Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / №2 2014

Луков Вл. А. Библейская притча в реалистической литературе

УДК 82.0 ; 821.13

Lukov Vl. A. Biblical Parable in Realistic Literature

Аннотация ♦ В статье, написанной Вл. А. Луковым в 1991 г., на материале анализа «Иродиады» Г. Флобера выявляется специфика преломления библейского сюжета в реалистической литературе путем перевода основного конфликта повести из религиозной в нравственно-политическую сферу.

Ключевые слова: Г. Флобер, реализм в литературе, библейские сюжеты в художественной литературе.

Abstract ♦ The 1991 article by Vladimir A. Lukov reveals the specific character of the interpretation of biblical plot in realistic literature in the case of Hérodias by Gustave Flaubert. The author makes the analysis by transition of the main conflict of the story from religious to moral and political sphere.

Keywords: Gustave Flaubert, realism in literature, biblical plots in fiction.


5 марта 2014 г. умер выдающийся российский филолог и культуролог Владимир Андреевич Луков. Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение», главным редактором которого до дня кончины был Вл. А. Луков, скорбит о невосполнимой утрате и будет продолжать дело науки и образования, которому он посвятил свою жизнь. В последующих номерах электронного издания будут представлены труды Вл. А. Лукова, имеющиеся в его личном архиве, в том числе опубликованные в разные годы в малодоступных сегодня изданиях. Такова публикуемая ниже работа Вл. А. Лукова «“Иродиада” Г. Флобера: библейская притча в реалистической литературе», появившаяся в одном из сборников научных трудов, которые в начале 1990-х годов издавались в Кировском государственном педагогическом институте (Луков, 1991).

Редакционная коллегия

«Иродиада» Гюстава Флобера (Hérodias, 1877[1]) входит в состав «Трех повестей» и относится к последним произведениям писателя, которые при появлении в печати не были приняты и поняты читающей публикой (Доде, 1965: 534). Золя указывает, что Флобер считал свою работу над «Тремя повестями» отдыхом. «На каждую из них он потратил около шести месяцев» (Золя, 1966: 504). Сам Флобер точно определяет вре­менные рамки создания «Иродиады»: август 1876 — февраль 1877 г. (Flaubert, 1954: 313, 341). Для работы Флобер привлек многочисленные источники, из которых наиболее значительными (помимо «Нового завета») являются «Жизнь двенадцати цезарей» Гая Светония Транквилла и труды историка христианства Эрнеста Ренана. Иначе говоря, Флобер снова пользуется методом, который он выработал в ходе написания романа «Саламбо».

«Махэрусская цитадель возвышалась — на восток от Мертвого моря — на базальтовой скале, имевшей вид конуса» (Тургенев, 1956: 467). Так начинается повесть Флобера. И сразу же обнаруживаются детали, которых нет в Библии. Так, Мертвое море не упоминается не только в данной легенде, но и нигде во всех четырех евангелиях (Ярославский, 1957: 417). Иначе говоря, Флобер, в противоположность Библии, с первой строчки устанавливает место действия своей повести и в дальнейшем дает большие, развернутые описания природы, быта, строений и т. д.

Постепенно, один за другим, появляются герои произведения: Ирод Антипа, Иоканан, палач, Иродиада, Саломея. Итак, все действующие лица, известные по библейской легенде (даже ученики Иоанна Крестителя), появились в первой главе повести. Но в самом конце этой главы вбегает негр:

«Он хрипел от усталости и мог только произнести:

Вителлий!» (Тургенев, 1956: 477).

Появляются новые действующие лица: Вителлий, римский прокон­сул, главный военачальник провинции Сирии; Авл Вителлий, ко­торый стал впоследствии императором после Оттона, в 69 г. н. э., и их свита. Так реализует Флобер упоминание в Библии о гостях Ирода Антипы, собравшихся праздновать день его рождения. Флобер противоречит Библии, вводя римлян вместо тысяченачальников и старейшин Галилейских. Этого мало, Флобер противоречит и историческим трудам, которые он так тщательно изучал. Так, Вителлий прибыл в Галилею позднее предполагаемой казни Иоанна Крестителя, Авлу в то время было не более 15 лет, поэтому присутствие его при казни маловероятно, Тиберий заключил в тюрьму Агриппу значительно позднее и т. д. Нельзя не заметить, что все анахронизмы, допущенные всегда верным историческому ходу событий Флобером, касаются не столько Иудеи, сколько Рима в его взаимоотношениях с Иудеей. «...Флобер допускал в целях художественных контаминацию исторических фактов...», — такой вывод делает М. Эйхенгольц (Эйхенгольц, 1947b: 638).

Ограничиться этим выводом нельзя. Ясно, что, произвольно вводя римлян в каноническую легенду, Флобер отступал от собственных принципов. «Флобер яростно отстаивал так называемое безразличное искусство. Он говорил: “Художник должен творить так, чтобы потомки даже не подозревали, что он жил на свете”» (Франс, 1960: 229). Это подтверждается и самим Флобером как прямо, так и косвенно, например, в приведенных Мопассаном материалах к роману «Бувар и Пекюше», где Флобер отмечает ряд подобных исторических ошибок в литературе, например: «Я неоднократно слушал жалобы на слепоту Франциска I и его советников, отвергавших проекты Христофора Колумба, который предлагал открыть Индию». Монтескье. «Дух законов», т. XXI, гл. XXII (Франциск I взошел на престол в 1515 г.; Христофор Колумб умер в 1506 г.)» (Мопассан, 1958: 220). «При отделке своих сочинений Флобер доходил до мельчайшей точности: он наводил специальные справки, на которые тратил иногда около недели и более, для подтверждения самому себе какого-нибудь ничтожного факта или отдельного слова» (там же: 380).

Видимо, есть глубокие причины для вмешательства Флобера в ход событий, отраженных в его повести «Иродиада», и выявляются эти причины при рассмотрении конфликта произведения. В Библии мы находим конфликт между Иродом Антипой и Иоанном Крестителем. Каков же конфликт в «Иродиаде»? Благодаря введению римлян в повести появляется не один, а три конфликта: между Римом и Иудеей; между отдельными группировками иудейской знати (Ирод, Иродиада, Агриппа); между знатью (Ирод, Иродиада) и рядовыми евреями, представителем которых выступает Иоканан. Всем трем конфликтам уделено в повести много внимания, все они совмещены, благодаря введению анахронизмов, что приводит к резкому обострению этих конфликтов. Конфликт между Римом и провинцией усугубляется показом личных отношений Ирода Антипы и Вителлия:

«Вителлию некогда удалось добыть заложников от парфянского царя; но император не обратил внимания на эту заслугу — ибо Антипа, присутствовавший при совещании, немедленно, чтобы выставить себя, первый послал об этом весть. Этот поступок тетрарха породил глубокую ненависть в Вителлий; оттого он и мешкал привести обещанную помощь» (Тургенев, 1956: 478).

Конфликт между отдельными группами знати крайне напряжен. Это ярко выражается в характеристике мрачной деятельности палача Манаи:

«Сорок лет исполнял он обязанности палача. Это он утопил Аристовула, задушил Александра, заживо сжег Матафию, обезглавил Зосиму, Паппуса, Иосифа и Антипатра» (Флобер, 1956: 149).

Этот конфликт проникает и в отдельную семью, например, в отношения Ирода и Иродиады. Зато третий конфликт, наоборот, выглядит завуалированным. Это достигается тем, что Флобер сглаживает основной конфликт и вводит дополнительный. Это сглаживание основного конфликта строится на основании замечания Марка: «Ибо Ирод боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святый, и берег его; многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его» (Марк, 6:20).

«Антипа казался погруженным в некое видение. — Его власть велика! Я, против собственной воли, люблю его» (Тургенев, 1956: 476).

Введение дополнительного конфликта состоит в показе противоречий, носящих религиозный характер, внутри народных масс, разделенных на секты. Так, сам Иоанн Креститель (безусловно, в соответствии с Библией), прежде чем обратиться с обличениями к Ироду и к Иродиаде, начинает свою речь так:

«Горе вам, фарисеи и саддукеи, исчадие змей, меха надутые, кимвалы звенящие!» (там же: 484).

Является ли религиозный конфликт основным в повести? В том, что это не так, нас убеждают два факта. Во-первых, мнение самого Флобера, высказанное им в письме к Роже де Жанетт: «История Иродиады, как я ее понимаю, не имеет никакого отношения к религии» (Эйхенгольц, 1947a: 20). Во-вторых, Флобер вкладывает религиозные споры в уста не представителей народа, а именно знати, удостоенной чести присутствовать на дне рождения Ирода вместе с проконсулом Вителлием. Исходя из этих споров, мы могли бы предложить, что и народ раздираем такими же противоречиями. Но вот народ появляется.

«Народ узнал, что там заключен Иоканан. Люди с факелами взбирались по тропинкам; черная масса их кишела в овраге; по временам они завывали: «Иоканан! Иоканан!» (Флобер, 1956: 145).

Мы видим, что масса показана единой, охваченной одним стремлением.

«Возбуждение толпы росло. Люди предавались мечтам о независимости» (там же: 146).

И вдруг:

«Но в это мгновение по залу от самого конца пронесся гул восторженного изумления. В зал вошла юная девушка» (там же: 147).

Это Саломея, она начинает свой знаменитый танец. Это не просто красивые телодвижения, это — борьба за судьбу Иоканана, и знаменательно, что смерть придет к нему от красоты и молодости, от наивной девочки, которая, не понимая своих слов, по наущению матери, с улыбкой просит голову Иоканана:

«Саломея быстро вбежала туда, появилась снова, — и, немного картавя, детским голосом произнесла:

— Я хочу, чтобы ты дал мне на блюде голову... — она позабыла имя — но тотчас же прибавила с улыбкой: — голову Иоканана» (Тургенев, 1956: 499).

Флобер показал нам пучок противоречий в среде знати; как они проявятся в эту минуту?

«Народ ждал...» (там же).

И вот важнейшее место в повести:

«Маннаи стоял возле него (т. е. Ирода) ... и понял его мысль. Он уже удалялся; но Вителлий позвал его обратно и сообщил ему пароль. Римские солдаты стерегли ту яму.

Всем точно полегчило. Через минуту все будет кончено» (там же).

Казалось бы, казнь Исканана является развязкой. Но ни один из основных конфликтов не перестал существовать — в этом одна из идей произведения. Казнь Иоканана имеет совсем другое значение: «Народ ждал...»

Отныне для всех должно стать ясно, что, каковы бы ни были противоречия в среде знати, верхов, эти люди всегда будут едины в одном — в ненависти к народу. Итак, казнь Иоканана означает не разрешение конфликта, а его обнажение. Так будет постоянно. Конфликты в среде знати, как бы сильны они ни были, будут на время затухать, когда дело касается борьбы с народными движениями религиозного или любого другого характера, — такова мысль Флобера, которую он утверждает необычным способом — от обратного:

«Он (т. е. голос Иоканана) предвещал скорое освобождение» (там же: 485).

Современники Флобера не могли не сознавать, что это освобождение так и не наступило, противоречия сохранились. Очевидно, это одна из главных мыслей произведения. Поэтому трудно согласиться с характеристикой, данной «Иродиаде» А. Ф. Иващенко, который писал: «Поиски своеобразной исторической экзотики или необычайных ситуаций свидетельствовали о попытках Флобера уйти от ужасов действительности в иной мир — красочный, эпически приподнятый, драматически насыщенный» (Иващенко, 1955: 355). Вряд ли справедливо считать обращение к сюжету из древней истории уходом от действительности. У Флобера в библейском сюжете осталось мало библейского, религиозная тема зазвучала политически и современно. В этом обоснование связи «Иродиады» с «Простой душой» (Елизарова, 1972: 527), в этом смысл высказывания Генриха Манна: «…Его героини — жена сельского врача (т. е. Эмма Бовари, героиня романа «Госпожа Бовари». — В. Л.) и Иродиада — протянули друг другу руки» (Манн, 1958: 100).

Сделаем некоторые выводы:

1. Флобер использует библейский сюжет, переакцентируя (прежде всего посредством введения анахронизмов) основной конфликт повести с религиозного на нравственно-политический. Не случайно в связи с этим использование Флобером запрещенных папской католической церковью трудов Ренана.

2. Флобер показывает общую противопоставленность раздираемой распрями знати народным массам. Гибель Иоканана — лишь момент этого конфликта.

3. «Иродиада» тесно связана со всем творчеством Флобера и представляет собой реалистическое в своей основе произведение.


ПРИМЕЧАНИЕ

[1] Перевод цитируется по изд.: Флобер, 1956; и по изд.: Тургенев, 1956. Перевод сверен с французским оригиналом: Flaubert, s. a.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Доде, А. (1965) Смерть Гюстава Флобера // Доде А. Собр. соч. : в 7 т. М. Т. 7.

Елизарова, М. Е. (1972) Гюстав Флобер // История зарубежной литературы XIX в. 4-е изд. М.

Золя, Э. (1966) Гюстав Флобер // Золя Э. Собр. соч. : в 26 т. М. Т. 25.

Иващенко, А. Ф. (1955) Гюстав Флобер : Из истории реализма во Франции. М. 455 c.

Луков, Вл. А. (1991) «Иродиада» Г. Флобера: библейская притча в реалистической литературе // Функционирование малых жанров в историко-литературном процессе : межвуз. сб. научных трудов. Киров : КГПИ. С. 129–134.

Манн, Г. (1958) Гюстав Флобер и Жорж Санд // Манн Г. Собр. соч. : в 8 т. М. Т. 8.

Мопассан, Г. (1958) Гюстав Флобер // Мопассан Г. Собр. соч. : в 12 т. М. Т. 11.

Тургенев, И. С. (1956) Собр. соч. : в 12 т. М. Т. 10.

Флобер, Г. (1956) Иродиада // Флобер Г. Собр. соч. : в 5 т. М. Т. 4.

Франс, А. (1960) Идеи Гюстава Флобера // Франс А. Собр. соч. : в 8 т. М. Т. 8.

Эйхенгольц, М. (1947a) Творчество Флобера // Флобер Г. Избр. соч. М.

Эйхенгольц, М. (1947b) Комментарии // Флобер Г. Избр. соч. М.

Ярославский, Е. М. (1957) О религии. М. 640 с.

Flaubert, G. (1954) Oeuvres completes. Correspondance. Supplement (1830–1880). Paris.

Flaubert, G. (s. a.) Trois Contes. Un Coeur simple. La Legende de Saint Julien 1'Hospitalier. Hérodias. Paris.


REFERENCE

Dode, A. (1965) Smert' Giustava Flobera [Death of Gustave Flaubert]. In: Dode, A. Sobranie sochinenii [Collected Works] : in 7 vols. Moscow. Vol. 7. (In Russ.).

Elizarova, M. E. (1972) Giustav Flober [Gustave Flaubert]. In: Istoriia zarubezhnoi literatury XIX v. [History of Foreign Literature of the 19th C.] 4th edn. Moscow. (In Russ.).

Zola, E. (1966) Giustav Flober [Gustave Flaubert]. In: Zola, E. Sobranie sochinenii [Collected Works] : in 26 vols. Moscow. Vol. 25. (In Russ.).

Ivashchenko, A. F. (1955) Giustav Flober : Iz istorii realizma vo Frantsii [Gustave Flaubert : From the History of Realism in France]. Moscow. 455 p. (In Russ.).

Lukov, Vl. A. (1991) «Irodiada» G. Flobera: bibleiskaia pritcha v realisticheskoi literature [Hérodias by Gustave Flaubert: Biblical Parable in Realistic Literature]. In: Funktsionirovanie malykh zhanrov v istoriko-literaturnom protsesse [Functioning of Minor Genres in Historical and Literary Process] : interuniversity collection of research papers. Kirov, Kirov State Pedagogical Institute Press. Pp. 129–134. (In Russ.).

Mann, G. (1958) Giustav Flober i Zhorzh Sand [Gustave Flaubert and George Sand]. In: Mann, G. Sobranie sochinenii [Collected Works] : in 8 vols. Moscow. Vol. 8. (In Russ.).

Maupassant, G. (1958) Giustav Flober [Gustave Flaubert]. In: Maupassant, G. Sobranie sochinenii [Collected Works] : in 12 vols. Moscow. Vol. 11. (In Russ.).

Turgenev, I. S. (1956) Sobranie sochinenii [Collected Works] : in 12 vols. Moscow. Vol. 10. (In Russ.).

Flaubert, G. (1956) Irodiada [Hérodias]. In: Flaubert G. Sobranie sochinenii [Collected Works] : in 5 vols. Moscow. Vol. 4. (In Russ.).

France, A. (1960) Idei Giustava Flobera [Ideas of Gustave Flaubert]. In: France, A. Sobranie sochinenii [Collected Works] : in 8 vols. Moscow. Vol. 8. (In Russ.).

Eikhengol'ts, M. (1947a) Tvorchestvo Flobera [Flaubert’s Oeuvre]. In: Flober G. Izbrannye sochineniia [Collected Works]. Moscow. (In Russ.).

Eikhengol'ts, M. (1947b) Kommentarii [Commentaries]. In: Flaubert, G. Izbrannye sochineniia [Collected Works]. Moscow. (In Russ.).

Yaroslavskii, E. M. (1957) O religii [On Religion]. Moscow. 640 p.

Flaubert, G. (1954) Oeuvres completes. Correspondance. Supplement (1830–1880). Paris. (In Fr.).

Flaubert, G. (s. a.) Trois Contes. Un Coeur simple. La Legende de Saint Julien 1'Hospitalier. Hérodias. Paris. (In Fr.).


Луков Владимир Андреевич (1948–2014) — доктор филологических наук, профессор, директор Центра теории и истории культуры Института фундаментальных и прикладных исследований Московского гуманитарного университета, заслуженный деятель науки Российской Федерации, академик Международной академии наук (IAS, Инсбрук), Международной академии наук педагогического образования, член Шекспировской комиссии РАН, лауреат Бунинской премии.

Lukov Vladimir Andreevich (1948–2014), Doctor of Philology, Professor, Director, Center of the Theory and History of Culture, Institute of Fundamental and Applied Studies, Moscow University for the Humanities; honored scientist of the Russian Federation, full member of the International Academy of Science (Innsbruck) and the International Teacher’s Training Academy of Science, member of the Shakespeare Committee of the Russian Academy of Sciences, the Bunin Prize laureate.


Библиограф. описание: Луков Вл. А. Библейская притча в реалистической литературе [Электронный ресурс] // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2014. № 2 (март — апрель). URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2014/2/Lukov_Biblical-Parable-Realism/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: дд.мм.гггг).

Дата поступления: 29.03.2014.



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»