Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / №4 2016

Васильев Ю. А. Немецкие школы историков XVIII–XIX вв. Статья 3. Прусская (малогерманская) научная школа

УДК 94(47)

Vasiliev Yu. A. German Schools of Historians in the 18th–19th Centuries. Article 3. The Prussian S chool of Thought

Аннотация ♦ Малогерманская (прусская) школа XIX в., к которой принадлежал один из ведущих теоретиков истории И. Г. Дройзен, определила научное направление в области изучения истории. Теория и методология истории Дройзена, названная им «историкой», оказала существенное влияние на развитие европейской исторической науки. Ведущие теоретики русской исторической школы второй половины XIX — начала XX в. (Н. И. Кареев, В. О. Ключевский, А. С. Лаппо-Данилевский и др.) занимались осмыслением и разработкой идей И. Г. Дройзена, основанных на синтетическом подходе к изучению истории. Ключевое значение для развития истории как науки имела разработка научных методов исследования исторического процесса.

В историке И. Г. Дройзена рассмотрены основные концепты немецкого мыслителя: выделение в качестве исследовательских предметов в дройзеновской систематике теории исторического знания, теории исторического процесса, психологического направления, соотношение объективного и субъективного знания, эволюционное развитие общества, неприятие спекулятивной философии истории, разработка исторической теории на основе эмпиризма, отрицание т. н. «исторических законов».

Особое внимание уделяется освещению методологии истории И. Г. Дройзена. Многоуровневое представление истории основано на синтетическом подходе в исследовании исторического процесса, восходящем от локальной истории к всемирно-исторической идее восприятия человечества как единого целого. Наукоучение Дройзена включает объяснение, интерпретацию, осмысление, понимание, использование комплекса методов (компаративный метод, аналогия, гипотеза и др.). Многоаспектный характер истории охватывает все области и сферы человеческой деятельности — экономическую, политическую, социальную, культурную, личную. Человеческое измерение истории выражается интересом к истории человечества как нравственной истории, вниманием к человеческой личности, осмыслением феномена свободы воли, соотношением прагматической истории и культурной истории.

Ключевые слова: историка, И. Г. Дройзен, прусская школа историков, малогерманская научная школа, рецепция, русская историческая школа, методология истории.

Abstract ♦ The 19th-century Prussian school — one of the leading theoreticians of history Johann Gustav Bernhard Droysen was its representative — determined the scientific direction in the field of history studies. Droysen’s theory and methodology of history — he called it “Historik” (“historics”) — had a significant impact on the development of European historical studies. The leading representatives of the Russian historical school of the second half of the 19th — early 20th century (N. I. Kareev, V. O. Klyuchevsky, A. S. Lappo-Danilevsky et al.) were reflecting and developing Droysen’s ideas based on the synthetic approach to the study of history. The elaboration of scientific methods of investigation into the historical process played the pivotal role for the development of history as a science.

Droysen’s historics comprises the examination of the basic concepts of the German thinker. In his systematics, J. G. Droysen considers the following as research subjects: the theory of historical knowledge, the theory of historical process, the psychological school, the correlation of objective and subjective knowledge, the evolutionary development of society, the rejection of the speculative philosophy of history, the development of a theory of history based on empiricism, the denial of so-called “historical laws”.

A special attention is paid to an interpretation of Droysen’s methodology of history. The multi-level notion of history is based on the synthetic approach in the study of historical process rising from local history to the universal and historical idea of perception of humankind as a whole. Droysen’s studies include explanation, interpretation, conceptualization, understanding, and application of a set of methods (comparative method, analogy, hypothesis, etc.). The multi-aspect character of history covers all areas and spheres of human activity — economic, political, social, cultural, and personal. The human dimension of history is expressed through interest in the history of mankind as a moral story, through attention to the human personality, through comprehension of the phenomenon of free will, through the interrelation of pragmatic history and cultural history.

Keywords: Historik, historics, J. G. Droyzen, Prussian school of historians, Prussian school of thought, reception, Russian historical school, methodology of history.


Малогерманская (прусская) школа XIX в. аккумулировала в себе интеллектуальные достижения немецких школ историков (гёттингенской, гейдельбергской, берлинской). Наряду с Г. фон Зибелем (1817–1895), Г. фон Трейчке (1834–1896) к этой научной школе относился Иоганн Густав Дройзен (1808–1884) — один из ведущих теоретиков мировой исторической науки. Профессор Берлинского университета (1836), Кильского университета (1840), затем Йенского и вновь Берлинского университета, Дройзен в своих ученых штудиях занимался теоретическим вопросом о природе исторической науки. «Историкой» (“Historik”) была названа его концепция, сформулированная в «Очерке истории», который впервые увидел свет на правах рукописи в 1858 г. в Йене (Droysen, 1858). В 1862 г. появилась брошюра, второе издание вышло в 1875 г., третье — в 1882 г. «Очерк истории» являлся сжатым изложением развернутого теоретического курса профессора И. Г. Дройзена «Энциклопедия и методология истории», который он регулярно читал в Йенском университете, начиная с 1857 г., с 1860-х гг. до 1883 г. — в Берлинском университете. Лекции при жизни автора остались неизданными, курс был опубликован лишь в 1925 г. (Droysen, 1925). Историка, по Дройзену, — наукоучение истории. При этом он подчеркивал, что его историческая концепция не претендует быть философией истории (см.: Дройзен, 2004b: 453, 466). Осмысление основных концептов историки И. Г. Дройзена как методологии истории представляет научный интерес для современных исследователей истории.

В области теории исторического знания И. Г. Дройзен подчеркнуто отстранялся от спекулятивного понятия философии истории (подобное ее неприятие являлось характерной чертой всей немецкой исторической школы). В качестве сущности теории определялась возможность придания формы постулата результату совокупного прежнего опыта, выводам, полученным на его основе. Одновременно в этом Дройзен находил смысл научного характера исторического эмпиризма. Поэтому признавалось важным, занимаясь теоретическими вопросами, на основе исторического эмпиризма раскрыть метод исторической науки и его применимость (см.: Дройзен, 2004a: 442; 2004e: 579). Аналогичную позицию в России высказывал В. О. Ключевский (см.: Ключевский, 1989).

Методологический подход Дройзена заключался в следующем. Эмпирическая сторона происходящего во времени и пространстве может представить только фактическое и единичное. Чтобы быть научным, исследование должно дополнить единичное, которое дает эмпиризм, всеобщим, на основе которого можно объяснить сущность и смысл происходящего. Всеобщее и необходимое познаваемы через мысль, которая является критерием истины бытия: именно мысль постигает бытие и изображает его сущность. А в добывании истины заключается сущность науки. В истории необходимое и всеобщее устанавливают поступательное движение как отличительный признак человеческого, т. е. нравственного мира (см.: Дройзен, 2004a: 72–73).

И. Г. Дройзен категорически отвергал утверждение позитивистов о том, что социальная жизнь определяется историческими законами, а в действиях людей лишь проявляется действие законов. Он считал, что «так называемые законы» есть лишь наблюдаемые и сформулированные аналогии, а не выводы (там же: 365). В данном вопросе точку зрения Дройзена поддержали авторитетные научные теоретики. Так, немецкий философ и социолог, один из главных представителей «философии жизни» Георг Зиммель (1858–1918) в отдельной главе своей книги рассмотрел вопрос «Об исторических законах» (см.: Зиммель, 1898: 41–85). Зиммель утверждал: нет никакого высшего закона жизни (там же: 46–47). Он констатировал, что само понятие исторического закона в строгом смысле противоречиво: то, что обычно обозначают этим термином, на деле в сущности лишь факты — результаты приложения законов к случайному материалу, а не сами законы. Поэтому стремление найти законы истории — «самообман: законы, определяющие историю, не особые законы истории, а предварительная ориентировка в пестроте и случайности исторических явлений» (там же: 127). Немецкий философ, один из основателей баденской школы неокантианства Генрих Риккерт (1863–1936) считал, что понятие исторического развития (соответственно, понятие исторической науки) и понятие закона (соответственно науки, формулирующей законы) взаимно исключают друг друга. Риккерт отвергал право формулировать законы не только в области истории, но и в философии истории. По его мнению, в истории развитие означает возникновение чего-то нового, которое по определению не может войти ни в какой закон: закон содержит лишь то, что повторяется (см.: Риккерт, 1908: 36, 77, 93, 95).

Современник И. Г. Дройзена, российский историк и теоретик истории Н. И. Кареев в своей докторской диссертации по философии истории обосновал позицию относительно исторических законов. Он утверждал: исторических законов нет и быть не может, как таковых, а есть законы социологические и психологические, которые история как наука идиографическая применяет к отдельным комплексам культурных и прагматических фактов. Исторические факты духовной и общественной жизни управляются законами, которые исследуют психология и социология. Поэтому для исторической науки нет никакой надобности прибегать к открытию специально исторических законов. Попытки формулировать исторические законы Н. И. Кареев предлагал отнести к области химер и отказаться от их поиска (Кареев, 1887: 17, 28).

Главная задача в научном познании, как считал И. Г. Дройзен, заключается в другом — следует найти методы, чтобы получить объективный критерий и контроль непосредственного и субъективного восприятия прошлого. Это позволит обосновать, исправить и углубить осмысление того, что некогда было исторической реальностью. Поэтому в восприятии Дройзена задача истории заключалась в обобщении и систематизации методов, применяемых в сфере исторических исследований: объединить их единой идеей, создать теорию и таким образом определить не законы истории, а законы исторического процесса познания и знания (см.: Дройзен, 2004d: 573; 2004e: 578). Данная методологическая установка была воспринята и стала господствующей идеей в русской исторической школе.

Поскольку для Дройзена историческая сфера являлась синонимичной нравственной, требовалось не просто найти некие универсальные методы. Для каждой исследовательской задачи предполагалось использовать свой метод, а часто для решения одной задачи необходима комбинация из нескольких методов. Место исторического метода — между идеальным и материальным, в их сочетании. Любой из методов нуждается в других, обусловливает и предполагает их наличие и взаимодействие. Подобный подход объясняется синтетическим взглядом Дройзена на историческую науку. Он отвергал ограничение истории лишь политической историей. Для него значимым являлось признание, что на основе исторических методов не только можно, но обязательно необходимо исследовать различные сферы жизни: общество, власть, право, государство, а также искусство, любое творчество человека, все сферы нравственного мира. Исследование каждой отдельной области знаний (искусства, права, торговли, земледелия, государства, политики и пр.) позволяет исследователю найти требуемые для данного случая методы. Область исторического исследования также должна включать сферу индивидуальной жизни человека, личного бытия, проявления свободы воли. Только такой подход позволяет понять «то, что есть, из того, каким оно стало» (см.: Дройзен, 2004a: 277; 2004b: 486–488; 2004d: 570, 573).

Эволюция взглядов в русле синтетического подхода была характерна также для ведущих историков Англии XIX в. (А. Алисон, Г. Галлам, Т. Б. Маколей), Франции (А. Тьер, Ф. Гизо, Л. Блан, А. де Токвиль), России (Н. И. Кареев, В. О. Ключевский, А. С. Лаппо-Данилевский и др.).

В качестве отличительной характеристики методологии исторической науки И. Г. Дройзен одним из первых использовал в научном плане понятие понимание (позднее к разработке данного понятия обратились представители немецкой философии В. Дильтей, В. Виндельбанд и Г. Риккерт, российский историк Н. И. Кареев). В восприятии Дройзена понимание выделялось в качестве самого совершенного познания, возможного в человеческом мире. Понимание является синтетическим и одновременно аналитическим. Задача исследователя определялась следующим образом: понять воспоминания и предания, остатки и памятники прошлого так, как понимает слушающий говорящего, чтобы попытаться узнать желания и интересы людей ушедших эпох путем исследования имеющихся материалов прошлого. Важно понять не только, как они трудились, но и что их волновало, что они хотели высказать в сохранившихся выражениях и отпечатках своего бытия. Из материалов, какими бы фрагментарными они ни были, можно попытаться познать их деятельность и деяния, мотивы их желаний и последствия их поступков. На основе отдельных выражений и образований, которые возможно понять, следует попытаться реконструировать их личностное Я. В том же случае, когда они действовали и созидали сообща, вместе со многими другими, надо постичь это общее, в том числе дух семьи, народа, дух времени, частицей и выражением которого они являлись. В результате полученного таким образом познания общего бытия людей прошлого можно понять и оценить место каждой отдельной эпохи в общем движении минувших времен всего человеческого рода. Задача исследователя, таким образом, проявляется в представлении минувших времен, понимании их, развитии знаний с использованием новых подходов, а не только в создании картин прошлого и образов минувшего (см.: Дройзен, 2004a: 70–71). В обобщенном виде позиция Дройзена была выражена в следующем заключении: научный метод есть метод понимания, который изучает акты свободной воли, их действие, исследование нравственного мира в его движении, в его становлении и росте (см.: Там же: 292–293). Возможно, изложенные идеи вдохновили и побудили российского исследователя А. С. Лаппо-Данилевского к обоснованию принципов чужой одушевленности, единства чужого сознания, понимания исторического источника как реализованного продукта человеческой психики (см.: Лаппо-Данилевский, 2006).

Пониманию исследуемого материала, по Дройзену, служат критика и интерпретация, призванные ответить на вопросы: «Почему?», «Каким образом?», «С какой целью?». Исходным принципом критического подхода в истории является признание опосредованного характера познания прошлого: исследователь имеет дело с прошлым не непосредственно, а лишь опосредованным образом. Факты отличаются от представлений о них. Результат изучения источников — не «подлинный исторический факт», а относительно точное и конкретное мнение. Поэтому прошлое можно реконструировать не «объективно», а лишь получить о нем представление, мнение из источников. Иллюзией является представление, что сами факты говорят исключительно «объективно»: они немы без историка, который заставляет их говорить. Исследователь фактов пытается их понять (см.: Дройзен, 2004b: 474, 496; 2004c: 533; 2004d: 567). Объектом исторического исследования являются не непосредственно прошлые времена, поскольку их нет, а сохранившиеся остатки прошлого. Историческая наука, основанная на результатах эмпирического восприятия, опыта и исследования, создает мир представлений. Сущность исторического метода — понимание путем исследования, что проявляется в алгоритме научного подхода: познать, объяснить, понять (см.: Дройзен, 2004b: 463–465).

Концепция Дройзена основана на интерпретации прошлой социальной реальности как предмета научного исторического исследования. Прагматическая интерпретация воспринимает установленное критикой положение дела, т. е. верифицированные критикой и упорядоченные остатки и мнения некогда действительного хода вещей согласно причинно-следственной связи, заложенной в его природе, чтобы реконструировать картину действительных событий (см.: Дройзен, 2004a: 81; 2004b: 475). Таким образом, критика выполняет функцию основания для интерпретации, включая научную проверку достоверности, подлинности (исторических источников, текста и пр.), проведение исследовательского анализа и оценки.

Среди концептов познания выделяется метод аналогии (в современной терминологии — сравнительный и синхронный методы). По логике рассуждений Дройзена, при недостатке исторического материала известная по аналогичным случаям природа явлений ведет к аналогии, т. е. сопоставлению и уравнению X с известным аналогом. Аналогия между двумя X, взаимно дополняющими друг друга, становится компаративным (т. е. сравнительным) методом (см.: Дройзен, 2004b: 470, 475). Дройзен считал ошибочным следующее мнение: чего нет в источниках или нельзя установить из остатков прошлого, того и не было. Недостаток знания компенсируется методом гипотезы — предположения определенной причинно-следственной связи, доказательством которой является очевидность результата. Для исследователя гипотеза вытекает из общих представлений, на основе которых развивается одна или ряд возможностей внутренней связи, в которой наличие фрагментарного подходит в логику этой связи и подтверждается очевидностью. В ходе исследования проверяется, включаются ли все имеющиеся в наличии фрагменты в данную гипотетическую связь. В проверке гипотезы происходит осмысление исторических фактов. Основой исторической гипотезы яв­ляется представление, что определенное событие или явление, очевидно, имели какой-то смысл, так как они когда-то произошли, поэтому можно представить их становление и развитие, но не для того, чтобы тем самым удовлетворить исследовательскую фантазию, а чтобы обнаружить утерянный смысл (см.: Дройзен, 2004a: 151, 155, 303; 2004b: 475). Следует отметить, что в русле подобной парадигмы в XVIII в. занимался сочинением древней российской истории М. В. Ломоносов.

Сущность интерпретации заключается в возможности увидеть в событиях прошлого историческую реальность с учетом тех условий, которые требовали своей реализации. В этой связи Дройзен выделяет интерпретацию условий (пространства, времени, материальных и моральных средств для реализации процесса). К сфере материальных средств относится область технологической интерпретации, к сфере моральных средств — человеческие страсти, настроения масс, господствующие мнения, предрассудки, личности в истории (полководец, государственный деятель, художник). Психологическая интерпретация изучает волевые акты. Интерпретация идеи или комплекса идей, которая отражает осмысление хода событий, определяется в качестве истины данного хода событий, воспринимаемого как действительность, форма проявления идей (см.: Дройзен, 2004b: 475–476, 478–479).

В историческом процессе, по Дройзену, происходит безостановочное, поступательное движение человечества. Итогом непрерывного движения в общественном развитии, восхождения общества является нравственный мир. Только в отношении его воспринимается само понятие истории. Именно нравственный мир, безостановочно движимый многими целями, восходящий и рассматриваемый во временной последовательности его движений, представляет историю. Однако жизнь в истории не только поступательна: непрерывность оказывается нередко прерванной, перескакивающей отдельные этапы, чтобы продолжить начатое в другом месте; нередко идущей вспять для того, чтобы затем продвинуться вперед с новой силой. Идея непрерывности имеет значение даже там, где она кажется прерванной (см.: Дройзен, 2004a: 54–55, 387; 2004b: 460, 465). Данные идеи детально разрабатывались в рамках теории прогресса во второй половине XIX в. в русской исторической школе.

Процесс исторического движения Дройзен определял термином «прагматический» (прагматизм). Объяснение основывалось на непрерывности процесса становления и развития исторического процесса. Таково определение понятия прагматической истории. Однако восприятие истории не ограничивается лишь прагматической стороной: необходимо иметь также представление о мировосприятии определенной эпохи, о сфере общих знаний разных исторических периодов, о совокупности церковных и мирских убеждений. Важно также изучать локальную историю и отдельные исторические события, помыслы и желания людей, их творчество, волевые акты (действия) и умения людей, заключенные в прошлом. Задача истории — исследовать непрерывность всех этих процессов. Не является исключением также развитие идеи в истории, более того, идея может рассматриваться как идеальный аналог движения в историческом мире. Развитие идеи можно проследить, даже имея фрагментарный материал, хотя получить его нелегко: результатом является не образ происшедшего самого по себе, а образ восприятия и мысленной его обработки (см.: Дройзен, 2004a: 413, 426, 446; 2004b: 488, 490, 500; 2004d: 572).

Особое значение отводится характеристике нравственного мира — мира людей. История определяется как движение нравственного мира (Дройзен, 2004a: 53). Человек нуждается в нравственных общностях с первого момента своего бытия, чтобы защитить, восполнить и преодолеть слабость и беспомощность индивидуального естественного бытия. Общественные стереотипы наполняют сердце и совесть каждого члена человеческой общности. Выступая нравственными силами, они поднимают человека над его одиноким Я. Таким образом, именно в нравственных силах заключается непрерывность истории, ее поступательное движение. Человек становится человеком только в нравственных общностях, нравственные силы формируют его, они живут в нем и он живет в них (см.: Дройзен, 2004a: 293, 305; 2004b: 477). Человек принадлежит своей семье, народу, государству, вере. Сущность народа состоит в сознании и воле единства. Народ сплачивается только вокруг объединяющей идеи. Идея народа, народный дух является результатом исторического развития. На основе общей народной идеи создается форма бытия, формируется национальное образование из людей, которые представляют народ как единое целое только в этом духе — без него они лишились бы сущностной определенности, человеческого существования. Народный дух является постоянным, объединяющим, формообразующим. Но он не первоначален, а возник как результат исторического процесса. Он не остается неизменным, а включен в динамичный поток истории (см.: Дройзен, 2004a: 306, 321–322).

Одновременно происходит обратное взаимодействие: пульс жизни исторического движения заключается в свободе каждого представителя нравственного мира. Волевые действия принадлежат свободной воле и решимости индивидов. А все образования и перемены в нравственном мире (государство, народ, церковь, искусство и пр.) совершаются именно благодаря волевым актам. Нравственное содержание исторической жизни составляют свобода и ответственность (см.: Дройзен, 2004a: 293; 2004b: 475, 488–489). Выступая в качестве сторонника сильного централизованного государства, большое значение Дройзен придавал формированию национальной идентичности: он поставил задачу «дать народу образ самого себя в его истории» (Дройзен, 2004e: 576).

Сущность значения исторической науки, по Дройзену, выражалась в глобальном, обобщающем контексте, а именно во всемирно-исторической идее воспитания человечества. В подобном взгляде, по его оценке, прошлые стадии истории человечества получают свое место и значение. В таком подходе исполняется претензия настоящего познавать свою предыдущую историю, чтобы сознательно продолжить исторический процесс. С другой стороны, смысл всемирно-исторического взгляда на прошлое выражается в историческом изучении с целью постижения человечества как целого. Сущность этого подхода заключается в ориентации не на частности, а на целое, которое постигается с целью воспитания всего рода человеческого. Прошлые времена рассматриваются на основе идеи всемирно-исторического единства и нравственного основания мирового порядка (см.: Дройзен, 2004a: 434–435). Данной парадигме созвучна всемирно-историческая точка зрения — проблема, сформулированная в России Т. Н. Грановским и разработанная в качестве теории Н. И. Кареевым. Наконец, русская историческая школа обогатилась рядом терминов, введенных в оборот И. Г. Дройзеном: «историка», «прагматическая история», «понимание», «компаративный метод», «критика», «интерпретация» и др.

В одном из концептов И. Г. Дройзена нашла отражение рецепция идеи о возвышенном в истории. Размышления Дройзена основаны на аристотелевских идеях о двойственном характере человеческой сущности — чувственной и духовной одновременно. В этом заключается особенность познания возвышенного минувших эпох. Поскольку наше Я обладает духовной и чувственной сущностью, выводы и заключения могут основываться либо на чувственной, либо на духовной стороне. Они могут быть либо рациональными, либо эмпирическими: в первом случае разум в процессе наблюдения и исследования обращается к внешнему миру, в другом случае мыслящее Я, обладая богатым накопленным содержанием, углубляется в него и познает само себя. Несомненно, подобное противопоставление не может быть объективным, поскольку в той и другой форме действует одно и то же познающее Я. Оно оперирует одним и тем же материалом, а именно теми же системами знаков, которые присутствуют в нас, будучи вызваны эмпирически, но мысленно упорядочены и оформлены в представления, слова, мысли. К тому же мыслящее Я может эмпирически относиться к чувственному миру лишь потому, что оно знает себя как духовно единое, как целостность. Познание истории в данном случае основано на неопосредствованном, субъективном понимании человеческих вещей, выражении и отображении человеческих мыслей и чувств, которое воспринимается исследователем в той мере, насколько его еще можно воспринять (см.: Дройзен, 2004a: 48–50; 2004e: 578).

И. Г. Дройзен подчеркивал, что материальные условия далеко не исчерпывают сущность нравственного мира, их недостаточно для его объяснения. В реальной жизни большую роль играют ощущения и представления, которые нередко переполняют и волнуют душу человека (см.: Дройзен, 2004a: 53–54). В этой связи необходима психологическая интерпретация: попытаться понять мнения и воззрения людей прошлого, образ действий и цели — как бы проникнуть в их душу. Изучение воли и страстей всех участников событий прошлого позволяет познать засвидетельствованный в материалах прагматический процесс развития и исторические условия, в которых он имел место, а также особенности его становления. Определение исторического мира как нравственного мира означает, что все в нем имеет отпечаток духа и руки человека. Психологическая интерпретация основана на нравственных началах или идеях. Для человека важно, что нравственные основания существуют и действуют. Но они возникают и раскрываются лишь благодаря людям, в процессе поступательного движения истории. Сущность и подлинное содержание истории проявляются в движении вперед и возвышении (см.: Дройзен, 2004a: 237, 261, 269).

Оппонируя позитивистам, И. Г. Дройзен констатировал: «Для нас решен вопрос объективности, бесстрастности, пресловутой точки зрения вне вещей и над вещами. Естественно, я буду решать большие задачи исторического изложения, исходя не из моей малой и мелочной личности. Рассматривая прошлое с точки зрения идеи моего народа и государства, моей религии, я возвышаюсь над своим собственным Я. Я как бы думаю из более высокого Я…» (там же: 412). Дройзен поддерживал позицию исследователей, которые «из окружающей их действительности и из воспоминаний… творят собственную предшествующую историю, богатую и пеструю, заполняя лакуны своей фантазией и восстанавливая общий смысл; тем самым они проясняют для себя мрак минувших времен и верят всему субъективному и фантастическому, или самими же и выдуманному. Таким образом, мир их представлений отражает скорее их мироощущение, их одаренность, их сиюминутные интересы, а не реальность их бытия» (там же: 76).

Рассматривая историю как нравственный мир, И. Г. Дройзен предлагал дать оценку прошлому на основе изучения литературных или художественных творений определенной эпохи. Посредством искусства возможно познание возвышенного, выраженное в настроении души. Материальное и материя полностью растворяются в этом движении души. Для восприятия художественных артефактов, по Дройзену, необходимы предварительные знания, чтобы правильно истолковать то, что изображено на картинах и рисунках. Например, знание о сюжетном содержании картин позволяет ощутить глубину (или же наоборот — поверхностность) восприятия художником пространства или оценить его творчество не только в эстетическом плане, но и рациональном (см.: Дройзен, 2004d: 572; 2004a: 157, 162, 334).

В творческом наследии И. Г. Дройзена нашла отражение мысль, созвучная идее русского мыслителя М. В. Ломоносова о возможности познания истории при помощи средств изобразительного искусства. По мнению Дройзена, искусство может определяться как речь людей, но речь не мыслей, а чувств. Таким образом происходит перевод воспринятых возбуждений не мыслящему, а чувствующему Я других людей. Это выражение того, что волнует душу, в которой в полную силу заявляет о себе то, чего нельзя понять в рациональных формах мыслимых представлений и категорий. В художественном мышлении отсутствует логика, оно полностью принадлежит чувству и фантазии. И если художник использует в качестве материала сам язык, то ему нужны слово и мысль как средство выражения собственного сокровенного чувства, которое волновало его душу, чтобы высказать нечто, которое невозможно выразить словами. Что бы ни волновало художника, даже если его чувства далеки зрителям, выражая свои чувства и давая им выход, он возбуждает также и зрителей. Дройзен констатировал: «Не абстрактное слово, не внешний факт, а человечески прочувствованный образ захватывает нас, потрясает нас. Ибо он будит и волнует нашу фантазию, тот бередящий душу хаос идеальности, который, подобно вулканическому пламени в недрах земли, связан и окутан жесткой, застывшей корой привычки и рассудочности. Но разбуженная фантазия, вызывая бурю чувств, освобождая все страсти, укрепляет все силы души, снимает все преграды на пути воспламенившейся творческой энергии. Из такого душевного волнения у художника родилось его произведение, и оно вызывает то же волнение у зрителя и слушателя» (Дройзен, 2004a: 336).

Таким образом, по оценке И. Г. Дройзена, в сфере искусства складывается общность подобно той, какую народ имеет в языке. Художники показывают своему народу его самые подлинные чувства, придают им типическое выражение. Искусство передает не только то, что чувствовали люди прошлого, но прежде всего, как они это делали. В искусстве с самого начала складывается общность стиля. Стиль есть определенный способ, вид художественного мышления, который затем охватывает все формы художественного творчества. Этот вид художественного мышления связан с самым глубоким мировосприятием народов, эпох, есть их самый точный отзвук, их идеальное выражение. Появление и доминирование новых художественных стилей знаменует великие глубокие перевороты в мировоззрении. Если такое происходит, то это означает, что созрело совершенно новое мироощущение, которое, стремясь выразить себя, ищет новый стиль художественного мышления (см.: Дройзен, 2004a: 335–337).


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Дройзен, И. Г. (2004a) Энциклопедия и методология истории // Дройзен И. Г. Историка. СПб. : Владимир Даль ; Фонд «Университет». 584 с. С. 39–448.

Дройзен, И. Г. (2004b) Очерк историки // Дройзен И. Г. Историка. СПб. : Владимир Даль ; Фонд «Университет». 584 с. С. 449–501.

Дройзен, И. Г. (2004c) Возведение истории в ранг науки // Дройзен И. Г. Историка. СПб. : Владимир Даль ; Фонд «Университет». 584 с. С. 526–548.

Дройзен, И. Г. (2004d) Искусство и метод // Дройзен И. Г. Историка. СПб. : Владимир Даль ; Фонд «Университет». 584 с. С. 562–573.

Дройзен, И. Г. (2004e) Речь, произнесенная при вступлении в Берлинскую Академию наук // Дройзен И. Г. Историка. СПб. : Владимир Даль ; Фонд «Университет». 584 с. С. 574–580.

Зиммель, Г. (1898) Проблемы философии истории (Этюд по теории познания). М. : Изд. магазина «Книжное дело». [4], 165, [2] с.

Кареев, Н. И. (1887) Основные вопросы философии истории. Ч. 1: Сущность и задачи философии истории. 2-е изд., перераб. СПб. : Пантелеев. VIII, [2], 346 с.

Ключевский, В. О. (1989) Методология русской истории // Ключевский В. О. Соч. : в 9 т. М. : Мысль. Т. VI: Специальные курсы. 476, [1] С. 5–93.

Лаппо-Данилевский, А. С. (2006) Методология истории. М. : Изд. дом «Территория будущего». 472 с.

Риккерт, Г. (1908) Философия истории. СПб. : Изд. Д. Е. Жуковского. XIV, [2], 154, [1] с.

Droysen, J. G. (1858) Grundriß der Historik von Johann Gustav Droysen : Als Manuskript gedruckt. Jena : Druck von Friedrich Frommann. 27 s. (На нем. яз.).

Droysen, J. G. (1925) Grundriß der Historik (Philosophie und Geisteswissenschaften. Neudruck, Band I) / hrsg. von E. Rothacker. Halle / Saalle : Max Niemeyer. xii, 104 s. (На нем. яз.).


REFERENCES

Droyzen, J. G. (2004a) Entsiklopediia i metodologiia istorii [Encyclopedia and methodology of history]. In: Droyzen, J. G. Istorika. Lektsii ob entsiklopedii i metodologii istorii [Historics. Lectures on the encyclopedia and methodology of history]. St. Petersburg, Vladimir Dal’ Publ. ; Universitet Foundation. 582, [1] p. Pp. 30–448. (In Russ.).

Droyzen, J. G. (2004b) Ocherk istoriki [An essay on historics]. In: Droyzen, J. G. Istorika. Lektsii ob entsiklopedii i metodologii istorii [Historics. Lectures on the encyclopedia and methodology of history]. St. Petersburg, Vladimir Dal’ Publ. ; Universitet Foundation. 582, [1] p. Pp. 449–501. (In Russ.).

Droyzen, J. G. (2004c) Vozvedenie istorii v rang nauki [The elevation of history to the rank of science]. In: Droyzen, J. G. Istorika. Lektsii ob entsiklopedii i metodologii istorii [Historics. Lectures on the encyclopedia and methodology of history]. St. Petersburg, Vladimir Dal’ Publ. ; Universitet Foundation. 582, [1] p. Pp. 526–548. (In Russ.).

Droyzen, J. G. (2004d) Iskusstvo i metod [Art and method]. In: Droyzen, J. G. Istorika. Lektsii ob entsiklopedii i metodologii istorii [Historics. Lectures on the encyclopedia and methodology of history]. St. Petersburg, Vladimir Dal’ Publ. ; Universitet Foundation. 582, [1] p. Pp. 562–573. (In Russ.).

Droyzen, J. G. (2004e) Rech', proiznesennaia pri vstuplenii v Berlinskuiu Akademiiu nauk [Inaugural speech at the Berlin Academy of Sciences]. In: Droyzen, J. G. Istorika. Lektsii ob entsiklopedii i metodologii istorii [Historics. Lectures on the encyclopedia and methodology of history]. St. Petersburg, Vladimir Dal’ Publ. ; Universitet Foundation. 582, [1] p. Pp. 574–580. (In Russ.).

Simmel, G. (1898) Problemy filosofii istorii (Etiud po teorii poznaniia) [The problems of the philosophy of history (An epistemological essay)]. Moscow, Knizhnoe delo Publ. [4], 165, [2] p. (In Russ.).

Kareev, N. I. (1887) Osnovnye voprosy filosofii istorii. Chast’ 1. Sushchnost' i zadachi filosofii istorii [Basic questions of the philosophy of history. Part 1. The essence and tasks of the philosophy of history]. 2nd edn., revised. St. Petersburg, Panteleev’s Publ. VIII, [2], 346 p. (In Russ.).

Klyuchevsky, V. O. (1989) Metodologiia russkoi istorii [Methodology of Russian history]. In: Klyuchevsky, V. O. Sochineniia [Works] : in 9 vols. Moscow, Mysl’ Publ. Vol. VI: Spetsial’nye kursy [Special courses]. 476, [1] p. Pp. 5–93. (In Russ.).

Lappo-Danilevsky, A. S. (2006) Metodologiia istorii [Methodology of history]. Moscow, Territoriia Budushchego Publishing House. 472 p. (In Russ.).

Rickert, H. (1908) Filosofiia istorii [The philosophy of history]. St. Petersburg, Publ. by D. E. Zhukovsky. XIV, [2], 154, [1] p. (In Russ.).

Droysen, J. G. (1858) Grundriß der Historik von Johann Gustav Droysen : Als Manuskript gedruckt. Jena, Druck von Friedrich Frommann. 27 s. (In Germ.).

Droysen, J. G. (1925) Grundriß der Historik (Philosophie und Geisteswissenschaften. Neudruck, Band I) / hrsg. von E. Rothacker. Halle / Saalle. xii, 104 s. (In Germ.).


Васильев Юрий Альбертович — доктор исторических наук, профессор, профессор кафедры истории Московского гуманитарного университета. Адрес: 111395, Россия, г. Москва, ул. Юности, д. 5, корп. 3. Тел.: +7 (499) 374-55-81.

Vasiliev Yuriy Albertovich, Doctor of History, Professor, Department of History, Moscow University for the Humanities. Postal address: Bldg. 3, 5 Yunosti St., 111395 Moscow, Russian Federation. Tel.: +7 (499) 374-55-81.

E-mail: historymosgy@mail.ru


Библиограф. описание: Васильев Ю. А. Немецкие школы историков XVIII–XIX вв. Статья 3. Прусская (малогерманская) научная школа [Электронный ресурс] // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2016. № 4 (июль — август). С. 5–19. URL: http://zpu-journal.ru/e-zpu/2016/4/Vasiliev_German-Schools-3/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: дд.мм.гггг).

Дата поступления: 2.06.2016.


См. также:



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»