Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / №2 2015

Васильев Ю. А. Михаил Васильевич Ломоносов — зиждитель и подвижник российского историописания. Статья 4. Мозаичный проект Ломоносова в фокусе инновации

УДК 94(47)

Vasiliev Yu. A. Mikhail V. Lomonosov as a Creator and Enthusiast of Russian Historical Writing. Article 4. The Mosaic Project of Lomonosov in the Focus of Innovation

Аннотация ♦ В статье рассматривается мозаичное искусство как важная область познания возвышенного в творческой деятельности Ломоносова. По замыслу Ломоносова, мозаика была призвана прославить величие России и исторические деяния русского народа.

Ломоносов возродил утраченное в России мозаичное искусство. По оценке автора статьи, в данной области он осуществил инновационный прорыв. Инновация определялась созданием новой технологии изготовления качественного цветного стекла с множеством цветов и оттенков. Данное технологическое достижение сопровождалось инновацией в художественном творчестве. Это проявилось в создании русского мозаичного искусства, основанного на исторических сюжетах. В статье показано, что М. В. Ломоносов также стал основателем отечественной школы мозаичного мастерства.

В публикации особое внимание обращается на разработку Ломоносовым проекта мозаичного монумента в честь Петра I для Петропавловского собора. Утвержденный Сенатом самый грандиозный мозаичный проект Ломоносова остался нереализованным.

Ключевые слова: мозаика, мозаичное искусство, возвышенное, история России, М. В. Ломоносов.

Abstract ♦ The article deals with mosaic art as an important field of cognition of the sublime in the creative activity of Lomonosov. As envisioned by Lomonosov, mosaic served to glorify the greatness of Russia and historical deeds of the Russian people.

Lomonosov revived the lost art of mosaic in Russia. According to the author, he made an innovative breakthrough in this area. The innovation consisted in the development of a new technology for producing high-quality colored glass with plurality of colors and shades. This technological achievement was accompanied by innovation in artistic creation. This resulted in the creation of Russian mosaic art based on historical plots. The article shows that Mikhail V. Lomonosov was also the founder of the national school of mosaic craftsmanship.

В публикации особое внимание обращается на разработку Ломоносовым проекта мозаичного монумента в честь Петра I для Петропавловского собора. Утвержденный Сенатом самый грандиозный мозаичный проект Ломоносова остался нереализованным.

The publication highlights Lomonosov’s work on a project of a mosaic monument to Peter I for the Peter and Paul Cathedral. Approved by the Senate, this grand mosaic project by Lomonosov remained unfulfilled.

Keywords: mosaic, mosaic art, the sublime, the history of Russia, Mikhail Lomonosov.


Важной областью познания возвышенного в творческой деятельности Ломоносова представляется мозаичное искусство. По замыслу Ломоносова, мозаика, олицетворенная в памятниках истории, посредством обобщенного и образного художественного воздействия была призвана прославить величие России и исторические деяния русского народа. Различие в материале и технологии создания произведений живописи и мозаики исключало возможность изготовления абсолютно точных копий, поэтому мозаичные произведения по своей технологии представляли собой перевод художественной формы оригинала на язык наборной техники. Ломоносов считал, что посредством кусочков разноцветной смальты можно создавать картины, не уступающие живописным по силе воздействия, однако, в отличие от масляных, краски мозаики не изменяются ни от воздуха, ни от солнца, ни от времени, так как изготовлены на сильном огне. Через столетия мозаичные картины сохраняются в первозданном виде, отличаются прочностью и качеством.

Ломоносов возродил в России мозаичное искусство, известное в Киевской Руси, но утраченное в период татаро-монгольского нашествия. В данной области он осуществил, используя современную терминологию, инновационный прорыв: инновация технологическая (создание новой технологии изготовления качественного цветного стекла множества цветов и оттенков) сопровождалась инновацией в художественном творчестве (создание русского мозаичного искусства, основанного на исторических сюжетах, основание отечественной школы мозаичного мастерства). Результаты деятельности российского подвижника в области мозаичного искусства олицетворяют собой одновременно передовые достижения века Просвещения (современником которого он был), с элементами русского Ренессанса (неслучайно, что сама мозаика — муссия, как называл ее Ломоносов, — появилась в античную эпоху)[1].

Для создания мозаичных картин Ломоносов организовал изготовление смальты и скрепляющего раствора на фабрике цветного стекла в Усть-Рудице. Ломоносовым была выработана новаторская техника набора мозаичных картин: отлитые в виде палочек и отшлифованные кусочки стекла (смальта) укреплялись при помощи особого раствора (мастики) на медной сковороде или подносе такого же размера, как и будущая мозаичная картина. После завершения набора вся картина еще раз шлифовалась для удаления неровностей и шероховатостей и помещалась в медную позолоченную раму. Технологический процесс обеспечивался оборудованием, изготовленным по авторским разработкам и чертежам Ломоносова: оригинальными станками, машинами, медными досками, медными цилиндрами и пр. Производство приводилось в действие при помощи водяной мельницы, лесопильных рам, приспособлений для измельчения сырых материалов для плавки стекла (Меншуткин, 1947: 109–110, 112–113).

С древнерусскими мозаиками Софийского собора Ломоносов ознакомился еще в 1734 г. во время пребывания в Киеве. Инициатором идеи создания мозаичного искусства считается Михаил Илларионович (Ларионович) Воронцов — канцлер в 1758–1763 гг. После его заграничного путешествия в Европу он привез в 1746 г. из Италии образцы работы мозаичных мастерских Ватикана, среди них была мозаика «Плачущий апостол Петр». В 1750 г. в Петербург был доставлен мозаичный портрет императрицы Елизаветы Петровны, заказанный Воронцовым мастеру мозаики А. Кокки с оригинала Л. Каравака. В то время мозаичное искусство процветало в Риме, где публичные строения украшались мозаикой (см.: Михаил Васильевич Ломоносов. Переписка, 2010: 147–148).

Для изобретения составов Ломоносов провел более четырех тысяч опытов. В результате им была создана богатейшая палитра смальт, состоявшая из 112 основных тонов и свыше тысячи разнообразных оттенков, намного превосходившая палитру знаменитой тогда Ватиканской мозаичной мастерской в Риме. Первая работа Ломоносова в мозаике — мозаичная картина Богоматери с оригинала римского живописца Ф. Солимена — была преподнесена императрице Елизавете Петровне 4 сентября 1752 г., причем она оказалась среди икон в ее покоях (см.: Тарасова, 2011a: 423; Михаил Ломоносов глазами современников … , 2011: 206, 430; Михаил Васильевич Ломоносов. Переписка, 2010: 148). По указу Правительствующего Сената мозаичные работы мастерской Ломоносова были освидетельствованы экспертами. В отзыве Собрания Академии художеств от 1 ноября 1757 г. содержалась высокая оценка качества работ: отмечались прочность материала, стойкость цвета стекла и разнообразие оттенков, качество крепящего раствора. Главным заключением являлось следующее: «сие благородное художество изобретено и уже столь далеко произошло, как в самом Риме и других землях едва в несколько сот лет происходить могло» (Михаил Ломоносов глазами современников … , 2011: 203). В 1764 г. за заслуги в мозаичном искусстве Ломоносов был избран почетным членом Болонской академии наук. В статье в «Ученых Флорентийских ведомостях» 12 марта 1764 г. отмечался успех Ломоносова: «посредством множества опытов достиг искусства производить все цветы для составления мозаик, которые в сравнении с римскими ни в чем им не уступают» (там же).

Ломоносов стал не только основателем мозаичного искусства в России, но и создателем собственной школы. В мастерской Ломоносова произведены мозаичные портреты Александра Невского, Петра I, императрицы Елизаветы Петровны, цесаревны Анны Петровны, великого князя Петра Федоровича, императрицы Екатерины II, канцлера графа М. И. Воронцова, графа П. И. Шувалова, графа Г. Г. Орлова, а также библейские образы апостолов Петра и Павла, св. Екатерины и др. Сохранившиеся мозаичные портреты украшают сегодня Государственный Эрмитаж, Русский музей в Санкт-Петербурге, Исторический музей в Москве, музей Ломоносова и др. Общее число изготовленных мозаичных картин в мастерской Ломоносова составляет 43, из них 22 оказались утеряны (см.: Меншуткин, 1947: 120).

Сам Ломоносов изготовил мозаичный портрет Петра I с оригинала Луи Каравака (лицо) и И.-Г. Таннауэра (доспехи). В типичной для ломоносовской мастерской яркой монументальной манере запечатлен образ деятельного, полного неукротимой творческой энергии, устремленного в будущее преобразователя России. Необычайно выразительны рисунок и палитра смальт разнообразной цветовой гаммы. Чередование глухих и прозрачных смальт создают игру светотени и способствуют смене впечатлений от портрета в зависимости от освещения. Блестяще передана фактура лица, блеск металлических лат, переливы муара. Петр изображен в доспехе и горностаевой мантии, с голубой муаровой лентой ордена св. Андрея Первозванного (см.: М. В. Ломоносов и елизаветинское время, 2011: 437).

Замечательные мозаичные произведения оставили ученики Ломоносова: мозаичисты Матвей Васильев, Ефим Мельников, Яков Шалауров, Михаил Мешков, Филипп Нестеров, Максим Щоткин, Семен Романов, Фома Рогожин и др. Изображение Рубенса с оригинальной картины современниками признавалось как «столь превосходная мозаика, что на расстоянии нескольких шагов ее принимали за оригинал» (Михаил Ломоносов глазами современников … , 2011: 210). Матвей Васильев и Ефим Мельников являются авторами мозаичного портрет графа П.И. Шувалова. Граф изображен в темно-зеленом мундире с широким золотым галуном. Под мундиром — красного цвета колет и белое кружевное жабо. Поверх мундира — голубая муаровая орденская лента и звезда ордена св. Андрея Первозванного, на шее — темно-синяя орденская лента и орден Белого орла (см.: М. В. Ломоносов и елизаветинское время, 2011: 437–438). Мозаичисты Матвей Васильев и Ефим Мельников также создали мозаичный образ «Св. апостол Петр плачущий» по аналогии работы мастерской Ватикана, привезенной канцлером М.И. Воронцовым из Италии. М.В. Васильев стал автором портрета канцлера Воронцова (с оригинала Л. Токке). Мозаичный образ «Св. апостол Павел» Васильева восхищает знатоков искусства тонко продуманной гармоничной цветовой гаммой и техникой исполнения, подражающей живописи. Это одна из последних и лучших из дошедших до нас станковых работ мозаичной мастерской Ломоносова.

Однако остался нереализованным самый грандиозный мозаичный проект Ломоносова. После пожара, произошедшего 30 апреля 1756 г. от удара молнии в шпиль Петропавловского собора, требовалось его восстановление. В Правительствующий Сенат 30 января 1758 г. П.И. Шуваловым было подано предложение — поручить Ломоносову сделать внутри крепости мозаичные украшения в соборной церкви Святых апостолов Петра и Павла и монумент в честь достойной памяти и славы Петра I. Прецеденты подобных сооружений, правда, в значительно меньшем объеме, уже были. Гробница Александра Невского была сооружена в пышных формах барокко по проекту саркофага художника Г. К. Гроота, автором эскизов барельефов со сценами из жизни князя на стенках саркофага являлся Я. Штелин. В 1746 г. были подготовлены сведения о наиболее важных событиях из жизни Александра Невского. Архитекторы Д. Трезини и Ф.Б. Растрелли определили место для установки гробницы в Благовещенской церкви Александро-Невского монастыря, на втором этаже для нее оформили нишу. В августе 1751 г., когда гробницу уже установили, было решено дополнить большую пирамиду фигурами двух ангелов, держащих картуши с надписями (см.: М. В. Ломоносов и елизаветинское время, 2011: 213). Сенат поручил разработать несколько проектов. Всего было подано пять проектов: академика Я. Штелина, живописца Д. Валериани, скульптора И.-Х. Дункера, архитектора И.Д. Шумахера, М. В. Ломоносова.

Ломоносов разработал проект мозаичного монумента в честь Петра I для Петропавловского собора. В памятнике Петру Великому над его могилой предполагалось изображение наиболее значимых эпизодов деятельности Петра с фразами из Священного Писания, а также украсить стены собора мозаичными картинами. В семнадцати монументальных мозаичных панно на сюжеты из жизни Петра Великого предлагалось отразить великие исторические события, связанные с жизнью и деятельностью Петра. 7 апреля 1758 г. Ломоносов подал свой проект «о мозаичных украшениях для монумента Петра I» в Сенат, он был утвержден, но дело затянулось. В 1761 г. Ломоносов разработал второй вариант проекта, в котором осталось 12 картин. Сенат одобрил проект лишь в июне 1761 г. см.: Михаил Ломоносов глазами современников … , 2011: 428; Михаил Васильевич Ломоносов. Переписка, 2010: 340–341).

В художественном проекте Ломоносова представлялась следующая композиция. На трех фронтисписах, в позолоченных гротесковых рамах мозаикой представляются: 1) Слава, трубящая и попирающая ногой поверженную смерть в знак, что хвала Петра бессмертна; 2) Вечность, пишущая дела его в нетленную книгу; 3) Правда, изображенная солнцем, возвышает рукой своей окруженное сиянием солнечных лучей государево наименование Великий. На карнизе между фронтисписами помещались четыре пары серебряных статуй: 1) Премудрость и Мужество; 2) Трудолюбие и Постоянство; 3) Правосудие и Милосердие; 4) Любовь и Верность. Наверху располагалась императорская корона. Главные мозаичные панно «Полтавская баталия» и «Азовское взятие» планировались для северной и южной стен собора, остальные десять — в простенках. Масштабный проект Ломоносова задуман в стиле барокко.

Изображение исторических сюжетов, выполненное мозаикой, сопровождалось надписями, под каждым имелись описание события и дата. В проекте перечислены сюжеты и описание всех изображений. Над каждой картиной должны были присутствовать библейский сюжет со словами Христа или апостола Петра. Начало правления Петра I демонстрировалось в верхней части панно историей, как Христос учит смирению Петра и других апостолов. Сюжет о подавлении бунта стрельцов наверху сопровождался картиной, в которой ангел ведет апостола Петра из темницы. Над историей о создании флота показана картина, как Христос ходит по морю. Наверху картины о взятии Азова демонстрировалось низвержение волхва. История пребывания Петра за границей наверху сопровождалась видением с неба апостолом Петром плащаницы. Основание и строительство Санкт-Петербурга, Кронштадта и Петергофа содержало сюжет беседы Петра с Христом после преображения. Над изображением Левенгауптской битвы (т. е. сражения при Лесной в 1708 г.). располагался апостол Павел, воздевший к небу руки. Картина Гангутского сражения включала над собой изображение Петра, забросившего сети в море, на берегу располагался повелевающий Христос. Управление флотом сопровождалось сюжетом о том, как Христос повелевает с Петром и другими апостолами. Мозаичные картины изображали также учреждение Правительствующего Сената, Прутский поход, заключение мира со шведами, учреждение Святейшего Синода, взятие Дербента, наконец, погребение государя (Ломоносов, 1980: 303–307). Описание предполагаемых изображений проекта, сопровождаемого библейскими образами и фразами из Священного Писания, опровергает утверждения о мнимой атеистичности его автора. Об этом же свидетельствует и сам замысел создания монументального проекта в христианском соборе.

Ломоносов намечал также другие картины для монумента, делал эскизы, продумывал темы и составлял их предварительное описание. Так, например, кар­тина «Начало государственной службы» должна была представить регулярное учение потешных войск под Москвой: «фрунт, больверки, новые кре­постцы, где младой Петр стоит с ружьем на правом флигеле (фланге) рядовым солдатом» (цит. по: Морозов, 1955: 545).

Центральное место среди мозаичных картин занимало мозаичное панно «Полтавская баталия». Ломоносов исторически достоверно изобразил полтавское сражение, оказавшее огромное влияние на судьбу России. Сюжет мозаики — окончание исторической битвы русских войск со шведами под Полтавой. Основной замысел картины заключался в следующем: сражение еще не закончено, но стойкость шведских войск уже поколеблена. На первом плане изображен Петр I на скачущей лошади с поднятой шпагой в руке, в окружении генералов и охраняющих его свиту солдат. Обстановка еще опасна для Петра и его окружения, сражение продолжается и враг еще не сломлен. Позади трупы солдат, лошадей, стрелковое оружие. За Петром следуют его соратники: Меншиков, Шереметев, Голицын и др. Изображен также раненый Карл XII, сидящий в простой коляске и пытающийся сдержать наступление русских войск. Но приближенные Карла, осознав бессмысленность сопротивления, поворачивают его коляску, предлагая ему спасаться бегством.

Мозаичная картина «Полтавская баталия» к монументу Петра Великого явилась завершением всех трудов Ломоносова в области мозаики. Сохранилось подробное описание этой картины, сделанное самим Ломоносовым: «1. Напереди изображен Петр Великий, на скачущей лошади верхом, лицом в половину профиля; облик нарисован с гипсовой головы, отлитой с фор­ы, снятой с самого лица <...>, а красками писан с лучших портретов, каковы нашлись в Санкт-Петербурге, по выбору, величиною сидячий в сажень, а прочее по пропорции. 2. За государем бывшие тогда знатнейшие генералы: Шереметев, Меншиков, Голицын, коих портреты взяты с имеющихся оригиналов. 3. Представлен Петр Великий в немалой опасности, когда он в последний раз выехал к сражению при наклонении в бегство Карла Второгонадесять [Карла XII. — Ю. В.]; напереди и назади генералы и солдаты, охраняя государя, колют и стреляют неприятелей. 4. Близко впереди гренадер со штыком, направленным в неприятеля, оглянулся на монарха, якобы негодуя, что так далече отваживается. 5. Позади лежит куча разных опровержений [пораженные объекты. — Ю. В.]: шведская пушка с разломанным лафетом, лошадь и мертвый швед; изображаются тем следы побежденного неприятеля. 6. Далее в картине, за следующими генералами видны штандарты, трампеты, литаврщики, также и знамена полков российских. 7. Далее от переду, в середине картины изобра­жены поверженные неприятельские трупы; оборо­няющиеся еще от наступающих россиян шведы, где сильная и густая стрельба производит великий дым; причем видны взятые в начале сражения шведами редуты с российскими и шведскими телами. 8. Еще подалее от переду представлен пленный шведский генерал, которого поднимают, дряхлого и унылого, окружившие российские солдаты. 9. В некотором отдалении изображен Карл Вторыйнадесять, в простой коляске; кругом его трабанты, из коих некоторые, поворачивая коляску назад, уговаривают спасаться бегством, но он, про­тягивая пистолет рукою вперед, еще к бою порывается; перед ним жестокое сражение россиян со шведскими трабантами. 10. На горизонте представляется город Полтава с дымом от пушечной пальбы. 11. По правую руку бегущие шведские полки и гонящие россияне, а по левую ретраншамент российской и выступившие из него полки, не бывшие еще в сражении. 12. Над картиною св. апостол Павел у писчего стола, в одной руке с пером, а другою рукою и лицом оказывает знак благоговения и благодарения; под ним на металлическом убрусе написаны слова его из послания, читающегося на Полтавскую победу: “Бог по нас, кто на ны?”» (Ломоносов, 1980: 307–309). В «Полтавской битве» демонстрировалось портретное сходство Петра с оригиналом, а также изображенных в мозаичной картине Шереметева, Меншикова, Голицына (Михаил Ломоносов глазами современников … , 2011: 204).

Вслед за «Полтавской баталией» Ломоносовым была начата другая «парная ей по размеру» мозаичная картина — «Азовское взятие». Картина «Азовское взятие» имела описание в приложении к доношению Ломоносова Правительствующему Сенату в декабре 1764 г.: «Представляется город Азов, окруженный российским войском. В передней части изображен Петр Великий в старинном платье, равно как с ним и боярин Шеин, прочие знатные: Головин, Лефорт, Гордон в новом платье. Государь повелевает Шеину нападающих сзади на лагерь неприятелей отогнать. Против города сделана земляная гора выше оного, с которой россияне палят и бомбардируют, также и чинят приступ; новое войско апрошами к приступу приближается; иные отгоняют вспять турецкую вылазку. На горизонте видна победа российского флота над турецким. Между тем в городе пороховую казну взорвало и выставлен белый флаг к сдаче. Наверху имеет быть Петр-Апостол, низвергающий Симона-волхва, и в разделении написаны слова сего Апостола: «Именем Христовым да рассыплются от тебе вся темные силы!» (Михаил Ломоносов глазами современников … , 2011: 429). Данный замысел остался неосуществленным.

Утвержденный Сенатом ломоносовский проект остался нереализованным. В декабре 1761 г. умерла императрица Елизавета Петровна. Власть переменилась, прежние покровители (И. И. Шувалов, П. И. Шувалов, М. И. Воронцов) сошли с политической сцены. После смерти Ломоносова президент Академии художеств И. И. Бецкой и др., являясь сторонниками имитации живописных произведений, разрушили проект украшения Петропавловского собора мозаиками («в том соборе быть неприлично»). К тому же в реалиях того времени происходила смена сложных и пышных форм барокко более простыми формами классицизма (см.: Тарасова, 2011a: 429). «Полтавская баталия» осталась единственным произведением из намеченного комплекса. После прекращения работ над монументом Петру I «Полтавская баталия» (размером 644х481 см) была передана Академии художеств. С 1925 г. картина находится на верхней площадке парадной лестницы главного здания Академии наук СССР на Университетской набережной (совр. Санкт-Петербургский научный центр Российской академии наук. — Ю. В.).

В числе оппонентов Ломоносова, скептически относившихся к его мозаичным работам, оказался Якоб Штелин (советник Академической канцелярии в 1757–1763 гг., в 1757–1766 гг. директор Собрания Академии художеств при Петербургской академии наук). Можно предположить, что разногласия и соперничество между двумя академиками имели место как в художественной области, так и в профессиональной. Через несколько лет после смерти Ломоносова, в статье Штелина «О мозаике» 1769 г. особой критике был подвергнут ломоносовский проект мозаичного монумента над могилой Петра Великого в Петропавловской крепости. По утверждению Штелина, «все художники и знатоки очень смеялись над этой выдумкой и жалели церковь, если она будет выложена стеклом», а ознакомление с проектом Штелина, Валериани, Градицци вызвали у них «общий хохот и вздохи» (Михаил Ломоносов глазами современников … , 2011: 208). В данном случае следует отметить, что все они были авторами собственных проектов, которые были поданы на рассмотрение в Сенат, но не были приняты, а Штелин ранее был автором эскизов барельефов со сценами на стенках саркофага Александра Невского (впоследствии по заказу М.И. Воронцова именно Штелин стал автором эскиза надгробного памятника Ломоносову с надписью на латинском и русском языках). Победителем же оказался как раз проект Ломоносова. Более аргументированной представляется критическая позиция архитекторов (Чевакинский, Квасов, Вист и Кнобель), которые высказались против выполнения монумента Петру в Петропавловском соборе по проекту Ломоносова, поскольку это потребовало бы разборки церкви и в дальнейшем препятствовало бы проведению в ней богослужения (Михаил Ломоносов глазами современников … , 2011: 430).

Мотивация профессиональных разногласий может объясняться следующим. В течение девяти лет в Петербурге одновременно существовали две Академии художеств: одна вновь учрежденная в 1757 г. по инициативе И. И. Шувалова «Академия трех знатнейших художеств — живописи, скульптуры и архитектуры», главным директором которой после ее создания являлся сам Шувалов, другая — Академия художеств при Академии наук, директором Собрания последней в 1757 г. был назначен Я. Штелин. Иван Иванович Шувалов предлагал их объединить, но Штелин возражал, обосновывая необходимость существования своей Академии художеств потребностью для обслуживания нужд Академии наук. Примечательно, что позднее, когда Шувалов оказался не у дел при дворе новой императрицы и надолго уехал за границу, Штелин стал активно критиковать шуваловский проект Академии художеств как настоящего «храма искусств»: по его утверждению, в данном проекте «с расточительной пышностью стащено и набито в комнаты и залы все, что только могло быть найдено во всех прочих академиях художеств, картинных галереях, кунсткамерах, нумизматических кабинетах и кабинетах редкостей во всей Европе» (цит. по: Тарасова, 2011b: 391). Примечательно, что нелицеприятный поступок, как и в отношении И. И. Шувалова, Якоб Штелин, будучи советником Академической канцелярии, совершил и в отношении М. В. Ломоносова. Уже после смерти Ломоносова он одним из первых сделал заявление о некомпетентности Ломоносова в области рисования. Академик Штелин утверждал, что Ломоносов якобы сам не учился ни рисовать, ни писать красками, сам совсем не умел рисовать, а использовал учеников-живописцев (Матвея Васильева и др.) (см.: (Михаил Ломоносов глазами современников … , 2011: 206). А ведь при жизни Ломоносова считалось, что они находились со Штелиным в дружеских отношениях.

М. В. Ломоносов не раз выступал против существования Академии художеств в системе Академии наук, предлагая изъять художества из ведения Академии наук, объединить их. Это объяснялось не только поддержкой своего покровителя, каким был для Ломоносова И. И. Шувалов. Возможности Академии художеств в структуре Академии наук ограничивались в основном деятельностью Гравировальной палаты, уже не соответствовавшей потребностям времени: в ней изготавливались гравюры панорамных видов невских берегов с нарядными дворцовыми постройками, изображения загородных домов и особняков, усадебных строений и т. п. В новую Академию художеств из Академии наук перешли на работу многие известные специалисты (см.: Тарасова, 2011b: 389, 395).

К тому же президент Академии художеств Я. Штелин ориентировался на размещение заказов за границей: так, он сам свидетельствовал в поддержку действий президента Академии наук К.Г. Разумовского, который приказал отослать в Италию, возможно, с его же подачи, 12 рисунков М. И. Махаева с изображениями Санкт-Петербурга. В Венеции и Падуе с них были исполнены живописные копии в духе итальянской манеры живописи. Разумовский поместил их в своей загородной усадьбе (см.: Гусева, 2011: 38–40).

Позиция Ломоносова была вполне обоснованной: при Академии, получившей впоследствии (в 1764 г.) собственный устав и самостоятельный юридический статус Академии трех «знатнейших художеств» — живописи, скульптуры и архитектуры, было учреждено училище, которое готовило квалифицированные кадры художников, скульпторов, архитекторов, создавая основу для формирования национальных школ.


ПРИМЕЧАНИE

[1] В 2011 г. в России отмечалось 300-летие со дня рождения М. В. Ломоносова. Это событие сопровождалось изданием множества объемных фолиантов и прекрасных изданий, посвященных российскому подвижнику. К сожалению, сюжеты, связанные с возрождением мозаичного искусства в России, основателем которого стал Ломоносов, оказались в тени. А для историков эта страница прошлого особенно интересна. Как и исторические картины, созданные в мозаичной мастерской Ломоносова.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Гусева, Н. Ю. (2011) Эпоха Елизаветы I. Расцвет наук и художеств // М. В. Ломоносов и елизаветинское время: каталог выставки / Государственный Эрмитаж. СПб. : Изд-во Гос. Эрмитажа. 596 с. С. 11–71.

Ломоносов, М. В. (1980) <Доношение в Сенат о мозаичных украшениях для монумента Петру I>, 7 апреля 1758 г. // Ломоносов М. В. Избранная проза. М. : Сов. Россия. 512 с. С. 303–309.

М. В. Ломоносов и елизаветинское время: каталог выставки (2011) / Государственный Эрмитаж. СПб. : Изд-во Гос. Эрмитажа. 596 с.

Меншуткин, Б. Н. (1947) Жизнеописание Михаила Васильевича Ломоносова. 3-е изд., доп. М. ; Л. : АН СССР. 296 с.

Михаил Васильевич Ломоносов. Переписка. 1737–1765. (2010) М. : Ломоносовъ. 512 с.

Михаил Ломоносов глазами современников : Документы. Письма. Записки. Статьи. Эпитафии и панегирики. Надписи. (2011) М. : Ломоносовъ. 536 с.

Морозов, А. А. (1955) Михаил Васильевич Ломоносов. М. : Молодая гвардия. 928 с.

Тарасова, Л. А. (2011a) Мозаичная мастерская и Усть-Рудицкая фабрика М. В. Ломоносова // М. В. Ломоносов и елизаветинское время : каталог выставки / Государственный Эрмитаж. СПб. : Изд-во Гос. Эрмитажа. 596 с. С. 421–429.

Тарасова, Л. А. (2011b) Шуваловская Академия художеств. 1757–1764 // М. В. Ломоносов и елизаветинское время : каталог выставки / Государственный Эрмитаж. СПб. : Изд-во Гос. Эрмитажа. 596 с. С. 387–395.


REFERENCES

Guseva, N. Yu. (2011) Epokha Elizavety I. Rastsvet nauk i khudozhestv [The epoch of Elizabeth of Russia. Heyday of sciences and arts]. In: M. V. Lomonosov i elizavetinskoe vremia [M.V. Lomonosov and Elizabethan time] : exhibition catalog / State Hermitage Museum. St. Petersburg, Publishing House of the State Hermitage. 596 p. Pp. 11–71. (In Russ.).

Lomonosov, M. V. (1980) <Donoshenie v Senat o mozaichnykh ukrasheniiakh dlia monumenta Petru I>, 7 aprelia 1758 g. [<A report to the Senate about mosaic decorations for a monument to Peter I>, April 7, 1758]. In: Lomonosov, M. V. Izbrannaia proza [Selected Prose]. Moscow, Sovetskaia Rossiia Publ. 512 p. Pp. 303–309. (In Russ.).

M. V. Lomonosov i elizavetinskoe vremia [M.V. Lomonosov and Elizabethan time] : exhibition catalog / State Hermitage Museum. St. Petersburg, Publishing House of the State Hermitage. 596 p. (In Russ.).

Menshutkin, B. N. (1947) Zhizneopisanie Mikhaila Vasil'evicha Lomonosova [Biography of Mikhail V. Lomonosov] 3rd edn., enlarged. Moscow ; Leningrad, Publ. of the Academy of Sciences of the USSR. 296 p. (In Russ.).

Mikhail Lomonosov glazami sovremennikov : Dokumenty. Pis'ma. Zapiski. Stat'i. Epitafii i panegiriki. Nadpisi [Mikhail Lomonosov in the Eyes of Contemporaries : Documents. Letters. Notes. Articles. Epitaphs and Panegyrics. Inscriptions]. (2011) Moscow, Lomonosov Publ. 536 p. (In Russ.).

Mikhail Vasil'evich Lomonosov. Perepiska. 1737–1765 [Mikhail V. Lomonosov. Correspondence. 1737–1765]. (2010) Moscow, Lomonosov Publ. 512 p. (In Russ.).

Morozov, A. A. (1955) Mikhail Vasil'evich Lomonosov [Mikhail V. Lomonosov]. Moscow, Molodaia gvardiia Publ. 928 p. (In Russ.).

Tarasova, L. A. (2011a) Mozaichnaia masterskaia i Ust'-Ruditskaia fabrika M.V. Lomonosova [Mosaic workshop and Ust-Ruditsky factory of M.V. Lomonosov]. In: M. V. Lomonosov i elizavetinskoe vremia [M.V. Lomonosov and Elizabethan time] : exhibition catalog / State Hermitage Museum. St. Petersburg, Publishing House of the State Hermitage. 596 p. Pp. 421–429. (In Russ.).

Tarasova, L. A. (2011b) Shuvalovskaia Akademiia khudozhestv. 1757–1764 [Shuvalov Academy of Arts. 1757–1764]. In: M. V. Lomonosov i elizavetinskoe vremia [M.V. Lomonosov and Elizabethan time] : exhibition catalog / State Hermitage Museum. St. Petersburg, Publishing House of the State Hermitage. 596 p. Pp. 387–395. (In Russ.).


Васильев Юрий Альбертович — доктор исторических наук, профессор, профессор кафедры истории Московского гуманитарного университета. Адрес: 111395, Россия, г. Москва, ул. Юности, д. 5, корп. 3. Тел.: +7 (499) 374-55-81.

Vasiliev Yuriy Albertovich, Doctor of History, Professor, Professor, Department of History, Moscow University for the Humanities. Postal address: Bldg. 3, 5 Yunosti St., Moscow, Russian Federation, 111395. Tel.: +7 (499) 374-55-81.

E-mail: historymosgy@mail.ru


Библиограф. описание: Васильев Ю. А. Михаил Васильевич Ломоносов — зиждитель и подвижник российского историописания. Статья 4. Мозаичный проект Ломоносова в фокусе инновации [Электронный ресурс] // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2015. № 2 (март — апрель). С. 19–33. URL: http://zpu-journal.ru/e-zpu/2015/2/Vasiliev_Lomonosov-Historical-Writing-4/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: дд.мм.гггг).

Дата поступления: 12.11.2014.


См. также:



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»