Журнал индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Ulrich’s Periodicals Directory

CrossRef

СiteFactor

Научная электронная библиотека «Киберленинка»

Портал
(электронная версия)
индексируется:

Российский индекс научного цитирования

Информация о журнале:

Знание. Понимание. Умение - статья из Википедии

Система Orphus


Инновационные образовательные технологии в России и за рубежом


Московский гуманитарный университет



Электронный журнал "Новые исследования Тувы"



Научно-исследовательская база данных "Российские модели архаизации и неотрадиционализма"




Научно-информационный журнал "Армия и Общество"



Знание. Понимание. Умение
Главная / Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение» / №3 2014

Васильев Ю. А. Тайны «Могикана». Статья 3. За чертой партизанского милосердия: «истребление оккупантов»

Статья подготовлена в рамках проекта «Демифологизация истории России», осуществляемого АНО «Центр образовательных технологий» при поддержке Общероссийской общественной организации «Общество “Знание” России».

The article was written within the framework of the project “The Demythologization of Russian History” conducted by Autonomous Non-Commercial Organization “Center for Educational Technologies” with support from All-Russian Non-governmental Organization “Society Knowledge of Russia”.


УДК 94(470.22)

Vasiliev Yu. A. The “Mohican’s” Secrets. Article 3. Beyond Partisans’ Mercy: “Extermination of the Occupants”

Аннотация ♦ В третьей статье из цикла «Тайны “Могикана”» (К 100-летию со дня рождения Ю. В. Андропова) освещается деятельность Андропова в годы Великой Отечественной войны по организации партизанского движения в Карелии. Материалы статьи основаны на рассекреченных архивных документах, многие из которых ранее были недоступны для исследователей.

По оценке автора статьи, Ю. В. Андропов являлся одним из организаторов партизанского движения в Карелии. Выделяется его роль, связанная с пополнением партизанских отрядов молодыми партизанами из других регионов страны, в организации и становлении партизанского отряда «Комсомолец Карелии», который стал одним из лучших отрядов в республике, в успешной инициативе по принятию конкретных боевых обязательств молодыми партизанами. Судьбы многих молодых партизан и подпольщиков Карелии оказались связаны с руководителем комсомола Карело-Финской ССР.

Ключевые слова: Великая Отечественная война, Ю. В. Андропов, Карело-Финская ССР, комсомол, оккупация, партизанское движение.

Abstract ♦ The third article of the series The “Mohican’s” Secrets (dedicated to the 100th anniversary of Yuri Andropov) covers Andropov’s efforts during the Great Patriotic War for the development of partisan movement in Karelia. The article is based on declassified archival documents, many of which were previously inaccessible to researchers.

According to the author, Yuri Andropov was one of the organizers of the guerilla movement in Karelia. He pays attention to Andropov’s role related to the reinforcement of guerilla troops with young partisans from other regions of the country, the organization and establishment of the partisan unit called “Karelian Komsomol”, which became one of the best parties in the Republic, and his successful initiative for the adoption of specific combat commitments by young partisans. The fates of many young partisans and undergrounders in Karelia were connected with the head of Komsomol in the Karelian-Finnish SSR.

Keywords: the Great Patriotic War, Yuri Andropov, Karelian-Finnish SSR, Komsomol, occupation, partisan movement.


С начала Великой Отечественной войны ЦК ЛКСМ Карело-Финской ССР активно занимался деятельностью, которая называлась военной работой. В конце 1941 — начале 1942 г. в Красную Армию, в партизанские отряды, на спецзадания были направлены около 2 тыс. комсомольцев. Они прошли военную подготовку, осваивая военные специальности: пулеметчиков, автоматчиков, разведчиков, лыжников, сандружинниц, медсестер, радистов, парашютистов, минеров, истребителей танков и др. (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 47. Д. 42. Л. 141).

Ю. В. Андропов являлся одним из организаторов партизанского движения в Карелии. В ходе формирования партизанских отрядов в их состав были направлены лучшие комсомольские активисты. Так, с августа 1941 г. по февраль 1942 г. их число превысило 350 человек. Тунгудский райком направил в партизанский отряд 25 активистов. Среди них секретарь Тунгудского райкома комсомола Н. Королев, члены бюро РК Михайлов, Коршунов. Ряды партизан пополнили секретарь Кемского райкома Бровков, большинство членов бюро Лоухского райкома комсомола. В Петровском районе большинство актива вступило в партизанский отряд, в том числе все члены бюро райкома во главе с секретарем РК Степаном Леонтьевым (он стал политруком в отряде). Заонежский райком направил в партизанские отряды 37 человек, в их числе секретарь райкома Н. Тихонов, члены бюро РК Мелехов, З. Букина, Д. Власова. С Онежского завода 32 комсомольца, в том числе секретарь комитета комсомола Михаил Захаров, стали бойцами партизанского отряда «Красный онежец». Половину состава первой партизанской бригады составили комсомольцы и молодежь Заонежского, Пудожского, Медвежьегорского, Шелтозерского, Прионежского районов. Из 8 мужчин — членов аппарата ЦК ЛКСМ 6 сотрудников ушли на фронт (М. Косарев, Ф. Вайганов, П. Белоусов и др.), в разведшколу (П. Ихалайнен и А. Эртэ). Комиссаром отряда «Вперед» стал И.И. Вахрамеев, бывший секретарь ЦК ЛКСМ республики, он героически погиб в бою в октябре 1941 г (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 186. Л. 34; Д. 188. Л. 1-2; Оп. 47. Д. 42. Л. 142).

В каждом партизанском отряде были созданы комсомольские организации, избраны комсомольские секретари. В отделениях и взводах назначались агитаторы. Во время подготовки к походу проводились собрания «О роли комсомольцев в бою», на которых принимались решения: комсомольцам быть впереди и в разведке, и в бою, воодушевлять бойцов своим примером. В феврале 1942 г. в Беломорске состоялось комсомольско-молодежное собрание молодых представителей партизанских отрядов КФССР (130 человек), от имени молодых партизан в ЦК ВЛКСМ было направлено приветственное письмо (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 186. Л. 14; Д. 188. Л. 4, 9).

Партизанская война была крайне жестокой. Важно понять, что придавало физические и духовные силы молодым партизанам, многим из которых едва исполнилось по 17–18 лет. Воспоминания бывших молодых партизан позволяют прочувствовать, насколько непросто было завоевать авторитет в этой разнородной боевой среде, прошедшей через неимоверные испытания и трудности во время тяжелейших походов в тылу врага. Пот, кровь, голод, холод для них стали привычными условиями лесной войны с сильным противником, для которого северный лес был родным домом. К Андропову партизаны относились с большим уважением. Он часто принимал участие в собраниях, митингах партизан, проводил беседы, изучал бойцов, принимал участие в разборе боевых операций. Карел из Ругозера Дмитрий Александров в своих воспоминаниях рассказал об Андропове следующее: «За какие такие качества он меня двигал, я не знаю. Только он всегда следил за мной. Я был в партизанском отряде. И после узнал, что он предлагал меня поставить первым секретарем какого-нибудь из райкомов. Я отказывался, ведь я простой ругозерский парень. Но он после мне говорил: “Вы справитесь, я это знаю”. У него была способность убеждать людей в их силе [курсив наш. — Ю. В.]» (Севец-Ермолина, 2004: Электр. ресурс). Неслучайно Ю. В. Андропов обратил внимание на Д. Александрова. Пулеметчик отряда «Вперед» стал командиром отделения, политруком взвода, затем помощником комиссара В. И. Поташева по комсомолу, а в 1944 г. комиссаром отряда.

С Д. Александровым связан эпизод, характеризующий отношения в партизанской среде в боевой обстановке. Однажды в дальнем походе отряда «Вперед» партизаны оказались на финском хуторе. Чтобы не оставлять свидетелей — донесут и начнется преследование финских егерей — командир отряда К. В. Бондюк приказал Александрову: финнов расстрелять. Но молодой боец категорически отказался. И тогда комиссар отряда Поташев и зам. командира по разведке (вместе с командиром они составляли тройку, которая имела право выносить приговоры) потребовали: «Расстрелять Александрова за невыполнение приказа!» Командир не согласился с ними. После возвращения на базу готовились документы для награждения партизан по итогам летних походов. Командир представил пулеметчика Александрова к ордену Красного Знамени. Комиссар Поташев категорически возражал: «Нет, он будет расстрелян!». Когда наградные листы оказались в полевой сумке Поташева, он их вытащил, достал наградной лист Александрова и изорвал в клочья: «Этому не быть! Он будет расстрелян за невыполнение приказа!» (Гнетнев, 2011: 261–262). Вот такие люди воевали в партизанах в Карелии. Героически воевал и комиссар Василий Илларионович Поташев (с ним, одним из руководителей Совета ветеранов республики, в 1985–1986 гг. мы организовали сначала агитавтобус, а затем агитвагон в рамках акции «Марш мира советской молодежи» по местам боев в Карелии. Человек действительно бескомпромиссный, но порядочный и по-командирски точный). А ведь Дмитрия Александрова тогда могли расстрелять. Но получилось иначе: именно он в 1944 г. сменил В. И. Поташева на комиссарском посту.

В ЦК ЛКСМ непосредственной практической работой с партизанскими отрядами в 1942 г. занимался секретарь ЦК Федор Тимоскайнен. В мае 1942 г. решением ЦК ВЛКСМ в партизанских бригадах вводилась должность инструктора по комсомольской работе при комиссаре бригады, в июле 1942 г. в партизанских отрядах была установлена должность помощника комиссара по комсомолу. Помощники комиссаров отрядов утверждались персонально ЦК ЛКСМ республики, затем приказом Штаба партизанского движения КФССР. Помощники комиссара по комсомолу в 1942 г. появились во всех партизанских отрядах Карелии. Они выдвигались из числа комсомольцев, отличившихся в боях.

В 1942 г. в республике стали известны молодые партизанские герои, отличившиеся в боях. В их числе Сергей Жиганов, пулеметчик отряда «Буревестник», в 18 лет он был награжден орденом Ленина, затем медалью «Партизану Отечественной войны» I степени[1]. По характеристике Андропова, это был «рослый, немного мешковатый на вид парень. А в бою он словно преображается: действует быстро, точно, расторопно» (Андропов, 1983: 25). Евгений Зайцев, пулеметчик и разведчик отряда им. Тойво Антикайнена, был награжден орденом Красного Знамени, медалью «Партизану Отечественной войны» I степени. Наталья Сидорова, медсестра в отряде «Вперед», получила орден Красной Звезды и медаль «За боевые заслуги». Таких молодых героев, совершивших боевые подвиги во время партизанских походов, насчитывались десятки. Они были первыми в разведке и в боях (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 10. Л. 48; Д. 188. Л. 4–6).

Партизанские отряды в Карелии базировались на своей территории. Во время подготовки отрядов к походам за линию фронта в отрядах проводились комсомольские собрания, беседы, доклады, встречи партизан с гражданским активом, организовывалась художественная самодеятельность, выпускались стенгазеты и боевые листки. Во время походов во взводах и отделениях работали агитаторы — как правило, лучшие молодые бойцы в отрядах.

Инструктор Спецотдела ЦК ВЛКСМ М. Ганпанцуров в докладной записке первому секретарю ЦК Н. А. Михайлову «Об участии комсомольцев в партизанском движении по Карело-Финской ССР» 15 сентября 1942 г. дал высокую оценку работе комсомольских руководителей республики: «Руководство ЦК ЛКСМ уделяет большое внимание работе комсомольских организаций партизанских отрядов, оказывая непосредственную помощь и руководство на местах в отрядах» (Там же. Д. 187. Л. 33). В условиях военного времени подобная оценка была большой редкостью: язык и тональность документов больше напоминали боевые приказы, которые ограничивались констатацией недоработок, разносами и пр. В данной записке отмечался недостаток в партизанских отрядах необходимых предметов: финских ножей, котелков, кружек, ложек. Здесь как раз и пригодилась продукция «комсомольской промышленности», созданной Андроповым (о чем он сообщал в письме зав. военным отделом ЦК ВЛКСМ Д. В. Постникову накануне нового, 1942 года).

Следует отметить значительную личную роль Ю. В. Андропова, связанную с пополнением партизанских отрядов молодыми партизанами. Осенью 1941 г., во время командировки Д.В. Постникова на Карельский фронт, Андропов просил его помочь с людьми. После возвращения в Москву Постников разговаривал об этом с первым секретарем ЦК ВЛКСМ Н. А. Михайловым. В письме Андропову 25 декабря 1941 г. обещал оказать помощь, но предупредил: дело сложное, люди требуются везде.

Местные кадровые ресурсы в Карелии в 1942 г. были исчерпаны, партизанские отряды несли значительные потери в ходе боевых действий. Так, в первой партизанской бригаде И. А. Григорьева после 57-дневного похода бригады в июне — августе 1942 г. из 648 человек на базу вернулись лишь 178 человек, в т. ч. 53 раненых (Веригин, 2009: 267). В связи с острой нехваткой личного состава в партизанских отрядах республики требовалось пополнение из-за пределов республики.

Поэтому Андропов выступил с инициативой перед ЦК ВЛКСМ о проведении отбора молодых партизан в других регионах СССР. Он обращался к первому секретарю ЦК ВЛКСМ Н.А. Михайлову с просьбой о направлении молодого пополнения в партизанские отряды Карело-Финской ССР (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 6. Л. 9). Руководство центрального комсомольского органа (это следует особо подчеркнуть) внимательно относилось к просьбам первого секретаря ЦК ЛКСМ Карелии, они не оставались без ответа. 29 января 1942 г. Андропов отправил в ЦК ВЛКСМ телеграмму — просил для нужд фронта направить в Карелию 300 сандружинниц (Шлейкин, 2014: 67). Вскоре в прифронтовую республику прибыло первое пополнение по направлению ЦК ВЛКСМ в составе 300 сандружинниц из Вологодской, Архангельской, Ярославской областей. С этой группой произошел определенный казус. Первоначально девушек активно использовали на различных хозяйственных работах (банно-прачечных, расчистке аэродрома и пр.), что вызвало у многих недовольство: они же рвались на фронт — туда, где стреляют. Однако очень скоро, после первой же вражеской бомбежки, им доходчиво объяснили: «тут и есть самый настоящий фронт» (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 186. Л. 26). Проблема решилась сама собой.

Начиная с лета 1942 г. ЦК ВЛКСМ производил систематические наборы молодых добровольцев в партизанские отряды. Механизм набора и распределения осуществлялся по разнарядке ЦК ВЛКСМ, направляемой в крайкомы и обкомы комсомола. Так, решением секретариата ЦК ВЛКСМ от 13 июля в срок до 20 августа требовалось отобрать и направить партизанское пополнение из ряда областей (Там же. Д. 6. Л. 30). Часть партизанского пополнения направлялась в Карелию. Уже в июле 1942 г. по направлению ЦК ВЛКСМ в Карелию прибыли две группы молодых партизан в количестве 92 человек, в том числе из Ярославской (41 человек) и Свердловской областей (51 человек). В сентябре — ноябре 1942 г. ЦК ВЛКСМ направил в республику еще 225 человек, в том числе в сентябре группу иркутских молодых партизан в количестве 40 человек, в октябре — вторую группу из Иркутска (45 человек). В октябре прибыло 38 человек из Омска, в ноябре 51 человек из Ташкента. Приезжало пополнение из Башкирии, Красноярска.

Однако не все становились партизанами. Как часто подчеркивал Андропов, «тяжело приходилось воевать в лесах Карелии: топкие болота, глубокие озера, непроходимые чащи» (Андропов, 1983: 24). Походы боевыми партизанскими тропами требовали хорошего состояния здоровья и физической закалки. Каждый партизан, уходивший на задание, нес на себе оружие, боеприпасы, продовольствие на весь период похода. Переход линии фронта и передвижение во вражеском тылу составляли обычно несколько сотен километров по лесам и болотам, в сложных природно-климатических условиях Севера, преодолевая озера и реки. Партизанский груз достигал порой 50-55 кг: набор продуктов на время похода рассчитывался из расчета один килограмм в сутки, а также оружие, боеприпасы. Перед зачислением в отряды бойцы из пополнения проходили месячную подготовку на учебном пункте штаба партизанского движения в Сегеже. Из состава добровольцев первой иркутской группы 7 человек были отчислены по состоянию здоровья, из второй — 5 человек, из башкирской — 1. Другое дело, когда прибывали подготовленные группы. Так, группа ярославцев во главе с С. Татаурщиковым прибыла в Карелию после 26-дневной подготовки партизан в спецшколе под Москвой. Решением секретариата ЦК ВЛКСМ от 25 октября 1942 г. в партизанские отряды КФССР направили подготовленную группу 16 инструкторов — снайперов. Они сразу приступили к боевой работе (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 186. Л. 145; Д. 187. Л. 161; 189. Л. 30-30а, 31–36; Д. 6. Л. 81).

К осени 1942 г. появилась идея о создании комсомольского партизанского отряда. Николай Тихонов, участник похода первой партизанской бригады летом 1942 г. в качестве инструктора по комсомольской работе при комиссаре бригады, рассказал, как родилась эта идея. После похода, в котором он был дважды ранен, Н. Тихонов находился на лечении в госпитале в Сегеже. Неожиданно в госпиталь приехал Андропов, вместе с ним пришли молодые партизаны Борис Воронов, Иван Комиссаров, Степан Леонтьев и другие. Андропов расспрашивал Тихонова о «мельчайших деталях похода», о комсомольцах. Выслушав, просто и решительно объявил: «А ведь мы готовы, мы в силах создать комсомольско-молодежный отряд. С такими-то людьми! Но с этой инициативой ты выступишь сам» (Чекисты Карелии, 1986: 49–50). В сентябре 1942 г. состоялся пятый пленум ЦК ЛКСМ, в работе которого приняли участие партизаны Карельского фронта, представители воинских подразделений Советской Армии и пограничных войск. По свидетельству Н. Тихонова, ему «было поручено доложить о боевых действиях комсомольцев и молодежи в героическом рейде партизанской бригады, выступить с предложением о создании комсомольско-молодежного отряда» (Там же. С. 50). На сохранившемся архивном снимке участников пленума рядом с Андроповым — партизаны Наташа Игнатова, Сергей Жиганов, Клава Лонина, Николай Чурбанов, Евдокия Власова, подпольщицы Нина Лебедева, Даша Дудкова и др.

Примечательно, что 13 октября 1942 г. Андропов информировал ЦК ВЛКСМ о решении создать два комсомольско-молодежных партизанских отряда. В ноябре 1942 г. сформировали отряд в количестве 98 партизан (в т. ч. 79 комсомольцев и 7 коммунистов). Партизанский отряд, получивший название «Комсомолец Карелии», был организован в Сегеже. Его первым командиром стал 24-летний эстонец Эдгард Урб, комиссаром Павел Спиридонов (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 187. Л. 94, 113). Второй комсомольский отряд не был создан: другие партизанские отряды также нуждались в молодом пополнении. В марте-апреле 1943 г. ЦК ЛКСМ республики направил в партизанские отряды 43 комсомольца — активиста из республики (Там же. Д. 187. Л. 159). Комсомольские наборы способствовали развитию партизанского движения в Карелии: количество партизанских отрядов в республике с 13 осенью 1941 г. увеличилось до 18 в начале 1943 г.

Становление комсомольского партизанского отряда проходило непросто. Иван Инниев, назначенный комиссаром партизанского отряда «Комсомолец Карелии» в мае 1943 г., в своих воспоминаниях констатировал: «В конце 1942 года семья карельских партизан пополнилась. Появился новый отряд, получивший название «Комсомолец Карелии». Старые партизаны радовались: “Пополнение, что надо, молодое, здоровое. Настоящие орлы”. Действительно, ребята с виду были хоть куда. Кого только среди них не было: и карелы, и финны, и коми, и ненцы, и удмурты, и башкиры. А вот насчет того, что они орлы боевые, наше мнение вскоре изменилось. Первое время у ребят никак не ладилось с дисциплиной. Одно нарушение следовало за другим. А в поход недисциплинированных не пошлешь. Погубят и себя, и других. Не хватало у них закалки, о боевых качествах и говорить не приходилось. Словом, новый отряд оказался небоеспособный.

В штабе предложили расформировать его, рассредоточить молодежь среди опытных партизан. Но коммунисты на своих собраниях сказали: “Надо укрепить руководство отрядом. Усилить воспитательную работу, и дело пойдет”. Вскоре командиром «Комсомольца Карелии» назначили коммуниста Ф.П. Полякова [в апреле 1943 г. — Ю. В.], сибиряка, закаленного и опытного партизана гражданской войны. Меня — комиссаром. Возглавив отряд, мы принялись за обучение молодых партизан. Учеба была настойчивой и упорной. Учили и показывали, как действовать в различной обстановке, как взрывать мосты, минировать дороги, устраивать засады, как внезапно нападать на врага. Регулярно проводили политзанятия. Так занимались мы дней 20–25. Любую свободную минуту использовали для индивидуальных бесед. Изучали каждого парня. Знали не только его, но кто его отец и мать, братья и сестры. Среди молодых партизан нашли себе надежных помощников в лице комсомольцев. Рассказы о боевых традициях партизан, убедительные примеры из их жизни заставили каждого молодого человека серьезно взглянуть на партизанские будни и дела. «Боевые листки», переписка с родными, лекции, доклады, шефство старших сделали свое дело. Ребята заметно подтянулись, привыкли к партизанской дисциплине…» (Инниев, электр. ресурс). В «Комсомольце Карелии» выпускалась рукописная газета — своеобразная хроника отряда.

Ю. В. Андропов информировал ЦК ВЛКСМ 19 мая 1943 г. о наличии негативных явлений среди молодого пополнения, в частности, о случаях «бытового разложения» в отряде «Комсомолец Карелии»: так, комсомолки М. Шаронова и В. Яковлева допустили нарушения дисциплины, в 1943 г. их исключили из ВЛКСМ и отчислили из отряда. Для его укрепления в июне 1943 г. в состав отряда «Комсомолец Карелии» ЦК ЛКСМ было направлено 15 комсомольских активистов. Были назначены 18 агитаторов из числа лучших бойцов (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 187. Л. 155; Д. 188. Л. 8, 20). Ни в одном партизанском отряде не было столько агитаторов.

Предпринятые усилия позволили создать боеспособный партизанский отряд, совершивший немало успешных операций в 1943 г. Об этом свидетельствовал комиссар И. Г. Инниев: «Вскоре отправились в поход. В нашем отряде было два взвода, и первое время мы с командиром всегда шли рядом со взводами, следили зорко за каждым бойцом, за его поведением и тут же на ходу давали указания, где нужно — подбадривали. Первый боевой поход совершили во временно оккупированную часть Калевальского района. Операция прошла удачно. Как только вернулись, провели партийное и комсомольское собрания, разобрали допущенные ошибки, поделились опытом из своей практики. Одних приободрили, написали письма родным, поведали о здоровье и настроении их сыновей. Некоторым пришлось сделать серьезное внушение. Поход показал слабые и сильные стороны отряда. Вновь организовали учебу, тренировки.

Следующая операция была осуществлена на дороге Костомукша-Вокнаволок летом 1943 года. Устроили засаду, стали ждать. Вдруг слышим шум, видим — едет офицер и с ним несколько солдат. Вскоре появилось около 40 человек с лошадьми. Недалеко от нас они остановились, отошли немного в сторону и как ни в чем ни бывало стали раздеваться и варить пищу. Мы за это время перегруппировались, подготовились и открыли дружный огонь с двух сторон прямо по сидящим. Финны в панике не могли найти даже свое оружие. Бой был коротким. Почти весь отряд противника был уничтожен. Мы взяли трофеи: радиостанцию, топографическую карту, на которую была нанесена схема обороны врага на Ухтинском направлении, почту (около 150 писем), оружие, две верховые лошади, захватили важные документы.

У нас потерь не было. После победы тронулись на свою базу. Надо было видеть, с каким приподнятым настроением шли молодые партизаны. Ночь прошла в пути. Остановились на отдых у одной ламбушки, примерно в десяти километрах от линии фронта. Здесь отдыхали весь день. Каждый привел себя в порядок. Провели общее собрание и выпустили «боевые листки». Вечером на нас неожиданно напал отряд карателей. Бой длился минут двадцать. Мы развернули свои силы, дружно бросились в контратаку. Финны не выдержали натиска, дрогнули и побежали. В этой схватке восемь партизан получили ранения, у троих они были тяжелыми. После боя пришлось дать бойцам небольшой отдых, ибо идти с ранеными и нести трофеи было тяжело.

Так от похода к походу отряд укреплялся, росло мастерство молодежи. В 1943 году вместе с отрядом «Красный партизан» совершили большую операцию по разгрому финских гарнизонов Пахкомиенваара и Каменное озеро. Готовясь к этой операции, мы до каждого партизана довели боевое задание. К цели подобрались ночью. Напали одновременно на оба гарнизона, расстояние между которыми было 7–8 километров. Атаку начали гранатометчики. Но в одном из гарнизонов у финнов оказался танк. Это было для нас неожиданностью, и мы понесли потери: 4 партизана погибли, 18 оказались ранеными. Но гарнизон мы разгромили. Взяли в плен коменданта гарнизона, захватили лошадей. От коменданта в штабе получили много ценных сведений. Он рассказал о структуре так называемого Военного управления Восточной Карелии, сообщил фамилии лиц, находившихся на руководящих постах, каждого охарактеризовал.

Много походов совершили молодые партизаны. В основном они действовали на Ухтинском направлении, уничтожая живую силу врага, его технику, взрывая мосты, дороги, связь (Инниев, электр. ресурс).

О формировании отряда «Комсомолец Карелии» рассказал в своих воспоминаниях ветеран отряда Ж. И. Асылбаев, представитель башкирской группы добровольцев: «В 1942 году нам было по 18 лет, работали мы на заводе № 161, эвакуированном в Уфу из Москвы. Завод выпускал военную продукцию для авиации. Нам, молодым рабочим-комсомольцам цеха № 1 стало известно, что в обкоме комсомола идет набор комсомольцев в школу по подготовке подрывников для действующих партизанских отрядов. А вскоре нас, Дорофеева H., Кочемасова Б., Титова А., Глухова Н. и меня, пригласили в обком к секретарю по военным вопросам — Клюкину. После короткой беседы мы были зачислены в группу комсомольцев из Башкирии, направляющихся в школу особого назначения, которая находилась в Подмосковье. Всего нас было 12 человек, 5 из Уфы с завода № 161 и 7 из районов». Другой бывший боец отряда H. И. Парохин, прибывший из Сибири, дополняет рассказ своего товарища по отряду: «В Москве наш отряд комсомольцев из Омска принял первый секретарь ЦК ВЛКСМ H. А. Михайлов. Он рассказал об обстановке на фронтах и пожелал боевых успехов. Центральный штаб партизанского движения направил нас на Карельский фронт. В г. Сегежа к отряду присоединилось еще 43 человека, это небольшие группы из Карелии, Башкирии, Москвы, Горького, Красноярска, Иркутска. Отряд был многонационален, средний возраст — 17–18 лет. Его непосредственным организатором стал секретарь ЦК комсомола Карелии Юрий Владимирович Андропов. На общем собрании решили назвать отряд “Комсомолец Карелии”. После двухмесячной подготовки в Сегеже комсомольцы приняли “Партизанскую присягу” и приступили к боевым действиям» (цит. по: Степаков, 2004: 130).

Сюжеты истории партизанского отряда «Комсомолец Карелии», включая рассказы о боевых делах, удалось обнаружить на городском портале г. Омска. Один из участников боевого пути отряда — Лазарь Савельевич Грузденко. Он родился в Тюкалинском районе Омской области в 1924 г. В 1941 г. после окончания школы ФЗО №15 города Омска трудился в строительном тресте, занимал должность бригадира комсомольско-молодежной бригады. В сентябре 1942 г. добровольцем вступил в боевой комсомольский отряд, сформированный в Омске. После спецподготовки на курсах Центрального штаба партизанского движения Лазарь Грузденко в составе разведывательного взвода партизанского отряда «Комсомолец Карелии» воевал в Карелии. Был награжден двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны II степени, медалью «Партизану Отечественной войны» I степени (см: .

Рассказ о 18-летнем сибирском пареньке, отправившемся воевать в далекую Карелию вместе с другими сверстниками — омичами, заслуживает того, чтобы передать его полностью:

«Омский обком ВЛКСМ формирует отряд особого назначения, — сказал комсорг стройтреста Петр Андреев бригадиру бригады Лазарю Грузденко. — Из добровольцев. Найдутся у вас такие? — Конечно! — твердо заявил Грузденко. — Первым пиши меня. А еще я с ребятами поговорю. В сентябре 1942 года пятьдесят парней из Омска прибыли в Москву в Центральный штаб партизанского движения. Оттуда их отправили в город Сегежу Карельской ССР [Карело-Финской ССР. — Ю. В.], где был сформирован партизанский отряд, в который вошли добровольцы других городов Сибири. Всего 93 человека. По предложению секретаря ЦК ЛКСМ республики Ю. В. Андропова отряд назвали “Комсомолец Карелии”. Ю. В. Андропов часто бывал в отряде, интересовался его боевыми делами, заботился о пополнении отряда новыми бойцами, о снабжении его всем необходимым для успешной борьбы с врагом.

В свой первый из семнадцати рейд в тыл противника “Комсомолец Карелии” отправился в декабре 1942 года. Он получил приказ: пройти в расположение врага в районе западного берега Сегозера, провести разведку и взорвать мост на шоссе. Морозной ночью партизаны ступили на тонкий лед озера, запорошенного снегом. Во многих местах выступала вода. Снежное месиво примерзало к лыжам. Приходилось часто останавливаться и ножом скалывать ледяные наросты. Полыньи и торосы преграждали путь. Лед трещал и в любой момент можно было провалиться в ледяную воду. Но ничего не могло задержать отряд. Впереди шел разведывательный взвод, в который зачислили Лазаря Грузденко и других сибиряков, отличавшихся крепким здоровьем, смекалкой, выносливостью. Под утро партизаны перешли озеро.

Отряд произвел разведку, взорвал мост, заминировал шоссе и двинулся в обратный путь. Только спустились на лед, как противник открыл автоматно-пулеметный огонь. “Отходим на восток!” — скомандовал командир отряда Эдгард Урб и приказал взводу Н. И. Ковалева прикрывать отряд. Ведя бой с превосходящими силами противника, взвод вернулся на берег озера. Со льда последними уходили Грузденко и начальник штаба Н. Ф. Швецов. Вражеские солдаты решили взять их в плен. Отстреливаясь из автоматов, Швецов и Грузденко перебежками и ползком отходили к берегу. Пулеметная очередь сразила Швецова. Грузденко с гранатой в руке стремительно побежал к деревьям, до которых было пятьдесят метров. Вслед засвистели пули. Укрывшись за толстым деревом, Грузденко вел прицельный огонь по приближающимся солдатам врага. “Ванька, рус, сдавайся!” В ответ Грузденко бросил гранату. Несколько фашистов упали. Огнем из автомата сибиряк уложил еще до десятка солдат. Скрываясь за деревьями, Грузденко поспешил в глубь леса. Там он наткнулся на группу подрывников Петра Яккола и вместе с ними двинулся на восток. Вскоре они догнали взвод Ковалева. Бойцы тащили на связанных лыжах двух тяжелораненых товарищей. К вечеру партизаны дошли до густого леса. Сделали привал. Лазарь Грузденко влез на высокое дерево и стал наблюдать за местностью. Очень хотелось спать. Обледеневшими рукавицами он тер свое лицо, чтобы не уснуть: иначе замерз бы, упал бы с дерева, не смог бы предупредить товарищей о приближении врагов. Утром Грузденко и Станислав Филатов отправились на поиски отряда. И вскоре нашли его. Через два часа все партизаны собрались вместе и направились к линии фронта. Ночью они закончили свой первый рейд в тыл противника.

Отряд привел себя в порядок, пополнился боеприпасами и начал громить вражеские гарнизоны. В январе 1943 года несколько взводов отрядов “Комсомолец Карелии” и “Буревестник” внезапно ворвались во вражеский гарнизон, расположенный в деревне Сандалы, и забросали дома гранатами, а выбегающих на улицу гитлеровцев уничтожали из автоматов и ручных пулеметов. Смело и решительно действовали в бою омичи Лазарь Грузденко, Николай Волков, Владимир Захарин, Николай Килочицкий, Василий Медведев, Иван Стрежнев, Иван Рева. Были ранены Виктор Поляков, Алексей Поздняков и Владимир Захарин. Их доставили на свою постоянную базу Грузденко и другие бойцы.

В апреле 1943 года командиром отряда был назначен сибиряк Фирс Поляков, комиссаром Иван Инниев, начальником штаба Иван Крючков. Все они были опытные партизаны, зрелые, смелые и решительные командиры. Партизаны беспощадно громили гарнизоны противника. Летом они совершили несколько многодневных рейдов в тыл врага и нанесли ему большой урон в живой силе и технике, взяли много трофеев: оружия, боеприпасов. В ночь с 5 на 6 июля 1943 года группа бойцов во главе с начальником штаба И. В. Крючковым и командиром взвода И. И. Бузиным заминировала мост на дороге Костомукша — Кондоки и, замаскировавшись на обочине, стала ждать противника. Вскоре показались три всадника и сорок немецких солдат. Партизаны приготовились к открытию огня. Каратели не дошли до них 500 метров, устроили привал в придорожном лесу. Развели костры и стали варить кашу. Партизаны подползли к врагам и открыли ураганный огонь. В живых не остался ни один гитлеровец. Пришедшая на помощь группа кавалеристов тоже была уничтожена. Метко стреляли из автоматов Грузденко и Филатов. Убив конников, они захватили лошадей и подобрали несколько автоматов. Владимир Просвиркин захватил рацию, медсестра Шура Шестихина — почту и ценные документы. Партизанам достались карта и схема вражеской обороны на Ухтинском направлении.

Взорвав мост, партизаны стали отходить от дороги. На них напала большая группа карателей. Отстреливаясь, бойцы уходили в глухие леса. С ходу они форсировали речку и с большим трудом оторвались от преследователей. Кончались боеприпасы, не было продуктов питания, одежда не просыхала: шли проливные дожди. Истощенные, измотанные в боях партизаны вернулись на свою временную стоянку. В июле отряд три дня шел в другой район боевых действий. Запутывая свои следы, постоянно меняли направление движения, следовали по непроторенным тропам, болотам и сопкам. То и дело лил дождь. Наконец, 10 июля выглянуло солнце, стало тепло. Сделали дневной привал возле горного озера. Разожгли костры, сварили уху из пойманной в озере рыбы, привели в порядок оружие, снаряжение, обмундирование. К вечеру неожиданно нагрянули каратели. В рукопашной схватке партизаны ножами и прикладами уничтожали противников и собак. Силы были неравными. В какое-то мгновение показалось, что враг одержит успех, и тогда во весь свой богатырский рост поднялся командир отряда Фирс Павлович Поляков и с криком: “Вперед! За мной!” — повел бойцов на наседавших карателей. И бой закипел с новой силой. Противник не выдержал смелого натиска партизан и трусливо побежал, неся большие потери убитыми и ранеными. Бойцы преследовали его, стреляя из трофейного оружия. Жалкие остатки карателей рассеялись по лесам.

Отряд отправился дальше. Он стал вести разведку подступов к гарнизонам противника, нападать на врага, не давая ему покоя ни днем, ни ночью. Боясь партизан, немецко-финское командование усилило охрану дорог. Подступы к ним заминировали, вырубили леса. Автоколонны передвигались только под охраной броневиков, танков. На дорогах появились крупные патрульные группы. Но партизаны громили автоколонны одну за другой. Январским утром 1944 года они устроили засаду вдоль дороги. Был сильный мороз и автоколонна долго не появлялась. Вдруг возле болота, где находилось отделение бойцов Н. М. Затолокина, раздались выстрелы. С каждой минутой их становилось больше. По приказу Ф. П. Полякова на помощь Затолокину помчались разведчики. Перед болотом они развернулись в цепь. Совсем близко Грузденко увидел финских солдат. Они, как и партизаны были в белых халатах и не сразу определили, кто перед ними. Грузденко и другие бойцы первыми открыли огонь из автоматов. 26 солдат и офицеров были убиты, а капрал взят в плен. Партизаны подобрали финские автоматы, пулеметы, винтовки, рацию, документы и вещи противника. К разведчикам присоединились бойцы из засады. Они принесли тела погибших — Затолокина и Асадулина. Отряд сменил место засады и внезапно напал на автоколонну врага и уничтожил ее.

Весной 1944 года партизаны ночью сделали проходы в проволочном заграждении и ворвались во вражеский гарнизон, расположенный на высоком острове. Противник открыл пулеметно-минометный огонь. Одна мина разорвалась впереди Грузденко. Сибиряк упал и потерял сознание. Очнулся утром. Он был засыпан снегом, ранен в ноги и контужен. Стоял сильный мороз. Руки обморожены. С трудом вылез из сугроба, оттер руки, лег на лыжи и пополз. От потери крови кружилась голова. Через некоторое время он увидел пятерых лыжников, бегущих прямо на него. Решил подпустить их поближе и уничтожить. Приготовил автомат, но в походке первого человека заметил знакомые движения. Лыжник припадал на левую ногу. Так ходит Станислав Филатов. Неужели это он? Да, он! Рискуя жизнью, партизаны пришли на помощь раненому товарищу. В лесу медсестра Аня Воронова с трудом стащила сапоги с ног Грузденко. В них замерзла кровь. Аня обработала раны, забинтовала. Стало немного легче. С боями отряд пробивался к линии фронта. Грузденко и другие раненые участвовали в отражении атак врага. Несколько дней партизаны добирались на свою базу.

Грузденко лечился в отряде. В июле он уже участвовал в засаде на дороге. Когда появилась автоколонна, начальник штаба Н. Я. Косенко подал сигнал: “Внимание”. Грузденко приготовился к стрельбе. На машинах он увидел гитлеровских солдат. — “Огонь!”— раздалась команда. Первая автомашина остановилась и загородила дорогу. Создалась пробка. Враги, соскочив на землю, укрывались в кювете, стреляли из автоматов. В них полетели гранаты. Партизаны Николай Рыбаков, Денис Музафанов, Николай Глухов, Лазарь Грузденко, Николай Косенко, Александр Келькоев, Василий Ендовицкий первые выскочили из засады и, стреляя на ходу, побежали к машинам. Укрывшийся за колесом офицер стрелял из пистолета. Пули свистели над головой Грузденко. В несколько прыжков Лазарь достиг офицера и в упор расстрелял. Из кармана убитого он вытащил документы, подобрал пистолет и портфель с ценными бумагами. Партизаны взяли в плен пять солдат, уничтожили 16 солдат и офицеров, захватили их оружие. Автомашины с боеприпасами подожгли. Не успели они отойти в лес, как на дороге появилась вторая автоколонна. Она остановилась. Гитлеровцы стали преследовать партизан. Более 20 километров они гнались по пятам. Но не удалось убить или ранить ни одного партизана.

Два месяца подряд “Комсомолец Карелии” находился в рейде по тылам противника. На дорогах он нападал на автоколонны врага, трусливо уходящего от ударов Советской Армии, громил гарнизоны. В финский гарнизон на хуторе Пиломиени тридцать партизан ворвались с двух сторон. Из окон большого двухэтажного дома противник открыл огонь из пулеметов, автоматов и винтовок. Омич Павел Фомин подкрался к дому и бросил в окна несколько гранат. С другой стороны подбежал Лазарь Грузденко и бросил две гранаты в окна первого этажа. Выстрелы сменились стонами и криками о помощи. Но когда к дому приблизились другие партизаны, с чердака застрочили пулеметы и автоматы. Фомин и Грузденко по водосточным трубам долезли до второго этажа и бросили на чердак гранаты. Враг замолчал. Партизаны получили возможность продвигаться вперед. Налет был стремительным и дерзким. Было убито 47 солдат и офицеров, уничтожено 4 автомашины, 32 велосипедиста, радиостанция, 4 склада с боеприпасами, оружием и продовольствием, молочно-товарная ферма, сожжены дома и казармы, захвачены богатые трофеи.

В сентябре 1944 года “Комсомолец Карелии” закончил свой боевой путь. В октябре он участвовал в партизанском параде в Петрозаводске, 15 октября был расформирован, а бойцы продолжили сражение с гитлеровскими захватчиками, находясь в частях Советской Армии. Оказывается, “Омский комсомолец”, позже вошедший в отряд “Комсомолец Карелии”, был самой молодой партизанской группой, которая действовала во время войны. Боевые действия с фашистами вели 17–18-летние бойцы. Но, несмотря на возраст, это были очень отважные ребята» (Грузденко Лазарь Савельевич, электр. ресурс).

За год и десять месяцев своего существования «Комсомолец Карелии» совершил 17 боевых походов в тыл врага, прошел по лесам и болотам около 5 тыс. километров, провел немало удачных операций. По свидетельству партизан, «Юрий Владимирович гордился своим детищем, выступал перед личным составом, участвовал в разборе боевых операций. В начале 1944 года отряд “Комсомолец Карелии” был одним из лучших на Карельском фронте» (Чекисты Карелии, 1986: 51).

Общие потери партизанского отряда за время боевых действий: 12 человек погибли, раненых — 30. Партизаны уничтожили 995 солдат противника, взяли в плен 6 человек. В ходе боевых операций было разгромлено 2 гарнизона, пущен под откос один поезд (разбит паровоз и 17 вагонов), взорвано 4 моста, ликвидировано 6200 м линий телефонной связи, уничтожено 8 складов, 7 автомашин, 17 казарм и построек. 52 партизана отряда «Комсомолец Карелии» были награждены медалью «Партизану Отечественной войны» двое медалью «За отвагу», несколько человек получили ордена. Гимнастерку комиссара отряда Ивана Инниева украшали два ордена Красного Знамени и две медали (см.: Шлейкин, 2014: 85).

В описании приведенных боевых действий отряда «Комсомолец Карелии» встречаются эпизоды боев не только с финскими егерями, но и с немецкими воинскими частями, базировавшимися на Ухтинском направлении, где проходил боевой путь отряда — на северо-западе Карелии (ныне приграничные территории с Финляндией в районе Костомукши в Калевальском районе, на севере — граница с Мурманской областью). Причем описание последних боевых операций связано с походом в глубокий тыл противника — на территорию самой Финляндии (как говорили партизаны, «за Госграницу»): в августе 1944 г. группа из трех партизанских отрядов («Комсомолец Карелии», «Боевые друзья» и отряд им. Чапаева) общей численностью 212 человек успешно действовала в течение месяца на финской территории в районе городов Лиэкса и Йоэнсуу. Помимо эффективных боевых действий, подобные рейды имели огромный психологический эффект: местное население Финляндии, услышав о советских партизанах, бежало из хуторов и деревень.

Историю боевых действий комсомольского партизанского отряда дополняет рассказ ветерана отряда «Комсомолец Карелии» башкира Ж. И. Асылбаева: «Летом 1943 г. отряд провел несколько удачных операций. В районе деревень Кондоки, Костомукша силою двух взводов, в одном бою разгромил две группы противника. Операцией руководил опытный партизан — начальник штаба отряда Иван Васильевич Крючков. А дело было следующим образом. На одном из участков дороги партизаны устроили засаду, ждать пришлось недолго. Вскоре со стороны Костомукши показались три всадника, а за ними и весь конный отряд порядка 40 человек. Немного не доехав до партизанской засады, они остановились на отдых. Партизаны скрытно подобрались к противнику и внезапной атакой разгромили вражеский отряд. Однако им тут же пришлось вступить в бой с другой группой противника численностью до взвода, которая оказалась в этот момент на дороге. Натолкнувшись на плотный огонь, враги отступили. Партизаны захватили почту, рацию, оружие убитых, продовольствие и 2-х лошадей» (Степаков, 2004: 168–169). В лесах Карелии в боевом походе геройски погиб сын башкирского народа Махмуд Валиев (Д. 188. Л. 142).

Любопытно, что изложение июльского боевого эпизода 1943 г. из жизни отряда, представленное в трех совершенно независимых друг от друга версиях (комиссара отряда карела Инниева, бывших бойцов отряда — одного из Омска, другого из Уфы), из различных источников в точности совпадает, даже в отношении приведенных цифровых значений и отдельных деталей (названий, фамилий).

В 1943 г. ЦК ЛКСМ республики значительно активизировал политическую и воспитательную работу с молодыми партизанами. По предложению Ю. В. Андропова в феврале 1943 г. первый секретарь ЦК ВЛКСМ Н. А. Михайлов направил в адрес молодых карельских партизан приветственную телеграмму. Обсуждение телеграммы проводилось на комсомольских собраниях в каждом отряде (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 188. Л. 12).

Организацией работы с партизанскими отрядами занимались секретарь ЦК ЛКСМ по военной работе Н. С. Королев и инструктор Н. С. Тихонов. В довоенные годы оба работали секретарями райкомов комсомола, после начала Великой Отечественной войны воевали в составе партизанских отрядов, получили ранения. После того, как по инициативе ЦК ВЛКСМ приказом начальника Центрального штаба партизанского движения П. К. Пономаренко 14 октября 1943 г. была введена новая должность — помощников по работе среди молодежи партизанских отрядов в республиканских и областных штабах, по Карело-Финской ССР помощником начальника республиканского штаба утвердили секретаря ЦК ЛКСМ по военной работе Николая Королева (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 6. Л. 129).

Инструктор военного отдела ЦК ЛКСМ республики Николай Тихонов имел большой партизанский опыт. В первой партизанской бригаде И. А. Григорьева 20-летний партизан был вначале секретарем комсомольской организации бригады, затем — инструктором по комсомольской работе при комиссаре бригады. Тихонов героически сражался во время похода партизанской бригады, в августе 1942 г. был тяжело ранен. В военном отделе ЦК ЛКСМ он занимался работой с партизанскими отрядами (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 186. Л. 133; Д. 187. Л. 7, 162). Осенью 1942 г. Н. Тихонов был командирован ЦК ВЛКСМ в Молотовскую (ныне Пермская) область для выступлений перед молодежью оборонных предприятий, каменноугольных шахт о подвигах партизан Карельского фронта.

В архивных фондах сохранился документ, который называется «Контрольный список комсомольских работников, действующих в тылу врага (помощники комиссаров по комсомолу)». На нем поставлена виза: А. Шелепин. 18.9.43. В списке — 18 помощников комиссаров (в каждом из 18 партизанских отрядов был помощник по комсомолу). В основном это были партизаны 1921–1923 г. рождения. В их числе: Татаурщиков Сергей Павлович, 1923 г., член ВКП(б), русский, образование среднее, награжден орденом Красной Звезды, помощник комиссара в отряде «Железняк» с 16 апреля 1943 г. (дата утверждения в ЦК ЛКСМ); Захаров Михаил Иванович, 1922 г., член ВКП(б), русский, образование неполное среднее, награжден орденом Красной Звезды, помощник комиссара в отряде «Красный онежец» с апреля 1943 г.; Голованова Клавдия Егоровна, 1922 г., кандидат в члены ВКП(б), русская, образование среднее, помощник комиссара в отряде «Мстители» с мая 1943 г.; Суслова Вера Ивановна, 1923 г., кандидат в члены ВКП(б), русская, образование неполное среднее, помощник комиссара в отряде «Комсомолец Карелии» с мая 1943 г.; Александров Дмитрий Степанович, 1918 г., член ВКП(б), карел, образование среднее, награжден орденом Красной Звезды, помощник комиссара в отряде «Вперед» (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 188. Л. 136-137).

В октябре 1943 г., в канун 25-летия ВЛКСМ родилась инициатива молодых партизан Карелии — направить письмо И.В. Сталину о принятии конкретных боевых обязательств. Данное письмо подписали 573 молодых партизана (точное количество подписей заверено подписью начальника Штаба партизанского движения КФССР генерала С. Я. Вершинина 26 октября 1943 г.). Появлению данной инициативы предшествовало проведение во всех партизанских отрядах комсомольских собраний. На собраниях обсуждались примеры личной отваги и стойкости молодых советских героев Зои Космодемьянской, Лизы Чайкиной, Александра Матросова, краснодонцев, а также героические образы прошлого (А. В. Суворова, М. И. Кутузова, А. Невского и др.). На собраниях молодые партизаны принимали обязательства: «Все комсомольцы должны быть впереди», «Комсомольцы — первые в боях» (Там же. Д. 188. Л. 22, 24, 29, 36, 56).

В организации данного мероприятия проявилась характерная для Андропова как руководителя черта: каждое начатое дело должно обязательно иметь результат. После начала столь ответственного дела, как письмо Сталину, в партизанских отрядах Карелии регулярно выпускались боевые листки, в которых отражалось «открытие и пополнение боевых счетов». В каждом отряде (во всех взводах и отделениях) работали не менее 10-12 агитаторов. В ноябре 1943 г. собирались собрания по поводу приветствия Н.А. Михайлова к молодым партизанам в связи с годовщиной Октябрьской революции (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 6. Л. 134; Д. 188. Л. 29, 112).

О том, как проводилась политическая работа, рассказал самый молодой участник похода первой партизанской бригады в 1942 г. Борис Воронов, 1924 г. рождения. Осенью 1943 г. он находился в расположении отряда имени Тойво Антикайнена: «Жизнь на базе — известная: хозяйственные дела, военная да политическая учеба, подготовка к походу. Через день обязательный “политчас”. Политруки нам сводки с фронтов читают, политинформацию “толкают”. Я и тогда, и теперь политикой мало интересовался. Однако когда слышу иногда, что, мол, эта комиссарская политическая работа была не нужна, согласиться не могу. Очень была нужна. Во-первых, мы получали новости с фронтов. Во-вторых, помню, как нам в Марнаволоке рассказали о пытках Зои Космодемьянской, ух, какой настрой у ребят был! Прямо сразу в бой! И отомстить!» (Гнетнев, 2011: 116). Б. Воронов был награжден орденами Красной Звезды, Красного Знамени, Отечественной войны первой и второй степеней, медалью «За отвагу».

Вопросы политической работы с молодыми партизанами обсуждались на совещаниях помощников комиссаров партизанских отрядов по комсомолу. Андропов в своих выступлениях подводил итоги боевых дел комсомольцев и молодежи, предварительно побывав в отрядах, говорил об опыте, ставил конкретные задачи. По свидетельству участников этих совещаний, «он всегда был конкретен, общая фраза была ему чужда» (Чекисты Карелии, 1986: 54). Для помощников комиссаров — молодых людей, но с серьезным боевым опытом, комсомольский руководитель республики воспринимался «примером подтянутости, опрятности, организованности» (там же: 57).

В совещании помощников комиссаров партизанских отрядов по комсомолу в ЦК ЛКСМ 6–7 декабря 1943 г. участвовали 14 помощников комиссаров, а также его организаторы: начальник штаба партизанского движения в Карелии С. Я. Вершинин, первый секретарь ЦК ЛКСМ КФССР Ю. В. Андропов, заведующий военным отделом ЦК КП(б) республики Н. Ф. Карахаев, секретари ЦК ЛКСМ Н. С. Королев, П. И. Ихалайнен, инструктор военного отдела Н. С. Тихонов Стенограмма совещания была отправлена в Центральный штаб партизанского движения. Помощники комиссаров партизанских отрядов в своих выступлениях делились опытом работы. Так, помощник комиссара отряда «Комсомолец Карелии Вера Суслова рассказала об организации массово-политической работы в отряде: о проведении конкурсов на скорость зарядки магазина автомата и пулемета, о конференциях по изучению материальной части вооружения, в том числе трофейного (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 188. Л. 112). Партизаны обсуждали новые инициативы отрядов: «Комсомолец Карелии» выступил с обращением к молодым лесорубам республики с предложением об организации соревнования. Другой партизанский отряд «Боевые друзья» с аналогичным призывом обратился ко всем комсомольцам КФССР (Там же. Д. 188. Л. 190–192).

В начале 1944 г. в партизанских отрядах проходили комсомольские собрания, на которых заслушивались отчеты молодых партизан о ходе выполнения обязательств, принятых при подписании письма Сталину. Как правило, обязательства успешно выполнялись. Единственным оправданием невыполнения текущего обязательства звучала фраза, зафиксированная в документах лаконичным и суровым военным языком: «Не было финнов, некого было убивать». В этом случае отчет о выполнении личного обязательства откладывался до следующего собрания (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 188. Л. 29; Д. 187. Л. 163). Спецотдел ЦК ВЛКСМ в январе 1944 г. направил в республику дополнительные тиражи литературы (в том числе серию брошюр «Библиотечка молодого партизана»), листовок, газет для населения оккупированных районов.

1 февраля 1944 г. Ю. В. Андропов направил в адрес секретарей ЦК ВЛКСМ Н. А. Михайлова и А. Н. Шелепина отчет о выполнении комсомольцами и молодежью партизанских отрядов Карелии обязательств, принятых в письме Сталину. К информации прилагался также рукописный Рапорт комсомольцев отряда «Комсомолец Карелии» о результатах выполнения обязательств. В оригинале Рапорта — 52 подписи, включая подписи командира, комиссара, его помощника по комсомолу (Там же. Д. 188. Л. 140–145). Своеобразным ответом стали письма ЦК ВЛКСМ (Н. А. Михайлов) и МГК (А. М. Пегов) к комсомольцам и молодежи КФССР, приуроченные к 24-й годовщине Красной Армии. В письме Н. А. Михайлова содержались поздравления в адрес конкретных партизан. В свою очередь, молодые партизаны Карелии отправили ответное послание (Там же. Д. 188. Л. 179–183, 183а). 30 мая 1944 г. ЦК ВЛКСМ представил к награждению молодых карельских партизан грамотами ЦК ВЛКСМ.

26 января 1944 г. секретариат ЦК ВЛКСМ принял решение командировать на месяц отличившихся партизанок в различные регионы страны для проведения встреч и бесед с молодежью. Со всего Советского Союза было отобрано 9 девушек — партизанок. В их числе — две представительницы Карелии: Наталья Малая поехала в Молотовскую область (ныне Пермская), Анна Калашникова — в Омскую область. Подобное представительство можно воспринимать как высокую оценку участия карельской молодежи в партизанском движении. Н. Малая, 1922 г., с декабря 1941 г. медсестра отряда «За Родину», награжденная орденом Красного Знамени и медалью «За отвагу», за время своей командировки в город Молотов (2 февраля — 11 марта 1944 г.) провела 38 бесед с пермской молодежью, написала 2 заметки в газетах, выступила по радио. А. Калашникова во время пребывания в Омске (с 7 по 28 февраля 1944 г.) выступила 52 раза перед сибирской молодежью, сделала 3 выступления по радио, а также побывала на встречах в 8 колхозах области (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 6. Л. 141; Д. 188. Л. 138, 150; Оп. 47. Д. 30. Л. 55).

Об эффекте подобных встреч свидетельствует просто удивительный факт: во время встречи на Омском Сибзаводе рассказ карельской разведчицы Анны Калашниковой настолько воодушевил молодежь завода, что после встречи решили одной из лучших бригад завода присвоить ее имя (!). Это документально зафиксированный факт — об инициативе сибиряков доложил в письме в ЦК ВЛКСМ секретарь Омского обкома комсомола (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 188. Л. 150).

Еще одним свидетельством достойной оценки со стороны руководства ЦК ВЛКСМ карельской партизанской молодежи (соответственно, и организаторов партизанского движения в Карелии во главе с Ю. В. Андроповым) являлось решение секретариата ЦК ВЛКСМ, принятое 12 февраля 1944 г.: выдать подарки молодым партизанам КФССР. Для скудного военного времени оказалось немало: мануфактуры — 500 м, бумаги — 150 кг, конвертов — 1,5 тыс., записных книжек — 100, 1 фотоаппарат ФЭД, носовых платков — 200, валенок — 2 пары, варежек — 200 пар, носков теплых — 50 пар, ремней — 50, шапок-ушанок — 50, рубашек нижних — 50, мундштуков — 1 тыс. (Оп. 53. Д. 6. Л. 144-145). Хороший подарок для партизан Карелии: в это время в партизанских отрядах насчитывалось 435 комсомольцев (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 188. Л. 135). В дополнение к подаркам, выделенным ЦК ВЛКСМ, секретарь ЦК А. Н. Шелепин 11 февраля 1944 г. направил письма в обкомы комсомола, которые направляли молодое партизанское пополнение в Карелию (в Красноярский крайком, Иркутский обком и др.) с пожеланием организовать сбор подарков партизанам — землякам и послать их в адрес ЦК ЛКСМ КФССР. Просьба секретаря ЦК ВЛКСМ по военной работе Шелепина в военное время звучала как приказ.

В июне 1944 г., когда началось освобождение Карелии, в 19 партизанских отрядах республики с общей численность 1700 партизан насчитывалось 442 комсомольца, то есть более четверти (наибольшее количество — в отряде «Комсомолец Карелии» — 52 человека). 266 комсомольцев — партизан имели ордена и медали (РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 189. Л. 44; Д. 188. Л. 4). История партизанской войны с оккупантами в Карелии закончилась после освобождения территории республики и заключения перемирия с Финляндией 19 сентября 1944 г.


ПРИМЕЧАНИЕ

[1] Сергей Жиганов был одноклассником Марии Мелентьевой в Пряжинской средней школе.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Андропов, Ю. В (1983) Мы защитим тебя, Карелия родная! Статья, опубликованная в журнале «Смена» № 23–24 за 1942 год // Андропов Ю. В. Избранные речи и статьи. 2-е изд. М. : Политиздат. 320 с. С. 20–26.

Веригин, С. Г. (2009) Карелия в годы военных испытаний: Политическое и социально-экономическое положение Советской Карелии в период Второй мировой войны 1939–1945 гг. Петрозаводск : Изд-во ПетрГУ. 544 с.

Гнетнев, К. В (2011) Карельский фронт: тайны лесной войны. Петрозаводск : Острова. 416 с.

Грузденко Лазарь Савельевич [Электронный ресурс] // Наш Омск — Омский городской портал. URL: http://nashomsk55.ru/partizany-omichi/657-gruzdenko-lasar [архивировано в WebCite] (дата обращения: 12.02.2014).

Инниев, И. Г. Уходили в поход партизаны [Электронный ресурс] // Равнение на Победу — Республика Карелия. URL: http://pobeda.karelia.ru/remember2.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 15.02.2014).

Севец-Ермолина, Н. (2004) Неразгаданный Андропов [Электронный ресурс] // Карельская губерния. 3 июня. № 23 (418) URL: http://www.rep.ru/daily/2004/06/03/8722/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: 15.02.2014).

Степаков, В. Н. (2004) Русские диверсанты против кукушек. М. : Яуза ; Эксмо. 416 с.

Чекисты Карелии (1986) : статьи, очерки, рассказы / сост. А. П. Тигушкин. 2-е изд., испр. и доп. Петрозаводск : Карелия. 280 с.

Шлейкин, Ю. В. (2014) Андропов. Карелия. 1940–1951… : биографическая хроника. Петрозаводск : Острова. 288 с.


REFERENCES

Andropov, Yu. V. (1983) My zashchitim tebia, Kareliia rodnaia! Stat'ia, opublikovannaia v zhurnale «Smena» №23-24 za 1942 god [We Will Protect You, Native Karelia! An Article Published in the Journal “Smena”, 1942, no. 23–24]. In: Andropov Yu. V. Izbrannye rechi i stat'i [Selected Speeches and Articles]. 2nd edn. Moscow, Politizdat Publ. 320 p. Pp. 20–26. (In Russ.).

Verigin, S. G. (2009) Kareliia v gody voennykh ispytanii: Politicheskoe i sotsial'no-ekonomicheskoe polozhenie Sovetskoi Karelii v period Vtoroi mirovoi voiny 1939–1945 gg. [Karelia During the Hardships of the War: The Political and Socio-economic Situation of Soviet Karelia during the Second World War, 1939–1945]. Petrozavodsk, Petrozavodsk State University Press. 544 p. (In Russ.).

Gnetnev, K. V. (2011) Karel'skii front: tainy lesnoi voiny [The Karelian Front: The Mysteries of the Forest War]. Petrozavodsk, Ostrova Publ. 416 p. (In Russ.).

Gruzdenko Lazar' Savel'evich. Nash Omsk — Omskiy gorodskoy portal [online] Available at: http://nashomsk55.ru/partizany-omichi/657-gruzdenko-lasar [archived in WebCite] (accessed 12.02.2014) (In Russ.).

Inniev, I. G. Ukhodili v pokhod partizany [Partisans Going to the Fields]. Ravnenie na Pobedu — Respublika Kareliia [online] Available at: http://pobeda.karelia.ru/remember2.html [archived in WebCite] (accessed 15.02.2014).

Sevets-Ermolina, N. (2004) Nerazgadannyi Andropov [Undiscovered Andropov]. Karel'skaia guberniia. June 3, no. 23 (418) [online] Available at: http://www.rep.ru/daily/2004/06/03/8722/ [archived in WebCite] (accessed 15.02.2014).

Stepakov, V. N. (2004) Russkie diversanty protiv «kukushek» [Russian Diversionists vs “Cuckoos”]. Moscow, Iauza Publ. ; Eksmo Publ. 416 p. (In Russ.).

Chekisty Karelii [The Chekists of Karelia]. (1986) : Articles, Essays, Short Stories. 2nd edn., revised and enlarged / comp. by A. P. Tigushkin. Petrozavodsk, Karelia Publ. 280 p. (In Russ.).

Shleikin, Yu. V. (2014) Andropov. Kareliia. 1940–1951…: biograficheskaia khronika [Andropov. Karelia. 1940–1951... : A Biographical Chronicle]. Petrozavodsk, Ostrova Publ. 288 p. (In Russ.).


Васильев Юрий Альбертович — доктор исторических наук, профессор, профессор кафедры истории Московского гуманитарного университета. Адрес: 111395, Россия, г. Москва, ул. Юности, д. 5, корп. 3. Тел.: +7 (499) 374-55-81.

Vasiliev Yuriy Albertovich, Doctor of History, Professor, Professor, Department of History, Moscow University for the Humanities. Postal address: B. 3, 5 Yunosti St., Moscow, Russian Federation, 111395. Tel.: +7 (499) 374-55-81.

E-mail: historymosgy@mail.ru


Библиограф. описание: Васильев Ю. А. Тайны «Могикана». Статья 3. За чертой партизанского милосердия: «истребление оккупантов» [Электронный ресурс] // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2014. № 3 (май — июнь). URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2014/3/Vasiliev_Mohican-Secrets-Andropov-3/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: дд.мм.гггг).

Дата поступления: 10.05.2014.


См. также:



в начало документа
  Забыли свой пароль?
  Регистрация





  "Знание. Понимание. Умение" № 4 2017
Вышел  в свет
№4 журнала за 2017 г.



Каким станет высшее образование в конце XXI века?
 глобальным и единым для всего мира
 локальным с возрождением традиций национальных образовательных моделей
 каким-то еще
 необходимость в нем отпадет вообще
проголосовать
Московский гуманитарный университет © Редакция Информационного гуманитарного портала «Знание. Понимание. Умение»
Портал зарегистрирован Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
СМИ и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-25026 от 14 июля 2006 г.

Портал зарегистрирован НТЦ «Информрегистр» в Государственном регистре как база данных за № 0220812773.

При использовании материалов индексируемая гиперссылка на портал обязательна.

Яндекс цитирования  Rambler's Top100


Разработка web-сайта: «Интернет Фабрика»