Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / №6 2016

Шумский К. В. Всечеловечность как русская идея

Статья подготовлена для секции «Ценности российской цивилизации в современной культуре, экономике, политике», организованной кафедрой философии, культурологии и политологии Московского гуманитарного университета и проведенной 17 октября 2016 г. в рамках IV Международной научно-практической конференции «Ценности и интересы современного общества».

The paper was prepared for the panel “Values of Russian Civilization in Contemporary Culture, Economics, Politics”, which was organized by the Department of Philosophy, Culturology and Politology at Moscow University for the Humanities and convened on October 17, 2016 within the framework of the 4th International research-to-practice conference “Values and Interests of Modern Society”.


УДК 1(091)

Shumsky K. V. Universality as a Russian Idea

Аннотация ♦ В статье говорится о русском проекте воссоздания человеческого единства в сравнении с западноевропейским представлением.

Ключевые слова: Россия, Европа, русская идея, сущность, индивидуальность, античность, христианство, всечеловечность, всемирность.

Abstract ♦ The article is about the Russian project aimed at the reconstitution of all-human-ness or universality (vsechelovechnost’) in comparison with the Western European view.

Keywords: Russia, Europe, Russian idea, essence, personality, antiquity, Christianity, all-human-ness, universality.


Когда-то Н. В. Гоголь в статье «Несколько слов о Пушкине» написал, что Александр Сергеевич «есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа…» (Гоголь, 2009: 83). Эту мысль позднее развил Ф. М. Достоевский. В своей знаменитой «Пушкинской речи» он утверждает, что Пушкин в своём художественном творчестве воплотил русский идеал. Попутно Фёдор Михайлович раскрыл саму суть понятия «русский»: «Назначение русского человека есть бесспорно всеевропейское и всемирное. Стать настоящим русским, стать вполне русским, может быть, и значит только… стать братом всех людей, всечеловеком, если хотите. <…> …наш удел и есть всемирность…» (Достоевский, 2001: 677). В этой речи, а, по сути, — программной статье, Достоевский отождествил понятие «русский» с понятиями «всеевропейский», «всемирный», «всечеловеческий». Что здесь имел в виду писатель? Ниже мы постараемся это выяснить.

Физическая Вселенная существует. Она есть, хоть с этим утверждением и поспорят многие правоверные буддисты и закоренелые солипсисты. Она существует в многообразии, в борьбе противоположностей и в постоянном развитии. И это существование в единстве, во всей полноте и неразделённости. Всё, что в мире есть — от звёздной пыли до человеческой психики — всё это входит в состав единой и неделимой Вселенной. И она существует как факт, как данность. В отличие от вселенной человеческой.

Древние греки говорили, что человек — это микрокосм, маленькая модель большой Вселенной. И в нём как в капле воды отразились все её свойства. Но в физической реальности нет человека как такового. Человек-микрокосм, словно китайская ваза, упавшая по чьей-то неосторожности, разбит на множество осколков. Единая человеческая природа разделена между отдельными индивидуальностями. Вместо единого, цельного, совершенного Человека на Земле живут многочисленные несовершенные индивиды — представители разных полов, национальностей, религий и культур. И существование человеческой вселенной, единой человеческой сущности, человека-микрокосма — это далеко не факт, не данность, это только возможность. Человек во всей своей полноте существует лишь как абстракция ума, как цель, модель, чертёж, который ещё надо как-то воплотить в реальности.

Никакая сущность не может существовать в разделённом состоянии, и тем более сущность человеческая, микрокосм. Она естественным образом стремится к единству, целостности. Но разбившуюся вазу не склеить. Не восстановить искусственно и целостность человеческой природы. Тут нужен нестандартный ход. Если нельзя вернуть былую целостность, надо создать новую. И здесь не обойтись без сверхмотивации, сверхусилий, мук творчества и озарений.

Единение человечества стало одним из основных мотивов христианской эпохи, сменившей античность. В этом неуёмном желании заключается глубинный смысл христианского универсализма и глобализма. Главным субъектом и носителем этой миссии стала европейская цивилизация. Но что такое Европа?

Для всех европейских народов материнской цивилизацией, воплотившей всё лучшее из античного наследия и воспринявшей христианство в качестве духовного стержня, являлась Римская империя. Но в 395 г. она разделилась на две части — Западную и Восточную. Западная часть Римской империи просуществовала до 476 г. и дала начало западноевропейской цивилизации. Восточная римская империя, известная впоследствии как Византия, просуществовала после крушения Западной ещё тысячу лет, вплоть до 1453 г., и сильно повлияла на религию, культуру и философию многих восточноевропейских народов, в том числе и русского. Вот что пишет об этом В. В. Вейдле: «Византия — не Азия; она, как и западный мир, вырастает из античной и христианской основ европейской культуры. Вполне законно ее Западу противополагать, но лишь в качестве европейского Востока. Восток и Запад единой Европы не два инородных (хотя бы и находившихся в общении друг с другом) мира, а две половины одной и той же культуры, основанной на христианстве и античности» (Вейдле, 2011: 29).

Таким образом, есть не одна, а две Европы, базирующиеся на античности и христианстве — Западная и Восточная. И их границы не столько географические, сколько религиозно-культурные.

После Крещения Руси её живая родственная связь с Византией никогда больше не прерывалась. Русь черпала оттуда не только материальную культуру, но и смыслы человеческого существования, приобщаясь, тем самым, к великому европейскому наследию: «Воспитанная Византией Древняя Русь не могла быть воспитанием этим отрезана от Европы, так как воспитание состояло прежде всего в передаче ей греко-христианской традиции; она могла быть только отрезана от Запада в силу того, что византийское христианство отличалось от западного христианства и воспринятая сквозь Византию античность — от античности, воспринятой Западом сквозь Рим» (там же: 30).

Падение Константинополя могло навсегда оборвать существование той, «другой» Европы. Турки завоевали к тому времени уже все страны Восточной Европы, которые жили в византийской традиции и которые могли её продолжить. Русь же как раз находилась на пороге обретения независимости от Золотой орды. И уже в конце XV столетия там окончательно пришли к осознанию прямой преемственности от Византии, выразившемся в браке Ивана III на Софии Палеолог и усвоении государственных византийских символов и регалий. Формула «Москва — третий Рим» это не просто фигура речи, это декларация собственной идентичности. Теперь Русь вместо Византии должна была стать той самой, «другой» Европой: «Опираясь на факт византийской преемственности, можно подчеркивать особенность русской культуры по отношению к Западу, но только утверждая ее принадлежность к общей христианско-европейской культуре, наследнице классической древности» (там же: 31).

Раз и навсегда выбранная европейская идентичность послужила тому, что ни влияние монгол, ни последующее продвижение русских в Азию не сделало Россию азиатской страной: «В высоких памятниках искусства, литературы, религиозной жизни Древней Руси столь же мало азиатского, как и в культуре послепетровской России. Что же касается отдельных элементов, перенятых у татар после татарского нашествия или заимствованных Москвой у Персии, Индии или Китая, то они, конечно, сыграли свою роль, подобно тому как арабские влияния сыграли еще гораздо большую роль в испанской культуре, но греческое христианство, Византию, а следовательно Европу, они из России не вытравили, точно так же, как мавры не сумели превратить Испанию в неевропейскую страну» (там же: 32–33).

Таким образом, Европа и Россия — это две родные сестры, две универсальные цивилизации со своими проектами объединения человечества. С некоторых пор между ними идёт нешуточное соперничество за право на духовное первородство. И как следует из известной истории об Исаве и Якове, оно не обязательно достаётся старшему. В этом соперничестве выясняется, чей проект является наиболее универсальным, всемирным, всечеловеческим. А, следовательно, кто из них — Европа или Россия — суть настоящая «Европа», истинная дочь античности и христианства.

В западноевропейском проекте общая для всех людей человеческая сущность не занимает главного места. В центре стоит индивидуальность. Именно здесь кроются истоки западного индивидуализма, причины гипертрофированного понимания прав человека, культ демократии и многое другое. Человек здесь сводится к своей собственной индивидуальности, и даже его личность вторична по отношению к ней. Но индивидуальность — это не более чем уникальный осколок общечеловеческой природы. Пусть уникальный, но всё же осколок, неполнота. В каждом человеке, даже в самом развитом, образованном и воспитанном, общая для всех нас человеческая природа воплощена лишь частично. Это происходит благодаря уникальному сочетанию внешних по отношению к «Я» человека отношений — генетики, образа жизни, воспитания, культуры и т. д. В соответствии с западно-христианской антропологией, базирующейся на филиоквистском богословии, личность возникает исключительно как результат взаимодействия этих отношений (Кураев, 2008). Она — их плод, и её бытие определяется исключительно этими отношениями. Поэтому личность здесь совпадает с индивидуальностью. Между ними нет зазора. Индивидуальность для западного сознания является самоценностью. Всеобщая человеческая природа при этом является всего лишь неким собирательным образом, абстракцией. В реальности существуют лишь индивиды, которые отличаются друг от друга степенью воплощённости в себе человеческой природы.

Антропология всегда проецируется на общество. В западной парадигме международные отношения — это соревнование индивидуальностей (культур) в универсальности, т. е. во всечеловечности. И европейская индивидуальность (культура) оказывается наиболее универсальной из всех. Она безоговорочно побеждает в этой номинации. И действительно, рождённые в Западной Европе жанры искусства, политические и юридические нормы, виды спорта, мода, кухня и многое другое приобретают универсальный характер. Это просто какой-то удивительный талант — рождать универсальные, общечеловеческие формы существования! По логике соревнования победитель становится эталоном, он задаёт тон. А значит, все другие культуры должны измениться по европейскому образцу. Если они не хотят, то они просто не понимают своего счастья. И их нужно убедить в этом. Если не удаётся убедить — можно заставить.

Для восточно-христианской антропологии человеческая природа является не просто абстракцией и собирательным образом. Она первична по отношению к человеческой индивидуальности. В каждом конкретном человеке человеческая природа воплощена не в полном своём объёме, а лишь частично, в виде индивидуальности. Каждая индивидуальность, тем самым, — это, по сути, история болезни. Это определённая мера ущербности индивида по сравнению с полнотой человеческой природы (там же).

Человеческая сущность — это как раз тот микрокосм, который нужно воссоздать. И у русского проекта есть свой план на этот счёт. Дело в том, что отдельные индивиды — эти осколки большой разбившейся «вазы» — подобно морской звезде обладают способностью к регенерации. В каждом из этих осколков заложены свойства всей «вазы». Каждый человек, будучи индивидуумом, всё же имеет в себе общую для всех людей человеческую природу. И это значит, что каждый человек может воссоздать в себе любое общечеловеческое качество. Правда, каждая личность от рождения обладает лишь зачатками или даже только семенами общей для всех человеческой природы. Чтобы стать полноценным Человеком, личность при поддержке социума и культуры должна вырастить их в себе. Ростки человеческой природы, заложенные в каждом конкретном человеке, должны вырасти трудами и заботами его личности и стать роскошным садом, который зацветёт буйным цветом, а затем принесёт обильные плоды. И ничто из специфически человеческого не должно пропасть, погибнуть в индивиде. Каждый человек призван к совершенству. Это и будет полноценная человеческая вселенная, тот самый желанный микрокосм.

У личности есть миссия по отношению к собственной индивидуальности. Личность должна воипостазировать человеческую природу. Т. е. личность не просто должна наслаждаться собственной индивидуальностью, она должна её вырастить как ребёнка, раскрывая в ней постепенно все возможные потенции человеческой природы. Личность должна вобрать их в себя, усвоить их, сделав их своими. В своём пределе, в идеале индивидуальность должна стать природой (сущностью), человек — Человеком. Часть должна стать Целым. Существование должно совпасть с сущностью.

Русский универсализм заключается не в навязывании себя другим культурам, а в отзывчивости им, в усвоении себе чужих, но тоже человеческих черт. Русская культура как губка впитывает в себя все остальные культуры. Но усваивает она их не механически, а избирательно, выделяя всё специфически человеческое и органически усваивая его себе. Именно так, органично растёт универсализм русской культуры.

Русская цивилизация есть плод коллективного творчества всех народов, населяющих Россию. В ней есть многое из культуры тех народов, с которыми Россия когда-либо сталкивалась и имела отношения. И, что самое главное, она вобрала в себя все универсальные категории западноевропейской цивилизации. Вдохновителем же и руководителем этого процесса стал именно русский народ. Он сумел создать цивилизацию, в которой осуществлён прорыв из национально ограниченного пространства в человеческое измерение. Это некое метапространство, в котором творит не армянин, еврей, немец или эстонец, а Человек. Русская культура — это не национальная культура, а человеческая. Подобно тому как английский костюм — это не национальная английская одежда, а общечеловеческая. Само слово «русский» трансформировалось и потеряло этнический оттенок. Это качественно новый уровень, на который намекает Евангелие, когда уже нет ни эллина, ни иудея. Здесь каждый может, не переставая быть представителем своей национальности и культуры, быть Человеком, т. е. на самом глубинном уровне преодолеть свою национальную ограниченность. Здесь любая национальная культура имеет возможность играть в большом оркестре, и для каждого инструмента найдётся своя партия. Здесь любая национальная культура обогащается и получает новый импульс для своего развития. Можно быть русским немцем, русским евреем, русским грузином и даже русским поляком. Все категории национальных культур с избытком помещаются в универсальном теле русской цивилизации. Ни у одного народа не осталось ни одной чисто человеческой категории, ничего общечеловеческого, что не было бы уже осмыслено в русской культуре. Всё человеческое здесь обдумано, переварено и занимает своё место.

Таким образом, понятия «всеевропейский», «всемирный», «всечеловеческий» означают лишь одно — полноту человеческого. Универсальный человек — это не просто индивид, это воссозданная в своей целостности человеческая сущность, микрокосм, о котором говорили греки. Но вырастает она из конкретного индивида трудами и заботами его личности. Однако для выполнения этой миссии личности необходима человеческая среда, в которой только и сможет сформироваться совершенная человеческая природа. Такой средой становится культура, цивилизация. Западноевропейский проект в построении человеческой вселенной исходит из себя самого, из собственной индивидуальности как наиболее универсальной из всех реально существующих. В этом смысле он просто лучше других. И на этом основании он выступает с претензией быть принятым в качестве эталона. Так, коперниканство было принято просто потому, что оно оказалась лучше, универсальнее системы Птолемея (реальные доказательства были представлены лишь несколько столетий спустя). Однако позже его сменила эйнштейновская парадигма, которая оказалась ещё более универсальной, потому как включила в себя и систему Птолемея, и систему Коперника на правах частного случая. Так и русский проект, включая в себя всё национальное и всё человеческое, в том числе и западноевропейскую парадигму, является наиболее универсальной идеей. А значит, России принадлежит духовное первородство. Она и есть та самая, настоящая Европа, которая со времён христианского Рима несёт великую миссию объединения человечества. Именно об этом и пророчествует Ф. М. Достоевский.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Вейдле, В. В. (2011) Задача России. Минск : Белорусская Православная Церковь. 511 с.

Гоголь, Н. В. (2009) Несколько слов о Пушкине // Гоголь Н. В. Арабески. СПб. : Наука. 512 с. С. 83–87. (Серия «Литературные памятники»).

Достоевский, Ф. М. (2001) Дневник писателя. СПб. : Лениздат. 735 с.

Кураев А., дьякон (2008) Лишний догмат: Filioque // Кураев А., дьякон. Вызов экуменизма. 3-е изд., испр. и доп. М. : Грифон. 480 с.


REFERENCES

Veidle, V. V. (2011) Zadacha Rossii [The aim of Russia]. Minsk, Belorusskaia Pravoslavnaia Tserkov' [Belarusian Orthodox Church]. 511 p. (In Russ.).

Gogol, N. V. (2009) Neskol'ko slov o Pushkine [A few words about Pushkin]. In: Gogol, N. V. Arabeski [Arabesques]. St. Petersburg, Nauka Publ. 512 p. Pp. 83–87. (Series “Literaturnye pamiatniki” [Literary monuments]). (In Russ.).

Dostoevsky, F. M. (2001) Dnevnik pisatelia [Writer’s diary]. St. Petersburg, Lenizdat Publ. 735 p. (In Russ.).

Kuraev, A., Protodeacon (2008) Lishnii dogmat: Filioque [An unnecessary dogma: Filioque]. In: Kuraev, A., Protodeacon. Vyzov ekumenizma [The challenge of ecumenism]. 3rd edn., revised and enlarged. Moscow, Grifon Publ. 480 p. (In Russ.).


Шумский Константин Владимировичкандидат исторических наук, доцент кафедры философии, культурологи и политологии Московского гуманитарного университета. Адрес: 111395, Россия, г. Москва, ул. Юности, д. 5, корп. 3. Тел.: +7 (499) 374-55-11.

Shumsky Konstantin Vladimirovich, Candidate of History, Associate Professor, Department of Philosophy, Culturology and Politology, Moscow University for the Humanities. Postal address: Bldg. 3, 5 Yunosti St., 111395 Moscow, Russian Federation. Tel.: +7 (499) 374-55-11.


Библиограф. описание: Шумский К. В. Всечеловечность как русская идея [Электронный ресурс] // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2016. № 6 (ноябрь — декабрь). С. 79–86. URL: http://zpu-journal.ru/e-zpu/2016/6/Shumsky_Universality-Russian-Idea/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: дд.мм.гггг).

Дата поступления: 5.11.2016.



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»