Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / № 6 2013

Воскобойников А. Э. Системные исследования: базовые понятия, принципы и методология

Статья выполнена в рамках проекта «Культура как фактор модернизации России» при поддержке РГНФ (грант № 12-03-00542а).


УДК 009 ; 168

Voskoboinikov A. E. Systems Research: The Basic Concepts, Principles and Methodology

Аннотация ◊ Статья посвящена базовым понятиям, принципам и методологии системного подхода. Кратко рассмотрено становление системно-структурных исследований в специальных науках, а также эскизно представлен новейший этап этих исследований — синергетика.

Ключевые слова: общенаучные подходы, общенаучные методы, системно-организационный подход, системно-структурный анализ, метод «герменевтического круга», дезорганизованность, неорганизованность, организованность, типология систем.

Abstract ◊ The article discusses the basic concepts, principles and methodology for the systematic approach. The author briefly considers the development of the system-structural studies in special sciences, and presents an outline of the latest stage of these studies — synergetics.

Keywords: general scientific approaches, general scientific methods, the system-organizational approach, the system-structural analysis, the method of “hermeneutical circle”, disorganization, disorderliness, organized nature, typology of systems.


Первым делом в какой-то мере систематизируем основные методологические подходы и методы, чтобы уточнить место основных для нас среди других. Естественно начать следует с наиболее общих.

Общекультурные подходы (с позиции общекультурной парадигмы):

философский; общенаучный; художественно-эстетический; религиозный (и религиозно-мистический); нравственно-этический; прагматический. Даже если между ними порой формируются «братские связи», базовые эпицентры этих подходов не совпадают.

На этом общекультурном уровне системный подход имеет животворный источник — философско-диалектический принцип об универсальном развитии и всеобщей связи.

Общенаучные подходы: системный (системно-организационный); комплексный; универсально-эволюционный; информационный.

Общенаучные методы: метод системно-структурного анализа; функциональный метод; метод аналогии; метод моделирования; анализ и синтез; методологический анализ единства исторического и логического.

Специализированные методы: в психологии — метод близнецов; в психотерапии — метод психоанализа; в геодезии — метод триангуляции; в социологии — социометрический метод и т. д.

Каждый общенаучный подход может использовать самые разнообразные методы. Так, например, хотя для системно-организационного подхода существует приоритетный метод (системно-структурный анализ), ему могут сопутствовать и другие методы (моделирования, аналогии, функциональный метод и др.).

Не существует неприступных границ — и подходы, и методы могут переплетаться в едином исследовании.

Научные подходы и методы различаются «лица не общим выраженьем», а именно: с помощью научных подходов исследователи проводят начальную проблемную рекогносцировку, разрабатывают общее проектирование и закладывают фундамент для дальнейших исследований, которые проведут с помощью соответствующих методов. Чем-то научный подход напоминает этап ухаживания за возлюбленной, который в идеальном варианте может продолжиться в счастливой совместной жизни. А может оказаться и неудачным…

Важная задача каждого научного подхода — определить специфику и примерные границы исследовательского поля, разработать базовую систему основных понятий, типологию (классификацию) изучаемых объектов. Итак, научные подходы нацеливают на научные разработки и открытия, а методы помогают совершать их.

Когда наш знаменитый соотечественник П. Л. Капица работал в Великобритании, с ним произошла забавная история. Получив звание доктора и вступив в профсоюз научных работников, он подписал договор, по которому не имел права бесплатно консультировать промышленных клиентов. Более того, вознаграждение за консультацию не должно было опускаться ниже определенной суммы, соответствующей ученому званию. Как-то раз одна из фирм попросила П. Л. Капицу, чей авторитет был очень высок, помочь устранить вибрацию новой модели турбины. Осмотрев ротор разобранной турбины и провернув его, Капица ударил куда-то молотком. Когда турбину вновь собрали и запустили, она уже не вибрировала. Благодарные клиенты спросили, сколько стоит оказанная услуга. Ответ был предельно четок: «1000 фунтов». Довольные клиенты не возражали, но спросили, что им лучше написать в финансовом отчете. «Напишите так — сказал знаменитый физик. — Удар молотком — 1 фунт; знание того, куда ударить, — 999 фунтов». Понимающие толк в юморе англичане согласились…

Итак, только благодаря надежным методам возникают новые плодотворные теории, а наша практическая деятельность становится более эффективной. Хороший специалист, вооруженный научной методологией, не только знает правильные ответы на сложные вчерашние вопросы и умеет самостоятельно находить грамотные ответы на сегодняшние, но и не растеряется перед непростыми завтрашними.

Общекультурные подходы


философские

общенаучные

художественно-
эстетические

религиозные
и религиозно-мистические

нравственно-
этические

прагматические


Общенаучные подходы


системный (системно-
организационный)

универсально-
эволюционный

комплексный

информационный


Общенаучные методы


метод системно-
структурного анализа

методологический анализ
единства исторического
и логического

функциональный метод

метод аналогии

метод модели-
рования

анализ и синтез,
а также
другие методы


Специализированные методы (примеры)


в психологии —
метод близнецов

в психотерапии —
метод психоанализа

в геодезии — метод

триангуляции

в социологии —
социометрический метод

Художественно-
эстетический метод
фантастического реализма



















А теперь уточним, чем метод отличается от теории. Обычная теория сама по себе может не обладать методологическим потенциалом. А применение даже глубоко научной теории порою может носить вульгаризаторский или антинаучный характер (достаточно вспомнить «использование» теории Дарвина фашистским режимом). Вот почему и способы создания, и принципы развития, и приемы использования теорий сами нуждаются в теоретическом осмыслении.

Научные методы как раз и являются теоретически осмысленной технологией многообразной работы с теориями; они предлагают систему способов и процедур практического и теоретического познания действительности, а также рационализации и оптимизации человеческой деятельности.

Лишь самые фундаментальные теории и универсальные методы становятся зеркально подобными, опираясь на единые познавательные принципы.

1. Системно-организационный подход

Мы плывем вверх по течению, борясь с огромным
потоком дезорганизованности,
который, в соответствии со вторым законом термодинамики,
стремится все свести к тепловой смерти,
всеобщему равновесию и одинаковости <…>
наша первая обязанность состоит в том, чтобы устраивать
произвольные островки порядка и системы.
Эти островки не существуют вечно в том виде,
в котором мы их некогда создали.
Подобно Черной королеве мы должны бежать со всей быстротой,
на которую только способны, чтобы остаться на том месте,
где однажды остановились.

Н. Винер

Среди важнейших особенностей современной науки есть и такая: она перешла к изучению сложно и сверхсложно организованных объектов. Подобные объекты изучались и раньше, но путем значительного упрощения их устройства. Чтобы изучать объекты во всей сложности их организации, потребовались не только новые научные идеи, но и новый понятийный аппарат, новая методология исследования.

К классическим фундаментальным понятиям вещество и энергия добавились такие — организация, самоорганизация, информация, которые легли в основу общенаучной теории организации. А более глубокое осмысление понятий система и структура привело к тому, что традиционные общенаучные методы пополнились системно-структурным анализом.

Понятия организация, система, структура и связанные с ними помогают ставить и решать новые теоретические и методологические задачи.

Научное познание включает как все более детальное, так и все более глобальное изучение реальности. Стремительно возрастает «многоязычие» современной науки, что начинает напоминать ситуацию со строительством Вавилонской башни. Но понятия теории организации и системно-организационный подход позволяют вновь обрести утраченное взаимопонимание. Изучаете ли вы космические глубины, управляете научным или производственным коллективом, составляете бухгалтерский отчет, проводите социологическое исследование или думаете о судьбах культуры — системно-организационное понимание облегчит вашу задачу. Чрезвычайно важно и то, что системно-организационная методология помогает объединить естественнонаучные, социокультурные и гуманитарные знания в единое целое.

С позиций теории организации, по У. Уиверу, в истории науки сменяют друг друга 3 определенные тенденции (безусловно, подобное разбиение во многом условно, т.к. лишь указывает на преобладание тех или иных исследований, фиксирует апогей их достижений). От себя добавлю к ним 4-ю, преднаучную. С нее и начну:

1. На первом этапе окружающий мир познавался в значительной мере бессистемно, хаотично, в своих самых простейших проявлениях. Условно можно считать, что рассматривалась неорганизованная простота (или простая неорганизованность). Фиксировался состав и простейшие свойства познаваемых объектов.

2. На втором этапе изучалась организованная простота (или простая организованность). Мыслители далекого прошлого стали что-то вычленять, что-то анализировать. Но это было выявление сущностей первого порядка. Особое внимание уделялось внутреннему строению и внешним перемещениям. Именно на этом этапе среди формирующихся наук приоритетной стала классическая механика. Ее методы (в том числе динамический подход) проникали повсюду.

3. На третьем этапе изучалась неорганизованная сложность (или сложная неорганизованность). В подобном варианте в изучаемых процессах участвует неисчислимое множество, несчетное количество компонентов. Такие совокупности изучались на уровне каких-то совместных, суммарных проявлений. В этот период пальма первенства в значительной степени перешла к классической статистической физике, а во многих других науках широко использовались ее методы. Приоритетными стали методы термодинамики.

4. На четвертом этапе изучается организованная сложность (или сложная организованность). В исследованиях воцаряются не просто сложные объекты, а сложно организованные объекты. Зачастую это не только природные, но также и социокультурные или информационно-виртуальные объекты. Оказалось, что очень сложный объект, состоящий из многих миллиардов компонентов, может уступать по своим возможностям объекту, который состоит из гораздо меньшего числа компонентов. Так бывает, если компоненты второго объекта лучше взаимодействуют между собой, чем компоненты первого. В результате он успешнее противостоит среде, выживает, совершенствуется.

Сложно организованными являются многие кибернетические, биологические и социальные системы. Методы, которыми пользуются, изучая подобные системы, начинают проникать в другие познавательные области.

Можно сказать, что вторая половина XX века характеризуется воцарением на общенаучном и междисциплинарном уровне общей теории организации и общей теории систем (с их специфическими методологиями). Всё более важную роль исследователи отводят не только тому, что соединено, но и тому, что соединяет. На первый план выходит не «начинка», не субстрат, а то, что делает субстрат целостностью, способной определенным образом функционировать.

Особое внимание уделяется структуре, функциям, поведению, новым стратегиям развития.

1. Понятие организованности. Начну с того, что поделюсь горестным наблюдением. Читая дипломные работы, авторефераты и диссертации, нередко сталкиваюсь с тем, что основное понятие в них задается само по себе (словно кролик, вынутый фокусником из шляпы). Однако произвольно истолкованные понятия-одиночки «без рода и племени» не плодотворны и в науке не живучи.

В то же время системный подход, реализуемый исследователем, подразумевает, что базовое понятие ведет «семейный образ жизни», обогащаясь само и обогащая близкие ему однопорядковые понятия; выявляет, какие понятия противоположны ему; ищет взаимосвязь с более широким понятием, включающим его самого; отрабатывает взаимосвязи с более узкими понятиями, входящими в него самого. Образовавшаяся понятийная система уточняется и углубляется, следуя «герменевтическому кругу».

Учитывая важность данной методологической процедуры для последующего изложения, представлю ее подробнее. Герменевтический круг — это последовательно уточняемое понимание части с позиций целого и целого с позиций части. На самом деле более точным геометрическим образом подобной логической операции является не круг, а спираль, возвращающая к чему-то прежнему, но уже на новом уровне.

Чтобы понять целое, необходимо начать с того, что, опираясь на некое предпонимание, понять его отдельные части; далее это позволяет, связав их воедино, спроектировать возможную модель целого; затем можно вернуться к первичным частям, корректируя их с позиций целого и т. п. Метод «герменевтического круга» напоминает артиллерийский обстрел: сначала перелет; после коррекции — недолет; после новой коррекции — снова перелет, но ближе; затем снова недолет, но еще ближе и т. д. Другой пример: через предпонимание отдельных слов совершается понимание текста; затем сами слова уточняются через этот уточненный текст; уточненные слова позволяют еще больше уточнить текст и т. д.

А теперь постараюсь и сам реализовать высказанные рекомендации. Собираюсь не только рассказать о системно-организационном подходе и методе системно-структурного анализа, но и совершить это с их же помощью. В какой-то мере это будет напоминать спектакль, в котором не только все артисты играют своих героев, но и все герои играют своих артистов.

Чтобы лучше понять организованность, сопоставим ее с дезорганизованностью и неорганизованностью.

В дезорганизованной совокупности составные части только мешают друг другу (осложняют функционирование друг друга). Будем считать, что в данном случае организованность меньше нуля. В дальнейшем увидим, как можно довольно строго измерять организованность. Причем это будет не столь экзотично, как у героев детского мультфильма, измерявших длину удава в попугаях, мартышках и слонятах.

Кстати говоря, дезорганизованность и беспорядок — синонимы.

Вселенную часто называют космосом (что означает порядок). Но и хаоса (т. е. беспорядка) в ней хватает. Даже на нашей родимой планете немало беспорядка. Достаточно вспомнить определенные деградационные процессы в экосистемах, военные конфликты, автомобильные пробки и т. п. Другие удручающие примеры — толпа, выбегающая из горящего здания дискотеки; басенные лебедь, рак и щука; музыкальная какофония.

В неорганизованной совокупности составляющие ее части не мешают друг другу, но и не содействуют взаимному функционированию (а также не способствуют совместному развитию). В данном случае организованность равна нулю. Для примера вообразим некий пляж с предупредительной надписью «Только для одиночек!». Людям разрешено на нем загорать, только не вступая ни в какие контакты между собой.

В организованной совокупности составляющие ее части содействуют друг другу в совместном функционировании и развитии. В данном случае организованность больше нуля. Это приводит к определенным преимуществам в саморазвитии и отношениях с окружающей средой. Более высокая организованность достигается лучшей согласованностью взаимодействующих частей (в сравнении с другими, менее организованными объектами, имеющими такой же состав). Примерами могут служить плодотворно функционирующая реальная социальная группа (производственный коллектив, семья, спортивная команда); биогеоценоз; Солнечная система.

Наибольшими возможностями вносить в мир как организованность, так и дезорганизованность обладает человек (из известных живых существ). Быть наиболее или наименее организованным — его привилегия, и выбор зависит от него самого.

Самоорганизация — это свойство, характеризующее возможность поддерживать или самопроизвольно видоизменять внутренние взаимосвязи и внешние активные действия. В результате мера организованности сохраняется или увеличивается.

В процессе самоорганизации из менее упорядоченных и хаотических состояний материи самопроизвольно возникают более упорядоченные.

Это происходит под воздействием как внешних вещественно-энергетических и информационных факторов, так и внутренних естественных закономерностей. Особый интерес представляют такие самоорганизующиеся системы, составные части и элементы которых тоже способны самоорганизовываться (таковы, например, организм и составляющие его клетки; мировое сообщество и составляющие его страны).

Саморегуляция — это частный случай самоорганизации, процесс, благодаря которому состав системы и ее основные взаимосвязи остаются практически неизменными.

Принципы самоорганизации определяют возникновение порядка из хаоса, а также переход от одного уровня организации к другому.

Те возможности, которые открывает переход от хаотичности к порядку, убедительно демонстрирует лазерная техника. В лазерной установке хаотическое спонтанное излучение превращается в строго организованное индуцированное, и в результате возникает мощное монохроматическое излучение.

В первом приближении мера неорганизованности может быть выражена через понятие энтропия, а мера организованности — через понятие негентропия. В самом широком смысле, энтропия характеризует меру однородности, а негентропия — меру неоднородности, существующей в той или иной совокупности.

В то же время, это мера вероятности того, что совокупность пребывает в данном состоянии.

О существенной роли гомогенности и гетерогенности в социальных системах (этим напоминающих биологические организмы) говорил еще Г. Спенсер (1820–1903).

Большая энтропия характеризует более равномерное распределение неких событий, процессов или свойств. Согласно второму началу термодинамики, это состояние имеет большую вероятность.

Если одна и та же характеристика в разных участках некого объекта (или некой сравнительно изолированной совокупности) имеет разные показатели, то преобладает стихийная тенденция к их выравниванию.

Примеры: а) молекулы газа, запущенные в колбу, через некоторое время расположатся в ней равномерно; б) в городе, с разными по национальности районами, постепенно произойдет равномерное расселение за счет перекрестных браков, обменов жилплощадью и пр. (при условии, если этому не будут препятствовать национальные предрассудки или действия властей).

Итак, любые неоднородности в объекте могут существовать только за счет того, что их поддерживают специальные процессы, связанные с затратой определенной энергии.

Что касается человеческого организма, то благодаря активной жизнедеятельности, он поддерживается в «динамическом неравновесном равновесии». Каждый человек невероятен. Переходя на возвышенный лад, хочется сказать, что возрастающая негентропия — это гимн жизни, а возрастающая энтропия — реквием смерти. И, тем не менее, хаос (неорганизованность) и порядок (организованность) взаимосвязаны и друг без друга бессмысленны.

Рост негентропии в системе сопровождается ростом энтропии в большей системе, которая включает первоначальную. Но так как в любой, даже закрытой или изолированной системе есть открытые подсистемы, то в них энтропия может локально убывать (а негентропия — возрастать).

Измеряя меру организованности тех или иных процессов в мире и измеряя меру организованности наших представлений о мире, можно пользоваться одними и теми же формулами. Однако, несмотря на формальное сходство, важно различать эти процессы по содержанию.

2. Множество (неорганизованная совокупность). Рассмотрю простейшие понятия, на базе которых историко-генетически и логически вырастают понятия системно-организационного подхода и системно-структурного анализа. За исходное возьму такое простейшее понятие как множество.

Множество — это совокупность, которая состоит из полностью независимых друг от друга элементов. Множество не организовано (его организованность равна нулю). Множество можно задать, перечислив его состав или указав общее свойство составляющих его объектов.

В зависимости от числа элементов существуют простые, сложные и сверхсложные множества. Примером могут быть разные частотные словари: словарь «людоедки» Эллочки из «12 стульев» И. Ильфа и Е. Петрова крайне прост, а словарь романов Л. Н. Толстого — сверхсложен Однако граница между этими типами множеств условна, а сами они соотносительны.

Каждый элемент множества связан с другими элементами хотя бы одним отношением. Отношение — это наиболее слабая, наименее существенная и зачастую случайная связь. Оно ничего не передает от элемента к элементу — ни вещество, ни энергию, ни информацию.

Отношение — это связь схожести, совместного изолированного сосуществования, соположения, но не содействия или взаимодействия. Примером отношения могут служить взаимосвязи между звездами Большой Медведицы. Их кажущаяся близость на небосводе не соответствует реальному расположению в космическом пространстве.

Существуют объективные множества, которые являются таковыми по самой своей природе. Это реальные множества (пример: звезды, относящиеся к типу «желтые карлики»; семейство красноперых).

Существуют также субъективные множества. Это совокупности, воспроизводимые, как множества, познанием или переживанием. Именно такое — множественное — мировосприятие явно преобладает в психике младенца, а также (в значительной мере) в психике первобытного человека. Однако подобное множественное восприятие встречается нередко в любые последующие времена и в любом возрасте. Вспомним одну из чеховских героинь : «Больше всего я люблю статных мужчин, пирог с яблоками и имя Роланд…»

3. Система (организованная совокупность). Система — это особая совокупность (особое «множество») объектов, между которыми существуют устойчивые взаимодействия, связавшие объекты в единое целое.

Итак, класс «всевозможные совокупности» включает такие подклассы: «дезорганизованные совокупности», «неорганизованные совокупности (множества)» и «организованные совокупности (системы)».

Существует аналогичная цепочка, звенья которой соответствуют всевозможным связям между элементами в совокупностях: «дезорганизующие силы», «отношения» и «взаимодействия».

Объективные (реальные) множества могут эволюционировать, превращаясь в объективные системы. Подобные множества — это словно «предсистемы». До поступления в институт будущие студенты не были связаны между собой и представляли множество. Став студентами одного института и обретя определенные существенные взаимосвязи, они превратились в социально-образовательную систему.

Что касается субъективных множеств, среди них будем выделять как соответствующие реальным, так и кажущиеся. Кажущиеся множества только воспринимаются подобным образом, а на самом деле являются системами (это показывает их дальнейшее изучение). Примером может служить восприятие незнакомого языка: словесная какофония со временем сменяется для чужестранца возрастающей осмысленной связанностью.

Одна и та же система, будучи организованным целым, может иметь не только организованные подсистемы, но и подсистемы дезорганизованные и неорганизованные. Пример: какие-то блоки космической ракеты начинают функционировать, выходя за пределы нормы. Однако преобладать должны организованные подсистемы — иначе вся система потеряет организованность. В этом аспекте можно проанализировать развал Советского Союза или чернобыльскую катастрофу.

Одна и та же система (как целое) может быть хорошо организована по одним свойствам, не организована по другим и дезорганизована по третьим. А. А. Богданов в своей знаменитой «Всеобщей организационной науке» писал, что рабочие на фабрике могут быть производственно организованы, политически дезорганизованы, потребительски в известной мере нейтральны.

Организованность системы и взаимосвязи в ней имеют конкретный характер. Их целесообразность меняется в зависимости от ситуации, внешних обстоятельств и поставленной цели. На военном параде целесообразнее идти строем, по горной тропинке или минному полю — гуськом, в атаку лучше бежать врассыпную. Кстати говоря, уже на этом примере видно, что целое не во всем «больше» простой суммы своих частей: в чем-то оно приносит выгоду, но в чем-то может приносить дополнительные трудности.

Важная характеристика системы — ее инвариантность. Примеры инвариантности — химический состав воды сохраняется при изменении ее агрегатных состояний; врожденные психические установки человека не меняются в зависимости от времен года.

4. Типология систем. В зависимости от того, какой принцип лежит в основе, типология систем может выглядеть следующим образом.

а) По степени сложности. Степень сложности системы зависит от числа ее элементов (и числа взаимодействий между ними). Можно выделить: простые, сложные, сверхсложные системы. Численные границы между ними довольно условны и зависят от конкретных областей научных исследований.

Количественные изменения в системе связаны с ее качественными изменениями: простое увеличение размеров и сложности систем приводит к тому, что меняется специфика основных внутренних взаимодействий.

б) По уровню организованности существуют: просто организованные, сложно организованные, сверхсложно организованные системы.

Здесь численность элементов менее важна, чем численность прямых и опосредованных взаимосвязей и число структурных уровней. Вот почему сложная система не всегда сложно организована. Она сложно организована только тогда, когда число взаимосвязей в ней гораздо больше числа элементов, а также у нее существует разветвленная подсистемно-иерархическая структура.

Иное дело, простая система. Она всегда довольно просто организована. Так, Солнечная система и простая, и просто организованная. То же самое можно сказать о холодильнике или пылесосе.

Примеры сложно организованных систем: автоматические телефонные связи, системы управления новейшими ракетами. Примеры сверхсложно организованных систем: мозг высших животных и человека, система разговорных языков, крупнейшие экономические системы, Интернет.

в) По специфике наиболее существенных для системы внутренних связей между ее элементами, подсистемами и пр. и по природе этих элементов и подсистем можно выделить: системы физические, биологические, социокультурные, смешанные (в частности, технические). Названные классы систем в свою очередь могут подразделяться на отдельные подклассы.

Остановимся чуть подробнее на социокультурных системах. Они обладают определенной спецификой в сравнении с физическими, биологическими и техническими. Прежде всего, можно выделить такие их особенности:

  • Многоцелевая ориентация.
  • Цели, даже заданные извне, определенным образом ассимилируются системой с учетом ее собственных потребностей и интересов. Кроме того, система реализует собственное целеполагание.
  • Языковой и ценностный механизмы регуляции.
  • Большую роль играют латентные процессы.
  • Развитие социокультурной системы требует экспоненциального роста количества информации, необходимой для ее нормального функционирования.

Конечно, это лишь некоторые особенности социокультурных систем. В дальнейшем изложении познакомимся и с другими.

г) По специфике внешних связей с окружающей средой системы могут быть: открытые, закрытые и сверхзакрытые (замкнутые, изолированные).

Изолированная система не обменивается с окружающей средой ничем (практически ничем) — ни веществом, ни энергией, ни информацией. Можно говорить лишь об относительно изолированных системах. Так, Америка до ее открытия европейцами практически была для них изолированной системой. Практически изолированными по отношению к общеисторическому развитию долгое время оставались некоторые племена и народности. Гносеологически замкнутыми для «иноверцев» являются эзотерические системы.

Закрытая система не обменивается с окружающей средой веществом, но может обмениваться энергией (как свет далекой звезды), а также — используя энергию — информацией.

Неоспоримый интерес представляют открытые системы. Чем выше организована система, тем многообразнее и интенсивнее ее взаимодействие со средой и другими системами, т. е. тем выше уровень ее открытости. Особую роль играет создание информации и обмен ею. Специального выделения заслуживают системы с обратной связью, благодаря этому обладающие большей устойчивостью и эффективностью.

Открытая система может перейти в закрытую и даже изолированную. Даже частичная изоляция системы может привести к тому, что уровень ее организации начнет уменьшаться. Каждого из нас ждет роковой момент окончания жизни…

Более-менее однозначно можно предсказать будущее только для изолированных систем, которые к тому же просто организованы и не обладают свободой выбора. Для открытых систем, к тому же обладающих большой свободой выбора, однозначно предсказать будущее невозможно и доступен только вероятностный прогноз.

д) Во временном аспекте системы могут быть стационарные (склерономные) и нестационарные (реономные). В первых связи в течение сравнительно долгого времени практически не меняются, во вторых — меняются.

Для развития система должна быть открытой и неравновесной.

е) В пространственно-масштабном аспекте выделяют глобальные и локальные системы.

ж) Аналогично объективным и субъективным множествам, можно выделить объективные и субъективные системы.

К субъективным системам, в частности, относятся философские и научные учения. Их содержание может вполне адекватно воспроизводить объективную реальность, но в субъективной форме.

Дополнительно уточним некоторые важные понятия.

Состав: фиксирует то, из чего состоит данная совокупность (из каких частей и элементов). Пример: состав диссертационного Ученого совета — это удовлетворяющий определенным критериям и утвержденный ВАК список членов совета.

Строение: фиксирует то, как составные части и элементы взаимно расположены. Пример: в центре Солнечной системы расположено Солнце, вокруг которого обращаются все большие планеты (со своими спутниками), лежащие практически в одной плоскости, а также множество малых планет, астероидов и комет.

Структура (в широком смысле): выражает то, как элементы, части и уровни системы связаны и взаимодействуют между собой, а также каковы свойства образуемой ими целостности. Несколько упрощенный пример: система, состоящая из вложенных друг в друга матрешек, наделена строением, но не обладает структурой. Ведь в ней целостность не играет определяющую роль, а также отсутствует необходимая насыщенность не только прямыми, но и многолинейными связями. Говоря о структуре, важно понимать, что это не просто некая упорядоченность, а это функциональная упорядоченность.

Переходя от строения к структуре, мы, чаще всего, переходим от статического рассмотрения к динамическому.

Функция: регулярные действия некой целостности (или ее подсистемы), выражающие способ ее связи с другими объектами и средой. В свое время ученые, определяя жизнь, стали меньше делать упор на конкретном физико-химическом составе. Зато всё большее значение стало придаваться структуре и процессам функционирования. Понятием, противоположным понятию «функция» является понятие «дисфункция». Оно характеризует появление в системе рассогласования между отдельными компонентами, что может вести к частичному или полному сбою функционирования системы. О важности функциональных исследований говорит то, что в рамках системного анализа развивается структурно-функциональный анализ.

Знаменитый математик А. Пуанкаре однажды заметил, что математик — это странный человек, стремящийся получить возможность сказать о самых разных вещах — « а это то же самое». Однако ищут одинаковое в различном (и различное в одинаковом) далеко не только математики.

Между разными системами может существовать изоморфизм (греч. isos — равный, одинаковый, подобный + morphē — форма): структурно-функциональное подобие. По словам Г. Спенсера, некое подобие есть даже между женщиной, впавшей в истерику, и кораблем, который швыряют волны. В химии подобие позволяет химическим элементам, аналогичным по атомным свойствам, замещать друг друга в кристаллических соединениях. Изоморфность художественной формы проявляется в том, что возможно разыгрывать одну и ту же (по форме) ситуацию, но с другими участниками, на другом «материале».

Наиболее интересно подобие систем по структуре, функциям и поведению (хотя в упрощенном варианте оно может быть и по составу, и по строению). Многие сложно организованные системы изоморфны в том, что у них имеются оперативная и консервативная подсистемы. Последние проявляют себя и в судебном процессе (обвинение и защита), и в традиционной семейной жизни (функциональные роли мужа и жены), и в спортивных играх или военных учениях (нападение и оборона).

В то же время, если подобие не носит системного характера, оно может привести к досадным ошибкам и заблуждениям (по бессистемному подобию со слоном у моськи предполагается наличие хобота).

5. Особенности высокоорганизованных систем. Среди особенностей высокоорганизованных систем прежде всего целесообразно выделить следующие:

  • Целостность: приоритетность целого над частями (так, например, глубинный смысл раскрывают не сами по себе слова, а выстраиваемый из них целостный текст). Чем выше организована система, тем больше разница между элементами (или частями) в самой системе и теми же элементами (или частями) вне ее.

Поведение и функции отдельных частей системы обязательно согласуются с поведением и функциями целостности и зависят от нее. Единую сверхзадачу и целостность спектакля образно выражает знаменитое чеховское высказывание: «Если в первом акте пьесы на стене висит ружьё, то в последнем акте оно непременно должно выстрелить».

В то же время в просто организованных системах части доминируют над целым.

  • Приоритетность взаимодействий над элементами для материальных систем; приоритетность взаимно опосредующих отношений над элементами для идеальных (абстрактных) систем. Подобная ситуация допускает и облегчает формализацию процессов в системе.

В высокоорганизованных системах именно взаимосвязи между компонентами (а не компоненты сами по себе) определяют в большей мере качественные характеристики целостности. У гения и дебила может быть одинаковое число нейронов. Но как по-разному они функционируют!

  • Приоритетность синхронии над диахронией. Поведение того или иного элемента сверхсложно организованной системы обусловлено прежде всего процессами, происходящими в настоящее время в самой этой системе. Поэтому в исследованиях упор делается на сохраняющемся, а не на меняющемся.

О важности данного аспекта для общественных наук неоднократно указывал Леви-Стросс. Так, в своей знаменитой работе «La pensée sauvage» он говорит о том, что этнология уважает историю, но «одна разворачивает веер человеческих обществ во времени, другая же в пространстве». Фильм Антониони «Блоу-ап» (Blow Up) демонстрирует в художественной форме, как много неуловимого можно увидеть, запечатлевая на фотокадрах быстротекущие события и словно приостанавливая время.

  • Инвариантность при трансформациях на уровне существенных взаимодействий. Не противоречит ли эта характеристика предыдущей, которая нацеливала на приоритетность синхронии? Нет, хотя бы потому, что и отправным, и конечным пунктом подобных изысканий, их гидом и маршрутизатором останется исходная «синхроничная» система.
  • Многоуровневость, многоярусность системы; полиморфизм взаимосвязей, приводящий к полиморфизму и самой системы. В зависимости от того, какая характеристика избирается в качестве системообразующей, на первый план выступает соответствующая ей взаимная «вложенность» систем и подсистем.
  • Саморегулирование (динамическое равновесие), благодаря которому противоположные тенденции и силы взаимно компенсируют друг друга и приводят систему к целесообразному поведению. Своего рода суи генерис. Иногда подобное равновесие называют равновесием «на острие ножа».
  • Латентный (от лат. lateens — скрытый, невидимый) характер некоторых протекающих в системе процессов. Наиболее значимо изучение и учет латентных процессов для социокультурных и психических систем. Латентные взаимосвязи подобно невидимой паутине опутывают механизмы власти и управления. Они пронизывают коррупционно-криминальные операции, распространение наркотиков, скрытую проституцию. В науке они оборачиваются плагиаторством, в образовании — шпаргалками. И даже на любовь падает тень тайных связей…

Социальная система может успешно развиваться лишь при условии достаточной внутренней и внешней информационной открытости.

Перейду к иным типам латентности, которые не связаны с утаиванием или обманом. Второй тип латентности — семя и плод общечеловеческих заблуждений и незнаний (это относится ко всему обществу) или индивидуально личностных заблуждений и незнаний (это относится к конкретному человеку).

И, наконец, третий тип латентности связан с бессознательными процессами как на индивидуальном, так и на социальном уровнях. В художественной культуре и искусстве этот тип латентности может проявляться и за пределами бессознательного — как востребованность более глубинного смыслового погружения (на уровень подтекстов, иносказаний и т. п.)

  • Важная роль опережающего отражения и перспективной активности. Чем выше организована система, тем более она подстраивается под ожидаемое (наиболее вероятное) будущее или проектирует желаемое будущее.
  • Интенсивная информационная насыщенность. Особенно явно это проявляется в функционировании социокультурных систем: по мере роста сложности системы количество необходимой информации растет экспоненциально. Поэтому, по словам академика Н. Н. Моисеева, огромными социальными системами управлять невозможно, их можно только направлять в определенное русло, поддерживая желаемые тенденции.

Одно из ее возможных проявлений — фрактальность (от лат. fractus — дробный). Фрактальной является такая система, любая подсистема которой содержит в себе всю необходимую информацию о системе в целом и обладают свойством самоподобия. Наглядный образ фрактала дает графическое воспроизведение на компьютерном экране уравнения французского математика Бенуа Мандельброта. В развитии фракталами называют постоянно повторяющиеся элементы.

  • Статистико-вероятностный характер протекания ряда важнейших системных процессов. Чем сложнее системный процесс, тем более важную роль в нем играют стохастические факторы. Желая выиграть в лотерею, не обольщайтесь тем, что в нее выиграл ваш хороший знакомый. Это ни о чем существенном не говорит. Необходим статистико-вероятностный анализ целостной ситуации.
  • Многомерность, внутреннее качественное многообразие. Чем многообразнее (гетерогеннее) структура и функции объекта (и, как следствие, чем он информационно более ёмок), тем он выше организован. Высоким уровнем организованности обладают социальные системы, изучаемые социологией. Они имеют многочисленные и многокачественные внутренние и внешние взаимосвязи (например, сообщество сотрудников и читателей Российской государственной библиотеки). Большую роль для повышения уровня организованности играет качественное многообразие как всех связей в системе, так и самих ее составных частей — элементов и подсистем. Если ранее физики обычно имели дело с периодическими кристаллами, то при анализе, например, хромосомной нити они столкнулись с апериодическим кристаллом. По образному выражению Э. Шредингера, различие в структуре здесь такое же, как между обоями с повторяющимся примитивным рисунком и рафаэлевским гобеленом.

2. Системно-структурный анализ

При хорошем методе и не очень талантливый человек может сделать много.
А при плохом методе и гениальный человек будет
работать впустую и не получит ценных, точных данных

Академик И. П. Павлов

Как было показано выше, системный подход всегда был связан с изучением организации объектов.

Современные системные исследования позволили углубить представления о целостности, наполнить их конкретным содержанием, обогатившим современную науку в самых разных ее областях. Системный анализ проник во многие науки о природе и все сильнее воздействует на развитие гуманитарно-общественных наук. Он способствует созданию сложных техносистем, включающих человеческую составляющую.

Общий системный подход может быть полезен в самых разнообразных делах — наводите ли вы порядок в квартире, пишите книгу или ведете расследование хищений в особо крупных размерах. И, конечно же, он востребован в науке — особенно на начальных (но неизбежных) этапах системных исследований.

А в процессе системного анализа, углубляющего общий системный подход, изучаются конкретные системы и их специфические разновидности. При этом выявляются и исследуются:

1) Специфические характеристики системы как целостности (у нее появляются принципиально новые качества, не присущие ее отдельным подсистемам или элементам). Собор, симфония, космическая ракета, разобранные на свои отдельные элементы, теряют самое главное — чудо своего целостного совершенства. Можно лишь восхищаться тем, «как в целом части все, послушною толпою // Сливаясь здесь, творят, живут одна другою!» (Гёте. «Фауст». Часть 1).

2) Фундаментальные элементы системы. Это такие ее мельчайшие части, внутреннюю структуру которых можно не исследовать, воспринимая как целое. В то же время элемент как целое влияет на систему. Приведу наглядные «житейские» примеры. Как известно, элементом малой социальной группы является человек. Если у него болит зуб, то на окружающих влияет не зуб сам по себе, а этот человек с больным зубом. Портниха, чтобы сшить платье, снимает с Вас мерку и согласовывает его фасон; однако, на процесс пошива не влияет число лейкоцитов или эритроцитов у вас в крови. А при изучении звучащей речи достаточно фундаментального уровня фонем.

3) Иерархическая структура системы, ее основные стороны, подсистемы и уровни. Так, в духовно-психической модели человека можно выделить три основные стороны («ипостаси»): эмоционально-чувственная; познавательная; побудительно-волевая. Также можно выделить такие уровни: глубинное врожденное бессознательное; подсознание; предсознание; сознание; творческое «сверхсознание». Каждый из этих компонентов в свою очередь включает множество компонентов более низкого «ранга». И все они находятся в многокачественных прямых и опосредованных взаимосвязях, совместно сплетаясь в единую структуру.

Дополнительно уточним понятие «структура». Оно характеризует один из уровней внутренней организованности системы и представляет дальнейшее углубление такой характеристики организованности системы как ее строение. Структурой обладают только достаточно высокоорганизованные объекты, одной из основных особенностей которых является принципиальная неразрывность, глубокая взаимосвязь составляющих их элементов. Для описания более простых объектов достаточно такой организационной характеристики, как строение. Если просто организованные объекты могут существовать благодаря приближенно статической устойчивости, то для системно-структурных объектов (в силу опосредованности, существенной взаимозависимости в поведении составных частей) необходима динамическая устойчивость. Одна из основных особенностей структурализма состоит в том, что он показывает принципиальную невозможность отрыва структурных элементов друг от друга и от самой структуры целого, в которую они «вплетены» существующими между ними очень глубокими взаимодействиями. Оторвать такие элементы от целого, от структуры этого целого, от структурных взаимодействий — значит полностью изменить эти элементы. Именно эта особенность достаточно высокоорганизованных объектов (невозможность неискаженного вычленения элементов из целого) является «визитной карточкой» понятия структура. Итак, структура характеризует неразрывное органичное единство: — системного целого; — элементов этого системного целого; — взаимодействий между элементами. Определяющее значение для структуры играет и понятие внутреннего в его отличии от внешнего. Структура с этой точки зрения — это внутренний механизм целостной системы, выражающий принципиальную неотделимость элементов и подсистем друг от друга и от самой целостной системы в силу крайне глубоких и тесных взаимодействий как между элементами, подсистемами, так и между ними и самой системой.

4) Системно-структурный «самоанализ» самого себя, подвергая ему собственные понятия, операциональные процедуры и пр. «Система», «структура», «организация» и др. — это такие понятия, которые принципиально невозможно изолировать друг от друга и изучать поодиночке. Отражая сложно и сверхсложно организованные реальные системы, сами эти понятия организуются в довольно сложные моделирующие их логико-гносеологические системы.

5) Определяющие внутренние и внешние взаимосвязи (взаимодействия) системы, включая «обратные связи»; нелинейный характер подобных взаимосвязей. Внутрисистемные взаимосвязи могут быть как координационными, так и субординационными.

При этом важно четко отличать главное от неглавного, главных «героев» от «массовки». Ведя уголовное расследование, далеко не обязательно изучать все связи подозреваемого, начиная с момента его появления на свет и пребывания в роддоме. Конечно, бывает вероятным и невероятное... Но невероятно редко! И выбирая жениха, не столь уж важно учитывать, принимал ли участие его предок в Куликовской битве...

6) Запечатленные в структуре тенденции прошлого становления и вероятные предпосылки будущего развития. На этом этапе исследования необходимо также использовать метод единства исторического и логического.

В развивающейся системе низший уровень структурной организации генетически первичен по отношению к высшему и детерминирует на первом этапе процессы возникновения и развития более высокого уровня, а также целостное поведение системы. Однако подлинное «созревание» более высокого уровня происходит тогда, когда для него начинается период «самодетерминации» (causa sui), период «самопорождения» (sui generis). В результате постепенно начинает возрастать обратная детерминация низшего уровня более высоким и влияние последнего на поведение системы в целом.

Картина, конечно, усложняется тем, что на процесс развития влияют не только детерминистские, но и некоторые другие закономерности. Да и сами детерминистские закономерности имеют характер не однозначной, а многозначной причинно-следственной зависимости («мультикаузальности»).

Постепенно возрастает определяющая роль не “диктата прошлого”, а зарождающегося в настоящем «зова будущего». Речь идет о целеполагании и целереализации, которые все более и более зависят от свободного выбора и творческой деятельности самих субъектов.

Благодаря эволюционному развитию в природных системах над физической необходимостью постепенно надстраивалась неосознаваемая биологическая целесообразность, а над ней — со временем — осознанное целеполагание.

Последнее постепенно восходило от уровня “осознанной необходимости” до уровня все более свободного творческого проектирования действительности.

7) Системы высшего и низшего порядка по отношению к изучаемой системе. Любой системный объект может входить в систему более высокого уровня (для него она — своеобразная метасистема). По словам Л. Витгенштейна, «понять — значит вписать в более широкий контекст».

Исследование этого аспекта систем метафорически напоминает путешествие Гулливера к великанам (уровень метасистем) и лилипутам (уровень подсистем).

8) Системы как родственные (однопорядковые), так и изоморфные изучаемой. Изоморфное структурно-функциональное подобие имеется даже между такими системами как футбольная команда, семья и летящая к далеким планетам ракета. Так, например, для них существуют внешние дестабилизирующие факторы: для футбольной команды — оголтелые болельщики противника, для семьи — сварливая теща (свекровь), для космической ракеты — метеорит-«бродяга».

9) Как нормальные, так и экстремальные (кризисные), бифуркационные состояния системы (они могут быть реальными или моделируемыми). Известный исследователь систем член-корр. АН СССР В. Сифоров говорил, что ему помогает в работе «метод крайних случаев» (я буду его называть методом предельных состояний). Исследуя сложно организованную систему, важно ее мысленно или практически испытать на предельных режимах.

Изучая системы, по отношению к которым мы можем выступать только в роли наблюдателей, важно особенно тщательно рассматривать переломные моменты в их развитии. В семейной жизни — серия возрастающих по масштабу ссор, проверяющих семью на прочность (здесь «вмешательство» наблюдателей бывает возможным). В жизни нашей планеты — зарождение землетрясений или цунами (здесь земляне пока только пассивные наблюдатели).

В то же время неустойчивые состояния играют неоценимую конструктивную роль, порождая возможности выбирать последующее развитие.

10) Состояния системы закономерные (связанные с постепенными количественными и пластичными качественными изменениями) и хаотичные (предкризисные).

11) Управляющая подсистема и ее роль на разных уровнях системы, обладающих относительной автономией. Управление играет особую главенствующую роль, определяя в значительной мере как поведение системы в целом, так и поведение некоторых подсистем.

На разных организационных уровнях управление представлено по-разному. Особо ярко оно проявляется у высокоорганизованных систем. На остальных уровнях — менее явно. Необходимым условием для процессов управления является то или иное использование информации. Можно считать, что самые элементарные формы управления существуют уже на клеточном уровне многоклеточных организмов. На более высоких уровнях его роль становится более явной и существенной. Значимость процессов управления резко возрастает при переходе на социальный уровень.

В материально-технической сфере управление развивалось, пройдя несколько этапов. На начальном этапе контролировались отдельные характеристики механизмов, такие как, скажем, температура, давление, скорость протекания процесса. Затем удалось перейти к автоматическому регулированию отдельных агрегатов. Наконец, появилась возможность управлять многоагрегатными техническими системами, автодорожным, железнодорожным, водным и воздушным транспортом в целом. Подобные сложно организованные системы уже невозможно рассматривать как чисто технические. Их поведение в огромной степени зависит от деятельности людей, становящихся их наиважнейшей составной частью.

В управлении заложена такая возможность: используя малоэнергетичные информационные процессы, можно влиять на явления, связанные с несравнимо большими энергетическими (и информационными) процессами.

Внутренняя структура самоуправляемой системы обязательно включает управляющую и управляемую подсистемы.

Остановимся подробнее на социальном управлении, как особом типе управления. Дело в том, что социальная жизнь невероятно усложнилась. Поэтому управление на научной основе экономикой, политикой, материально-техническими процессами, да и самой наукой, короче говоря, обществом в целом превратилось в обязательное условие его выживания и нормального развития.

Социальное управление в обязательном порядке требует: установить стратегическую цель развития, так как развитие без цели становится хаотичным шараханьем из стороны в сторону, грозя трагическим концом; выделить его основные этапы и их цели; составить соответствующие программы решения промежуточных задач и т. д.; активизировать на решение поставленных задач мотивацию сотрудников.

Эффективное управление подразумевает опережающее воздействие на те процессы, которые содержат потенциальную опасность. Одно из основных управленческих правил гласит: «Управлять — это значит предвидеть».

Управлять следует в большей мере не самими людьми, а процессами, в которые они вовлечены. Путь сотрудничества плодотворнее манипулятивных технологий. При таком подходе учитываются также отдаленные цели и инициируется творчество в управляемых подсистемах. Хороший руководитель, поддерживая частные инициативы, способствует тому, чтобы коллектив динамично развивался. Он и сам подает идеи, призванные «встряхнуть» устоявшиеся шаблоны (встряхнуть не катастрофически, не приводя к хаосу, а усиливая творческие импульсы коллектива).

Важная проблема в социальном управлении — это поиски оптимального соотношения между:

а) Централизацией и децентрализацией.

б) Интеграцией и дезинтеграцией. В современном мире продолжают усиливаться интегративные процессы и устремленность к целостности. Унифицируются формы и образ жизни (так, напр., развиваются единая информационная сеть, транснациональные корпорации). В то же время, наблюдаются тенденции к сепаратизму и желание хоть как-то отличаться от других наций и государств.

в) Управлением на глобальном, федеральном и местном уровнях. г) Государственным управлением и участием в управлении общественности (гражданского общества).

Рассматривая системный объект в статике, анализируют прежде всего его состав и строение.

Рассматривая его в динамике, анализируют его структуру и функции.

Рассматривая его в развитии, анализируют фундаментальные качественные изменения.

В связи с развитием выскажу некоторые соображения, непосредственно касающиеся сути системного анализа. Выше в числе важных характеристик высокоорганизованных систем выделялась такая, как приоритет синхронии над диахронией. Эта характеристика (синхрония) явно связана с общенаучной и общекультурной парадигмой. А что и как связует между собой сменяющие друг друга парадигмы? И здесь, прежде всего, необходимо восстановить в правах успешно зарекомендовавший себя в естественнонаучных исследованиях «принцип соответствия».

Типовые задачи по исследованию систем:

1. Известны: входная величина и ее изменения, закономерности поведения и свойства системы. Ищутся: выходная величина и ее изменения.

Подобные задачи могут быть сравнительно простыми и часто возникают в технике, рекламе, торговом бизнесе.

Как будет вести себя известная система под новыми известными воздействиями в новых (но известных) условиях?

2. Известны: закономерности поведения системы, ее свойства и выходные величины. Ищутся: ее входные величины.

Пример: прибор, дающий показания о чем-то ранее неизвестном.

3. Известны: входные и выходные показатели, а также закономерности поведения системы. Ищутся: количественная определенность ее свойств. Такие задачи постоянно приходится решать при инженерном конструировании (например, расчет каркаса здания).

4. Известны только входные и выходные параметры. Такие задачи стоят перед исследователем, который изучает совершенно неизвестный или сверхсложно организованный объект. Зачастую подобный объект называют «черным ящиком». Как правило, им оказывается сверхсложно организованная система, о структуре и внутренних процессах которой ничего не известно. «Не открывая» черный ящик, не вникая в суть его устройства, можно тем не менее вынести определенные суждения о его поведении как целого.

Зачастую единственный способ исследования подобных систем таков: производя на них определенные воздействия (задавая входные сигналы), следует фиксировать их реакции (выходные сигналы). Структура «черного ящика» для внешнего наблюдателя чрезвычайно многолика. В гегелевском учении «черному ящику» в некотором смысле соответствует «вещь в себе», сама по себе непостижимая и приоткрывающаяся только через явления.

Методом «черного ящика» могут изучаться и просто организованные системы. Но для них этот метод лишь один из возможных, а для сверхсложно организованных систем (в некоторых отношениях) этот метод — единственно возможный.

С. Лему принадлежит такое мудрое соображение (изложу по памяти, сохранив основной смысл). Обычно в многочисленных научно-фантастических произведениях обсуждается три варианта встречи цивилизаций (нашей, земной и не нашей, инопланетной). Вариант первый: мы одолеваем их. Вариант второй: они одолевают нас. Вариант третий: приходим к доброму согласию и объединяем усилия вокруг общих целей. Однако, по Лему, вполне вероятен также четвертый вариант: встретимся и совершенно не поймем друг друга.

Пока внеземные цивилизации остаются для нас чисто виртуальными моделями. Но изучая их, мы лучше узнаем себя самих, свою роль в мироздании, инвариантные черты собственной цивилизации.

Вообще говоря, существуют разные степени понимания. Предельная ситуация, о которой и говорил С. Лем, — это полное взаимное непонимание (сверх некоммуникабельность). Именно таким оказался информационный контакт в его романе между фантастическим мыслящим океаном «Солярис» и земными исследователями. Океан абсолютно чужд всему человеческому. Его полная инаковость делает беспомощным протагоровский принцип «человек — мера всех вещей». Это поразительно, но Океану не находится никакого подобия. Для него мера всех вещей он сам. И только Он. Это фантастическая модель абсолютного «черного ящика».

Ситуация напоминает ту позицию, которую с незапамятных времен занимали и продолжают занимать в общечеловеческой культуре апофатические богословия и близкие им философские учения. Всё, что стало известно исследователям Океана «Солярис» за 78-летние наблюдения, состояло из одних лишь отрицаний. Постепенно «проблема Солярис» стала признаваться неразрешимой, конкретно демонстрируя ограниченность человеческого познания.

Из многообразия систем особо следует выделить самоорганизующиеся системы. В общем случае, самоорганизующаяся система — это такая высоко организованная система, которая может при изменении внешних или внутренних обстоятельств (а также вполне самостоятельно и независимо от подобных изменений) сохранять или даже улучшать свою организацию. При этом она использует имеющийся опыт, благодаря которому выработалась поведенческая целесообразность (а для наиболее высоко организованных систем — целеполагание, причем цель намечает сама система или одна из ее подсистем). Подобные целеполагающие системы также называют телеологическими.

Как соотносится системно-структурный анализ с наиболее близкими ему подходами и методами?

Системно-структурный анализ близок структурно-функциональному анализу и структурализму: и там и там ведущими понятиями являются понятия целостности, структуры и функции, а также изучаются многообразные связи системного объекта. Кроме того, системно-структурный анализ, подобно другим методам, наиболее плодотворен, сотрудничая с ними.

Вырисовывается такая цепочка взаимно связанных принципов: организованность — системность — структурность — функциональность.

Довольно тесно связаны между собой комплексный и системный подходы. Обычно первым используется комплексный подход. С его помощью объект исследуется в своей целостности и максимально возможной многосторонности. Благодаря этому односторонние, однофакторные подходы начинают сливаться, порождая единую многостороннюю картину.

При этом комплексный подход дает методологическую основу для преодоления недостатков однозначной (однолинейной) детерминации, однофакторного объяснения (и понимания), одномерной постановки проблемы. Разумеется, существуют специфические особенности комплексного подхода на трех общекультурных и общенаучных уровнях — философском, общенаучном и специально-научном.

Метод системно-структурного анализа углубляет комплексные исследования объекта, рассматривая уже не только его внешние всесторонние проявления как целостности, а всю его внутреннюю системно-структурную картину.

Овладев понятийным, теоретическим и методологическим арсеналом, вкратце познакомимся с некоторыми историко-логическими и конкретно-научными чертами системно-структурных исследований. Никогда ранее социально-гуманитарные науки так плодотворно не делились своими научно-методологическими достижениями с традиционно лидировавшим естествознанием.

3. Становление системно‑структурных исследований в специальных науках

В дальнейшем изложении рассмотрены принципы и идеи, которые довольно быстро выходили за рамки отдельной науки, приобретая общенаучный, а нередко — и общекультурный статус.

Социология, экономика

Первые углубленные системно‑структурные исследования в социальной сфере связаны с работами К. Маркса, Г. Спенсера, Э. Дюркгейма. Особо следует выделить «Капитал» Маркса. В нем представлено системное изучение общества как целого и различных сфер общественной жизни; установлены связи классовой структуры общества с его экономическим строем, роль в социально‑экономической жизни производительных сил и производственных отношений; вскрыты основные общественные закономерности; проанализированы сменяющие друг друга общественно‑эко­номические формации. Общество предстало как своеобразная высокоорганизованная социальная система, определяющую роль для которой играют производственные отношения между людьми. В перспективе исторического развития должен реализоваться общественный идеал — коммунистическое общество. В современных неомарксистских исследованиях органически сочетаются как формационный, так и культурно-цивилизационный подходы.

По Э. Дюркгейму, общество есть реальность «sui generis», жестко определяющая мышления, чувства и действия индивидов. Он дополнил системно‑структурные исследования, добавив к принципу функционализма принцип социологизма: социальное следует объяснять, исходя из самого социального, игнорируя «внешние» причины и не сводя социальное к психологическому или индивидуальному. Он также развил концепцию органической и механистической солидарности, что позволило выделить разные типы самих функциональных связей.

На становление организационного подхода повлияла «Всеобщая организационная наука (тектология)» А. Богданова (Ч. I–III; 1913–1922). Это был один из первых фундаментальных трудов в русле общей теории организации. Богданов считал, что любая задача практики и теории сводится к тектологической: «о способе наиболее целесообразно организовать некоторую совокупность элементов — реальных или идеальных». Богданов предвосхитил кибернетическую идею обратной связи, назвав ее бирегулятором.

В дальнейшем социальные исследования со специальным использованием системно‑структурной методологии проводились в единстве со структурно-функциональным анализом. Его ведущий принцип: раскрыть социальную структуру (устойчивую систему связей компонентов целостности), выявить особенности взаимной зависимости всех элементов и подсистем, а также их вклад в функционирование и изменение целостности; рассмотреть социальную стратификацию, структуру и тенденции социальной мобильности и пр.

Т. Парсонс главными структурными компонентами считал ценности, нормы, социальные роли. В то же время для Парсонса, как и для Маркса, человек — совокупность общественных отношений. Большой резонанс вызвала его работа «Общая теория социального действия». С точки зрения Парсонса, социальная система является системой действия — мотивированного человеческого поведения, а социальная структура — это система стандартизованных отношений деятелей, выполняющих определенные роли относительно друг друга. Парсонс выделяет три уровня взаимодействия человека и общества — культурный, социальный и психологический, представляющих взаимно дополняющие аспекты социального действия.

Одно из нововведений Р. Мертона — это то, что он ввел и разграничил «явные» и «латентные» функции. Под последними он понимал неинтенциональные и неосознаваемые социальными акторами объективные для системы следствия их действий. Мертон считал структурно-функциональный анализ идеологически нейтральным, подобным сосуду, который можно наполнить и нектаром и ядом.

Лингвистика

Именно структурная лингвистика оказала доминирующее влияние на формирование раннего структурализма. У истоков структурализма в языкознании стоят И. А. Бодуэн де Куртенэ и Ф. де Соссюр, вначале примыкавшие к младограмматизму. Основные черты зарождавшегося в языкознании структурализма: проникновение в мир сложных внутренних взаимодействий языковых форм, поиски элементарных составных частей, из взаимодействия которых вырастает языковая система. Такое углубленное исследование внутренней организации языка требовало известной односторонности подхода: язык брался как нечто постоянное, устойчивое; его эволюция на какое-то время отходила на второй план. Соссюр показал, как важно различать диахронную и синхронную точки зрения на язык, а также утвердил мнение, что только синхронный анализ может выявить системность существующих в языке элементов. Несмотря на ряд недостатков (чрезмерное противопоставление языка и речи и др.), теория Соссюра имела бесспорные достоинства, самое ценное из которых — это подход к языку как к системе, проникновение во внутренний механизм его организации. При этом язык рассматривался как часть более общей науки о знаках — семиологии. В отличие от Соссюра, Куртенэ считал, что статика языка есть только частный случай его динамики или даже кинематики. В теории Куртенэ учитывается и субстанциональная основа языка. Взаимозависимости между выделяемыми единицами выступают как производные от их природы. Идеи системно‑структурного метода в лингвистике начали плодотворно работать еще до широкого распространения самого термина «структура» в его специальном смысле. Уже на этом этапе формировалось структурное понимание языка, он рассматривался как высокоорганизованная система, в которой все взаимосвязано самым существенным образом. Сам термин «структура» впервые появился в лингвистике в своем особом значении в докладе языковедов Н. Трубецкого, Р. Якобсона и С. Карцевского на Первом Международном конгрессе лингвистов (1928), а затем в тезисах Пражского кружка (стал употребляться под влиянием гештальтпсихологии).

«Структурная психология» — «гештальтпсихология»

Одним из фундаментальных утверждений гештальтпсихологии было то, что основа психических явлений не складывается из каких‑то индивидуальных актов, отдельных простейших элементов психической жизни, а состоит из определенных целостных образований, гештальтов (структур). Известный советский психолог Л. С. Выготский так резюмировал суть гештальтпсихологии: «Психологические процессы представляют собой не простое объединение элементов и суммативную связь частей, основанную на простом сосуществовании одной части рядом с другой, а являются структурами, т. е. такими целыми, которые обладают своими специфическими свойствами, характеризующими их именно как целые и не выводимыми из свойств их частей». Окончательное оформление гештальтпсихологии происходит в 20-е годы благодаря работам представителей берлинской школы (кроме Вертхеймера туда входили Кёлер, Коффка, Левин и др.). Гештальтпсихологи отстаивали полную подчиненность частей целому. Как и биолог Л. Берталанфи, они уделяли большое внимание понятию «текучего» («подвижного») динамически‑устойчивого равновесия. Одно из основных понятий гештальтпсихологии — понятие органически целостного «структурного поля», в котором и растворены отдельные процессы психической жизни. Такое органическое целое нельзя разложить на части, не исказив его подлинной природы. Однако, по мнению гештальтпсихологов, существуют и более просто организованные целостности, которые как бы на ранг ниже, чем целостность психического поля или объектов этого типа. Поэтому целостности характеризуются двумя типами «гештальтов»: если структура целого определяет саму природу его частей, то это «W-гештальт»; если структура целого определяется только взаимозависимостью частей, то это «К-гештальт». Изучая структуру «К-гештальт», можно учесть взаимные влияния частей, несмотря на всю их сложность, и прогнозировать изменения в целом. При изучении структур типа «W-гештальт» мало изучить все взаимодействия частей для того, чтобы составить себе представление, какова природа целого. Ведь в этом случае структура целого не сводится к взаимодействиям частей, а представляет из себя нечто большее. Тут можно лишь описывать некоторые отдельные события, которые происходят в структурном поле; прогнозирование же путем анализа, даже самого тщательного, невозможно.

Психика человека нацелена на образное мировосприятие предметов и явлений как целостных структур с нерасторжимыми частями. Если в реальном прообразе по тем или иным причинам что-то отсутствует, оно будет бессознательно восполнено воображением. Что касается незавершенного действия, оно запоминается лучше, чем завершенное. (Может, потому мы так хорошо помним первую любовь?) Ф. Перлз, создавая гештальттерапию, исходил из «принципа завершения». Человек обычно желает завершить незавершенный гештальт, чтобы восстановить гармонию и целостность.

«Структурная антропология»

Так назывался основной труд К. Леви-Стросса. Его учение зарождалось под влиянием социологических идей Э. Дюркгейма, определенных принципов культурной антропологии, структурной лингвистики. Этнологические объекты Леви-Стросс уподоблял средствам социальной коммуникации. Все культурные и психические процессы основаны на бинарных оппозициях (природное — культурное; этнология — история; структура — событие; сырое — вареное). В основе любой культуры лежит коллективное бессознательное. Мышление человека и его социальное поведение детерминированы бессознательными структурами, заложенными в нем. В каком-то смысле лингвистические структуры говорят за нас, логические структуры рассуждают без нас, структуры родства определяют фундаментальные условия семейной жизни. Критикуя концепцию Леви-Брюля о пралогическом мышлении, Леви-Стросс показывает моменты идентичности в мышлении «дикаря» и современного человека. Его увлекают пракультурные духовные уровни человека. По Леви-Строссу, мифы — самая свободная и полная объективация бессознательного и, значит, через мифы можно выявить его ментальную структуру. Подобная структура универсальна для всех людей. Она уже очеловечена и в этом смысле надприродна, но еще докультурна. Анализировать структуру можно, лишь сопоставляя разные системы (по крайней мере, две). Особенно ценно изучать структуру в ее предельных состояниях, когда сопоставление принимает оппозиционный характер. Леви-Стросс. считал, что социология (из-за сложности своего объекта исследования) не получит столь же точные и богатые результаты, как этнография.

Биология

Наибольшее значение для формирования системно‑структурных идей в биологических науках имели, прежде всего, организмические теории. Начало «организмического бума» — 1919–1921 годы. Основная рациональная идея организмического подхода в том, что процессы, протекающие в сложно и сверхсложно организованных биологических системах следует изучать в их целостности, в то время как традиционный аналитико‑суммативный подход сводился к вычленению каких‑то составных частей и их самостоятельному анализу.

Особый интерес вызывают ранние работы Л. Берталанфи (конец 20-х — начало 30-х годов). Он заострял внимание на системности биологических объектов (заведомо ложен подход к ним как к простым суммативным агрегатам), на необходимости их динамического рассмотрения. Организм находится в текучем равновесии и напоминает, по его словам, скорее пламя, чем кристалл или атом. Продуктивной оказалась идея Берталанфи использовать в биологии такое физическое понятие, как «открытая система». Берталанфи показал, сколь велика роль в различных научных исследованиях теории открытых систем, в разработке которой он принимал самое деятельное участие. По Берталанфи, организм обладает некоторой первичной эндогенной активностью, а не выступает лишь пассивным отражателем, реагирующим на внешние воздействия. Большое значение Берталанфи придавал идее эквифинальности. Он новаторски развивал идеи «общей теории систем». Он считал, что, выявляя изоморфизмы, можно переносить научные принципы из одной науки в другие.

Синергетика

Постнеклассическая картина мира ограничила применение таких классических принципов и подходов, как атемпоральность, жесткая детерминированность, безальтернативность, описываемая линейными (или квазилинейными) закономерностями. Во главу угла встали необратимость времени, нелинейность взаимодействий и конструктивный характер неустойчивых состояний (что позволяет системе в известной мере выбирать свое будущее).

Закономерным развитием общей теории организации и общей теории систем стало появление общей теории самоорганизации. Ее-то часто и называют синергетикой. Однако последняя функционирует в двух основных формах.

1. Синергетика (в широком смысле) пытается охватить любые процессы самоорганизации, уточнить соответствующие им понятия, принципы, закономерности. Такое название принадлежит немецкому физику-теоретику Г. Хакену. Впервые он назвал «синергетикой» новое междисциплинарное направление исследований в 1969 г., читая лекции в штутгартском университете. Оно принимается далеко не всеми ведущими специалистами, которые считают, что это просто красивое название уже до этого существующих общей теории организации и общей теории систем.

2. Синергетика (в узком смысле)это учение о неравновесных системах, рассматриваемых на этапе их максимальной неустойчивости. Этот подход действительно имеет новаторский характер. У его истоков стоит лауреат Нобелевской премии И. Пригожин, не очень одобрявший использование термина синергетика при изучении диссипативных систем. Особое внимание Пригожин уделял неравновесной термодинамике, обобщая полученные результаты на любые неравновесные системы. Он убедительно доказал, что неравновесие может быть причиной порядка, рождаемого в скачкообразных процессах. Лишь открытые системы, получающие извне вещество, энергию и информацию, способны как поддерживать, так и создавать упорядоченность из хаоса. Подобные системы Пригожин называл диссипативными. Благодаря диссипативности в неравновесных системах спонтанно нередко возникают новые структуры, а также из хаоса возникают упорядоченности. Особое внимание уделяется предкризисному и кризисному этапам развития системы, в результате которых возможен неоднозначный переход в новое состояние. Этап подобного хаотичного перехода называют точкой бифуркации. Та или иная случайность, малозначимая в обычных процессах, в точках бифуркации может сыграть ведущую роль. Приведу в какой-то мере условный пример бифуркационного состояния: физически здоровый и сильный человек, спускаясь в полной темноте по лестнице, поднял ногу; в этот момент он находится в фазе неустойчивости и очень уязвим — даже хилый подросток может вызвать его падение, толкнув неожиданно в спину… Еще одно важное понятие — аттрактор: это состояние системы напоминает засасывающую воронку (она словно втягивает в себя множество траекторий развития, возможных после точки бифуркации). Таким способом будущее «вытягивается» из настоящего.

Особо выделяется странный аттрактор («привлекающий хаос»): он превращает эволюционное поведение системы в непредсказуемое.

В России идеи синергетики успешно развивали и развивают академики РАН Н. Н. Моисеев (хотя критично относился к самому термину), С. П. Курдю́мов, Ю. И. Журавлев и др., а также многочисленные научно-исследовательские коллективы.


Воскобойников Анатолий Эммануилович — доктор философских наук, профессор кафедры философии, культурологии и политологии Московского гуманитарного университета. Тел.: +7 (499) 374-55-11.

Voskoboinikov Anatoly Emmanuilovich, Doctor of Science (philosophy), professor of the Philosophy, Culturology and Politology Department at Moscow University for the Humanities. Tel.: +7 (499) 374-55-11.

E-mail: laer_tino@mail.ru


Библиограф. описание: Воскобойников А. Э. Системные исследования: базовые понятия, принципы и методология [Электронный ресурс] // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2013. № 6 (ноябрь — декабрь). URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2013/6/Voskoboinikov_Systems-Research/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: дд.мм.гггг).

Дата поступления: 20.11.2013.



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»