Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / №1 2014

Тихомиров Д. А. Состояние и динамика проблемы социального сиротства в России

УДК 316.4

Tikhomirov D. A. The State and Dynamics of the Problem of Social Orphanhood in Russia

Аннотация ♦ В статье описывается состояние и динамика проблемы социального сиротства в России, показываются причины этого явления. Акцентируется проблема социальной адаптации выпускников сиротских учреждений.

Ключевые слова: социальное сиротство; причины социального сиротства; здоровье детей-сирот; социальная адаптация; дети-сироты; дети, оставшиеся без попечения родителей.

Abstract ♦ The article describes the state and dynamics of the problem of the social orphanhood in Russia. The author indicates the causes of this phenomenon. The problem of the social adaptation of graduates from orphanages is accented.

Keywords: social orphanhood; causes of social orphanhood; orphaned children’s health; social adaptation; orphaned children; parentless children.


Радикальные преобразования во всех сферах российского общества, начавшиеся в конце XX века, обусловили нарастание кризисных процессов в институте семьи, проявляющиеся в том числе в ослаблении родительских функций, в уменьшении ответственности многих родителей за содержание и воспитание детей. Отчуждение части родителей от собственных детей, произошедшее в последние десятилетия по причине алкогольной и наркотической зависимости все большего числа родителей, привело к широкому распространению беспризорных и безнадзорных детей, которые в основном относятся к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. С начала 1990-х годов и вплоть до середины 2000-х наблюдался ежегодный рост числа выявляемых детей-сирот, а также увеличение общей численности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Покажем, как развивалась ситуация с сиротством в обозначенный период. Если в 1993 г. количество выявленных детей, оставшихся без попечения родителей, составляло 81,4 тыс., то в 2005 г. — 133 тыс. (Количество детей…, 2006: Электр. ресурс). В докладе «Дети в трудной жизненной ситуации: преодоление социальной исключенности детей-сирот», подготовленном в 2012 г. Фондом поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, приведены данные Росстата (формы 103-РИК), согласно которым в 2007 г. в России число детей-сирот достигло максимального значения — 727,1 тыс. (в 2005–2006 гг. — 726,6 тыс.) (Доклад «Дети…», 2012: Электронный ресурс). Уполномоченный по правам ребенка в городе Москве А. И. Головань в докладе, представленном на международной конференции во Франции в 2008 г., сообщил о 748 тыс. детей-сирот в России (по состоянию на 1 января 2007 г.) (Golovan, 2008: Электр. ресурс).

В официальных статистических данных различных структур проявляются незначительные расхождения в оценках количества детей-сирот, что нельзя сказать об экспертных оценках, которые располагаются в диапазоне от одного до нескольких миллионов детей-сирот. В данной работе мы будем оперировать официальными статистическими данными, хотя очевидно, что они свидетельствуют только о выявленных случаях семейного неблагополучия. Реальное число детей, относящихся к категории социальных сирот, т. е. проживающих в семьях, где родители не выполняют свои обязанности по должному содержанию и воспитанию детей, гораздо выше. Однако эти оценки крайне субъективны, поскольку отсутствуют критерии семейного благополучия/неблагополучия. Согласно российскому законодательству ребенок подлежит изъятию из родительской семьи в случае наличия угрозы жизни и здоровью ребенка. Крайне невнятная формулировка предоставляет возможности для волюнтаризма чиновников, принимающих решения об изъятии ребенка из семьи. Так, различные проявления насилия по отношению к ребенку, употребления родителями алкоголя или наркотиков, семейных конфликтов, бедности семьи, в том числе плохие материальные, бытовые, жилищные условия, могут послужить поводом для изъятия ребенка из семьи. Если в одних ситуациях вопрос о семейном неблагополучии и, как следствие, необходимости изъятия ребенка из подобной семьи очевиден и однозначен, то в других — эти вопросы представляются крайне сложными и неоднозначными. Поэтому в данном аспекте целесообразно использовать ресурс социальной экспертизы (Луков Вал. А., Тихомиров, 2012). Речь идет о снижении субъективизма в принятии крайне важных решений, затрагивающих жизнь и функционирование семьи, посредством экспертного обсуждения при принятии решений.

Вернемся к масштабу проблемы сиротства. Итак, мы остановились на том, что в середине 2000-х годов количество детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, достигло чрезвычайно высокого уровня, что позволило многим экспертам заявлять о реальной угрозе национальной безопасности. Эта проблема не осталась не замеченной и высшими органами российской власти, что отразилось в комплексе мер, направленных на ее решение. В результате ситуация с сиротством детей в последние годы стабилизировалась, о чем свидетельствует ряд позитивных тенденций, представленных в Аналитическом вестнике Совета Федерации РФ «Соблюдение и защита прав, свобод и законных интересов ребенка: «Россия без сирот» (см.: Аналитический вестник…, 2013: Электр. ресурс). Приведем выдержки из этого документа.

  • На 35% уменьшилось число детей-сирот, выявляемых в течение года (2006 г. — 127 тыс. детей, 2012 г. — 82,2 тыс. детей).
  • На 19% сократилось число родителей, лишенных родительских прав (2006 г. — 62,8 тыс. человек, 2011 г. — 50,7 тыс. человек).
  • Более чем на 24% уменьшилось количество государственных и муниципальных образовательных учреждений для детей-сирот (2006 г. — 1 770 учреждений, 2011 г. — 1 344), и более чем на 35% — численность детей, находящихся в этих учреждениях (2006 г. — 123 тыс. детей, 2011 г. — 79,9 тыс.).
  • Почти на 25% уменьшилось число детей, нуждающихся в устройстве на воспитание в семьи, состоящих на учете в государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей (2006 г. — 177 тыс. детей, 2011 г. — 132,8 тыс. детей).
  • Почти на 48% сократилось число детей, передаваемых на усыновление иностранным гражданам (2006 г. — 6,6 тыс. до 3,4 тыс. детей).

Несмотря на ряд позитивных тенденций, который стал заметен в последние годы, ситуация с сиротством продолжает оставаться крайне сложной, о чем свидетельствуют статистические данные. Общее количество детей-сирот с 2007 по 2013 г. сократилось с 727 до 655 тыс., а число выявляемых детей-сирот за тот же период снизилось со 124,4 до 74,7 тыс. (Доклад «Дети…», 2012; Брынцева, 2013: Электр. ресурс; Количество детей…, 2012: Электр. ресурс). Проблема сиротства в России имеет свою специфику: большинство детей, оставшихся без родительского попечения, являются социальными сиротами, т. е. родители которых живы, но должным образом не исполняют свои родительские обязанности. По данным уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка П. А. Астахова, среди 655 тыс. (по состоянию на 2013 г.) детей, лишившихся родительского попечения, 84% являются социальными сиротами. В последние годы мы видим две разнонаправленные тенденции. На фоне сокращения общего количества сирот (по крайней мере в абсолютных цифрах, но не будем забывать о демографических волнах и о значительном уменьшении количества детского населения в стране), доля социальных сирот в процентном отношении увеличивается. С 2007 по 2012 г. ее рост составил с 72 до 84% (Рабочая встреча… 2013: Электр. ресурс).

Зададимся вопросом: каковы же причины широкого распространения в российском обществе такого явления, как социальное сиротство? П. А. Астахов видит основные источники этой проблемы в следующем: «Во-первых, социальные сироты — продукт асоциальной семьи, алкоголизма родителей, наркомании и, как следствие, жестокого обращения с детьми. Во-вторых, они продукт семьи, попавшей в тяжелую, кризисную жизненную ситуацию — потеря родителями работы, болезнь, ребенок-инвалид и т. д. Третий источник — педагогическая несостоятельность многих отцов и матерей, утрата традиций семейного воспитания, безнадзорность детей из-за чрезмерной занятости или безразличия родителей. Четвертый — психологическая и материальная неготовность к материнству, особенно среди юных одиноких мам, отказывающихся от своего ребенка еще в роддоме или, что еще страшнее, подкидывающих его к чужим дверям» (Брынцева, 2013: Электр. ресурс).

В начале второй декады XXI века основной причиной социального сиротства в стране является дисфункция родительства, обусловленная прежде всего нарастанием масштаба алкоголизации и наркотизации современных российских мужчин и женщин. Образ жизни, который ведут многие родители, вынуждает органы государственной и муниципальной власти ограничивать или лишать их родительских прав, а детям выбирать соответствующую форму устройства. Причем для большинства мужчин и женщин ограничение или лишение их родительских прав не являются поводом для изменения своего образа жизни. По сведениям доклада «Дети в трудной жизненной ситуации: новые подходы к решению проблем», представленного в 2010 г. Фондом поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, в 2009 г. 80% российских граждан, ограниченных в родительских правах, подвергнуты такой мере из-за своего поведения и в дальнейшем только 18% смогли вернуть свой статус родителя. Случаи восстановления родительских прав после их утери составляют только 2–3% (см.: Доклад «Дети…», 2010: Электр. ресурс).

По данным Рособразования, численность детей, родители которых были лишены родительских прав, в период с 1995 по 2008 г. выросла в 2,3 раза (с 31 403 до 74 492 человек). С 2008 г. начала происходить постепенная реструктуризация системы мер в пользу ограничения в родительских правах, однако на долю этой меры к 2010 г. приходится менее 10% от общего числа случаев выявления детей, оставшихся без попечения родителей. В 2010 г. численность детей, отобранных у родителей, лишенных родительских прав, составила 64,7 тыс. человек. Более 5,5 тыс. детей отобраны у родителей при непосредственной угрозе их здоровью и жизни (Аналитический вестник…, 2013: Электр. ресурс).

Лишение родительских прав — это крайняя мера, которая выносится судебным решением, когда другие (в частности, социально профилактические мероприятия или ограничение родительских прав) уже опробованы и не привели к изменению ситуации. Ограничение родительских прав предполагает комплекс мер по социальной реабилитации семьи. От ее результатов зависит выбор формы устройства ребенка, отобранного из социально дезадаптированной семьи: возвращение в родительскую семью, усыновление, опека (попечительство), приемная или патронатная семья, институциональное учреждение интернатного типа.

Отказ от новорожденного ребенка является еще одним источником социального сиротства. Оставление ребенка сразу после его рождения хотя и не является широко распространенным явлением, но может иметь не менее, а в некоторых случаях и более пагубное воздействие для ребенка, нежели его изъятие из семьи в старшем возрасте. По сведениям доклада «Дети в трудной жизненной ситуации: актуальные проблемы», подготовленного в 2011 г. Фондом поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, ежегодно в России социальными сиротами становятся не менее 5% новорожденных (от 12 до 16 тыс.), от которых матери отказываются в родильных домах (Доклад «Дети…», 2011: Электр. ресурс).

Каждый конкретный случай отказа от ребенка имеет свои собственные причины, наиболее типичные — связаны с социально-экономическими и психологическими факторами, а также с различными зависимостями и заболеваниями. Некоторые из этих причин имеют региональную специфику. По данным благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», в среднем по регионам около 30% матерей страдают от серьезных зависимостей, что не позволяет им заботиться о своих детях. В Москве и Московской области одна из основных причин отказов от новорожденного ребенка — это трудовая миграция, а, например, в Томске очень большой процент отказов — среди молодых студенток, не готовых к материнству (Альшанская, Арчакова, 2011: Электр. ресурс). Женщина, оказавшаяся в трудной жизненной ситуации, зачастую хотела бы воспитывать ребенка, но сомневается в своих возможностях, особенно если проблема вызвана материальным фактором. Специалисты обозначенной общественной организации приводят данные, согласно которым процент матерей, оставляющих после профилактической работы ребенка себе, доходит до 50, а в некоторых случаях до 70%, что почти в два раза выше, чем соответствующие показатели в странах Запада (там же). Это еще раз подтверждает необходимость активного использования профилактического ресурса государственных и общественных организаций для предотвращения отказов от новорожденных детей.

В общественном мнении относительно устройства детей-сирот существует множество стереотипов. Так, например, довольно распространенным является представление о сотнях тысяч сирот, проживающих в институциональных учреждениях и нуждающихся в различных формах семейного устройства. Поэтому рассмотрим, что же означают приведенные данные о количестве детей-сирот. В 2013 г. детей-сирот в России насчитывалось около 655 тыс., однако в эту цифру включены дети, которые уже воспитываются в семьях, находясь под опекой родственников, в приемных и патронатных семьях; усыновлены (данные об этих детях как о сиротах статистически учитываются вплоть до 18-летия ребенка); проживают в казенных госучреждениях 119 тыс. детей (Брынцева, 2013: Электр. ресурс).

Итак, только 18% от общего количества детей-сирот, проживают в институциональных учреждениях и нуждаются в семейном устройстве. Тем не менее, эта цифра все еще чрезвычайно велика и в абсолютном выражении составляет 119 тыс. детей.

Проживание детей-сирот в специализированных учреждениях непосредственно связано с определенным риском как для их здоровья, так и для их дальнейшей социальной адаптации.

Состояние здоровья современных российских детей оставляет желать много лучшего. Особую тревогу вызывает состояние здоровья детей-сирот и детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Воспользуемся информацией по этому вопросу, приведенной в совместном докладе Независимого института социальной политики и Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) «Анализ положения детей в Российской Федерации: на пути к обществу равных возможностей», представленном в 2011 г. «По итогам всероссийской диспансеризации детей 2002 г. доля здоровых детей составляла 33,9%. К 2009 г., по данным ежегодной диспансеризации, среди 13,58 млн детей, обучающихся в школах, только 20,8% имеют первую группу здоровья (практически здоровые дети, у которых не отмечены факторы риска), а 20,7% детей имеют хронические, в том числе инвалидизирующие, заболевания. В критическом положении находится здоровье детей-сирот и детей в трудной жизненной ситуации. По результатам диспансеризации в 2007–2009 гг. 798,6 тыс. таких детей, пребывающих в стационарных учреждениях системы здравоохранении, образования и соцзащиты, в первую группу попали всего 4,1%, а в группу с хроническими и инвалидизирующими заболеваниями — 62,4% детей (Совместный доклад…, 2011: Электр. ресурс).

Не менее актуальна проблема социальной адаптации выпускников специализированных интернатных учреждений для детей-сирот. Большинство таких детей недостаточно подготовлены к самостоятельной жизни по завершении пребывания в учреждениях, что отражается в цифрах официальной статистики и результатах социологических исследований, согласно которым лишь немногим выпускникам сиротских учреждений удается полноценно адаптироваться к социальной среде. Причем ситуация не меняется на протяжении последних двух десятилетий. В монографии И. Ф. Дементьевой приводятся данные трех различных исследований начала 1990-х годов. Эти данные, представленные ниже в таблице, подтверждают низкую воспитательную эффективность сиротских учреждений.

СОЦИАЛЬНАЯ АДАПТАЦИЯ ВЫПУСКНИКОВ ДЕТСКИХ ДОМОВ
И ИНТЕРНАТОВ

SOCIAL ADAPTATION OF GRADUATES FROM ORPHANAGES
AND FOSTER HOMES

Судьба
выпускников

1991 г.

1993 г.

1994 г.

ИС РАН

НИИ МВД

Генпрокуратура РФ

через 3 года

через 1 год

через 3 года

пополнили криминальную среду, сидят в тюрьме

10%

20%

40%

стали алкоголиками и наркоманами

30%

-

30%

стали БОМЖами

20%

30%

-

покончили жизнь самоубийством

10%

10%

10%

ИТОГО, социальный брак

70%

60%

80%

Источник: Дементьева, 2004: 205.

В начале второй декады XXI века проблема социальной адаптации выпускников институциональных учреждений для детей-сирот не только не решена, но и усугубилась. Если в 1994 г. доля выпускников, покинувших детский дом или интернат, которым удалось встать на ноги и наладить нормальную жизнь, составляла 20%, то ныне — только 10%. Становятся алкоголиками и наркоманами — 40% выпускников сиротских учреждений, еще 40% совершают преступления. Часть ребят сами становятся жертвами криминала, а 10% кончают жизнь самоубийством (Брынцева, 2011: Электр. ресурс).

В 2004–2007 гг. специалистом одной из московских школ-интернатов было проведено исследование жизнеустройства выпускников этого учреждения. В результате было установлено, что почти половина (46%) выпускников не смогла приспособиться к самостоятельной жизни: 26,3% не работали и не учились; 11,6% совершили уголовно наказуемые действия; более 8% — потеряли жилье. В исследовании было показано, что молодые люди, имевшие позитивный опыт семейной жизни, после выхода из интерната демонстрируют более высокий уровень социальной адаптации по сравнению с теми, кто не имел этого опыта. Однако таких детей меньшинство, поэтому у большинства этот уровень весьма низкий, что особенно заметно проявляется в трудоустройстве и организации семейной жизни (Присяжная, 2007: 59).

Результаты приведенных исследований демонстрируют низкие адаптивные способности выпускников к самостоятельной жизни, что доказывает неэффективность общественного воспитания в интернатных учреждениях.

Нельзя не отметить, что актуальность проблемы социальной адаптации детей-сирот признана на высшем уровне российской государственной власти. В последние годы одним из приоритетных направлений социальной политики в области социального сиротства стала деинституционализация, направленная на развитие семейных форм попечения детей-сирот и профилактику сиротства.

Особая сложность проблемы социального сиротства заключается в репродукции этого явления. Значительная часть детей-сирот воспроизводит жизненный путь своих родителей. Как же это происходит? Большинство детей, находящихся в интернатных учреждениях, являются социальными сиротами, которые до институционального учреждения проживали в дезадаптивных семьях с родителями, ненадлежащим образом исполнявшими их обязанности по отношению к детям. Такие родители в основном страдали алкогольной или наркотической зависимостью и не работали. Опыт проживания детей сначала в дисфункциональных семьях, а затем в институциональных учреждениях определяет их низкую трудовую мотивацию и искаженное представление о моделях семейно-брачных отношений, что в свою очередь репродуцирует семейное неблагополучие и социальное сиротство в следующих поколениях.

В 2011 г. в органы службы занятости за содействием в поиске рабочих мест обратилось 38,2 тыс. детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, из которых 22,4 тыс. граждан (58,6%) трудоустроились (см.: Государственный доклад «О положении детей…», 2012: Электронный ресурс). А что же стало с теми 41,4% из числа обратившихся в органы службы занятости, которые не смогли трудоустроиться? Причем надо понимать, что значительная часть населения, в том числе и из категории детей-сирот, не обращается в органы службы занятости, поскольку эффективность их деятельности оставляет желать много лучшего. Нетрудно представить жизненную траекторию выпускников сиротских учреждений, которые получают квартиру (а в некоторых регионах комнату в общежитии), но не могут или не хотят трудоустроиться. Жилое помещение становится для них основным источником дохода. Правовая неграмотность этой социальной группы и отсутствие до недавнего времени запретов (на определенный период) на сделки с недвижимостью нередко приводили к тому, что многие выпускники лишались предоставленного им жилья и скатывались на социальное дно.

В решении рассматриваемой проблемы следует исходить из того, что ее по видимости частный характер в действительности затрагивает социальное развитие общества в целом. Как и другие вопросы государственной молодежной политики, в конечном счете выходящие на уровень задач национальной безопасности (Ильинский, Луков, 2008; Луков, Рожнов, 2006), проблема низкой социальной адаптации выпускников сиротских учреждений может эффективно разрешаться прежде всего в контексте общей стратегии модернизации, инновационного развития страны и вытекающих их этого курса социальных трансформаций. Среди прочего это означает необходимость разработки соответствующих программ постинтернатной адаптации выпускников учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые должны предусматривать оказание им содействия в продолжении образования, трудоустройстве, обеспечение жильем, социально-психологическое и правовое сопровождение по месту жительства в тесной увязке с ресурсами и задачами развития соответствующих территорий. Для реализации обозначенных направлений в постинтернатной адаптации детей-сирот представляется необходимым создание специальных служб на базе имеющихся социальных учреждений. Речь в первую очередь идет о детских домах и интернатах, которые необходимо начать перепрофилировать для эффективной реализации политики деинституционализации, которая тормозится во многом из-за особенностей финансирования этих учреждений. Подушевой принцип финансирования создает парадоксальную ситуацию, когда руководству и сотрудникам сиротских учреждений не выгодно заниматься семейным устройством детей, поскольку это приведет к уменьшению финансирования и сокращению персонала. Обеспечение гарантий занятости персонала в связи с перепрофилированием учреждений и создание служб постинтернатной адаптации будет являться важным шагом на пути обозначенной высшими органами государственной власти политики деинституционализации.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Альшанская, Е., Арчакова, Т. (2011) Профилактика отказа от новорождённых: как уберечь малышей? [Электронный ресурс] // РИА Новости. URL: http://ria.ru/online/20110829/426136924.html [архивировано в Archive.Is] (дата обращения: 22.01.2014).

Аналитический вестник Совета Федерации РФ. (2013) № 3 (487) : Соблюдение и защита прав, свобод и законных интересов ребенка: «Россия без сирот» [Электронный ресурс] // Бюджетная система РФ. URL: http://www.budgetrf.ru/Publications/Magazines/VestnikSF/2013/3_487/VSF_NEW_3_487.pdf [архивировано в WebCite] (дата обращения: 22.01.2014).

Брынцева, Г. (2011) Неотчий дом. Только 10 процентам бывших детдомовцев удается наладить нормальную жизнь [Электронный ресурс] // Российская газета — Столичный выпуск. № 5660 (284). URL: http://www.rg.ru/2011/12/16/detdom.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 22.01.2014).

Брынцева, Г. (2013) Детям пора домой. Самая больная проблема России решается не в детдоме, а в семье [Электронный ресурс] // Российская газета — Федеральный выпуск. № 6003 (27). URL: http://www.rg.ru/2013/02/08/astahov.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 22.01.2014).

Государственный доклад «О положении детей и семей, имеющих детей, в Российской Федерации». 2011 год (2012) [Электронный ресурс] // Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации. URL: http://www.rosmintrud.ru/docs/mintrud/protection/7 [архивировано в WebCite] (дата обращения: 22.01.2014).

Дементьева, И. Ф. (2004) Социализация детей в семье: теории, факторы, модели. М. : Генезис. 232 с.

Доклад «Дети в трудной жизненной ситуации: актуальные проблемы» (2011) [Электронный ресурс] // Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. URL: http://www.fond-detyam.ru/upload/iblock/87e/Дети в трудной жизненной ситуации_актуальные проблемы_2011.pdf [архивировано в WebCite] (дата обращения: 22.01.2014).

Доклад «Дети в трудной жизненной ситуации: новые подходы к решению проблем» (2010) [Электронный ресурс] // Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. URL: http://www.fond-detyam.ru/upload/iblock/272/Дети в трудной жизненной ситуации_новые подходы к решению проблем_2010.pdf [архивировано в WebCite] (дата обращения: 22.01.2014).

Доклад «Дети в трудной жизненной ситуации: преодоление социальной исключенности детей-сирот» (2012) [Электронный ресурс] // Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. URL: http://www.fond-detyam.ru/upload/iblock/8ea/Дети в трудной жизненной ситуации_ преодоление социальной исключенности детей-сирот_2012.pdf [архивировано в WebCite] (дата обращения: 22.01.2014).

Ильинский, И. М., Луков, В. А. (2008) Государственная молодежная политика в России: философия преемственности и смены поколений // Знание. Понимание. Умение. № 4. С. 5–14.

Количество детей, оставшихся без попечения родителей (2006) [Электронный ресурс] // Усыновление в России. URL: http://www.usynovite.ru/statistics/2006/ammount/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: 22.01.2014).

Количество детей, оставшихся без попечения родителей, выявленных в 2012 году (2012) [Электронный ресурс] // Усыновление в России. URL: http://www.usynovite.ru/statistics/2012/1/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: 22.01.2014).

Луков, Вал. А., Рожнов, О. А. (2006) Государственная молодёжная политика и национальная безопасность // Безопасность Евразии. № 3. С. 60–70.

Луков, Вал. А., Тихомиров, Д. А. (2012) Социальная экспертиза. М. : Изд-во Моск гуманит. ун-та.

Присяжная, Н. В. (2007) Дети-сироты: постинтернатное жизнеустройство // Социологические исследования. № 11. С. 54–63.

Рабочая встреча Президента России В. В. Путина с Уполномоченным при Президенте по правам ребёнка П. А. Астаховым (2013) [Электронный ресурс] // Президент России. URL: http://www.kremlin.ru/news/17680 [архивировано в WebCite] (дата обращения: 22.01.2014).

Совместный доклад Независимого института социальной политики и Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) «Анализ положения детей в Российской Федерации: на пути к обществу равных возможностей» (2011) [Электронный ресурс] // Экономическая политика. Экспертный канал. URL: http://ecpol.ru/media/files/analiz-polpsenia_deti.pdf [архивировано в WebCite] (дата обращения: 22.01.2014).

Golovan, A. (2008) Deinstitualisation of Children-orphans in Russia and Development of Alternative Family Forms [Электронный ресурс] // Agence Francaise de l’adoption. URL: http://www.agence-adoption.fr/home/IMG/pdf/A._GOLOVAN_Paris_22_10_08.pdf [архивировано в WebCite] (дата обращения: 22.01.2014).


REFERENCE

Alshanskaia, E., Archakova, T. (2011) Profilaktika otkaza ot novorozhdennykh: kak uberech' malyshei? RIA Novosti. [online] Available at: http://ria.ru/online/20110829/426136924.html [archived in Archive.Is] (accessed 22.01.2014). (In Russ.).

Analiticheskii vestnik Soveta Federatsii RF. (2013) No. 3 (487) : Sobliudenie i zashchita prav, svobod i zakonnykh interesov rebenka: «Rossiia bez sirot». Biudzhetnaia sistema RF. [online] Available at: http://www.budgetrf.ru/Publications/Magazines/VestnikSF/2013/3_487/VSF_NEW_3_487.pdf [archived in WebCite] (accessed 22.01.2014). (In Russ.).

Bryntseva, G. (2011) Neotchii dom. Tol'ko 10 protsentam byvshikh detdomovtsev udaetsia naladit' normal'nuiu zhizn'. Rossiiskaia gazeta — Stolichnyi vypusk, no. 5660 (284). [online] Available at: http://www.rg.ru/2011/12/16/detdom.html [archived in WebCite] (accessed 22.01.2014). (In Russ.).

Bryntseva, G. (2013) Detiam pora domoi. Samaia bol'naia problema Rossii reshaetsia ne v detdome, a v sem'e. Rossiiskaia gazeta — Federal'nyi vypusk, no. 6003 (27). [online] Available at: http://www.rg.ru/2013/02/08/astahov.html [archived in WebCite] (accessed 22.01.2014). (In Russ.).

Gosudarstvennyi doklad «O polozhenii detei i semei, imeiushchikh detei, v Rossiiskoi Federatsii». 2011 god. (2012) Ministerstvo truda i sotsial'noi zashchity Rossiiskoi Federatsii. [online] Available at: http://www.rosmintrud.ru/docs/mintrud/protection/7 [archived in WebCite] (accessed 22.01.2014). (In Russ.).

Dementieva, I. F. (2004) Sotsializatsiia detei v sem'e: teorii, faktory, modeli [Children’s Socialization in the Family: The Theories, Factors, Models]. Moscow, Genezis Publ. 232 p. (In Russ.).

Doklad «Deti v trudnoi zhiznennoi situatsii: aktual'nye problemy». (2011) Fond podderzhki detei, nakhodiashchikhsia v trudnoi zhiznennoi situatsii. [online] Available at: http://www.fond-detyam.ru/upload/iblock/87e/Дети в трудной жизненной ситуации_актуальные проблемы_2011.pdf [archived in WebCite] (accessed 22.01.2014). (In Russ.).

Doklad «Deti v trudnoi zhiznennoi situatsii: novye podkhody k resheniiu problem». (2010) Fond podderzhki detei, nakhodiashchikhsia v trudnoi zhiznennoi situatsii. [online] Available at: http://www.fond-detyam.ru/upload/iblock/272/Дети в трудной жизненной ситуации_новые подходы к решению проблем_2010.pdf [archived in WebCite] (accessed 22.01.2014). (In Russ.).

Doklad «Deti v trudnoi zhiznennoi situatsii: preodolenie sotsial'noi iskliuchennosti detei-sirot». (2012) Fond podderzhki detei, nakhodiashchikhsia v trudnoi zhiznennoi situatsii. [online] Available at: http://www.fond-detyam.ru/upload/iblock/8ea/Дети в трудной жизненной ситуации_ преодоление социальной исключенности детей-сирот_2012.pdf [archived in WebCite] (accessed 22.01.2014). (In Russ.).

Ilinskiy, I. M., Lukov, V. A. (2008) Gosudarstvennaia molodezhnaia politika v Rossii: filosofiia preemstvennosti i smeny pokolenii [State Youth Policy in Russia: The Philosophy of Continuity and Digenesis]. Znanie. Ponimanie. Umenie, no. 4, pp. 5-14. (In Russ.).

Kolichestvo detei, ostavshikhsia bez popecheniia roditelei. (2006) Usynovlenie v Rossii. [online] Available at: http://www.usynovite.ru/statistics/2006/ammount/ [archived in WebCite] (accessed 22.01.2014). (In Russ.).

Kolichestvo detei, ostavshikhsia bez popecheniia roditelei, vyiavlennykh v 2012 godu. (2012) Usynovlenie v Rossii. [online] Available at: http://www.usynovite.ru/statistics/2012/1/ [archived in WebCite] (accessed 22.01.2014). (In Russ.).

Lukov, Val. A., Rozhnov, O. A. (2006) Gosudarstvennaia molodezhnaia politika i natsional'naia bezopasnost' [State Youth Policy and National Security]. Bezopasnost' Evrazii, no. 3, pp. 60-70. (In Russ.).

Lukov, Val. A., Tikhomirov, D. A. (2012) Sotsial'naia ekspertiza [Social Expert Evaluation]. Moscow, Moscow University for the Humanities Press. (In Russ.).

Prisiazhnaia, N. V. (2007) Deti-siroty: postinternatnoe zhizneustroistvo. Sotsiologicheskie issledovaniia, no. 11, pp. 54-63. (In Russ.).

Rabochaia vstrecha Prezidenta Rossii V. V. Putina s Upolnomochennym pri Prezidente po pravam rebenka P. A. Astakhovym (2013). Prezident Rossii. [online] Available at: http://www.kremlin.ru/news/17680 [archived in WebCite] (accessed 22.01.2014). (In Russ.).

Sovmestnyi doklad Nezavisimogo instituta sotsial'noi politiki i Detskogo fonda OON (IuNISEF) «Analiz polozheniia detei v Rossiiskoi Federatsii: na puti k obshchestvu ravnykh vozmozhnostei». (2011) Ekonomicheskaia politika. Ekspertnyi kanal. [online] Available at: http://ecpol.ru/media/files/analiz-polpsenia_deti.pdf [archived in WebCite] (accessed 22.01.2014). (In Russ.).

Golovan, A. (2008) Deinstitualisation of Children-orphans in Russia and Development of Alternative Family Forms. Agence Francaise de l’adoption. [online] Available at: http://www.agence-adoption.fr/home/IMG/pdf/A._GOLOVAN_Paris_22_10_08.pdf [archived in WebCite] (accessed 22.01.2014).


Тихомиров Дмитрий Андреевич — кандидат социологических наук, доцент кафедры социологии Московского гуманитарного университета. Адрес: 111395, Россия, г. Москва, ул. Юности, д. 5. Тел.: +7 (499) 374-60-21.

Tikhomirov Dmitry Andreevich, Candidate of Science (sociology), associate professor of the Sociology Department, Moscow University for the Humanities. Postal address: 5 Yunosti St., Moscow, Russian Federation, 111395. Tel.: +7 (499) 374-60-21.

E-mail: dat1983@yandex.ru


Библиограф. описание: Тихомиров Д. А. Состояние и динамика проблемы социального сиротства в России [Электронный ресурс] // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2014. № 1 (январь — февраль). URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2014/1/Tikhomirov_Social-Orphanhood/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: дд.мм.гггг).

Дата поступления: 23.01.2014 г.


См. также:



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»