodykh zakonodatelei pri Sovete Federatsii (2012) [Elektr. resurs] // Pandia.ru. URL: http://www.pandia.ru/text/78/043/634.php [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 3.09.2013).

Osnovnye napravleniia gosudarstvennoi molodezhnoi politiki v Rossiiskoi Federatsii // Vedomosti S"ezda narodnykh deputatov Rossiiskoi Federatsii i Verkhovnogo Soveta Rossiiskoi Federatsii. 1993. № 25. St. 903.

Pershutkin S. N. Gosudarstvo i molodezh'. M. : Izd-vo RAGS, 2009.

Rasporiazhenie Pravitel'stva RF ot 18 dekabria 2006 g. № 1760-r [Elektr. resurs] // Informatsionno-pravovoi portal «Garant». URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/90356/ [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 3.09.2013).

Russkii intellektual'nyi klub: stenogrammy zasedanii i drugie materialy. Kn. 6 / pod nauch. red. I. M. Il'inskogo. M. : Sotsium, 2009.

Chto takoe obshchestvennaia molodezhnaia politika? (2011) [Elektr. resurs] // Molodezhnoe parlamentskoe dvizhenie Rossii. URL: http://www.newparlament.ru/tribune/view/1631 [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 3.09.2013).

Chuprov V. I., Zubok Iu. A., Pevtsova E. A. Prava molodezhi v Rossii: sostoianie i problemy realizatsii : Sravnitel'nyi sotsiologo-pravovoi analiz. M. : Russkoe slovo, 2007.

Das neue Kinder- und Jugendhilfegesetz / Der Bundesminister für Jugend, Familie, Frauen und Gesundheit. Bonn : PROM GmbH, 1990.


Луков Валерий Андреевич — доктор философских наук, профессор, проректор по научной и издательской работе, директор Института фундаментальных и прикладных исследований Московского гуманитарного университета, заслуженный деятель науки Российской Федерации, академик Международной академии наук (IAS, Инсбрук, Австрия) — вице-президент РО МАН, академик Международной академии наук педагогического образования. Тел.: +7 (499) 374-82-58.

Lukov Valery Andreevich, Doctor of Philosophy, Professor, Pro-rector for scientific and publishing work, Director, Institute of Fundamental and Applied Studies, Moscow University for the Humanities, honored scientist of the Russian Federation, full member of the International Academy of Science (Innsbruck, Austria) — vice president of the Russian Division of the IAS, full member of the International Teacher’s Training Academy of Science. Tel.: +7 (499) 374-82-58.

E-mail: v-lukov@list.ru


Библиограф. описание: Луков В. А. О сущности молодежной политики и ее базовых положениях [Электронный ресурс] // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2013. № 5 (сентябрь — октябрь). URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2013/5/Lukov_Matter-Youth-Policy/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: дд.мм.гггг).

Дата поступления: 21.08.2013.



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»