Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / № 5 2013

Тихомиров Д. А. Демографический кризис и проблемы здоровья российской молодежи

Статья подготовлена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 11-33-00229а1).


УДК 314.3 ; 314.9

Tikhomirov D. A. The Demographic Crisis and Health Aspects of Russian Youth

Аннотация ◊ В статье характеризуется демографическая ситуация в современной России, показываются социальные последствия устойчивой тенденции к уменьшению численности молодежи, а также высокие риски для здоровья молодежи, порождаемые распространением табакокурения, алкоголизма, наркомании в молодежной среде. Анализируются суициды среди подростков и молодежи. Утверждается, что курс на инновационность молодежи должен реализовываться в прямой связи с мерами в области здравоохранения, снижения социальной напряженности, развития социальных практик здорового образа жизни в молодежной среде.

Ключевые слова: молодежь, молодежная политика, здоровье молодежи, демографический кризис.

Abstract ◊ The article characterizes the demographic situation in contemporary Russia. The author shows the social consequences of the steady tendency for the decrease of young population as well as high risks for youth’s health that are being caused by tobacco smoking, alcoholism, and drug addiction in youth milieu. Suicides among young people and teenagers are analyzed. The author asserts that the policy of youth’s innovativeness policy should be implemented in direct connection with the actions in healthcare, the decrease of social tension, development of the social practices of healthy lifestyle among young people.

Keywords: youth, youth policy, youth’s health, demographic crisis.


В последние годы появились фундаментальные работы о молодежи (Закон о молодежи, 2008; Ильинский, 2005; Луков, Вал. А., 2008; 2012a; 2012b); Молодежь России, 1993), ее социализации (Агранат, Ткаченко, 2008; Ковалева, Луков, Вал. А., 2012; Луков Вал. А., 2004; Луков Вал. А., Жулковска, 2013); о молодежной политике (Ильинский, 1999; 2001; Ильинский, Луков Вал. А., 2008; Луков Вал. А., 2007b; 2007c; Луков Вал. А., Луков С. В., Погорский, 2012; Луков Вал. А., Погорский, Тихомиров, 2011; Луков Вал. А., Рожнов, 2006); конфликтах в семье (Вдовина, 2008; 2009; 2010), в условиях больших городов (Викулова, Ковалева, 2009), соприкосновении разных этносов (Выборнова, Шарифулина, 2009); образовании и воспитании (Ильинский, 2006; 2009; 2010a; 2010b; Луков Вал. А., 2007a; Луков Вл. А., 2005b; Луков Вл. А., Луков Вал. А., Ковалева, 2006). Изучаются социальные и культурные ориентации молодежи (Социальные и культурные ценностные ориентации…, 2007), ее инновационность (Иванов, 2009; Луков Вал. А., Погорский, 2012), формы сексуальности (Луков Вал. А., Тихомиров, 2012a; Тихомиров, 2009), отражение в литературе и искусстве (Луков Вл. А., 2005a). Этот ряд можно значительно расширить. К изучению молодежи применяются новые методологические подходы, такие, как бурно развивающийся в последнее время тезаурусный подход (Луков Вал. А., Луков Вл. А., 2008; 2013a; 2013b); новые научные инструменты, такие, как социальная и гуманитарная экспертиза (Луков Вал. А., Луков Вл. А., 2010a; 2010b; Луков Вал. А., Тихомиров, 2012b).

С чем связан такое беспрецедентное внимание к проблемам молодого поколения? (Мы отметили лишь некоторые работы, большая часть которых относится к одной научной школе, возглавляемой проф. И. М. Ильинским и развиваемой проф. А. И. Ковалевой и Вал. А. Луковым, но есть и другие центры изучения молодежи и в нашей стране, и в других странах мира, и везде можно заметить настоящий бум молодежной проблематики.)

Очевидно, для этого существует целая совокупность причин. На одной из них, представляющейся нам одной из главнейших, мы остановимся в этой статье.

В конце XX века Россия столкнулась с новым для себя вызовом, проявляющемся в демографическом кризисе. В 1992 году в России начался давно забытый процесс (впервые за послевоенные годы) естественной убыли населения, т. е. состояния, при котором число умерших превышает число родившихся. Если в 1992 году население сократилось на 220 тыс. чел., то уже в 1993 году — на 750 тыс. чел. и продолжало сокращаться вплоть до 2000 года, после которого произошел коренной перелом в тенденции, и естественная убыль населения стала неуклонно уменьшаться и в 2012 году составила минимальное за последние два десятилетие значение в 4,2 тыс. чел. Начиная с 2000 года рождаемость в России постепенно увеличивается и в 2012 году на 107,4 тыс. чел. превысила показатель 1991 года — 1794,6 тыс. чел. Однако уровень смертности, несмотря на снижение с 2006 года, остается чрезвычайно высок — 1906,3 тыс. чел. в 2012 году, что на 216 тыс. чел. больше, чем в 1991 году (рассчитано по: Демографический ежегодник, 2012: 65; а также: Демография, электронный ресурс). В результате естественная убыль населения России продолжается, хотя и с гораздо меньшим, по сравнению с последним десятилетием прошлого столетия, размахом.

Итак, демографическая ситуация в России во второй декаде XXI века остается сложной и является фактором, угрожающим национальной безопасности страны. Россия, оказавшись в начале 90-х годов XX века в «демографической яме», пока не может из нее выбраться. Хотя нельзя не отметить определенные позитивные демографические тенденции, прежде всего рост рождаемости и снижение смертности, которые, как мы показали выше, наблюдаются с начала XXI века и связаны как с общим улучшением социально-эконо­мического положения в стране, так и с конкретными мерами государственной политики, направленной на преодоление демографического кризиса (программы стимулирования рождаемости, модернизации здравоохранения и т. д.).

В докладе «О первоочередных мерах преодоления последствий «демографической ямы» в Российской Федерации» (см.: Проект Доклада «О первоочередных мерах…», 2013: Электронный ресурс), подготовленном Экспертным советом при Правительстве Российской Федерации, отмечаются позитивные демографические тенденции, которые стали возможны благодаря целенаправленным действиям государственных органов власти. В этом документе основные аспекты наметившегося демографического сдвига характеризуются следующим образом.

«В 2006–2011 гг. в России был зафиксирован самый быстрый в Европе и второй в мире рост рождаемости — с 1,3 до 1,581 ребенка на женщину. Общий коэффициент рождаемости за этот период вырос с 10,3 до 12,6 на 1000 чел. Если в 2006 году возрастная структура определяла почти наполовину изменение общего коэффициента рождаемости, а половина приходилась на повышение ее интенсивности, то после 2009 года рост общего коэффициента рождаемости уже полностью определяется ростом ее интенсивности. Анализ статистических данных показывает, что повышение показателей рождаемости имело место именно по вторым и, отчасти, третьим рождениям.

Одновременно наблюдалось существенное снижение смертности. Среди мужчин трудоспособного возраста она сократилась более чем на 20%. Средняя ожидаемая продолжительность жизни увеличилась до 69,8 лет, а ожидаемая продолжительность жизни женщин вышла на рекордное значение за всю историю России — 75,6 лет.

По итогам 2012 года естественная убыль сократилась до минимальных значений — 2,5 тыс. человек, численность населения увеличилась до 143 млн человек, ранее намеченного на 2015 года срока, определенного Концепцией демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года».

Однако обозначенные тенденции недостаточны для преодоления демографического кризиса. Так, несмотря на продолжающийся рост рождаемости, наблюдаемый в последнее десятилетие, коэффициент рождаемости, хотя и вырос с 1,3 до 1,58 ребенка на женщину, но остается значительно ниже уровня, требуемого для простого воспроизводства населения (2,1 ребенка на женщину). А этот уровень означает лишь то, что последующее поколение по численности будет таким же, как и предыдущее. Коэффициенты ниже этого уровня свидетельствуют о депопуляционных процессах. Рост рождаемости во многом был обусловлен благоприятной демографической конъюнктурой, когда брачного возраста достигло многочисленное поколение, рожденное в 80-х годах XX века. В репродуктивный возраст уже вступило следующее, крайне малочисленное поколение, рожденное в 90-х годах XX века. «Сейчас 15-летних в России в 2 раза меньше, чем 25-летних. Уже через 10 лет численность женщин в активном репродуктивном возрасте 20–29 лет, на которых приходится почти 2/3 рождений, сократится почти вдвое, что неминуемо приведет к сокращению числа рождений. Такая ситуация названа председателя Правительства Российской Федерации Д. А. Медведевым «вызовом всей нашей нации» (там же: 2). Вряд ли это можно оспорить.

Демографическая ситуация непосредственно связана с национальной безопасностью страны. «Демографическая яма», в которой оказалась Россия, является угрозой стабильного функционирования общества. Эксперты прогнозируют, что «Россию ожидает колоссальное сокращение населения трудоспособных возрастов — к 2020 году на 7–8 млн человек, к 2050 году — более чем на 26 млн человек». Это ведет к серьезным рискам в различных сферах: экономической, социальной, политической и даже геополитической, поскольку депопуляция ставит под удар обороноспособность страны («к 2020 году количество мужчин призывного возраста сократится более чем на треть, а к 2050 году — более чем на 40 процентов»). Экономические и трудовые потери, как полагают эксперты, могут быть компенсированы только миграционным притоком и (или) ростом производительности труда.

Нельзя не отметить и неоднозначные последствия решения демографической проблемы посредством миграции. Подобная мера предлагается не только специалистами Экспертного совета при Правительстве РФ, она вошла в Концепцию демографической политики РФ на период до 2025 года, в которой необходимый ежегодный миграционный прирост зафиксирован на уровне 300 тыс. человек. Рождаемость среди мигрантов (как правило, исповедующих ислам) выше, чем среди коренного (русского) населения. В будущем это может привести к замещению коренного населения мигрантами. Миллионная миграция в Россию может оказаться бомбой замедленного действия, которая способна разрушить страну или изменить ее до неузнаваемости. Проблема миграции, усложняющаяся отсутствием успешного механизма интеграции мигрантов (причем как внешних, так и внутренних из республик Северного Кавказа) в российский социум, выходит во второй декаде XXI века на первый план. Крах политики мультикультурализма в Европе и множество проблем, связанных с мигрантами, заполонивших развитые страны Европы, вероятно, не являются для государственных органов власти в России красноречивым примером о неэффективности решения демографической проблемы за счет миграции.

А какова же демографическая ситуация в молодых возрастных группах?

Численность молодых людей от 15 до 29 лет в России в последние несколько лет неуклонно снижается. По официальным данным Росстата, в 2012 году в РФ насчитывалось 31,6 млн молодых людей в возрасте от 15 до 29 лет, что составляет 22% от общей численности населения России, в 2011 году молодых людей этого возраста насчитывалось 32,4 млн человек, а в 2009 году — 33,7 млн человек, что составляло 23 и 24% от общей численности населения России. Более того, по мнению экспертов, численность молодежи продолжит снижаться и дальше. Так, например, глава Росмолодежи С. Белоконев полагает, что в ближайшие 10 лет число молодых людей уменьшится до 25 млн. Он отметил, что «в этих условиях нам предстоит развивать экономику страны, и это как раз определяет актуальность активной, энергичной молодежной политики, к которой предстоит перейти» (В России неуклонно снижается…, 2013: Электронный ресурс).

Итак, в последние годы в России четко обозначилась тенденция стремительного уменьшения численности молодежи.

Неблагоприятная демографическая ситуация усугубляется высокими показателями заболеваемости и преждевременной смертности населения, особенно мужчин в трудоспособном возрасте. Существующие статистические данные позволяют экспертам рисовать мрачные картины будущего страны. Так, например, в Докладе отмечается, что, «если ситуация со смертностью не изменится, из каждых 10 юношей-выпускников школ в России четверо умрут, не дожив до пенсионного возраста» (Проект Доклада «О первоочередных мерах…», 2013: Электр. ресурс).

Какие же факторы оказывают столь пагубное влияние на жизнь и здоровье молодых людей, позволяя экспертам строить настолько пессимистический прогноз? Очевидно, что в данном случае свою роль проявляет целый ряд факторов, среди которых социально опасные заболевания по важности занимают одно из первых мест. В российском социуме традиционно невысокая ценность отводится жизни и здоровью, что проявляется в соответствующем образе жизни, который ведет большинство молодежи. Широко распространенными в молодежной среде стали такие явления, как наркотизация, понимаемая нами в широком смысле этого слова, т.е. включающая в себя употребление табака, алкоголя и наркотиков, добрачные сексуальные связи и, как следствие, заболевания, передающиеся половым путем, добровольный уход из жизни (суицид).

Как полагают специалисты, основной составляющей здоровья человека является образ жизни. Так, академик РАМН Н. Ф. Герасименко утверждает, что в «структуре заболеваемости и смертности 55 процентов — это образ жизни, 15 процентов — наследственность. А еще по 15 процентов — это окружающая среда и медицина» (Бушев, 2013: Электр. ресурс).

Социально опасные заболевания, имеющие непосредственную связь с образом жизни российских мужчин и женщин, значительно влияют на общий уровень здоровья нации, который и без того оставляет желать лучшего.

Особую тревогу вызывает здоровье, в том числе и репродуктивное, молодого поколения. Проблемы в этой деликатной области человеческой здоровья понижают репродуктивный потенциал молодежи, что неминуемо отразится на демографической ситуации в стране. Продемонстрируем масштаб проблемы на примере данных, которые приводят специалисты-медики в статье «Состояние здоровья молодого поколения России и проект реформы по его улучшению», вышедшей в журнале «Здравоохранение» в 2010 году: «Распространенность бесплодного брака в некоторых регионах России превышает критический уровень и составляет от 8 до 19,6%. При этом удельный вес мужского бесплодия имеет тенденцию к росту и приближается к 50–60%... В резолюции XVI Съезда педиатров России (2009) было отмечено, что за последние пять лет частота диагностированной гинекологической и андрологической патологии у детей разного возраста увеличилась на 30–50%. Имеются многочисленные данные о том, что около 60% заболеваний детского и подросткового возраста могут представлять угрозу фертильности. Возникает замкнутый круг: “больные дети — больная молодежь — больные родители — больные дети”. Трудно ожидать, что от больных родителей родится здоровый ребенок.

По данным Росстата и Департамента развития медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздравсоцразвития России, около 40% рождающихся детей нездоровы. Доля здоровых детей к окончанию обучения в школе не превышает 20%» (Состояние здоровья молодого поколения…, 2010: Электр. ресурс).

Высокие риски для здоровья молодежи с непосредственными последствиями несут социально опасные заболевания.

Табакокурение. Глобальный опрос взрослого населения о потреблении табака (Global Adult Tobacco Survey) (Глобальный опрос взрослого населения…, 2009: Электр. ресурс), проведенный в России в 2009 году, показал, что 39,1% (43,9 млн человек) взрослого населения РФ являются постоянными курильщиками табака. Среди мужчин оказались постоянными курильщиками 60,2% (30,6 млн), среди женщин — 21,7% (13,3 млн). В ходе исследования была выявлена высокая интенсивность курения в России (в среднем мужчины выкуривают 18 сигарет в день, женщины — 13 сигарет).

В последние десятилетия количество курильщиков табака в России неуклонно увеличивается, причем как среди мужчин, так и среди женщин. В подтверждении приведем данные опроса «Общенациональный обзор здравоохранения и экономического обеспечения в России», которые представлены в отчете по результатам Глобального опроса взрослого населения о потреблении табака. Распространенность курения табака среди мужчин в середине 1980-х составляла 46–48%, в середине 1990-х — 50–55%, а в начале 2000-х — 60–65%, а среди женщин распространенность курения табака в середине 1980-х составляла менее 5%, в середине 1990-х — 12%, а в начале 2000-х — более 20%. В исследовании было выявлено, что масштаб распространения курения табака определяется рядом факторов, среди которых особую значимость проявили: регион, степень образования и возраст. Так, в различных регионах России распространенность курения табака среди мужчин варьировалась от 53% до более 80%, а среди женщин — от 13 до 37%. В Москве распространенность активного курения среди работающих мужчин с высшим образованием составила 48,5%, а среди мужчин без специального образования — 64,7%, среди женщин 33,7 и 50% соответственно. Распространенность курения табака оказалась самой высокой среди взрослых в возрасте от 19 до 24 лет (49,8%) и от 25 до 44 лет (49,6%). В группах более старшего возраста распространенность курения табака оказалась ниже: 38,0% в возрасте от 45 до 64 лет и 14,8% в возрасте старше 65 лет. В самой молодой возрастной группе (15–18 лет) распространенность курения табака оказалась довольно высокой и составила 24,4%.

В каком же возрасте современные российские мужчины и женщины становятся постоянными потребителями табака? В отчете по результатам Глобального опроса взрослого населения о потреблении табака отмечается, что наибольшее число мужчин и женщин начали курить ежедневно в возрасте 15–17 лет (44,0% мужчин, 51,8% женщин). Процент мужчин, начавших ежедневное курение в возрасте до 15 лет (19,7%) выше, чем среди женщин (10,6%). Примерный средний возраст начала ежедневного курения для мужчин составил 17,4 года, для женщин — 19,9 года.

Для сравнения рассмотрим различные оценки специалистов и результаты других исследований, касающиеся масштаба проблемы курения табачных изделий.

Российский социолог Ф. Э. Шереги приводит данные, согласно которым в возрастной группе 11–24-летних курят табачные изделия 41,4%, т. е. 9,7 млн человек. Курят среди юношей — 52,6%, а среди девушек — 29,6%. По его оценкам, курить табачные изделия впервые начинают юноши в среднем в 14 лет, а девушки — в 15 лет, т. е. средний возраст начала курения — 14,5 лет.

Курение табака, как пишет социолог, неразрывно связано с другими вредными привычками. Приобщенность к курению табачных изделий расширяет опасность потребления молодежью психоактивных веществ. Так, среди тех, кто курит, потребляют алкогольные напитки 60,9%, среди тех, кто не курит — 16,22%. Такая же зависимость наблюдается и среди молодежи, потребляющей наркотики (Шереги, б/г: Электр. ресурс).

Согласно опросу, проведенного в 2010 году в 43 образовательных учреждениях г. Москвы (в каждом из которых опрошено от 20 до 40 учеников) специалистами социологического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, 30% детей от 14 до 18 лет курят, 20% — постоянно. При этом, как показало исследование, 80% родителей уверены, что их дети никогда не употребляли спиртные напитки, а 90% — что их дети не курят (В Москве курят 20% подростков…, 2011: Электр. ресурс).

Последствия табакокурения характеризуются в ряде аспектов.

В докладе ВОЗ о глобальной табачной эпидемии (2008 г.) отмечается, что «курение табака в любой форме служит причиной до 90% всех случаев рака легких и является значительным фактором риска в отношении инсультов и сердечных приступов со смертельным исходом (Доклад ВОЗ о глобальной табачной эпидемии…, 2008: Электр. ресурс).

Однако последствия курения табака не ограничивается обозначенными рисками. Если онкологические заболевания и проблемы с сердечно-сосудистой системой в основном сопутствуют потребителям табака из старших возрастных групп, то пагубное воздействие никотина на репродуктивную функцию непосредственно затрагивает молодых мужчин и женщин. Курение является одним из важнейших факторов риска бесплодия (не только у женщин, но и у мужчин, у которых к тому же увеличивает риск развития импотенции в 1,5–2 раза [Close, 1990; Мельников, 2011b: Электр. ресурс]), а также рождения ребенка с серьезными патологиями здоровья, включая и врожденные пороки (Мельников, 2011a: Электр. ресурс). Для беременных женщин опасность представляет не только активное, но и пассивное курение. Подготовленный Общественной палатой РФ в 2009 году доклад на тему «Табачная эпидемия в России: причины, последствия, пути преодоления» содержит сведения, подтверждающие пагубные последствия вдыхания никотина на беременных женщин и здоровье их детей. Авторы доклада, ссылаясь на исследования иностранных специалистов (Cooke, 1998; Czeizel, A. E. et al., 1994; Lux A. L. et al., 2000; и др.), отмечают, что «курение и воздействие пассивного курения среди беременных женщин являются одной из главных причин самопроизвольных абортов, мертворождения и синдрома внезапной смерти внешне здорового ребенка после рождения. У детей, подвергавшихся воздействию пассивного курения во время внутриутробного развития, значительно повышен риск рождения с расщелиной губы (заячья губа), развития впоследствии лейкозов, синдрома нарушения внимания, респираторных расстройств» (Доклад «Табачная эпидемия в России…», 2009: Электр. ресурс). По данным Минздрава РФ, ежегодно около 300 тыс. человек в трудоспособном возрасте преждевременно умирают из-за проблем со здоровьем, связанных с курением, при этом экономические потери составляют около 1,5 трлн рублей (Пресс-конференция…, 2012: Электр. ресурс).

Исследование ученых из Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ показало, что курение наносит экономике страны урон в 1,5% от ВВП каждый год. В 2010 году это была сумма в 619,3 млрд рублей (Батенёва, 2013: Электр. ресурс).

Представители части бизнес-сообщества видят последствия курения табака в экономических потерях как для коммерческой организации, так и для страны в целом. Приведем позицию по данному вопросу, обозначенную Общероссийской общественной организацией «Деловая Россия» в ходе публичных консультаций, проведенных в рамках подготовки заключения об оценке регулирующего воздействия на проект технического регламента Таможенного союза «Технический регламент на табачную продукцию». «Катастрофически высокий уровень курения в России ведет к сокращению населения, и как следствие к сокращению рабочей силы, к сжиманию внутреннего рынка и падению экономического спроса, к снижению производительности труда вследствие ухудшения здоровья населения, а, значит, к снижению темпов экономического роста и инвестиционной привлекательности российского бизнеса. Болезни, вызываемые курением, увеличивают нагрузку на здравоохранение и социальную сферу, что приводит к росту налогов на бизнес и снижению его конкурентоспособности. Экономические потери от курения, прежде всего, складываются из более низкой производительности труда курильщиков и последствий смертности и заболеваемости людей старших трудоспособных возрастов, а также от пожаров, вызванных курением, составляют около 3% ВВП России» (Заключение об оценке…, 2012: Электр. ресурс).

Алкоголизм. За последние два десятилетия в России произошло значительное увеличение масштаба потребления спиртных напитков. Приведем описание сложной алкогольной ситуации в стране, сделанное специалистами сектора девиантного поведения Института социологии РАН: «...Главный показатель алкоголизации — потребление алкоголя в расчете на душу населения только за минувшие два десятилетия (1989–2010) увеличился в 1,5 раза и достиг 18 литров абсолютного алкоголя (чистого спирта), что в два раза выше того уровня, который Всемирная организация здравоохранения признала особо опасным для здоровья людей (8 л. а. а.). По данным медицинской статистики, около 2,7 млн человек подвержены алкогольному заболеванию. Однако реальное количество больных алкоголизмом намного превышает число находящихся под диспансерным наблюдением. Возможное количество больных алкоголизмом, по оценкам экспертов, составляет около 5 млн человек, или 3,4% от всего населения России» (Потребление алкоголя в России, 2011: 6).

По данным же официальной статистики, в 2011 году в России численность больных, состоящих на учете в лечебно-профилактических учреждениях, составляла 1865,9 тыс. чел. (Здравоохранение, электр. ресурс). В любом случае, очевидно, что масштаб проблемы алкоголизации населения в стране чрезвычайно велик. Особую остроту этой проблеме добавляет активное включение в потребление алкоголя женщин и подростков. Перейдем к рассмотрению ситуации, связанной с потреблением спиртных напитков среди обозначенных социальных групп.

Ф. Э. Шереги приводит данные о масштабе потребления алкоголя в молодежной среде, полученные в результате исследования, проведенного в конце 2011 года в 20 субъектах РФ. Алкогольные напитки (включая пиво) с той или иной частотой, в тех или иных дозах потребляют 56,5% молодежи в возрасте 11–24 года, или же 14 млн человек, доля потребляющих наркотики, включая пробовавших всего 2–3 раза — 19,8%, т.е. 4,9 млн человек. Потребляют алкогольные напитки с той или иной регулярностью среди юношей — 58,1%, среди девушек — 54,8% (Шереги, 2012a: Электр ресурс).

Кто же приобщает подростков к алкоголю и в каком возрасте это происходит? Для ответа на эти вопросы вновь воспользуемся данными обозначенного исследования 2011 года, представленными Ф. Э. Шереги. Более половины (55%) молодых людей, потребляющих алкоголь, были приобщены к этой пагубной привычке их сверстниками, друзьями; реже родными — 7,1% или другими взрослыми — 2,8%; приобщились сами — 35,1%. Средний возраст первой пробы алкоголя молодежью — 15,3 лет. Первая проба алкоголя у юношей происходит в 15,2 лет, у девушек — в 15,5 лет. Интерес к алкоголю начинает проявляться у молодежи в возрасте 13 лет — потребляют 18,9%, в 14 лет можно говорить уже о повышенном интересе — потребляют 33,3%, а в 17 лет доля потребляющих алкоголь достигает 65% (там же).

Сопоставим приведенные данные о масштабе потребления алкоголя в молодежной среде и возрасте приобщения к спиртным напиткам с данными других исследований.

Результаты опроса, проведенного в 2010 году в 43 образовательных учреждениях г. Москвы, показали, что спиртные напитки употребляют около 60% подростков в возрасте от 14 до 18 лет (В Москве курят 20% подростков…, 2011: Электр ресурс).

Анализ данных результатов собственных исследований позволяет специалистам сектора девиантного поведения института социологии РАН утверждать о выявленной тенденции изменения алкогольного поведения подростков в худшую сторону, которая проявляется в значительном снижении за последние две декады возраста первой пробы алкоголя. Как отмечают социологи ИС РАН, большая часть подростков знакомится со спиртным в 12–15 лет. За последние два десятилетия количество школьников, знакомых с алкоголем к 14 годам (нынешний 8 класс), возросло почти в два раза. Так, если опросы сектора девиантного поведения ИС РАН в 1991 г. обнаруживали, что в 14 лет вкус алкоголя был знаком 36% школьников, то исследования 2006–2007 гг. показывают, что уже 68% учащихся средней школы пробовали алкоголь. Анализ возрастной динамики потребления показал, что количество подростков, не употребляющих алкогольные напитки, с возрастом постепенно уменьшается (см.: Потребление алкоголя в России, 2011: 14).

Зададимся вопросом: каковы же мотивы первой пробы алкоголя российскими подростками? Воспользуемся данными результатов опросов подростков, проведенных учеными Института социологии РАН, согласно которым респонденты в первую очередь отмечают любопытство как основной фактор, подталкивающий и мальчиков, и девочек к пробе спиртных напитков. Как полагают социологи, «объективной причиной первого употребления алкоголя выступают алкогольные обычаи, сформированные в течение многих веков. Результаты опросов среди учащихся средних и старших классов, их родителей и учителей показывают, что приобщение к алкоголю чаще всего происходит в обстановке застолья, когда спиртное оказывается незаменимым элементом, ритуалом празднования какого-то события. Таким способом формируются первичные алкогольные установки на неизбежное употребление спиртного в ситуациях группового взаимодействия» (там же: 13).

Существуют ли гендерные различия в потреблении спиртных напитков? На уровне типичных тезаурусов в российском социуме потребление алкоголя и заболевание алкоголизмом в основном ассоциируются с мужчинами. Рассмотрим, так ли это на самом деле.

Директор Национального научного центра наркологии Минздава РФ Е. А. Кошкина еще в начале 2000-х годов приводила данные, которые свидетельствовали о процессе интенсивного приобщения женщин к употреблению алкоголя. Так, «в 80-х годах соотношение мужчин и женщин, больных алкоголизмом, было 10:1, в 2000 г. оно изменилось до 5:1. В 2000 г. в России число больных алкоголизмом женщин, состоящих под диспансерным наблюдением, было 341 тыс., что составило 443,5 на 100 тыс. женского населения» (Кошкина, 2001: 90). По оценкам независимых экспертов, количество женщин-алкоголиков в России в разы больше, чем данные официальной статистики.

Специалисты Института социологии РАН приводят данные о том, что в последней трети ХХ века эпизодически употребляли спиртные напитки 65–70% девочек и 90–95% мальчиков — старшеклассников (Г. Г. Заиграев, Б. М. Левин, М. Е. Позднякова, Л. Н. Рыбакова). Результаты же их собственных исследований показывают, что это различие между мальчиками и девочками почти стерлось. Так, например, «если в 2004 г. доля “пьющих” юношей в 10–11 классах была выше, чем доля “пьющих” девушек, то в 2010 г. эти группы сравнялись. Вызывает тревогу тот факт, что по сравнению с 2004 г. старшеклассники стали чаще напиваться. Особенно рост значителен у девочек. Так, в 2004 г. опыт сильного опьянения имели 45% мальчиков и 36% девочек, а в 2010 г. — 57% мальчиков и 57% девочек» (там же: 17).

На основании приведенных данных о масштабе потребления алкоголя молодым поколением можно констатировать, что потребление алкоголя для большей части современных молодых людей, так же как и для их родителей, становится социальной нормой. Вызывает тревогу тот факт, что эта норма размывает гендерные границы потребления алкоголя (т. е. происходит феминизация потребления спиртных напитков) и проникает в младшие возрастные группы уже не только юношей, но и девушек. Значительные сдвиги в алкогольном поведении современных подростков непосредственно связаны с позитивным отношением к алкоголю как в обществе в целом, так и в молодежной среде в частности. Так, «44% старшеклассников не видят ничего плохого в употреблении алкоголя, 22% считает, что пить можно только по праздникам и 28% придерживаются установок на полную трезвость» (там же: 26). Другими словами, менее 1/3 молодых респондентов негативно относятся к алкоголю, остальные считают потребление алкоголя нормой.

Последствия потребления алкоголя представлены в ряде обобщающих докладов, в том числе в докладе «Злоупотребление алкоголем в Российской Федерации: социально-экономические последствия и меры противодействия», представленного Общественной палатой РФ в 2009 году (Злоупотребление алкоголем…, 2009: Электр. ресурс. Приведем выдержки из этого документа.

«Смертность и потери продолжительности жизни. Алкоголь — главный фактор катастрофической убыли населения России. В современной России злоупотребление алкоголем приводит к преждевременной смерти около полумиллиона (!) человек ежегодно. Каждая четвертая смерть в России прямо или косвенно связана с алкоголем — около 30% смертности среди мужчин и 15% среди женщин. Алкогольная смертность включает не только случайные отравления алкоголем, но и 2/3 смертей от несчастных случаев и насилия, 1/4 смертей от сердечно-сосудистых заболеваний и многое другое…

При нынешнем уровне смертности лишь 42% двадцатилетних мужчин имеют шанс дожить до шестидесяти. Особенно высокая смертность у молодого поколения мужчин от 15 до 30 лет — в 3,5 раза выше, чем у женщин в этом возрасте…

Убийства и самоубийства. По данным пресс-службы МВД, около 80% убийц в России нетрезвы в момент убийства. Такое же состояние выявляется и у около 40% самоубийц.

Оставленные дети. Россия занимает первое место в мире по количеству брошенных детей. Алкоголизм — наиболее распространенная причина оставления детей и лишения материнских прав в РФ. По данным исследований, почти у половины воспитанников детских домов в России наблюдаются признаки алкогольного синдрома плода.

Дорожно-транспортные происшествия. Более 60% смертельно травмированных в ДТП в России погибают с повышенным содержанием алкоголя в крови. При этом официальная статистика по водителям, задержанным в состоянии алкогольного опьянения занижается на порядок.

Разводы. Катастрофически высокий уровень алкогольных проблем в России ведет и к катастрофически высокой разводимости — по этому показателю Россия находится на втором месте в мире.

Алкоголизация детей — более 80% подростков потребляют алкогольные напитки. Возраст приобщения к алкоголю по сравнению с советским периодом снизился с 17 до 14 лет. По данным Роспотребнадзора в России треть несовершеннолетних юношей и девушек выпивают ежедневно. Между тем, доказано, что раннее приобщение к алкоголю увеличивает в 5–6 раз риск развития алкоголизма и насильственной смерти в будущем».

Наркомания. В конце XX века Россия столкнулась с новой для себя угрозой. Наркотики, хлынувшие в страну нескончаемым потоком, погрузили значительную часть населения в наркотический дурман. Широкое распространение различные наркотические вещества получили в молодежной среде. В некоторых группах молодежи наркотики стали атрибутом модного стиля поведения.

Опишем масштаб проблемы наркопотребления, воспользовавшись информационно-аналитической справкой о наркоситуации в РФ и результатах борьбы с незаконным оборотом наркотиков за январь-март 2012 года, подготовленной Федеральной службой РФ по контролю за оборотом наркотиков. В документе отмечается, что «количество официально зарегистрированных потребителей наркотиков по состоянию на 1 января 2012 года, согласно официальным данным, составило 655 005 человек, или 457,86 на 100 тыс. населения. Диагноз “наркомания” поставлен 445 723 лицам (311,57 на 100 тыс. населения). По экспертным оценкам, число наркопотребителей превышает 2,5 млн. Эта цифра близка к критической» (Информационно-аналитическая справка…, 2012: Электр. ресурс).

Проблема потребления наркотических веществ имеет четкие возрастные очертания. Основными потребителями наркотиков являются молодые люди. Так, «от общего числа наркоманов в России по статистике — 20% — это школьники, 60% — молодежь в возрасте 16–30 лет, 20% — люди более старшего возраста» (Никаноров, 2011: Электр. ресурс).

Остановимся на проблеме наркотизации молодежи.

Воспользуемся результатами общероссийского социологического исследования, проведенного под руководством Ф. Э. Шереги. «Никогда не пробовали наркотики 80,2% несовершеннолетних и молодежи в возрасте 11–24 года, соответственно пробовали или потребляют — 19,8% (4916 тыс. чел.). Пробовали наркотики (1–3 раза) — 13% (3228 тыс. чел.). Доля потребляющих наркотики относительно редко (не чаще одного раза в неделю) — 5,4% (1341 тыс. чел.), потребляющих часто (через день или ежедневно) — 1,4% (348 тыс. чел.)… В возрастной группе 11–24 года доля потребляющих наркотики с частотой не реже 2–3 раза в месяц составляет 6,8% от общей численности данной возрастной группы, т.е. 1 млн 688 тыс. человек, в том числе больные наркоманией — 348 тыс. человек» (Шереги, 2012b: Электр. ресурс).

Анализируя полученные результаты исследования, Ф. Э. Шереги рассчитывает количество потребителей наркотиков и больных наркоманией в возрастной группе 11–40 лет: число потребляющих наркотики, включающее в себя и больных наркоманией в обозначенной возрастной группе, достигает 3 млн 750 тыс. человек, включая и 773 тыс. больных наркоманией. Сопоставляя официальные данные Росстата и данные собственного исследования, ученый указывает на значительный недоучет (не менее 60%) числа больных наркоманией в государственных наркодиспансерах и на еще более весомые расхождения в численности потребляющих наркотики не реже 2–3 раза в месяц (там же).

Отдельно выделим ситуацию с наркотиками в студенческой среде, которая открыта для всего нового и различных экспериментов, в том числе и над собой. В 2011 году Институт независимого коммуникационного анализа по заказу РИА Новости провел исследование в 16 вузах города Москвы, в рамках которого было опрошено 1,2 тыс. студентов очных отделений с 1 по 5 курс. Полученные по результатам исследования данные показали, что «более 40% студентов пробовали какой-либо наркотик хотя бы раз в жизни, из них четверть делают это регулярно. Так, почти 25% опрошенных студентов хотя бы раз в жизни пробовали какой-либо наркотик, в основном это гашиш или марихуана, 7% студентов употребляют наркотики “от случая к случаю” или несколько раз в год, а еще 9% студентов употребляют наркотики регулярно — примерно один раз в месяц или чаще» (Согласно опросу, более 40% студентов…, 2011: Электр. ресурс).

Приведенные данные наглядно демонстрируют широкое распространение наркотиков в молодежной среде. Если 25% опрошенных студентов, попробовав тот или иной вид наркотических веществ и утолив свойственную молодежи жажду любопытства, не употребляют наркотики, то 16% респондентов являются активными потребителями наркотиков.

Данные, полученные по результатам исследования, показали, что «группа “регулярно употребляющих наркотики” (9% опрошенных) на 80% состоит из мужчин преимущественно в возрасте от 23 до 25 лет. Среди них выше процент тех, кто полагает, что марихуана менее вредна, чем алкоголь и никотин, а “легкие” наркотики вообще безвредны. В свою очередь, среди группы опрошенных, которые пробовали наркотики нерегулярно, согласно выводам исследователей, преобладают студенты в возрасте от 20 до 22 лет, часто посещающие клубы и рестораны» (там же).

Каковы же причины употребления наркотиков молодыми людьми? Большинство (60,4% и 55%) опрошенных студентов считают, что молодые люди употребляют наркотики по двум основным причинам: «чтобы развлечься, избавиться от скуки, от безделья» и «чтобы уйти от неприятных переживаний (обиды, страха, чувства одиночества)» (там же).

Как видно из приведенных данных, молодые люди воспринимают наркотики как способ решения собственных проблем посредством ухода от реальности.

А каков же возраст приобщения молодых людей к наркотикам? Ф. Э. Шереги приводит данные о том, что «средний возраст первого приобщения несовершеннолетних и молодежи к наркотику за последние 10 лет колеблется в пределах 15–16,6 лет: в 2001 г. — 15,4 лет, в 2002 г. — 16 лет, в 2003 г. — 15,5 лет, в 2004 г — 15 лет, в 2006 г. — 15,8 лет, в 2009 г. — 16,4 лет., в 2010 году — 16,5 лет, в 2011 году — 16,6 лет… Средний возраст первой пробы наркотика (в 2011 г. — прим. авт.) у юношей — 16,5 лет (в 2009 году составлял 16,1 лет), у девушек — 16,8 лет (в 2009 году составлял 17,1 лет)» (Шереги, 2012b: Электр. ресурс). В целом эти данные свидетельствуют о тенденции увеличения среднего возраста первой пробы наркотика.

Рассмотрим структуру потребления наркотических веществ молодыми людьми. Вновь воспользуемся результатами исследования Ф. Э. Шереги, согласно которым большинство (74,7%) потребителей наркотиков в молодежной среде выбирает препараты конопли (анаша, гашиш, марихуана, план), тогда как психостимуляторы (экстази, амфетамин, первитин, эфедрон, синтетические наркопрепараты) используют 12,2%, галлюциногены (ЛСД, галлюциногенные грибы) — 6,8%, препараты опийной группы (героин, опиум, морфий) — 5,9%, лекарственные препараты (димедрол, тарен, феназепам, реланиум, седуксен, элениум, трамал, промедол, теофедрин, барбитураты, кодеин, фенобарбитал) — 5,1%, кокаин (кокаин, крэк) и ингалянты (клей, ацетон, растворители, чистящие средства) по 1,3% (там же). Итак, препараты конопли являются наиболее популярным видом наркотиков среди молодежи. Именно через пробу различных препаратов конопли происходит приобщение молодежи к наркотикам, которая нередко воспринимается молодыми людьми в качестве наименее безвредного наркотического вещества.

Последствия наркомании состоят в том, что наркотики разрушают жизнь и здоровье людей, что непосредственно влияет на демографическую ситуацию в стране. Наркомания стала одной из основных причин смерти молодых людей. По сведениям директора ФСКН РФ В. П. Иванова, «из 130 тыс. ежегодно умирающих в России молодых людей в возрастном сегменте от 15 до 30 лет — подавляющая часть, порядка 100 тыс. человек, умирает по причинам, связанным с употреблением наркотиков» (ФСКН, 2010: Электр. ресурс).

Лица, принимающие наркотики, как правило, не участвуют в трудовой деятельности. Поэтому наркоман является потенциальным преступником, который вынужден искать материальные средства для приобретения наркотика. В 2011 году на заседании президиума Госсовета, посвященном борьбе с распространением наркотиков среди молодежи, директор ФСКН РФ В. П. Иванов сообщил, что наркоман, помимо совершения многочисленных правонарушений, приобщает за свою жизнь к наркопотреблению от 10 до 20 человек. Среди 2,5 млн наркопотребителей в стране, по его данным, не менее 150 тыс. включены в сбыт наркотиков, прежде всего с целью — заработать себе на наркопаек за счет продажи 5–6 доз другим наркозависимым. По словам В. П. Иванова, из числа тех, кто участвует в сбыте наркотиков, 120 тыс. ежегодно привлекают к уголовной ответственности. Каждый восьмой заключенный в 2011 году был осужден именно по наркостатьям. Число молодых людей, отбывающих наказание за наркопреступления в местах лишения свободы, с 2005 по 2011 годы увеличилось вдвое (Заседание президиума Госсовета…, 2011: Электр. ресурс).

На том же заседании тогдашний президент Д. А. Медведев подчеркнул, что экономические потери от потребления наркотиков составляют не менее 2% ВВП.

Суицид. Добровольный уход из жизни является глобальной проблемой современности. Россия не является исключением. Масштаб смертности от самоубийств во всем мире чрезвычайно высок. В докладе Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) «Смертность российских подростков от самоубийств» констатируется, что «во всех странах мира суициды входят в число десяти ведущих причин смерти населения. Прогнозируется, что к 2020 г. суицид выйдет на второе место в мире как причина смерти, обойдя рак и уступая только сердечно-сосудистым заболеваниям. Однако уже сейчас в группе молодежи в возрасте 15–34 лет суицидальная смертность входит в “тройку” лидирующих причин смерти» (Смертность российских подростков…, 2011: Электр. ресурс).

Самоубийства в России являются неотъемлемым элементом, слагающим демографический кризис в стране. Особая острота проблемы состоит в том, что суицид становится модным среди детей и подростков. По уровню самоубийств среди подростков Россия находится на одном из первых мест в мире. Вновь обратимся к выше обозначенному докладу, в котором отмечается, что «в начале нынешнего века в России, наряду с Литвой и Беларусью, отмечались наивысшие уровни самоубийств как среди общего населения, так и среди подростков: российские подростки чаще своих сверстников из других стран добровольно расстаются с жизнью. Занимая в начале века лидирующее положение по уровню завершенных подростковых суицидов — 22 самоубийства среди подростков 15–19 лет на 100 тыс. соответствующего населения, — сейчас Россия уступила первенство Казахстану и Беларуси. Тем не менее в 2009 году в России покончили собой 1379 юношей и 369 девушек в возрасте от 15 до 19 лет… Мысль о суициде появляется у 45% девушек и 27% юношей» (там же).

В 2013 году Россия, как сообщил главный государственный санитарный врач РФ академик РАМН Г. Онищенко, вновь занимает первое место в Европе по количеству самоубийств среди детей и подростков. А по числу суицидов среди всех возрастов страна занимает шестое место в мире» (Краснопольская, 2013: Электр. ресурс).

Ситуация осложняется тем, что на фоне общего сокращения смертей от суицида (1995 г. — 61 тыс. смертей от суицида, 2000 г. — 57 тыс., 2005 г. — 46 тыс., 2010 г. — 33 тыс., 2011 г. — 31 тыс. — данные Росстата [Демография, электронный ресурс]) количество самоубийств среди подростков не только не сокращается, но и увеличивается. Как отмечает Г. Онищенко, «за последние годы количество детских суицидов и попыток самоубийств увеличилось на 37 процентов… До 20 самоубийств на 100 тысяч подростков. Это в три раза больше, чем мировой показатель» (Краснопольская, 2013: Электр. ресурс).

Надо понимать, что масштабы проблемы еще более значительны, поскольку официальная статистика фиксирует только явные случаи самоубийств, к тому же число попыток добровольного ухода из жизни существенно больше, чем число завершенных суицидов.

Эксперты полагают, что «в России наблюдается систематический недоучет подростковых самоубийств. В целом, за 2000-е годы он составил 13,8% в мужской и 22,1% в женской популяции: латентным остается каждый седьмой суицид у юношей и каждый пятый — у девушек» (Смертность российских подростков…, 2011: Электр. ресурс).

Г. Онищенко в интервью «Российской газете», посвященном проблеме суицидов в России, отмечает, что «чаще всего кончают жизнь самоубийством подростки и молодые люди в 15–35 лет. У этой категории на одну смерть от суицида приходится почти 200 нереализованных суицидальных попыток. Ежегодно каждый двенадцатый подросток в возрасте 15–19 лет пытается совершить самоубийство» (Краснопольская, 2013: Электр. ресурс).

Суицидальное поведение в молодежной среде нередко связано с употреблением алкоголя или наркотиков. «Риск суицида среди российских подростков повышается из-за ранней алкоголизации и употребления наркотиков. По данным посмертной экспертизы в городе Уфа, в момент совершения самоубийства наличие алкогольного опьянения было установлено более чем у половины суицидентов в возрасте 15–18 лет. За период 1996–2006 гг. количество только официально зарегистрированных наркоманий среди детей в возрасте 15–17 лет увеличилось в 1,2 раза, токсикоманий — в 2,3 раза, алкоголизма — в 2,4 раза» (Смертность российских подростков…, 2011: Электр. ресурс).

Смертность от самоубийств имеет значительную региональную дифференциацию. «Различия в смертности подростков от самоубийств по территориям России огромны, по данным за 2010 год они составляют 110 раз — от 255, 4 на 100 тысяч в Чукотском АО до 2,3 на 100 тысяч в Чечне. В группу с низкими показателями вошли, помимо Чечни, Дагестан (3,1), Северная Осетия (4,6), Кабардино-Балкария (5,8), Карачаево-Черкесия (7,4), Ставропольский край (3,2), Рязанская (3,2), Брянская (4,4), Ростовская (5,8), Орловская (5,9), Курская (7,2), Калужская (7,2), Ульяновская (8,2), Белгородская (8,4) области и Москва (3,4). В группу с высокими показателями вошли, помимо Чукотского АО, Алтай (70,9), Бурятия (70,4), Читинская область (66,6), Якутия (55,1), Тыва (54,8), Хакасия (49,1), Иркутская (44,9), Камчатская (43,5) области, Еврейская АО, Удмуртия (55,4), Калмыкия (61,2)» (Статистика самоубийств, 2012: Электр. ресурс). Исходя из приведенных данных, можно предположить, что культурно-этнический фактор является определяющим в распространенности суицида в различных регионах России.

* * *

Демографический кризис является объективным фактором социальной жизни России, он имеет многостороннее воздействие на экономику, политику, культуру, социальную жизнь миллионов россиян. В тесной связи с ним оказываются и проблемы здоровья российской молодежи. Начиная с первых обобщенных характеристик этого сегмента молодежной политики в 1993 г. (первый доклад о положении российской молодежи), где фиксировалось катастрофическое положение по ряду показателей здоровья, ситуация не только не исправилась, но стала более проблемной и охватила новые зоны.

При оценке условий развития инновационной молодежи, что сегодня активно стимулируется при формировании решений в области молодежной политики, придется вновь обратиться к реальностям и оценить, насколько возможно полагаться на фактор природных новационных свойств молодежи при таком состоянии человеческого потенциала России. Во всяком случае ясно, что курс на инновационность молодежи в наших условиях должен реализовываться в прямой связи с мерами в области здравоохранения, снижения социальной напряженности, развития социальных практик здорового образа жизни в молодежной среде.

Многие из этих вопросов уже поставлены и проанализированы на базе оригинальных эмпирических исследований в Московском гуманитарном университете, где научная школа молодежных исследований имеет большую историю. Прилагаем к статье список литературы, в котором представлены работы представителей этой научной школы по затрагиваемым в данной статье аспектам молодежных проблем современной России.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Агранат, Д. Л., Ткаченко, А. В. (2008) Правовая социализация молодежи : науч. монография. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та.

Батенёва, Т. (2013) С табачком врозь. Бросить курить поможет работодатель [Электронный ресурс] // Российская газета. № 896 (18). URL: http://www.rg.ru/2013/05/14/kurenie.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Бушев, А. (2013) Не ждите, когда рак на горе свистнет. В гостях у «СОЮЗа» академик РАМН, депутат Николай Герасименко [Электронный ресурс] // Российская газета : Союз. Беларусь-Россия. № 606 (26). URL: http://www.rg.ru/2013/07/11/gerasimenko.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

В Москве курят 20% подростков от 14 до 18 лет, показало исследование (2011) [Электронный ресурс] // РИА Новости. 30.05. URL: http://ria.ru/moscow/20110530/381774103.html#ixzz2Z9rt7efS [архивировано в Archive.is] (дата обращения: 25.10.2013).

В России неуклонно снижается численность молодежи от 15 до 29 лет (2013) [Электронный ресурс] // РИА Новости. 18.06. URL: http://ria.ru/society/20130618/944031164.html#ixzz2ZUQpoTCA [архивировано в Archive.is] (дата обращения: 25.10.2013).

Вдовина, М. В. (2008) Межпоколенческий конфликт в семье: социологический аспект : монография. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та.

Вдовина, М. В. (2009) Возможности регулирования конфликта в семье // Знание. Понимание. Умение. № 4. С. 70–74.

Вдовина, М. В. (2010) Функциональные изменения межпоколенческого конфликта в семье : монография. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та.

Викулова, С. К., Ковалева А. И. (2009) Город: взаимодействие власти и общества : Теоретико-методологические вопросы исследования. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та.

Выборнова, В. В., Шарифулина, Э. А. (2009) Социальное взаимодействие трудовых мигрантов Средней Азии с принимающим обществом // Знание. Понимание. Умение. № 3. С. 94–98.

Глобальный опрос взрослого населения о потреблении табака (GATS), Российская Федерация, 2009 г. (2009) [Электронный ресурс] // Всемирная организация здравоохранения. URL: http://www.who.int/tobacco/surveillance/ru_tfi_gatsrussian_countryreport.pdf [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Демографический ежегодник России (2012) : стат. сб. / Росстат. М.

Демография [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/demography/# [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Доклад «Табачная эпидемия в России: причины, последствия, пути преодоления» (2009) [Электронный ресурс] // Общественная палата Российской Федерации. URL: http://www.oprf.ru/documents/498/1850/newsitem/18279 [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Доклад ВОЗ о глобальной табачной эпидемии, 2008 г. Комплекс мер MPOWER (2008) [Электронный ресурс] // Всемирная организация здравоохранения. URL: http://whqlibdoc.who.int/publications/2008/9789244596289_rus.pdf [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Заключение об оценке регулирующего воздействия на проект технического регламента Таможенного союза «Технический регламент на табачную продукцию» (2012) [Электронный ресурс] // Министерство экономического развития РФ. URL: http://www.economy.gov.ru/wps/wcm/connect/economylib4/mer/about/structure/depRegulatingInfluence/doc20120229_04 [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Закон о молодежи (2008) : Документы и материалы по истории становления государственной молодежной политики в России : в 2 т. / сост. и авт. вступ. ст. И. М. Ильинский, Вал. А. Луков. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та.

Заседание президиума Госсовета, посвящённое борьбе с распространением наркотиков среди молодёжи (2011) [Электронный ресурс] // Президент России. 18.04. URL: http://kremlin.ru/transcripts/10986 [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Здравоохранение [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/healthcare/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Злоупотребление алкоголем в российской федерации: социально-экономические последствия и меры противодействия (2009) : Доклад Общественной палаты Российской Федерации [Электронный ресурс] // Общественная палата Российской Федерации. URL: http://www.oprf.ru/files/dokladalko.pdf [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Иванов, А. В. (2009) Экспертные оценки инновационного потенциала системы реабилитации инвалидов // Знание. Понимание. Умение. № 2. С. 185–188.

Ильинский, И. М. (1999) О молодежной политике российского политического центризма. М.

Ильинский, И. М. (2001) Молодежь и молодежная политика. М. : Голос.

Ильинский, И. М. (2005) Молодежь как будущее России в категориях войны. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та.

Ильинский, И. М. (2006) Образование. Молодежь. Человек. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та.

Ильинский, И. М. (2009) Образование. Молодежь. Человек. Кн. 2. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та.

Ильинский, И. М. (2010a) О ситуации, некоторых прогнозах и стратегиях развития негосударственного высшего профессионального образования в России в связи с демографической ямой // Знание. Понимание. Умение. № 4. С. 4–15.

Ильинский, И. М. (2010b) Образование в целях оглупления // Знание. Понимание. Умение. № 1. С. 3–30.

Ильинский, И. М., Луков, Вал. А. (2008) Государственная молодежная политика в России: философия преемственности и смены поколений // Знание. Понимание. Умение. № 4. С. 5–14.

Информационно-аналитическая справка о наркоситуации в Российской Федерации и результатах борьбы с незаконным оборотом наркотиков за январь-март 2012 года (2012) [Электронный ресурс] // Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков. URL: http://fskn.gov.ru/pages/main/prevent/3939/4052/index.shtml [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Ковалева, А. И., Луков, Вал. А. (2012) Социализация: социально-философский, социологический и социально- психологический аспекты понимания // Философия и культура. № 3. С. 27–35.

Кошкина, Е. А. (2001) Эпидемиология алкоголизма в России на современном этапе // Психиатрия и психофармакотерапия. Т. 3. № 3. С. 89–91.

Краснопольская, И. (2013) Линия смерти. Россия заняла первое место в Европе по количеству самоубийств среди детей и подростков [Электронный ресурс] // Российская газета — Столичный выпуск. № 6032 (56). URL: http://www.rg.ru/2013/03/15/samoubiistva.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Луков, Вал. А. (2004) Социальное проектирование : учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности 350500 Соц. работа / В. А. Луков ; Моск. гуманит. ун-т. М. (5-е изд., испр.)

Луков, Вал. А. (2007a) Воспитание и глобализация : Проблемы социологии воспитания. М. : Флинта ; Наука.

Луков, Вал. А. (2007b) И. М. Ильинский о молодежи и молодежной политике // Социально-гуманитарные знания. № 5. С. 158–172.

Луков, Вал. А. (2007c) Молодежная политика и возможности ее гуманитарной экспертизы // Знание. Понимание. Умение. № 2. С. 155–157.

Луков, Вал. А. (2008) Молодежь в свете перспектив человека и общества // Знание. Понимание. Умение. № 1. С. 21–30.

Луков, Вал. А. (2012a) Будущее молодежи в обществе будущего // Человек. № 4. С. 38–48.

Луков, Вал. А. (2012b) Теории молодежи : Междисциплинарный анализ : науч. монография. М. : Канон+ РООИ «Реабилитация».

Луков, Вал. А., Луков, Вл. А. (2008) Тезаурусы : Субъектная организация гуманитарного знания. М. : Изд-во Нац. ин-та бизнеса.

Луков, Вал. А., Луков, Вл. А. (2010a) Гуманитарная экспертиза в сфере образования: анализ ответов экспертов на вопрос о содержании понятия «образование» // Знание. Понимание. Умение. № 3. С. 27–43.

Луков, Вал. А., Луков, Вл. А. (2010b) Гуманитарная экспертиза в сфере образования: анализ ответов экспертов на вопрос о содержании понятия «воспитание» // Знание. Понимание. Умение. № 4. С. 39–52.

Луков, Вал. А., Луков, Вл. А. (2013a) Описание человека как тезаурусный эскиз // Знание. Понимание. Умение. № 3. С. 113–124.

Луков, Вал. А., Луков, Вл. А. (2013b) Тезаурусы II : Тезаурусный подход к пониманию человека и его мира. М. : Изд-во Нац. ин-та бизнеса.

Луков, Вал. А., Луков, С. В., Погорский, Э. К. (2012) Инновационный потенциал новых поколений и молодежная политика // Молодiжна полiтика: проблеми та перспективи. Вип. 3. : [зб. наук. праць] / наук. ред. С. Щудло. Дрогобич, 2012. С. 10–15.

Луков, Вал. А., Погорский, Э. К. (2012) Инновационность молодежи на этапе становления информационного общества // Iнформацiйне суспiльство i держава: проблеми взаємодiє на сучасному этапi : зб. наук. ст. та тез повiд. за матер. мiжнар. наук.-практич. конф. Харкiв, 26 жовтня 2012 р. Харкiв. С. 185–190.

Луков, Вал. А., Погорский, Э. К., Тихомиров, Д. А. (2011) Государственная молодежная политика: российская и мировая практика реализации в обществе инновационного потенциала новых поколений // Знание. Понимание. Умение. № 4. С. 231–236.

Луков, Вал. А., Рожнов, О. А. (2006) Государственная молодежная политика и национальная безопасность // Безопасность Евразии. № 3 (25). С. 60–69.

Луков, Вал. А., Тихомиров, Д. А. (2012a) Добрачные сексуальные отношения молодежи: дилемма социальной нормы и отклонения : монография. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та.

Луков, Вал. А., Тихомиров, Д. А. (2012b) Социальная экспертиза. М. : Изд-во Моск гуманит. ун-та.

Луков, Вл. А. (2005a) Молодой герой в литературе // Знание. Понимание. Умение. № 1. С. 141–147.

Луков, Вл. А. (2005b) Реформы образования // Знание. Понимание. Умение. № 3. С. 217–219.

Луков, Вл. А., Жулковска, Т. (2013) Ковалева Антонина Ивановна о социализации молодежи // Youth. World. Politic. № 2. С. 118–122.

Луков, Вл. А., Луков, Вал. А., Ковалева, А. И. (2006) Уроки Макаренко. М. : Ключ-С.

Мельников, А. (2011a) Дым гламура: курящие мамы кастрируют своих детей [Электронный ресурс] // Аргументы и Факты : Революции — гнев земли? 13.04. URL: http://www.aif.ru/health/article/42335 [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Мельников, А. (2011b) Сигареты превращают мужчин в импотентов [Электронный ресурс] // Аргументы и Факты : «20 лет без СССР»: как живут наши соседи. 06.04. URL: http://www.aif.ru/health/article/42126 [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Молодежь России: Тенденции, перспективы (1993) / под ред. И. М. Ильинского, А. В. Шаронова. М. : Молодая гвардия.

Никаноров, С. (2011) Закон суров, но это закон [Электронный ресурс] // Независимая газета. 24.06. URL: http://www.ng.ru/regions/2011-06-24/5_tyumen.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Потребление алкоголя в России (2011) : Социологический анализ. М. : Институт социологии РАН. URL: http://www.isras.ru/files/File/INAB/inab_2011_01.pdf [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Пресс-конференция статс-секретаря — заместителя Министра здравоохранения РФ Сергея Вельмяйкина (2012) [Электронный ресурс] // Министерство здравоохранения РФ. URL: https://www.rosminzdrav.ru/health/zozh/147 [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Проект Доклада «О первоочередных мерах преодоления последствий “демографической ямы” в Российской Федерации» (краткая версия) (2013) [Электронный ресурс] // Открытое правительство. URL: http://большоеправительство.рф/upload/iblock/65a/65a11aada343910cadeae66deea9f62a.pdf [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Смертность российских подростков от самоубийств (2011) [Электронный ресурс] // ЮНИСЕФ. URL: http://www.unicef.ru/upload/iblock/173/1734bb5f3f1815c38882cad4729e0933.pdf [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Согласно опросу, более 40% студентов вузов Москвы пробовали наркотики (2011) [Электронный ресурс] // РИА Новости. 15.04. URL: http://ria.ru/society/20110415/364966974.html [архивировано в Archive.is] (дата обращения: 25.10.2013).

Состояние здоровья молодого поколения России и проект реформы по его улучшению (2010) [Электронный ресурс] // Здрав.ру : Журнал «Здравоохранение». № 9. URL: http://www.zdrav.ru/library/publications/detail.php?ID=74887 [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Социальные и культурные ценностные ориентации российской молодежи (2007) : теоретич. и эмпирич. исследования : доклад Ин-та гуманит. исследований МосГУ Всерос. науч. конференции «Образ российской молодежи в современном мире: ее самосознание и социокультурные ориентиры». Москва, 6–7 декабря 2007 г. / Вал. А. Луков, В. А. Гневашева, Н. В. Захаров, Вл. А. Луков, С. В. Луков. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та.

Статистика самоубийств среди подростков в России. Справка (2012) [Электронный ресурс] // РИА Новости. 20.02. URL: http://ria.ru/spravka/20120220/570313334.html#ixzz2YwD2MRhM [архивировано в Archive.is] (дата обращения: 25.10.2013).

Тихомиров, Д. А. (2009) Добрачные сожительства в Москве как новая составляющая матримониального поведения молодежи // Знание. Понимание. Умение. № 3. С. 106–110.

ФСКН: От наркотиков ежегодно гибнут 100 тысяч молодых людей (2010) [Электронный ресурс] // Российская газета. 21.12. URL: http://www.rg.ru/2010/12/21/nark-anons.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Шереги, Ф. Э. (2012a) Алкоголизация молодежи: состояние и тенденции [Электронный ресурс] // Центр социального прогнозирования и маркетинга. URL: http://www.socioprognoz.ru/files/File/2012/alco2.pdf [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Шереги, Ф. Э. (2012b) Наркоситуация в молодежной среде [Электронный ресурс] // Центр социального прогнозирования и маркетинга. URL: http://www.socioprognoz.ru/files/File/2012/Narkotiki.pdf [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Шереги, Ф. Э. (б/г) Молодежь, потребляющая табачные изделия [Электронный ресурс] // Центр социального прогнозирования и маркетинга. URL: http://www.socioprognoz.ru/files/File/Tabakokurenie.pdf [архивировано в WebCite] (дата обращения: 25.10.2013).

Close, C. E., Roberts, P. L., Berger,. R. E. (1990) Cigarettes, Alcohol, and Marijuana Are Related to Pyospermia in Infertile Men // Journal of Urology. Vol. 144. No. 4. P. 900–903.

Cooke, R. W. (1998) Smoking, Intra-Uterine Growth Retardation and Sudden Infant Death Syndrome // International Journal of Epidemiology. Vol. 27. No. 2. P. 238–241.

Czeizel, A. E., Kodaj, I., Lenz, W. (1994) Smoking during Pregnancy and Congenital Limb Deficiency // BMJ. Vol. 308. No. 6942. P. 1473–1476.

Lux, A. L., Henderson, A. J., Pocock, S. J. (2000) Wheeze Associated with Prenatal Tobacco Smoke Exposure: A Prospective, Longitudinal Study // Archives of Disease in Childhood. Vol. 83. No. 4. P. 307–312.


BIBLIOGRAPHY (TRANSLITERATION)

Agranat, D. L., Tkachenko, A. V. (2008) Pravovaia sotsializatsiia molodezhi : nauch. monografiia. M. : Izd-vo Mosk. gumanit. un-ta.

Bateneva, T. (2013) S tabachkom vroz'. Brosit' kurit' pomozhet rabotodatel' [Elektronnyi resurs] // Rossiiskaia gazeta. № 896 (18). URL: http://www.rg.ru/2013/05/14/kurenie.html [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Bushev, A. (2013) Ne zhdite, kogda rak na gore svistnet. V gostiakh u «SOIuZa» akademik RAMN, deputat Nikolai Gerasimenko [Elektronnyi resurs] // Rossiiskaia gazeta : Soiuz. Belarus'-Rossiia. № 606 (26). URL: http://www.rg.ru/2013/07/11/gerasimenko.html [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

V Moskve kuriat 20% podrostkov ot 14 do 18 let, pokazalo issledovanie (2011) [Elektronnyi resurs] // RIA Novosti. 30.05. URL: http://ria.ru/moscow/20110530/381774103.html#ixzz2Z9rt7efS [arkhivirovano v Archive.is] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

V Rossii neuklonno snizhaetsia chislennost' molodezhi ot 15 do 29 let (2013) [Elektronnyi resurs] // RIA Novosti. 18.06. URL: http://ria.ru/society/20130618/944031164.html#ixzz2ZUQpoTCA [arkhivirovano v Archive.is] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Vdovina, M. V. (2008) Mezhpokolencheskii konflikt v sem'e: sotsiologicheskii aspekt : monografiia. M. : Izd-vo Mosk. gumanit. un-ta.

Vdovina, M. V. (2009) Vozmozhnosti regulirovaniia konflikta v sem'e // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 4. S. 70–74.

Vdovina, M. V. (2010) Funktsional'nye izmeneniia mezhpokolencheskogo konflikta v sem'e : monografiia. M. : Izd-vo Mosk. gumanit. un-ta.

Vikulova, S. K., Kovaleva A. I. (2009) Gorod: vzaimodeistvie vlasti i obshchestva : Teoretiko-metodologicheskie voprosy issledovaniia. M. : Izd-vo Mosk. gumanit. un-ta.

Vybornova, V. V., Sharifulina, E. A. (2009) Sotsial'noe vzaimodeistvie trudovykh migrantov Srednei Azii s prinimaiushchim obshchestvom // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 3. S. 94–98.

Global'nyi opros vzroslogo naseleniia o potreblenii tabaka (GATS), Rossiiskaia Federatsiia, 2009 g. (2009) [Elektronnyi resurs] // Vsemirnaia organizatsiia zdravookhraneniia. URL: http://www.who.int/tobacco/surveillance/ru_tfi_gatsrussian_countryreport.pdf [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Demograficheskii ezhegodnik Rossii (2012) : stat. sb. / Rosstat. M.

Demografiia [Elektronnyi resurs] // Federal'naia sluzhba gosudarstvennoi statistiki. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/demography/# [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Doklad «Tabachnaia epidemiia v Rossii: prichiny, posledstviia, puti preodoleniia» (2009) [Elektronnyi resurs] // Obshchestvennaia palata Rossiiskoi Federatsii. URL: http://www.oprf.ru/documents/498/1850/newsitem/18279 [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Doklad VOZ o global'noi tabachnoi epidemii, 2008 g. Kompleks mer MPOWER (2008) [Elektronnyi resurs] // Vsemirnaia organizatsiia zdravookhraneniia. URL: http://whqlibdoc.who.int/publications/2008/9789244596289_rus.pdf [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Zakliuchenie ob otsenke reguliruiushchego vozdeistviia na proekt tekhnicheskogo reglamenta Tamozhennogo soiuza «Tekhnicheskii reglament na tabachnuiu produktsiiu» (2012) [Elektronnyi resurs] // Ministerstvo ekonomicheskogo razvitiia RF. URL: http://www.economy.gov.ru/wps/wcm/connect/economylib4/mer/about/structure/depRegulatingInfluence/doc20120229_04 [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Zakon o molodezhi (2008) : Dokumenty i materialy po istorii stanovleniia gosudarstvennoi molodezhnoi politiki v Rossii : v 2 t. / sost. i avt. vstup. st. I. M. Ilinskiy, Val. A. Lukov. M. : Izd-vo Mosk. gumanit. un-ta.

Zasedanie prezidiuma Gossoveta, posviashchennoe bor'be s rasprostraneniem narkotikov sredi molodezhi (2011) [Elektronnyi resurs] // Prezident Rossii. 18.04. URL: http://kremlin.ru/transcripts/10986 [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Zdravookhranenie [Elektronnyi resurs] // Federal'naia sluzhba gosudarstvennoi statistiki. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/healthcare/ [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Zloupotreblenie alkogolem v rossiiskoi federatsii: sotsial'no-ekonomicheskie posledstviia i mery protivodeistviia (2009) : Doklad Obshchestvennoi palaty Rossiiskoi Federatsii [Elektronnyi resurs] // Obshchestvennaia palata Rossiiskoi Federatsii. URL: http://www.oprf.ru/files/dokladalko.pdf [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Ivanov, A. V. (2009) Ekspertnye otsenki innovatsionnogo potentsiala sistemy reabilitatsii invalidov // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 2. S. 185–188.

Ilinskiy, I. M. (1999) O molodezhnoi politike rossiiskogo politicheskogo tsentrizma. M.

Ilinskiy, I. M. (2001) Molodezh' i molodezhnaia politika. M. : Golos.

Ilinskiy, I. M. (2005) Molodezh' kak budushchee Rossii v kategoriiakh voiny. M. : Izd-vo Mosk. gumanit. un-ta.

Ilinskiy, I. M. (2006) Obrazovanie. Molodezh'. Chelovek. M. : Izd-vo Mosk. gumanit. un-ta.

Ilinskiy, I. M. (2009) Obrazovanie. Molodezh'. Chelovek. Kn. 2. M. : Izd-vo Mosk. gumanit. un-ta.

Ilinskiy, I. M. (2010a) O situatsii, nekotorykh prognozakh i strategiiakh razvitiia negosudarstvennogo vysshego professional'nogo obrazovaniia v Rossii v sviazi s demograficheskoi iamoi // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 4. S. 4–15.

Ilinskiy, I. M. (2010b) Obrazovanie v tseliakh oglupleniia // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 1. S. 3–30.

Ilinskiy, I. M., Lukov, Val. A. (2008) Gosudarstvennaia molodezhnaia politika v Rossii: filosofiia preemstvennosti i smeny pokolenii // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 4. S. 5–14.

Informatsionno-analiticheskaia spravka o narkosituatsii v Rossiiskoi Federatsii i rezul'tatakh bor'by s nezakonnym oborotom narkotikov za ianvar'-mart 2012 goda (2012) [Elektronnyi resurs] // Federal'naia sluzhba Rossiiskoi Federatsii po kontroliu za oborotom narkotikov. URL: http://fskn.gov.ru/pages/main/prevent/3939/4052/index.shtml [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013). 

Kovaleva, A. I., Lukov, Val. A. (2012) Sotsializatsiia: sotsial'no-filosofskii, sotsiologicheskii i sotsial'no- psikhologicheskii aspekty ponimaniia // Filosofiia i kul'tura. № 3. S. 27–35.

Koshkina, E. A. (2001) Epidemiologiia alkogolizma v Rossii na sovremennom etape // Psikhiatriia i psikhofarmakoterapiia. T. 3. № 3. S. 89–91.

Krasnopol'skaia, I. (2013) Liniia smerti. Rossiia zaniala pervoe mesto v Evrope po kolichestvu samoubiistv sredi detei i podrostkov [Elektronnyi resurs] // Rossiiskaia gazeta — Stolichnyi vypusk. № 6032 (56). URL: http://www.rg.ru/2013/03/15/samoubiistva.html [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013). 

Lukov, Val. A. (2004) Sotsial'noe proektirovanie : ucheb. posobie dlia studentov vuzov, obuchaiushchikhsia po spetsial'nosti 350500 Sots. rabota / V. A. Lukov ; Mosk. gumanit. un-t. M. (5-e izd., ispr.)

Lukov, Val. A. (2007a) Vospitanie i globalizatsiia : Problemy sotsiologii vospitaniia. M. : Flinta ; Nauka.

Lukov, Val. A. (2007b) I. M. Ilinskiy o molodezhi i molodezhnoi politike // Sotsial'no-gumanitarnye znaniia. № 5. S. 158–172.

Lukov, Val. A. (2007c) Molodezhnaia politika i vozmozhnosti ee gumanitarnoi ekspertizy // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 2. S. 155–157.

Lukov, Val. A. (2008) Molodezh' v svete perspektiv cheloveka i obshchestva // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 1. S. 21–30.

Lukov, Val. A. (2012a) Budushchee molodezhi v obshchestve budushchego // Chelovek. № 4. S. 38–48.

Lukov, Val. A. (2012b) Teorii molodezhi : Mezhdistsiplinarnyi analiz : nauch. monografiia. M. : Kanon+ ROOI «Reabilitatsiia».

Lukov, Val. A., Lukov, Vl. A. (2008) Tezaurusy : Sub"ektnaia organizatsiia gumanitarnogo znaniia. M. : Izd-vo Nats. in-ta biznesa.

Lukov, Val. A., Lukov, Vl. A. (2010a) Gumanitarnaia ekspertiza v sfere obrazovaniia: analiz otvetov ekspertov na vopros o soderzhanii poniatiia «obrazovanie» // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 3. S. 27–43.

Lukov, Val. A., Lukov, Vl. A. (2010b) Gumanitarnaia ekspertiza v sfere obrazovaniia: analiz otvetov ekspertov na vopros o soderzhanii poniatiia «vospitanie» // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 4. S. 39–52.

Lukov, Val. A., Lukov, Vl. A. (2013a) Opisanie cheloveka kak tezaurusnyi eskiz // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 3. S. 113–124.

Lukov, Val. A., Lukov, Vl. A. (2013b) Tezaurusy II : Tezaurusnyi podkhod k ponimaniiu cheloveka i ego mira. M. : Izd-vo Nats. in-ta biznesa.

Lukov, Val. A., Lukov, S. V., Pogorskiy, E. K. (2012) Innovatsionnyi potentsial novykh pokolenii i molodezhnaia politika // Molodizhna politika: problemi ta perspektivi. Vip. 3. : [zb. nauk. prats'] / nauk. red. S. Shchudlo. Drogobich, 2012. S. 10–15.

Lukov, Val. A., Pogorskiy, E. K. (2012) Innovatsionnost' molodezhi na etape stanovleniia informatsionnogo obshchestva // Informatsiine suspil'stvo i derzhava: problemi vzaєmodiє na suchasnomu etapi : zb. nauk. st. ta tez povid. za mater. mizhnar. nauk.-praktich. konf. Kharkiv, 26 zhovtnia 2012 r. Kharkiv. S. 185–190.

Lukov, Val. A., Pogorskiy, E. K., Tikhomirov, D. A. (2011) Gosudarstvennaia molodezhnaia politika: rossiiskaia i mirovaia praktika realizatsii v obshchestve innovatsionnogo potentsiala novykh pokolenii // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 4. S. 231–236.

Lukov, Val. A., Rozhnov, O. A. (2006) Gosudarstvennaia molodezhnaia politika i natsional'naia bezopasnost' // Bezopasnost' Evrazii. № 3 (25). S. 60–69.

Lukov, Val. A., Tikhomirov, D. A. (2012a) Dobrachnye seksual'nye otnosheniia molodezhi: dilemma sotsial'noi normy i otkloneniia : monografiia. M. : Izd-vo Mosk. gumanit. un-ta.

Lukov, Val. A., Tikhomirov, D. A. (2012b) Sotsial'naia ekspertiza. M. : Izd-vo Mosk gumanit. un-ta.

Lukov, Vl. A. (2005a) Molodoi geroi v literature // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 1. S. 141–147.

Lukov, Vl. A. (2005b) Reformy obrazovaniia // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 3. S. 217–219.

Lukov, Vl. A., Zhulkovska, T. (2013) Kovaleva Antonina Ivanovna o sotsializatsii molodezhi // Youth. World. Politic. № 2. S. 118–122.

Lukov, Vl. A., Lukov, Val. A., Kovaleva, A. I. (2006) Uroki Makarenko. M. : Kliuch-S.

Mel'nikov, A. (2011a) Dym glamura: kuriashchie mamy kastriruiut svoikh detei [Elektronnyi resurs] // Argumenty i Fakty : Revoliutsii — gnev zemli? 13.04. URL: http://www.aif.ru/health/article/42335 [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Mel'nikov, A. (2011b) Sigarety prevrashchaiut muzhchin v impotentov [Elektronnyi resurs] // Argumenty i Fakty : «20 let bez SSSR»: kak zhivut nashi sosedi. 06.04. URL: http://www.aif.ru/health/article/42126 [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Molodezh' Rossii: Tendentsii, perspektivy (1993) / pod red. I. M. Il'inskogo, A. V. Sharonova. M. : Molodaia gvardiia.

Nikanorov, S. (2011) Zakon surov, no eto zakon [Elektronnyi resurs] // Nezavisimaia gazeta. 24.06. URL: http://www.ng.ru/regions/2011-06-24/5_tyumen.html [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Potreblenie alkogolia v Rossii (2011) : Sotsiologicheskii analiz. M. : Institut sotsiologii RAN. URL: http://www.isras.ru/files/File/INAB/inab_2011_01.pdf [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Press-konferentsiia stats-sekretaria — zamestitelia Ministra zdravookhraneniia RF Sergeia Vel'miaikina (2012) [Elektronnyi resurs] // Ministerstvo zdravookhraneniia RF. URL: https://www.rosminzdrav.ru/health/zozh/147 [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Proekt Doklada «O pervoocherednykh merakh preodoleniia posledstvii “demograficheskoi iamy” v Rossiiskoi Federatsii» (kratkaia versiia) (2013) [Elektronnyi resurs] // Otkrytoe pravitel'stvo. URL: http://большоеправительство.рф/upload/iblock/65a/65a11aada343910cadeae66deea9f62a.pdf [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Smertnost' rossiiskikh podrostkov ot samoubiistv (2011) [Elektronnyi resurs] // IuNISEF. URL: http://www.unicef.ru/upload/iblock/173/1734bb5f3f1815c38882cad4729e0933.pdf [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Soglasno oprosu, bolee 40% studentov vuzov Moskvy probovali narkotiki (2011) [Elektronnyi resurs] // RIA Novosti. 15.04. URL: http://ria.ru/society/20110415/364966974.html [arkhivirovano v Archive.is] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Sostoianie zdorov'ia molodogo pokoleniia Rossii i proekt reformy po ego uluchsheniiu (2010) [Elektronnyi resurs] // Zdrav.ru : Zhurnal «Zdravookhranenie». № 9. URL: http://www.zdrav.ru/library/publications/detail.php?ID=74887 [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Sotsial'nye i kul'turnye tsennostnye orientatsii rossiiskoi molodezhi (2007) : teoretich. i empirich. issledovaniia : doklad In-ta gumanit. issledovanii MosGU Vseros. nauch. konferentsii «Obraz rossiiskoi molodezhi v sovremennom mire: ee samosoznanie i sotsiokul'turnye orientiry». Moskva, 6–7 dekabria 2007 g. / Val. A. Lukov, V. A. Gnevasheva, N. V. Zakharov, Vl. A. Lukov, S. V. Lukov. M. : Izd-vo Mosk. gumanit. un-ta.

Statistika samoubiistv sredi podrostkov v Rossii. Spravka (2012) [Elektronnyi resurs] // RIA Novosti. 20.02. URL: http://ria.ru/spravka/20120220/570313334.html#ixzz2YwD2MRhM [arkhivirovano v Archive.is] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Tikhomirov, D. A. (2009) Dobrachnye sozhitel'stva v Moskve kak novaia sostavliaiushchaia matrimonial'nogo povedeniia molodezhi // Znanie. Ponimanie. Umenie. № 3. S. 106–110.

FSKN: Ot narkotikov ezhegodno gibnut 100 tysiach molodykh liudei (2010) [Elektronnyi resurs] // Rossiiskaia gazeta. 21.12. URL: http://www.rg.ru/2010/12/21/nark-anons.html [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Sheregi, F. E. (2012a) Alkogolizatsiia molodezhi: sostoianie i tendentsii [Elektronnyi resurs] // Tsentr sotsial'nogo prognozirovaniia i marketinga. URL: http://www.socioprognoz.ru/files/File/2012/alco2.pdf [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Sheregi, F. E. (2012b) Narkosituatsiia v molodezhnoi srede [Elektronnyi resurs] // Tsentr sotsial'nogo prognozirovaniia i marketinga. URL: http://www.socioprognoz.ru/files/File/2012/Narkotiki.pdf [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Sheregi, F. E. (b/g) Molodezh', potrebliaiushchaia tabachnye izdeliia [Elektronnyi resurs] // Tsentr sotsial'nogo prognozirovaniia i marketinga. URL: http://www.socioprognoz.ru/files/File/Tabakokurenie.pdf [arkhivirovano v WebCite] (data obrashcheniia: 25.10.2013).

Close, C. E., Roberts, P. L., Berger,. R. E. (1990) Cigarettes, Alcohol, and Marijuana Are Related to Pyospermia in Infertile Men // Journal of Urology. Vol. 144. No. 4. P. 900–903.

Cooke, R. W. (1998) Smoking, Intra-Uterine Growth Retardation and Sudden Infant Death Syndrome // International Journal of Epidemiology. Vol. 27. No. 2. P. 238–241.

Czeizel, A. E., Kodaj, I., Lenz, W. (1994) Smoking during Pregnancy and Congenital Limb Deficiency // BMJ. Vol. 308. No. 6942. P. 1473–1476.

Lux, A. L., Henderson, A. J., Pocock, S. J. (2000) Wheeze Associated with Prenatal Tobacco Smoke Exposure: A Prospective, Longitudinal Study // Archives of Disease in Childhood. Vol. 83. No. 4. P. 307–312.


Тихомиров Дмитрий Андреевич — кандидат социологических наук, доцент кафедры социологии Московского гуманитарного университета. Тел.: +7 (499) 374-60-21.

Tikhomirov Dmitry Andreevich, Candidate of Science (sociology), associate professor of the Sociology Department at Moscow University for the Humanities. Tel.: +7 (499) 374-60-21.

E-mail: dat1983@yandex.ru


Библиограф. описание: Тихомиров Д. А. Демографический кризис и проблемы здоровья российской молодежи [Электронный ресурс] // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2013. № 5 (сентябрь — октябрь). URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2013/5/Tikhomirov_Demographic-Crisis-Youth/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: дд.мм.гггг).

Дата поступления: 6.09.2013.



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»