Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / № 4 2012

Криворученко В. К., Яковлев И. Г. Теории молодежи

Статья зарегистрирована ФГУП НТЦ «Информрегистр»: № 0421200131\0046.


УДК 30; 37/01; 303/01; 316.3/4

Krivoruchenko V. K., Yakovlev I. G. Theories of Youth

Аннотация ◊ Рецензия на книгу: Вал. А. Луков. Теории молодежи: Междисциплинарный анализ: науч. монография. — М. : «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2012. — 528 с. ISBN 978-5-88373-264-2. Тираж 800 экз. Отпечатано в Республиканском унитарном предприятии «Издательство “Белорусский Дом Печати”», Минск. Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда.

Ключевые слова: молодежь, теории молодежи, молодежная политика, тезаурус, концепция молодежи, наука о молодежи, социология молодежи.

Abstract ◊ This is a review on a monograph by Val.A. Lukov entitled “Theories of Youth: the Interdisciplinary Analysis” (Teorii molodezhi: Mezhdistsiplinarnyi analiz: nauch. monografiia. — Moscow : «Kanon+» ROOI «Reabilitatsiia», 2012. — 528 s. ISBN 978-5-88373-264-2. 800 copies. Printed in the Republican Unitary Enterprise “Belarusian Publishing House”, Minsk. The publication was made with the financial support of Russian Foundation for the Humanities.

Keywords: youth, theories of youth, youth policy, thesaurus, conception of youth, science of youth, sociology of youth.


Рецензия впервые была опубликована в № 4 научно-теоретического и аналитического журнала «Управление мегаполисом» за 2012 год (журнал входит в Список ВАК): Криворученко В. К., Яковлев И. Г. Теории молодёжи // Управление мегаполисом. 2012. № 4. С. 161–169.

Перед нами крупнейшая и первая в таком ракурсе работа о теориях молодежи в отечественной и зарубежной науке, прекрасно изданная даже для современной полиграфии. Автор — Луков Валерий Андреевич, доктор философских наук, заслуженный деятель науки Российской Федерации, почетный работник сферы молодежной политики. На протяжении сорока лет он исследовал создаваемые в СССР, России, ближнем и дальнем зарубежье теории молодежи, и сам активно участвовал в этом процессе, организовывал научные форумы, которые выявили и объединили исследователей молодежи, участвовал в подготовке первого закона СССР об основах государственной молодежной политике. Он проректор по научной и издательской работе Московского гуманитарного университета, который в период его работы являлся Высшей комсомольской школой при ЦК ВЛКСМ, Институтом молодежи, Московской гуманитарно-социальной академией. Он также директор Института фундаментальных и прикладных исследований МосГУ.

Вал. А. Луков. Теории молодежи: Междисциплинарный анализ: науч. монография. М. :"Канон+" РООИ "Реабилитация", 2012. 528 с. ISBN 978-5-88373-264-2.Научная монография является синтезом многочисленных научных трудов Валерия Андреевича Лукова, и одновременно привносит научную новизну, новое слово в отношении теорий молодежи, продуманно и впервые фундаментально ученым выдвигается концепция молодежи, основанная на трактовке ориентационных комплексов — тезаурусов и рассматриваются вопросы конструирования научного знания о молодежи на пути преодоления монодисциплинарности с учетом мировых тенденций предшествующего развития гуманитарного знания особенно в нынешнем XXI веке. По замыслу и добротному его исполнению монография содержит междисциплинарный анализ отложившихся в социальной философии, социологии, культурологи, психологии, педагогике, антропологии, истории и других гуманитарных науках теоретических концепций молодежи. Важно то, что автор занимался этой научной проблемой последовательно на протяжении фактически всей его научной деятельности и, следовательно, он выявил динамику разработки теории молодежи на значительном историческом периоде, причем это касалось ученых многих научных школ практически всех стран, где исследователи фундаментально разрабатывали проблему в зависимости и вне зависимости от общественно-политической системы. В библиографическом разделе представлены 1036 работ на русском и иностранных языках. Можно смело сказать, что монография в существенной мере представляет собой энциклопедию научных имен и научных исследований теории молодежи. В ней можно найти сюжеты из жанра мемуаристики, слова и мысли воспоминателя о молодых в свое время ученых стран — новаторов в молодежной проблематике. Вырвем из этой плеяды несколько имен, совместно с которыми, также как и Вал. А. Луков, мы протаптывали благодатное поле науки о молодежи. Это наиприятнейший болгарин Петр Митев, стоявший у истоков научно-исследовательского института молодежи при ЦК Димитровского комсомола; умнейший немец Вальтер Фридрих из Центрального института исследований молодежи в Лейпциге и многие, действительно многие патриоты и создатели науки о молодежи. В издании есть именной указатель: в нем за… тысячу двести имен на целых тринадцати страницах.

Уверены, что автор монографии позволит нам дополнить список исследователей науки о молодежи и для молодежи именем комсомольского вождя Сергея Павловича Павлова, десять (да каких!) лет возглавлявшего многомиллионный Союз молодежи, не имевшего ученых званий, но содержательно и организационно внесшего весомейший вклад в мировое признание науки о молодежи. Именно он подлинно пробивал у мужей хранивших и развивавших марксизм-ленинизм демократическую вольность в виде ювенальной социологии.

В этом отношении мы бы приподняли значение рецензируемого издания и как увековечивание памяти о тех, кто отдавал свое драгоценное время, знания и опыт кристаллизации международной науки о молодежи. В монографии своеобразно воплощена идея и смысл мемориальной доски памяти.

Да простит Валерий Андреевич за наше вторжение в проблематику монографии — осознавая концепцию научного исследования с созданными удостоенными учёных степеней учёными источниками в виде научных трудов, как-то хотелось бы более полного представления концептуальных положений о молодёжи великого В. И. Ленина и упущённых из вида именно концептуальных положений теории молодёжи Н. И. Бухарина, А. В. Луначарского, И. В. Сталина, не побоимся — Л. Д. Троцкого, причём эти теории (назовём их коммунистическими) прямо переходили в практику и наоборот, и в плане духовном, нравственном, трудовом, патриотическом, образовательном, культурном и пр. были достигнуты признанные в мире осязаемые позитивные результаты. (В скобках — это заявка на будущую работу или просто на продолжение дела Вал. А. Лукова.)

Автор монографии предопределяет свое исследование указанием на то, что теоретическое осмысление молодежи является давней традицией человечества и на каждом историческом этапе вновь и вновь становится относительно новой и всегда актуальной исследовательской задачей. К ней неизменно обращались мыслители всех времен и народов, но как очерченный предмет специальных теоретических концепций молодежь стала рассматриваться с конца XIX в., а в 70-х гг. прошлого столетия была сделана попытка создать интегральную науку о молодежи ювентологию (в научной литературе она именуется также юнологией, ювенологией) и представить ее самостоятельной отраслью науки.

Ученый не без основания предполагает, что институционализация науки о молодежи отражает реальные общественные процессы в современных обществах, где молодежь приобретает более заметную роль как инновационная сила, а нередко и как детонатор социальных взрывов, имеющих далеко идущие последствия, а то и явно недальновидные проявления. И вот здесь автор обращает внимание на коренной недостаток научного действия — теоретическое, методологическое и практическое осмысление с запозданием реагирует на новейшие явления в молодежной среде, в осознании смысла и причин ее активности. Как на осязаемый пример такого явления автор указывает на антиглобалистское движение, которое в основном молодежное по составу и развивается в международных форматах как организованное сопротивление глобализации в экономике, политике, культуре, и усматривает здесь молодежный активизм (экстремизм, радикализм) лишь как айсберг сложных внутренних процессов социального развития, в которых молодежи принадлежит более существенная роль, поскольку воспроизводство общества реализуется через эстафету поколений.

Усиление внимания к науке о молодежи, к теориям молодежи дало толчок, импульс содержательному и организационному развитию общественных, гуманитарных наук. Под влиянием развития потребностей, интересов молодежи, положительных и негативных явлений в ее среде возникали и утверждались научные направления, при крупных ученых и научных организациях формировались научные школы, появлялись специализированные научные учреждения, рос запрос и рынок исследовательских и социально-проектных услуг и т. д. Автор показывает, что некоторые области социального знания сформировались и укрепились в своем научном статусе благодаря тому, что молодежная проблематика имела практическую значимость для каждого общества. Именно с исследований по социологии молодежи в СССР в 1960-е гг. получала легитимность социология как фундаментальная наука об обществе. Социология молодежи, сохраняя черты одной из наиболее развитых отраслей социологического знания, и сейчас подстегивает развитие обшесоциологических теорий, осовременивание методики и технологии эмпирических исследований.

Монография практически доказывает, что в мировой и отечественной социологии молодежи существуют признанные научные школы, исследовательские коллективы, громадное количество довольно авторитетных и научно смелых публикаций, диссертационных исследований.

В условиях современности движение вперед в мировой социологии молодежи не ослабевает, наметился фундаментальный сдвиг от социально-экономической к социокультурной парадигме в исследованиях. Обращение большого числа ученых к изучению молодежной проблематики, свидетельствует автор, ставит и проблемы гносеологического характера — при изобилии эмпирических исследований мало крупных работ по кардинальным вопросам теоретического осмысления феномена молодежи. Несомненно, в исследованиях и разработке теорий молодежи должен быть широкий простор для творчества, научного поиска, оригинальности. Вместе с тем при отсутствии координирующего центра научных исследований по молодежной тематике, как это было в недалеком советском опыте, сегодня сказывается разница в позициях исследователей, особенностях применяемых ими стратегий исследования, корпоративными интересами и пристрастиями. Автор сетует на то, что отечественные исследования молодежи в теоретическом отношении оказываются слабо связанными с новейшими тенденциями в развитии гуманитарного знания, и это действительно имеет место. Автор указывает также на трудности и противоречия исследовательской практики, в том числе противоречия собираемых данных и их интерпретаций; неадекватность языка исследовательского инструментария; проблему обобщающих оценок положения молодежи в отечественной практике исследований, все еще дискуссионность возрастных границ молодежи и др.

В известной мере автор видит в этом следствие незаконченных методологических дискуссий. В советское время они направлялись на доказательность верности и незыблемости марксистско-ленинской методологии при анализе общественных явлений, что, естественно, отторгало методологическую ценность других теоретических конструкций. Сейчас открыта широкая возможность дискуссий, разномнений, Автор монографии видит смысл науки в более активном и результативном выходе на междисциплинарный анализ молодежных проблем, подчеркивая важность того, чтобы междисциплинарность обеспечивала целостность фундаментальных исследований молодежи, ее атрибутивных свойств и порождаемых ею биосоциальных, политических, культурных и других феноменов.

В рецензируемой монографии ученый стремится сформировать междисциплинарный подход к исследованиям феномена и сущности молодежи на оригинальной концептуальной основе. В этих целях он осуществил переосмысление теоретических идей и теорий молодежи, выдвигавшихся в XVIII–XXI веках в основном в рамках отдельных наук и научных дисциплин (психологии, социологии, культурологии, антропологии, социобиологии и др.). Развивая выдвинутые автором ранее идеи в области тезаурусной трактовки молодежи путем развернутого критического анализа основных теорий молодежи в монографии они представлены в форме законченной научной концепции, позволяющей осмысливать сущность молодежи, давать трактовку ее социализации, обретения ею социального статуса, социальной идентичности и на этой базе формировать концептуальные основы исследования молодежных субкультур, молодежного движения и проектирования молодежной политики.

Представленная в монографии трактовка тезауруса как ориентационного комплекса, находящаяся в одной плоскости с теориями габитуса, структурации, социального дисплея и др., но не сводящаяся к ним, в данном исследовании выдвигается автором как основание структурирования и интерпретации значительного числа теоретических положений, на которые не обращалось внимания в трудах по психологии и социологии молодежи, социокультурного анализа молодежных проблем и в практике эмпирических исследований. Теоретическая междисциплинарная концепции молодежи, опирающаяся на тезаурусный подход, предусматривает постановку молодежной проблематики в более широкий социокультурный контекст. Этот путь означает разработку тезаурусного подхода как общенаучного (в рамках гуманитарных наук), что уже имеет подтверждение в ряде публикаций. Исследование исходит из гипотезы социального конструирования молодежи, иными словами, особой роли в определении содержания и границ этого феномена таких механизмов, как самореференция молодежи и ее вычленение в обществе по признакам, имеющим исторически преходящий характер. Отсюда исходным для монографического исследования явилось признание того, что теории молодежи будут развиваться не только в силу гносеологических причин, определяющих жизнь любой теории, но и изменений в онтологических основаниях молодежи (см. также: Луков Вал. А., Луков Вл. А., 2008).

Автор представляет различные формы реализации молодежной политики, складывавшиеся в мире. Естественно, он касается опыта СССР, и здесь уловили, как мы уверены, неточность. Справедливо указывается, что в нашей стране была сформирована своя уникальная «концепция государственной молодежной политики, в свете которой молодежная общественная организация — комсомол — приобрела особые полномочия по представительству интересов молодежи и стала важнейшим элементом общественно-государственной системы решения молодежных проблем» (с. 418). Далее автор считает, что «по мере укрепления позиций компартии и комсомола в обществе роль государственных механизмов сужалась, и эта сфера политики в конечном счете стала подсобным инструментом реализации идеологической концепции коммунистического воспитания молодежи». Думается, что роль государства, которая распространялась на многие сферы (вообще-то на все) жизнедеятельности молодежи не сужалась — это образование, здравоохранение, физическая культура, общегражданская культура, широкий комплекс вопросов, связанных с трудом молодежи, и т. д. «Установилась система, в которой комсомол под руководством КПСС выполнял задачи государственной молодежной политики в отношении всех категорий молодежи (а не только членов ВЛКСМ)». Нет, государственную молодежную как любую другую политику (по отношению к женщинам, детям, инвалидам, пенсионерам) государство никому не передоверяло, но строило свою деятельность в свете указаний партии. Есть неточность во фразе о том, что общественно-политическая система имела «малую ориентацию на изменяющиеся условия становления новых поколений», что «в СССР проявлялось пренебрежение правовыми средствами обеспечения молодежной политики». Как известно, все вопросы жизни, учебы, труда молодежи определялись государством в форме законов, постановлений, причем с первых дней после Октября.

Вал. А. Луков. Теории молодежи: Междисциплинарный анализ: науч. монография. — М. : «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2012. — 528 с. ISBN 978-5-88373-264-2.В монографии в свете этих выдвинутых в ней задач и с учетом современных дискуссий рассмотрены наиболее содержательные теории молодежи.

Междисциплинарность в познании молодежи автор раскрывает через парадигму в статике и динамике, парадигмальный коллаж, кентавр-проблемы, междисциплинарность как идею и реальность научных исследований, постмодер­нистский вызов монодис­циплинарности гуманитарного знания, единую науку о человеке: потенции и препятствия, единую науку о молодежи: ее необходимость или избыточность. Исследованы концепции ювентологии К. Господинова и Ф. Малера, российские ювенологические проекты, концепции В. В. Павловского, Е. Г. Слуцкого, а также трудности реализации ювенологического проекта.

При рассмотрении тезаурусного подхода к исследованиям молодежи автор обратился к понятиям тезауруса в гуманитарных науках, его определению, элементов и структуре тезауруса, тезаурусной генерализации, устойчивости и изменчивости тезауруса, субъектной организации гуманитарного знания как источника и фундамента понимания.

При рассмотрении становления предметной области теорий молодежи раскрываются такие вопросы: тема молодости и молодого человека в философских учениях древних, соблюдение ритуала как идеала совершенного человека в восточной традиции, юношество в идеальном государстве Платона, конструирование молодости у Руссо, параллельные места: парадигмы авторитарного, природосообразного воспитания, воспитания в коллективе сверстников, индивидуального выживания в обществе риска, первые шаги к пониманию социальной сущности молодежи, замечания Герберта Спенсера, проблемы молодежи в трудах основоположников марксизма, вопросы субъектности молодежи у В. И. Ленина. Рассмотрен путь к становлению специальных теорий молодежи.

В монографии рассмотрены основные теории молодежи в XX веке:

  • Биологически и психологически ориентированные теории молодежи: молодежь как носитель психофизических свойств молодости: концепция Г. С. Холла, теории переходного возраста в Германии и Австрии, концепции К. Грооса, В. Штерна, 3. Бернфельда. Эмпирические обобщения относительно биопсихических факторов переходного возраста: концепции Ш. Бюлера, психоаналитические концепции: З. Фрейда, А. Фрейд, замечания К. Г. Юнга и А. Адлера, фрейдомарксизм в СССР, концепция сексуальной революции В. Райха, фрейдомарксизм Г. Маркузе, эпигенетическая концепция Э. Эриксона, концепция развития интеллекта Ж. Пиаже, педологическая теория, педологическая концепция П. П. Блонского, некоторые проблемы изучения психологии юношеского возраста.
  • Культурологически и антропологически ориентированные теории молодежи: молодежь как феномен культуры — концепция Э. Шпрангера, социально-антропологические концепции, молодежь и способы передачи культуры в концепции М. Мида, теоретическое осмысление молодежи через понятие субкультуры, субкультурный аспект теории социализации Т. Парсонса, концепции Ш. Эйзенштадта, Ф. Тенбрука, концепции контркультуры.
  • Социологически ориентированные теории молодежи: молодежь в социальной структуре, социальных институтах и процессах: классовая (марксистская) концепция молодежи: ранние этапы, культурно-историческая концепция Л. С. Выготского, поздние марксистски ориентированные трактовки молодежи, подходы к социальной концепции молодежи у И. С. Кона, другие отечественные версии социальной концепции молодежи, концепция В. Фридриха, концептуальные разработки П.-Э. Митева, проблемы самоопределения молодежи и ее интеграции в общество в социальных концепциях молодежи, концепции субъектности молодежи, линия Мангейма в социологическом понимании молодежи, концепции молодежи как социальной роли и социального статуса, концепции молодежи как источника конфликта поколений.

Проблемы развития теорий молодежи на переломе XX и XXI вв. рассмотрены по таким направлениям:

  • Новые и обновленные подходы к концептуализации молодежи: многообразие концепций, макросоциальный подход к молодежи М. Н. Руткевича, структурно-функциональная парадигма в концептуализации молодежи, гуманистическая концепция молодежи И. М. Ильинского, концепция социализационной нормы А. И. Ковалевой, концепция социального развития молодежи В. И. Чупрова, рискологическая концепция молодежи Ю. А. Зубок, трактовка трансгрессии в духовной жизни молодежи, пути к качественной стратегии исследований молодежи, концепция культурной нормализации молодежи Е. Л. Омельченко.
  • Нерешенные проблемы концептуализации молодежи: противоречия данных и интерпретаций, редукция соцдемблока, проблема возрастных границ молодежи, проблемы неадекватности языка, обобщающих оценок положения молодежи в отечественной практике исследований, «скрытой этнографии», фрагментизация тематики, смена исследовательской стратегии, концептуализация целостности молодежи, концептуальное отрицание молодежи, позиция С. В. Алещенка.

Перемены в понимании молодежи на фоне социокультурных трансформаций в мире и науке рассмотрены через такие направления исследования:

  • Тезаурусная концепция молодежи: пролегомены тезаурусной концепции молодежи, понятие молодежи в свете тезаурусного подхода, понятие социальной субъектности и социокультурного явления применительно к молодежи, тезаурусное определение понятия «молодежь», молодежь как концепт, возможности концептуализации молодежи в формах теории, пределы конструирования молодежи, рейтинги молодежных проблем, от молодежных проблем к молодежи как проблеме, перспективы ее познания.
  • При изучении свойств устойчивости и изменчивости молодежи как субъекта преемственности и смены поколений рассмотрены следующие вопросы: молодежь и проблема культурных констант, молодежь и инновации: ожидания общества и субъектный ресурс новых поколений, новационные свойства, инновационный потенциал и инновационные возможности молодежи, стили жизни молодежи: проблемы теоретического осмысления, перспективы человека и границы молодости, перспективы молодежи как социальной группы, биосоциология и перспективы теорий молодежи.

Молодежь как социальная реальность рассматривается через такие направления исследования:

  • Воспитание молодежи через социальное конструирование и проектирование реальности молодежью: особенности тезаурусов в молодежной среде, несовпадение воспитания и влияния социальной среды, новые смыслы воспитательной деятельности в глобализирующемся обществе, тезаурусный строй воспитания, проблемные поля воспитательной деятельности, социальное конструирование реальности, теория П. Бергера и Т. Лукмана, источники социального конструирования реальности молодежью, преодоление дистанционных ограничений, естественная лживость, гиперболизация доминантной тезаурусной генерализации, сексуальные установки и поведение, взаимодействие с социальными институтами, действия по социальному конструированию реальности, свойственные молодежи, адаптация к условиям среды, достраивание реальности, переструктурирование условий среды, проектирование реальности молодежью, «картины мира» в сознании и групповом поведении молодежи, молодежные субкультурные феномены в России, криминализация молодежных субкультур, влияние западных молодежных субкультурных феноменов, романтическая компенсация повседневной рутины, воспроизводство некоторых черт советского прошлого, повседневная жизнь молодежи, проблема социокультурных поколений.
  • Молодежная политика и молодежное движение: понятие молодежной политики, мировой опыт государственного решения проблем молодежи, различие современных концепций государственной молодежной политики, компенсация и инвестиции, парадоксы государственной молодежной политики в России, проблема различий в образе жизни, территориальных и социокультурных различий, «государственная молодежная политика» или «гарантии прав молодежи», возможности социального проектирования в сфере государственной молодежной политики, молодежное движение и его государственная поддержка, трактовки сущности молодежного движения, социальные потребности и интересы молодежи как основа молодежного движения, специфика молодежного движения как социального феномена, смысл государственной поддержки форм молодежного движения, принцип субсидиарности, состояние и перспективы разработки теоретических и методологических основ изучения молодежного и детского движения.

Такова структура и содержание монографии. В рецензии мы специально пошли на представленный перечень вопросов, которые рассматриваются и решаются автором с тем, чтобы наглядно была видна фундаментальность монографической работы.

Монография несет в себе две задачи: во-первых, максимально развернуто раскрыть теории молодежи, показать существующие проблемы, то есть обобщить, развить и представить теории молодежи; во-вторых, выполнить практическую сторону — подвести читателей к практическому воплощению теорий молодежи, а опытным и молодым ученым подсказать направления новых исследований, которые актуальны, общественно значимы.

Автор прямо говорит, что анализ литературы по теоретическому осмыслению молодежных проблем показывает, что огромное интеллектуальное и культурное достояние, сконцентрированное в теориях молодежи, оказывается слабо усвоенными исследователями и практиками. Исходя из этих соображений, автор провел огромную научно-творческую работу по систематизации теоретических представлений о молодежи, привел более точное изложение авторских позиций и дал критическую оценку достигнутого в этой области обществознания. В свою очередь скрупулезный подход к представлению наработанного в сфере теорий молодежи привлек внимание к неравномерному распределения интереса ученых разных стран к теоретическим вопросам относительно молодежи, молодого поколения, молодежного движения и т. д. Знание литературы, стоящей на полках нашей «Ленинки», в библиотеках США, Японии, Болгарии и других стран, говорит о том, что в историографии в большей степени представлены работы, опубликованные на русском, немецком, английском языках, поменьше работ французских, болгарских, польских, румынских, финских и других авторов, а теоретические подходы к молодежным исследованиям японских, индийских, корейских и многих других ученых представлены «штучно» и в основном статейным материалом. Во многом это свидетельствует о недостаточной знаемости их научных изысканий. Об этом пишет и автор рецензируемого труда.

Многообразие теорий молодежи выражает различные ожидания мирового сообщества от новых поколений. В современных условиях, по мнению автора, они сводятся к трем установкам: молодежь — «ничейная земля», молодежь — общественная опасность, молодежь — надежда общества. Соответственно и в теориях молодежи за их терминологической стройностью в одних случаях или метафоричностью в других нельзя не видеть ту или иную направленность общественных ожиданий. Поскольку такие ожидания цикличны, поскольку они время от времени снова становятся доминирующими, «висят в воздухе», теории молодежи из прошлого могут переходить в будущее.

С учетом проведенного анализа автор предлагает ряд позиций, которые могут приобрести методологический характер для междисциплинарных исследований молодежи:

1. Фаза молодости имеет принципиальную координацию с определенным возрастом в пределах установившихся в обществе представлений о молодости. Группообразование молодежи — исторически преходящее явление социокультурного характера.

2. Фаза молодости неравномерно распределена в социальных группах. В обществе сосуществуют разные модели молодежи, предопределенные этими социальными ограничениями. Есть социальные группы, в которых слой молодежи ничтожен — не в связи с демографическим кризисом, а в статусно-ролевом смысле.

3. Связь понятия «молодежь» с определенной возрастной группой — независимо от того, расширяются или сужаются ее границы по возрасту, — может быть с большим или меньшим успехом зафиксирована только в обществе с достаточно высокой степенью однородности жизненных траекторий. Но даже и в таком случае это лишь обобщение, которое игнорирует возможность траекторий, в которых фаза молодости предельно сокращена или пропускается в ее социальном (а не биопсихическом) содержании.

4. Динамизм протекания молодости в различных социальных средах не совпадает, процессы идут с разной скоростью, ритмической организацией, конфигурацией. Параллельно существуют ситуации с замедленной и ускоренной динамикой взросления, и это обстоятельство отражается на группообразовании молодежи.

5. В переходном обществе группообразование молодежи неустойчиво, и нет определенности в том, что является молодежной проблемой. Молодежная проблема (как отражение специфического — корпоративного — интереса молодежи) легко преобразуется в общесоциальную проблему.

Реализуя эти установки, автор выдвинул тезаурусную концепцию молодежи. Это концепция междисциплинарная, но на основе социологического стержня. В ней сделана попытка методологического воссоединения макро- и микроуровней социологического знания на базе сближения различающихся по своим методологическим основаниям подходам. Хотя такие попытки, предпринимавшиеся в последние годы рядом видных социологов (в частности, Э. Гидденсом), и встречены были критикой, иногда достаточно жесткой, за совмещение несовместимого и за «запутывание» исследователей конкретных социальных проблем, этим не может быть закрыта дорога к конструированию новых концепций межуровневого характера.

В исследованиях молодежи многообразие теоретических подходов не только не излишне, но, напротив, желательно. На перекрестке старых и новых теорий и будет совершенствоваться та модель молодежи, которая точнее и глубже отразит социокультурную реальность, обозначаемую словом «молодежь».

«Формирование новых концепций молодежи небезразлично для социальной реальности. Конструирование молодежи на теоретическом уровне влечет за собой в информационном обществе изменения и в самом объекте исследований, что делает концептуальную работу и ответственной, и обнадеживающей», — этими словами Валерий Андреевич Луков заканчивает свою новую во всех отношениях научную монографию с большим заглядом в будущее.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Луков, Вал. А. (2012) Теории молодежи: Междисциплинарный анализ: науч. монография. М. : «Канон+» РООИ «Реабилитация». — 528 с.

Луков, Вал. А., Луков, Вл. А. (2008) Тезаурусы: Субъектная организация гуманитарного знания. М. : Изд-во Национального института бизнеса. — 784 с.


BIBLIOGRAPHY (TRANSLITERATION)

Lukov, Val. A. (2012) Teorii molodezhi: Mezhdistsiplinarnyi analiz: nauch. monografiia. M. : «Kanon+» ROOI «Reabilitatsiia». — 528 s.

Lukov, Val. A., Lukov, Vl. A. (2008) Tezaurusy: Sub"ektnaia organizatsiia gumanitarnogo znaniia. M. : Izd-vo Natsional'nogo instituta biznesa. — 784 s.


Криворученко Владимир Константинович — доктор исторических наук, профессор, заместитель начальника Управления аспирантуры, докторантуры и научной работы, профессор кафедры истории Московского гуманитарного университета, академик Академии гуманитарных наук, действительный член Национальной академии ювенологии, Почетный работник сферы молодежной политики Российской Федерации. Тел.: +7 (499) 374-68-87.

Krivoruchenko Vladimir Konstantinovich, Doctor of Science (history), professor, the vice-chief of the Postgraduate / Doctoral Education and Scientific Work Board at Moscow University for the Humanities, member of the Academy of the Humanities, corresponding-member of the Russian Academy of Natural Sciences, member of the National Academy of Juvenology, the Honorary worker in the sphere of youth policy of the Russian Federation. Tel.: +7 (499) 374-68-87.

E-mail: vk.mosgu@gmail.com

Яковлев Игорь Геннадьевич — доктор социологических наук, профессор кафедры социологии Московского гуманитарного университета, президент Научно-издательской компании «Контент-Пресс» (Москва), главный редактор научно-теоретического и аналитического журнала «Управление мегаполисом». Тел.: +7 (495) 722-82-67.

Iakovlev Igor Gennadievich, Doctor of Science (sociology), professor of the Sociology Department at Moscow University for the Humanities, the president of the Academic Publishing Company “Content-Press” (Moscow), editor-in-chief of Theoretical and Analytical Journal “Upravlenie megapolisom” (“Megapolis Management”). Tel.: +7 (495) 722-82-67.

E-mail: Yakovlev-ig@ya.ru


Библиограф. описание: Криворученко В. К., Яковлев И. Г. Теории молодежи [Электронный ресурс] // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2012. № 4 (июль — август). URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2012/4/Krivoruchenko~Iakovlev_Theories-of-Youth/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: дд.мм.гггг).


OZON.ru - Книги | Теории молодежи. Междисциплинарный анализ | Вал. А. Луков | Купить книги: интернет-магазин / ISBN 978-5-88373-264-4OZON.ru - Книги | Теории молодежи. Междисциплинарный анализ | Вал. А. Луков | Купить книги: интернет-магазин / ISBN 978-5-88373-264-4


в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация

  "Знание. Понимание. Умение" № 1 2017
Вышел  в свет
№ 1 журнала за 2017 г.







Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»